Огонь и Лед. Часть первая: «Спарк». Глава 31.

Автор: Лея Райнер
Бета-ридер: Эван Вилсон, Dolldreamer
Пейринг: Скайфайр / Старскрим; Тандеркракер / Скайварп; Мегатрон / Оптимус Прайм; ОС / ОС.
Вселенная: G1
Рейтинг: R
Предупреждение: slash, mpreg, OOC, AU
Жанр: мелодрама, приключения.

31 глава.

Начало конца.

- Прошу тебя, не делай этого.
- Я должен, Оптимус.
- Не должен. Не сейчас. И не один. Давай дождёмся возвращения Вайтсэнд? Свяжемся с Рэйзором? Возьми с собой хотя бы Айронхайда!..
- Нет. Это займёт слишком много времени. Что же до Айронхайда, то он единственный, кому я могу доверить тебя и Бамблби. И потом – я знаю Арену, Хайд – нет. Он там так наследит, что ни одним лазерганом не выжжешь.
- Я... я запрещаю тебе покидать Кибертрон! Ты Лорд Протектор!.. Ты должен меня защищать!!!
- Маленький эгоист, - Мегатрон взял Прайма за подбородок и крепко поцеловал, любуясь тревожно мерцающими синими окулярами. – Я двадцать с лишним ворн только этим и занимаюсь. И теперь, когда я впервые хочу сделать что-то для себя – действительно для себя – ты собираешься запретить мне это?.. Разве это справедливо, Оптимус?
- Нет... – сине-красный мех опустил голову. – Конечно, нет.
- Значит, решено. Я лечу прямо сейчас. Если есть хоть малейший шанс, что они ещё живы, я должен его использовать. Кто знает – вдруг один-единственный орн моих лишних раздумий будет стоить кому-то из них жизни?..
- Тогда возьми меня с собой!
- Нет, - Мегатрон погладил большим пальцем серебристую щёку Оптимуса. – Ты нужен Кибертрону. Отсутствие Лорда Протектора можно скрыть, отсутствие Прайма – никогда.
- Не лети туда, Мегз, - произнёс Оптимус. – У меня плохое предчувствие.
- Что, опять Матрица что-то нашептала? – усмехнулся боевикон.
- Нет. Матрица... молчит. Не говорит ничего – ни плохого, ни хорошего. Такое впечатление, что она оставляет решение за нами. Это так... странно.
- Вот видишь? Даже Матрица понимает, что только нам самим решать, как поступать в той или иной ситуации.
- Но и нести потом ответственность за принятые решения тоже нам!
- Так и должно быть, - ласково произнёс Мегатрон. – Все так живут, почему мы с тобой должны быть исключением? В конечном итоге решения принимаем мы, а не Матрица. И жить с последствиями этих решений тоже нам, а не ей. Всё правильно. И именно поэтому я не могу оставаться на Кибертроне. Не сейчас, когда, наконец, начал что-то вспоминать. Я должен найти ответы, Оптимус. Я просто не могу иначе, понимаешь?..
- У меня плохое предчувствие, - безо всякой надежды в голосе повторил юный Прайм.
- Всё будет хорошо, - Мегатрон щёлкнул партнёра по носу. – Я быстро всё выясню, и сразу назад. Ты и не заметишь, как время пролетит. Бамблби ничего не говори, а то опять суетиться будет, а у него и так с перезарядкой проблемы. Улетел по делам, скоро вернусь, всё.
- Я люблю тебя, - прошептал Оптимус.
- Я знаю, - улыбнулся Мегатрон.
***
Рэтчет уже собирался отправляться в перезарядку, когда комм на его столе тихонько звякнул. Недоумевая, кому он мог понадобиться в столь позднее время, медбот активировал устройство, однако вместо прямой линии связи на экране выветилась одна-единственная пиктограмма входящего сообщения. Дотронувшись до неё, белый мех прочитал: «Ты мне нужен. Без тебя всё не то. Прости меня, Грэйспаркл».
Наверное, нужно обидеться.
Наверное, нужно выдержать паузу.
Наверное, нужно показать, что у него тоже есть гордость.
Он сказал – ты мне нужен. Он сказал – Грэйспаркл.
...Пять бриймов спустя лёгкий медицинский флайер с высшим приоритетом доступа шумно обрушился на поверхность посадочной площадки апартаментов Прайма.
- Что случилось? – спрямо с порога спросил Рэтчет, не дожидаясь, пока двери раскроются полностью.
Одного только взгляда на сидящего за компьютерным терминалом Оптимуса – уставшего, с поникшими плечами и погасшими окулярами – хватило для того, чтобы последние остатки обиды улетучились окончатетельно.
Рэтчет остановился у стены и опустил взгляд.
Так трудно начать разговор после стольких астроциклов молчания...
- Прости меня, - Оптимус встал из-за стола и подошёл к другу, продолжающему смотреть куда угодно, только не на него. – Пожалуйста, прости, - он опустил руки на белые плечи и медленно развернул медбота фейсплетом к себе. – Я не хотел.
- Ты говорил, что мы всегда будем вместе, - прошептал Рэтчет. – И что никакие бондмейты нам не нужны. И вот теперь ты с Мегзом, и у вас есть Бамблби, а я... я даже не был уверен, вспомнишь ли ты обо мне когда-нибудь снова.
- Не надо так, - Оптимус обнял друга и прижал его к груди, поглаживая пальцем по белому аудиосенсору. – Мне было стыдно, понимаешь? В последнее время столько всего произошло – стычки на Внешнем Кольце, теракты, Проул... Мегз. Я ведь не знал, что всё так получится. Не бросай меня, ладно? Не сейчас. Ты нужен мне, Грэйспаркл. Ты мой лучший друг – был им и останешься до самого конца времён.
- А как же Мегатрон? – неуверенно произнёс Рэтчет, не торопясь отстраняться от тёплой сине-красной брони.
- Сравнил тоже. Мегатрон – это Мегатрон. А ты – мой друг. И мне так юникроновски жаль, что я заставил тебя думать, будто это больше не так. Ты простишь меня, Рэтч?..
- Давно простил, - медбот отключил окуляры, наслаждаясь полузабытыми ощущениями из спаркства. – И всё-таки... что случилось?
- Мегатрон, - Оптимус тяжело провентилировал вентсистемы. – Он вернулся на Арену.
- Что?! Он с ума сошёл!.. Арену нельзя обнаружить без проводника!
- Мегатрон и есть проводник, Рэтч, - Оптимус притушил окуляры и провёл ладонью по фейсплету. – У него это в прошивке, просто мало кто знает. Нет такого пути, который он не запомнил бы, пройдя по нему однажды. Он найдёт Арену. Пусть не сразу, но найдёт. Меня больше волнует, как он собирается возвращаться обратно.
- Почему Мегатрон вообще это сделал?
- Ему кажется, что он вспомнил создателей. Я не знаю, что навело его на эту мысль, я не был свидетелем, а сам он не говорит. Знаю только, что он раскопал какие-то старые архивы, кажется, Новы Прайма. Я думал, Мегз расскажет мне об этом, а он взял да сорвался на Арену. И, главное, он ничего не хочет слушать! Не дал мне связаться ни с Вайтсэнд, ни с Рэйзором... если бы они были здесь, наверняка что-нибудь придумали бы, а я для него в этом смысле не авторитет. И... я никогда не видел Мегза таким. Эта тема всегда была закрытой. Что-то вроде негласного договора. Я не спрашиваю о его создателях, он не напоминает о моих. Я не искал их, никогда, хотя шансы были – я всё-таки помню что-то, пусть немного, но помню. Можно было поднять архивы, допросить боевиконов, что доставили меня в Высокие Палаты, хотя мои создатели почти наверняка покинули Иакон – уверен, что мехи Шоквэйва об этом позаботились. Но я нашёл бы, если бы захотел, я всё-таки Прайм. Просто это принесло бы ненужную боль и им, и мне. Они и так видят меня каждый день по головизору – достаточно травмирующее напоминание, чтобы навязываться им ещё и в реале, мне кажется. И потом... мне страшно представить, что может случиться, если я начну их искать, а Шоквэйв найдёт раньше. Нет. Этого не должно случиться. Не с ними, не из-за меня.
- Но ты хотел бы этого? – тихо спросил Рэтчет.
- Шлак, да. Только Праймас знает, сколько раз я возвращался онлайн в омывателе потому, что они приходили ко мне во сне. Я хотел бы этого больше всего на свете.
- Тогда ты должен его понять, - белый мех осторожно, впервые за много астроциклов, взял своего друга за руку. – Я не говорю, что считаю его решение правильным. Я... понимаю.
- Прежде он ничего не хотел о них знать. Был уверен, что они его бросили.
- А что ему ещё оставалось? Мегз жил не в приюте, где маленькие спарки выдумывают себе создателей, чтобы целыми днями ждать их у окна. Ему было удобно жить с верой в то, что он не нужен своим создателям, именно эта вера помогала ему жить и бороться, а теперь такой необходимости нет. Возможно, именно поэтому к нему, наконец, начала возвращаться память. В любом случае, теперь уже ничего не исправить – Мегз упрямый, как сто тысяч скраплетов, пока не выяснит правду, не успокоится. Подумай лучше о том, как объяснить Сенату его отсутствие, и о том, кто возглавит орбитальные силы в случае непредвиденных обстоятельств.
- Айронхайд?
- Исключено. Он слишком молод и, по сути своей, ни разу не стратег.
- Как ты сурово о своём любимце!
- Что было, то прошло, - хмыкнул медбот. – Мне уже давно не двенадцать ворн.
- Ты злой, - усмехнулся Оптимус.
- Я не злой, я объективный. Я бы вообще поставил во главе флота Проула, но мы же оба понимаем, что это невозможно.
Оптимус и Рэтчет посмотрели друг на друга и покатились со смеху.
- Нет, но почему! Табурет, усилитель вокалайзера – и нет проблем!..
- Я его, конечно, не очень хорошо знаю, - улыбнулся Рэтчет, - но, судя по тому, что рассказывала о нём Вайтсэнд, это действительно так. Ну ладно, с Хайдом и Проулом всё понятно, а теперь давай серьёзно. Кто является прямым заместителем Лорда Протектора в случае его болезни, дезактива или просто временного отсутствия?
- По закону – предыдущий Протектор, если он жив, конечно, или один из старших сенаторов, - сине-красный мех немного помолчал, затем продолжил. – С Протекторами у нас проблема, а среди сенаторов нет ни одного меха, способного возглавить флот, это я точно говорю.
- Большинство сенаторов и аристократов уже давно ни на что не способно, Оптимус. Они боятся всего, что находится за пределами Башен. Нельзя сказать, что в этом только их вина, ведь в последней войне Сенат проявил себя не с худшей стороны, однако речь сейчас не об этом.
- Тогда остаётся только Шоквэйв.
- Исключено.
- Сам знаю.
Некоторое время друзья молчали, напряжённо вглядываясь в раскинувшиеся над Иаконом сумерки, затем фейсплет Рэтчета прояснился.
- Оптимус... а ты не хочешь возглавить флот сам?
- Что? У меня же нет никакого опыта!..
- Зато у тебя есть Матрица и опыт всех Праймов прошлого. Я уж не говорю о том, что ты ещё в спаркстве в стратегии всех взрослых мехов обыгрывал. И потом – никто и не говорит, что в случае внезапного форс-мажора ты должен будешь вести войска в бой один. Тебе нужен консультант; желательно – из отставников, в идеале – кто-то из старых друзей Рэйзора.
- В этом-то и проблема, Рэтчет. Скольких из старых друзей Рэйзора ты знаешь, кто согласился бы вернуться в большую игру и не оставил при этом Кибертрон?
- Воракс?
- Воракса я уже проверил. Покинул Праксус два ворна назад вместе со всей семьёй. И, похоже, не только Праксус, но и Кибертрон.
- Коулдстрайкер?
- Та же история. В Восе его нет, и во всей системе тоже.
- Я прямо даже и не знаю тогда. А что, если...
- Нет, нет, нет! Только не он.
- Но я точно знаю, что он на Кибертроне! Несколько декациклов назад вернулся с границы. И семьи у него нет. Шлак, да он по первому же твоему сигналу сорвётся, особенно если намекнуть, что предстоит какой-то конфликт.
- Так, стоп. Рэтчет, ни о каком конфликте или, тем более, войне, речь пока не идёт. Мегз просто покинул Кибертрон – на два, максимум, три декацикла. Это не значит, что все враги Империи немедленно атакуют нас именно в это время.
- А вот я бы такой возможности исключать не стал. Всегда рассчитывай на худшее.
- Грэйспаркл в своём репертуаре, - усмехнулся Оптимус. – Что ж, тогда решено. Готовься к очередной эпической истории.
- Разве он ещё не все их нам рассказал?
- Уверен, ради такого случая у него наверняка обнаружится запасная. И потом, тебе же это нравилось!
- О да. В спаркстве.
- Ничего, на самый крайний случай у нас есть Бамблби, Проул и его новые друзья. Уверен, они с радостью примут на себя первый удар.
- Тогда решено. Зови Капа в столицу, думаю, ему уже и самому надоело в наёмниках числиться. В своё время он был одним из лучших командиров Новы Прайма, почему бы ему не восстановить свои позиции теперь?..
- Осталось только придумать, как объяснить всё это Шоквэйву.
- Оптимус, у тебя с процессором всё в порядке?! Ты шарков Прайм!!! Ты не обязан никому ничего объяснять, тем более, Шоквэйву. Тебе Матрица повелела так сделать и точка.
- Эдак всё что угодно можно на Матрицу списать, - мрачно произнёс Оптимус.
- Нельзя, - тепло улыбнулся Рэтчет. – Не твой случай.
- Мне действительно не хватало тебя, Рэтчет, - пригасил окуляры сине-красный мех. – Только сейчас я это по-настоящему понял.
- Да ну, брось, - смущённо повёл плечом медбот. – И вообще, не до этого сейчас. Время уже позднее, а нам ещё сообщение Капу придумать надо, причём не какое попало – старый болт любит почёт и уважение. Ну, давай, пошли уже.
- Люблю тебя, медбот.
- Приятно слышать, Прайм. Только не повторяй это слишком часто, Мегз не обрадуется.
- Ну что ты, он тоже тебя любит.
- Оптимус, ты меня пугаешь.
- Это потому что тебе пугаться – как с наклонной поверхности катиться.
- А подушкой между окуляров?
- Главное, чтобы не тем шаттлом, которого я Бамблби на прошлый день искры подарил!
- Шлак, как же я по тебе скучал!
- Я тоже, мех. Я тоже.
***
...Старскрим аккуратно укладывал свои вещи в серебристый контейнер. За то время, что он провёл в дневном центре на полном пансионе, их накопилось не так уж и мало – кристаллы, датапады, компьютерные игры, любимые воска и полироли, но самое главное – диплом об окончании последней ступени дневного центра. Он окончил его досрочно, вместе с Тандеркракером и удвоившим свои усилия в учёбе Скайварпом, и уже подал документы в Научную Академию. Немного смущённый его юным возрастом, Голдтраст беседовал с ним целый джоор, прежде чем пришёл к выводу – Старскрим к обучению наравне со старшими студентами готов. Он закончил дневной центр с одними только золотыми звёздами, как и собирался. Теперь можно было на полном основании требовать от Скайфайра обещанного когда-то подарка. Кстати о Скайфайре – работающий при центре медбот сообщил Старскриму, что становление его фона полностью завершено, и сюрпризов больше не будет. Это означало одно – он может возвращаться домой, к Скаю, Вэю, Солу и маленькому Светлячку. Хорошо бы, конечно, услышать это от Вайтсэнд, но её командировка на Торус неожиданно затянулась. Она писала Рэтчету, что на Торусе строится огромный медцентр, в связи с чем перспективы открываются совершенно необыкновенные. К тому же, в отличие от Кибертрона, на Торусе не было перебоев с поставками энергона, что при имевшем место уровне искрения было далеко не последним делом, да и сами обитатели планеты были куда как спокойнее столичных жителей. Рэтчет намёков упорно не понимал, продолжая цепляться за обязанности и привычный круг общения.
Тандер и подавший вслед за ним документы в Юридическую Академию Варп уже перебрались в общий корпус для младших курсантов, так что последний декацикл Старскрим провёл в одиночестве. Ну, как в одиночестве. Сикеры делили комнату ещё с тремя юнглингами, но, при всём хорошем их к Старскриму отношении, сотриадниками они ему не были.
В последние дни юный сикер испытывал странное чувство, названия которому и сам толком не знал. Нечто полузабытое, из тех времён, когда он сидел на обломках своего дома, глядя на низкие серые тучи родной планеты, и не знал, наступит ли для него рассвет следующего дня.
Тандер и Варп теперь шли своей дорогой, и неизвестно, как скоро их пути пересекутся снова. И пересекутся ли вообще. Казалось бы, в чём проблема – одна планета, один город. Однако строгий военный режим Юридической Академии не позволял старшим сикерам покидать её стены по первому желанию, как это происходило в те времена, когда они находились в дневном центре. Не то, чтобы воспитатели не следили за ними, просто там наказание за нарушение дисциплины было чисто символическим, в то время как в Академии за подобное отделывали по полной программе. Конечно, они общались. Говорили по интеркому – практически каждый вечер, болтали по личным каналам связи, отсылали сообщения при первой же случившейся возможности... Но не было самого главного. Он больше не мог дотронуться до них, прислониться фейсплетом к стеклопласту Тандера, погладить крыло Варпа, не мог просто помолчать о чём-то в их привычной компании... много чего не мог. Случавшиеся редкие отгулы сотриадники логично стремились провести вдвоём – в Академии их отношения приходилось скрывать, курсантам запрещалось устанавливать Узы до окончания обучения. И всё же они всегда находили время на личные встречи с ним – порой в ущерб своим собственным отношениям. Старкрима это и радовало, и печалило одновременно – он хотел быть равноправным сотриадником, а не обузой. Конечно, он мог бы поступить в Юридическую Академию вслед за Скайварпом и видеться с друзьями ротации напролёт, но это был не его путь. Он знал это – как и то, что оставаться в дневном центре и дальше для него не было больше ни малейшего смысла.
Попрощавшись с друзьями, любимыми воспитателями и тайком утирающей омыватель директрисой, Старскрим бросил последний тоскливый взгляд на опустевшие платформы, любимое кресло давно покинувших центр близнецов, и перешагнул через порог.
Его ждала новая, теперь уже почти взрослая жизнь.
***

Пока секрет.

Пока секрет. Древние вечно намудрят, а потомки потом мучаются, разгадать не могут)

у-у-у-у-у-у!!!!!!!!!!!!

у-у-у-у-у-у!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Спасибо. А еще кусочек? А Мегатрон так навсегда и останется измененным?

Ещё кусочек

"Ещё кусочек" сначала написать надо XD *А Мегатрон так навсегда и останется измененным?* Об этом станет известно ближе к концу войны)

Ох. Шла-а-а-ак...

Благие намерения, так их перетак... Вот и заводят в такие вот места... Вот вам и причина неадекватности Меггза... Ржа!!!!!
Пожалуйста, не тяните с продой!

Ну да( Благими

Ну да( Благими намерениями, как известно, выстлана дорога в плавильни Юникрона(((
..Насчёт продолжения ничего обещать не могу, но буду очень стараться)

Классно! Давно

Классно! Давно ждала продолжения, и сейчас мало выложено... но хоть что-то.Еще,ещё!!!

Спасибо!)

Спасибо!) Продолжение обязательно будет)))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании