Спираль.

Автор: Hemachatus
Вселенная: G1
Пейринг: Старскрим/Гальватрон
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: AU, Насилие
Комментарий: Локации Чаара - авторская фантазия.

Удерживаемая оковами поля, нежно-голубая сфера путешествовала в пространстве в полном одиночестве.
Коды индивидуального сознания сворачивалась беззащитными клубочками, суетились внутри кокона, ожидая приближение Забвения. Так длилось, пока гравитационные волны одинокого планетарного тела, встретившегося на пути странника, не приняли это грустное дитя в свое лоно. В процессе приближения к поверхности молекулы испарялись, и сущность вместе с ними. Пристанище было необходимо немедленно. Силой воли, зашифрованной где-то в глубинах сохранившихся кодов, Искра преодолела инерцию и резко метнулась, почувствовав притяжение себе подобных.
Старскрим не собирался возвращаться в матрицу. Он хотел жить.
*
- Да он же меня уничтожит! – Октан в панике попытался вырваться из захвата, но еще больше расшатал поврежденное сочленение. Металл укоризненно скрипел. – Друг, он же меня на атомы распылит!
Дезактива очень не хотелось. Особенно от лап Гальватрона.
- Мы все должны принимать последствия своих поступков. – Циклон и не думал ослабить хватку и продолжил тянуть упирающегося заправщика к Криптогексу.
Для Октана это был неудачный цикл. Зачем вообще было забирать это барахло с Джанка? Как будто не ясно, что эта планета – проходной двор. И десептиконы там тоже встречаются. Имперские штурмовики в частности. Гальватрон, видимо, не особенно стремился почистить свой кэш на тему так называемого предательства. Октан – деловой робот, а времена нынче трудные. Можно было бы и понять.
Циклон дернул трехрежимника посильнее. Ему надоел этот трусливый бот, цепляющийся за свое жалкое функционирование. Металл десептиконов и их воинские устои уже не столь прочны, как прежде.
Конечно, существовали гораздо более важные дела, чем поиски жалкого заправщика. Но приказ Гальватрона не обсуждался. Догнать этот топливовоз на Джанке было не так уж сложно, а пара точных выстрелов довершила дело.
Циклон опять потянул заправщика за поврежденную руку, когда яркая вспышка ослепила его оптику на клик. Тонкие полупрозрачные спирали стремительно просочились в люфты между пластин, ввернулись в магистрали, начали встраивать свои коды в жизненно важные программы.
Циклон замер, словно ушел в аварийную отключку, визор померк.
Октан, освободившись от садистской хватки, неуверенно потер саднящий металл, и отступил, надеясь, что секонд-ин-комманд так и будет стоять тут памятником империи.
Но джет его разочаровал: уже через пару кликов судорожно задвигался и сфокусировался на заправщике. Похабная улыбка исказила черты.
- Привееет. – Вокодер штурмовика поперхнулся помехами и выдал странно высокие звуки. Циклон захихикал. – Как это я удачно попал…
- Ты чего? – Октан был так шокирован переменой, что забыл о бегстве.
- Ой, Октанчик, платиновый мой, ты не помнишь меня? Это же твой старый друг – Старскрииим! –Джет залился тонким злым смехом. – Ну, как я тебе?
Возрожденный Тиран Небес повертелся на месте, приноравливаясь к новому корпусу: центр тяжести, характеристики поля, интенсивность тока энергона – все было новым и восхитительным. Старскрим любовно обозрел мощные пластины брони, грубоватые контуры, сжал-разжал пальцы. Не так утонченно, как его собственное тело, тяжеловато, слишком брутально, но вполне приемлемо для начала. Расцветку бы еще поменять.
Десептикон помнил этого меха, вломившегося на коронацию вместе с Гальватроном. Ну, теперь Старскрим вломился в него.
- Вот же проклятье! Ржавую твою шестеренку! - Октан попятился, мощностей его процессора явно не хватало, чтобы оценить происходящее.
- Где я нахожусь? – Истребитель просканировал доступную местность. Космодром на две трети закован в невысокую горную цепь. На западе - вулканы, царственно возвышавшиеся в пепловой пустыне; южнее - металлические трупы давно заброшенных зданий. Север уже был накрыт техногенными руками империи. Ржавые облака, тусклые оттенки, углекислый газ и аммиак в чахлой атмосфере.
- Это Чаар. Нынешняя главная база десептиконов.
- Надо же было до такого опуститься…Стало быть, Гальватрон здесь? – Старскрим поразился своей удаче.
- Да. – Октан вздрогнул, вспомнив о цели принудительного визита, и кивнул на север.
Старскрим хохотнул, глядя на обреченного трехрежимника.
- Давай, лети отсюда. У меня найдется с кем поговорить и без твоей милой компании. – Он понизил тон до привычно низкой для Циклона частоты, хищно улыбнулся и размагнитил кандалы.
Дважды заправщика упрашивать не пришлось.
*
Старскрим наслаждался всеми длинами волн, которые мог позволить воспринять. Мир оглушал обилием ультрафиолетового, рентгеновского, инфракрасного излучения. Он баловал себя упругостью звуков, упивался прикосновениям корпуса к пыльному, выщербленному, грубому панцирю космодрома. Как же хорошо быть онлайн.
Истребитель попытался получить полный доступ в память Циклона, чтобы узнать побольше об этой унылой планете и ее обитателях, особенно о Гальватроне, но это было не просто. Система была шокирована агрессивным внедрением чужеродного тела, накрывшего полупрозрачной оболочкой изначальную Искру и вплетающего молекулярные нити в ее структуру. Тем не менее, на ячейки памяти стали опускаться щиты паролей, внутренняя стража старалась освободиться от чужеродного объекта, меняющего файловую систему, анализаторы болезненно сканировали истонченные коды личности Старскрима, разбивавшиеся о поднимающиеся сетевые экраны. На эту борьбу уходило слишком много энергии, и силы пожранной трением Искры заканчивались. Старскрим не мог одновременно полноценно вторгаться в разум Циклона, анализировать данные и контролировать движение корпуса, его сбивали потоки информации, обрушивающиеся на датчики из внешней среды. Гироскоп запнулся, и корпус стал заваливаться на бок.
Старскрим бросил скользить между регистрами, подтянулся и пообещал себе покопаться во всех видах памяти этого меха попозже, а сейчас будет двигаться вперед, ориентируясь на ходу, во всяком случае, пока способен контролировать моторные функции и речь.
Истребитель отправился на север. По мере приближения к Криптогексу, он веселел все больше.
В оранжевом мареве, переходящем в черный серп ночи, над безупречно утрамбованной металлом площадью возвышался гигантский остроконечный темно-пурпурный купол в окружении устремленных в универсум стройных аметистовых башен в лазерной резьбе. Хромированные плиты фундамента. На контрасте с базовыми темными цветами - подсвеченные неоном инсигнии, ласкающее датчики мерцание по-кибертронски желто-голубоватых огней. Поцелуй с благородным металлическим оттенком в некрасивую пепельную щеку планеты - от конструктиконов.
Радары беспокойно вертели головами на высших точках здания. Справа был виден недостроенный динамический мост, призывно бликающий алой подсветкой. Должно быть, колесные десептиконы еще функционируют, раз им нужны эти конструкции. Кое-где в магнитных рамках даже светилось несколько голографических модулей. Они там что, рекламируют бездарное правление Гальватрона?
Во всем этом было нечто варварское, но Старскрима радовали такие виды. После сиротливых трасс обреченной на неизвестность искры он бы радовался и шлаковой пустыне.
Однако когда он станет лидером, то быстренько все здесь перестроит и первым делом – возведет несколько прекрасных статуй с платиновым напылением. Имени себя, разумеется. Затем он захватит Кибертрон, и превратит легендарный город Вос в истинную столицу планеты, а затем и Галактики. Он уже представлял, как ажурные башни в ало-синих тинктурах возносятся к иссиня-черному небосводу, как приветствуют кибертронцы своего нового лидера, как расстилается перед ним путь в …
- Что с тобой? – Появление Скурджа вернуло Старскрима на бренные, пустынные Чаарские земли. Командир свипов встретил Циклона у входа на базу и был очень озадачен блуждающий ухмылкой на лицевой пластине джета - первой за все звездные циклы.
- Не важно. – Уголки рта опустились, теперь это был прежний Циклон.
Он раздраженно отодвинул свипа с дороги и вошел в Криптогекс. Прошагал по широкому коридору с лиловой подсветкой по низу, заканчивающемуся поднятым на несколько ступеней хромированным многостворчатым порталом.
- Что с ним? – Астропоезд, поравнявшийся с Циклоном на выходе из помещения, бросил на штурмовика удивленный взгляд, подошел к свипу, нерешительно застывшему на пороге, и соблазнительно повилял тазовой секцией, имитируя странную походку спейсджета. – Кто-то в игривом настроении?
Но Скурдж не нашелся, что ответить. Игривое настроение Циклона выглядело вовсе не так.
Тронный зал был пуст.
Старскрим сжал кулаки. Сигнатуру Гальватрона не зафиксировать.
- Где он? – Джет вихрем налетел на Скурджа, которого терзала альтернатива: остаться на базе или все-таки пойти по своим делам.
- На цикле восстановления. Ты ж сам его туда отправил после ранения. Ты на Джанке вирусов подхватил? Хук на месте, если что.
Циклон скорчил зверское лицо и зашел было в ближайший боковой коридор.
- Э-э, камеры подзарядки там! – Скурдж махнул манипулятором налево.
Глухо ворча, спейсджет развернулся и загрохотал в указанном направлении.
- Ну, точно вирусная атака. – Диагностировал свип.
*
Ремзона встретила его гулом вентиляционной системы. Старскрим вошел в отсек, подождал, пока дверные створки захлопнутся, установил режим на «заперто» и с вожделением рассмотрел фигуру, лежавшую на платформе в ореоле мертвенно-бледного света. Гальватрон был погружен в гибернацию. В его грудном отсеке копались ремонтные дроны. Конструктиконов поблизости не было. Какой же он все-таки везунчик.
Старскрим подошел к подъемнику. Оптика Гальватрона была притушена, рана не особенно глубока, но определенно болезненна: оплавленные края и деформированные спирали проводов выглядели отталкивающе. Но это ерунда по сравнению с тем, что припас для него Тиран Небес.
Конечно, периферийная система слежения у него включена. Хотя вряд ли он будет дергаться из-за присутствия здесь подчиненного. Оружие доставать не стоит - среагирует. Старскрим с тоской припомнил, как не раз пытался подстрелить Мегатрона, и как тот всегда успевал его опередить на микроклик.
Он вплотную подошел к платформе, массивный корпус навис над Гальватроном, тень расплылась угловатой кляксой.
- Моя ненависть к тебе так велика, что квазар мог бы излучать ее миллионы звездных циклов.
Страскрим сузил линзы, вглядываясь во врага. До чего же надменный ублюдок; даже в полуотключенном виде выглядит так, словно уже правит всем миром. Прямо как Мегатрон. Он мог разглядеть крохотные трещины на лицевой пластине. И ненавидел каждую из них.
Как легко и просто. Выстрел – и моя жизнь больше мне не принадлежит.
Но он выжил, ненависть уберегла Искру от распада, желание мести вело его сквозь вакуум отчаяния.
Старскрим еще раз вспомнил восторженные мгновения коронации и дуло, фатально направленное в красивое лицо.
Нет, застрелить этого ублюдка было бы слишком милостиво.
Он оглядел ремонтный отсек. Несколько статичных платформ и мобильных подъемников, столы с запчастями, трехмерные модели каких-то сочленений, энергокубы. Истребитель взял один и с наслаждением ощутил, как топливо сладкой струйкой потекло по магистралям.
Тут улыбка стала еще шире. Он захватил цель. На потолке, на рельсе крепилась большая ремонтная дрель. Такой только в Брутикусе копаться. Истребитель ухватился за тяжелый, в царапинах, конус обеими руками и со скрипом повез его к подъемнику.
Он быстро изучил список режимов. Лазерная насадка, диски с алмазным напылением и титановый бур. Используется для восстановлении корпуса при средних и тяжелых повреждениях. Примечание: использовать только в «офф»-режиме ремонтируемого объекта. То, что надо.
Коротким злым сигналом приказал дронам отменить операцию, и они послушно заехали под платформу.
Старскрим зафиксировал аппарат точно над травмированным грудным отсеком Гальватрона, вставил в паз бур, который выглядел с его точки зрения наиболее соблазнительно травматичным, и установил мощность на максимум. Раздалось жужжание, бур завертелся в угрожающем танце.
О, великое Ядро, какая сладостная беззащитность…Старскрим усмехнулся и прежде, чем Гальватрон активировал оптику, с ревом всадил в него гудящую спираль.
*
Датчики опалил мученический стон, это был самый желанный звук на свете, самый экстатический, всепоглощающий, словно Большой Взрыв.
Гальватрон судорожно задергался, по инерции стреляя из пушки, но поскольку цикл восстановления подошел только к четверти, легендарное оружие выплевывало безобидные сгустки энергии. Сверло остервенело дробило броню, проедая путь к камере с Искрой, пучки проводов наматывались на него, затрудняя движение и делая мучительную боль еще непереносимей, нейросеть пылала, стружка извивалась змеями, искры ржавыми веерами озаряли помещение, металл нагревался. Запах был отвратителен.
Гальватрон, содрогаясь от крика, на остатках разума вцепился напряженными руками в нижнюю часть дрели, пытаясь вытащить смертельное жало. Платформа расшатывалась, выходя из креплений.
Будь Старскрим в своем корпусе, возможно, его сил не хватило на то, чтобы удерживать это пыточное орудие в груди бешено рвущегося десептикона, но космический истребитель - мощный и крепкий. Сильные руки все глубже всаживали разгоряченный бур в беззащитное имперское нутро.
- Ну, как тебе – нравится?! Тебе нравится, проклятый ржавый ублюдок, нравится быть по ту сторону, а? Тебе нравится, как я тебя трахаю?! – Голос сбился на сверхвысокие ноты. Старскрима трясло и не столько от напряжения, столько от внезапного возбуждения, ноги заскользили по полу, залитому энергоном и маслом. Искра пульсировала, двигатель надсадно гудел, но самым сладким был агонизирующий рев, сменившийся хаотичными стонами, и вид энергона, вязкими ручейками пузырящегося по когда-то надменным губам.
На одно мгновение он представил себе на этом месте Мегатрона – распятого болью, униженного, молящего о пощаде в лужах собственного переработанного топлива. Старскрим заскулил от удовольствия.
- Старскриииим….- Звук шипящей тонкой змейкой протек сквозь сжатые от сверхусилия дентапластины.
- Вот тебе намек, шлюха автоботская! – Истребитель с новым вдохновением надавил на сверло, жужжание было злым и раздраженным. – Сейчас я вскрою тебе камеру, и ты сам узнаешь – каково это, шлака кусок!!
Старскрим взревел, поле сжалось, возбужденное свечение Искры пробилось сквозь обшивку, манипуляторы соскользнули со сверла, он зашелся в стоне цифрового блаженства и ушел на рандомную перезагрузку.
*
Сквозь помехи в визоре он определил, что лежит на полу. Пальцы скользнули по начинающему густеть энергону, он поднес их ко рту и облизал. Знакомый вкус. А что за мерзкий звук? Видимо, это вернуло его в онлайн. Тяжело поднялся на колено. Шестерни вращались как-то неуверенно. Чек-система вежливо сообщила об успешном удалении вредоносного ПО. Он уцепился пальцами за край странно накрененного подъемника. Энергон был и там, смешанный в замысловатых узорах с маслом и еще какой-то прозрачной жидкостью, ниспадал густыми нитями на металлический пол.
- Циклон… - Увиденное заставило его ужаснуться. Он быстро выключил агрессивно жужжащее сверло. Осторожно подтолкнул его наверх.
- Что произошло? – Он попытался дотронуться до манипулятора, которым Гальватрон все еще удерживал разогретый конус, но металл приварился, и Циклон отпустил.
Гальватрон задвигал губами, однако сигнал пришел по внутренней связи.
- Старскрим.
Оптическая система отключилась, центр жизнеобеспечения пытался сохранить последние ресурсы, выведя десептикона в принудительный оффлайн.
В дверь раздались оглушительные удары. Хук юникроновски хотел знать, что творится в его ремблоке.
*
Внутренне пространство взорвалось тревожным вихрем сигналов. Произошедшее действие было не совместимо с базовой задачей. Смущенные неопознанными многоуровневыми кодами и перестроенными программами анализаторы заработали после перезагрузки на полную силу, вычищая коды, приведшие к выполнению запрещенного алгоритма. Искра Старскрима, выдернутая из камеры защитными программами, рвавшими ее на части, распадалась, металась фракталами по магистралям; подхваченная вихревыми токами, пыталась вернуть себе целостность. Но центр безопасности неуклонно выполнял свои функции. Лучше всего было убраться отсюда, тогда он сохранит хотя бы ничтожную часть себя.
И он вернется. Не зная пока как, вернется и закончит начатое.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании