Рокировка.

Автор: Viktory Tremas
Бета-ридер: Armourspark
Вселенная: АУ кроссовер комиксов IDW, мелькает немного ТФА и основа ТФП
Персонажи: сенатор Шоквейв, Мегатрон, Оптимус Прайм
Рейтинг: R
Жанр: романтика
Предупреждения: слэш, ООС, АУ
Примечание: http://cs617127.vk.me/v617127453/2f6c8/CXH3b-Ow1sY.jpg сенатор Шоквейв.
Заказчик и вдохновитель: MR-Bestiya.

Оптимус отложил в сторону последний на сегодня датапад. Конечно, работа в ксенолингвистическом отделе ЭлитГарда весьма интересна, но порой все-таки утомляет, особенно когда пытаешься вникнуть в отсканированные иероглифы, написанные кем-то из органиков. Оптимусу нравилось сидеть в архивах, искать, сравнивать и анализировать материалы, собранными в ходе научных экспедиций. А поскольку экспедиции устраивались часто (Совет Кибертрона во главе с Альфа Трионом только поощрял развитие науки), то и работы хватало с избытком.

Убрав на место взятые для изучения датапады, Оптимус забрал свой информационный накопитель и вышел из комнаты, направляясь в сторону подъемников на верхние этажи архива. Время было достаточно позднее, рабочий день большинства сотрудников закончится и в коридорах было тихо и пустынно. По пути Оптимусу встретилась только пара сослуживцев, которые тоже торопились покинуть исследовательский отдел и насладиться заслуженным отдыхом.

- Привет! – трансформер в темно-синей броне приветственно махнул Оптимусу рукой. – Мы в бар на 16-м уровне. Сегодня закончили расшифровку блока, обмывать будем. Ты с нами?

- Нет, у меня дела еще. – отрицательно качнул головой элитгардовец. – В следующий раз.

- Жаль. – кивнув, приятели отправились дальше по коридору, видимо решив пригласить тех, кто еще не закончил работу (если судить по мерному гулу неторопливо работающих приборов и периодически раздающемуся кибертронскому фольклору).

- В Академию наверное пошел. – донеслась до Оптимуса фраза кого-то из уходящих. – Не везет Элитным Гвардейцам – ни выходных, ни отдыха, если приказ пришел, даже специализация научника не спасает.

- Хорошо, что у нас гражданская модификация корпусов. – поддержал приятель, заходя в открытые двери лаборатории.

Оптимус улыбнулся и продолжил свой путь. Оба его приятеля ошибались. Архив находился в северо-западной части Айакона, недалеко от Академии ЭлитГард, но Оптимус направился вовсе не в Академию. Перекинувшись в альтмод, он неторопливо ехал по трассе в сторону центра города, где располагалась гордость Кибертрона - Академия Высоких Технологий (АВТ), которой руководил сенатор Шоквейв. Сенатор был известен не только своими едкими высказываниями, критикующими политику Совета, и любовью к постоянному перекрашиванию своей брони, но и неуёмной страстью к исследованиям всего-нужного-полезного-значимого для Кибертрона, список чего растягивался на несколько страниц датападов и требовал значительных финансовых вливаний.
Совет Кибертрона регулярно устраивал показательные отказы финансировать АВТ (с истериками и битьем датападов о столы), но сенатор обладал уникальным даром убеждения и каждый раз Совет подписывал необходимые ему документы, несмотря на то, что АВТ была по сути прямым конкурентом Научной Академии Кибертрона. Исследования, проводимые в АВТ, действительно были важные, нужные, и, по большей части, уникальные. Словом, весь Кибертрон справедливо полагал, что на Шоквейве, его энтузиазме, организаторских способностях и умению выколачивать из Совета финансирование, держится весь научный прогресс. И все это помимо того, что Шоквейв был общепризнанным гениальным ученым, да и вообще мехом хоть куда, в общем, личностью популярной, известной и вожделенной многими. К прискорбию этих многих, вожделение взаимным не было.

Несмотря на свой сенаторский статус и прочие высокие звания, позволяющие пользоваться всеми возможными благами цивилизации, а иногда и невозможными (для многих невозможными), Шоквейв предпочитал обитать не в башнях элитного квартала, где располагались апартаменты других членов Совета и прочих облеченных властью, и всяких признанных гениев, а в небольшой кварте в АВТ. Сенатор утверждал, что в случае чего у него под боком кабинет и лаборатория, а то вдруг во время перезарядки процессор посетит какая-нибудь идея? Впрочем, подобный выбор места обитания был обусловлен и еще одной причиной. Точнее – даже двумя.

Одна из этих причин прошла хорошо известным маршрутом от охраняемого входа до крыла, где располагались жилые отсеки преподавателей. Магнитный замок на дверях одной из кварт был открыт личным ключом, а сам мех вошел, словно к себе домой. Настоящий хозяин кварты нашелся в своем рабочем кабинете, просматривающий какие-то отчеты.

— Работа? — поинтересовался Оптимус, обняв за плечи сенатора Шоквейва.

— Сегодня проводили отчетное занятие со студентами, — ответил Шоквейв. — Смотрю результаты. И я почти закончил.

Оптимус не стал всматриваться в отчеты. Он едва ощутимо, большей частью полями, чем ладонями, поглаживал наплечники сенатора, терпеливо ожидая, когда тот закончит проверку.

— Вот теперь я весь твой, — Шоквейв повернулся к Оптимусу.

— Не весь, к сожалению, — возразил архивист, медленно целуя сенатора. Дальнейшее действо явно требовало перебраться из рабочего кабинета в спальный отсек, а то коннектить любовника на столе как-то не особенно удобно, что было уже многократно проверено опытным путем. Оптимус потянул партнера из кресла, собираясь перевести отношения в горизонтальную плоскость, но тут его взгляд натолкнулся на здоровенную орудийную установку, скромно стоящую у стены. Пушка была оборудована не только креплением для наручного ношения, но и выдвигающимися резаками, а такие модели обычно использовались… Верно. Они использовались гладиаторами Арены.

— Он был здесь, — утвердительно произнес красно-синий мех.

— Был, — сенатор не стал отрицать. — У Мегатрона сегодня ночью два поединка на Арене, он только клинок будет использовать. Пойдешь смотреть его выступление?

— Чтобы потом видеть, как он обнимает тебя? — фыркнул Оптимус.

— Возможно, тебе тоже захочется оказаться в гладиаторских объятиях? — чуть улыбнувшись, поддразнил сенатор.

Оптимус рассмотрел вероятность такого развития событий и фыркнул. Он, так же как и Мегатрон, был в курсе того, с кем делит платформу и свое личное время сенатор Шоквейв. Оба партнера сенатора по платформе были примерно одного возраста, но занимали разное социальное положение в обществе и нигде не пересекались. Последнее сенатор считал несомненным плюсом – вряд ли его партнеры-конкуренты предпримут попытку ликвидировать друг друга, слишком уж разное воспитание и весовые-боевые характеристики, но держать их в напряжении было … забавно. Хотя, порой в процессоре сенатора появлялись интересные мысли, и чем дольше длилась эта игра на две стороны, тем чаще эти мысли заходили в гости. А теперь эти мысли вообще расположились в сенаторском процессоре как дома, родные, тщательно взращенные.

Оптимус, проигнорировав столь вопиющий намек на недавнее присутствие конкурента, начал покусывать шейную проводку сенатора, и сам подставился под его ласки. Оба партнера уже достаточно хорошо знали предпочтения друг друга, знали, где расположены наиболее чувствительные к ласке датчики и сенсоры. Красно-синий мех всегда был нежен, сдерживал себя, чтобы случайно не повредить. Сенатор про себя усмехнулся. Если Мегатрон всегда предпочитал брать, то Оптимус всегда отдавался (по крайней мере, ему; про других партеров элитгардовца Шоквейв не знал и узнавать не хотел, ни к чему это лишнее знание); отдавался страстно, нетерпеливо, полностью, во всем доверяя партнеру. С Оптимусом Шоквейва не особо тянуло на какие-либо эксперименты или игры перед коннектом, подобное нравилось гладиатору. Ни один раз, и не два, а гораздо чаще, к своему собственному удивлению, Шоки задумывался о том, что эти двое – Оптимус и Мегатрон – идеально дополняют друг друга. А действительно… почему бы и нет? Понаблюдать было бы так же интересно как… как за экспериментом. Оставалась же самая малость – донести эту мысль до участников.

Сенатор раньше вернулся онлайн, чем Оптимус. Отсоединившись от систем партнера, Шоквейв удобнее устроился на его корпусе.

— Хорошо, что завтра выходной, можно никуда не торопиться, — произнес Оптимус, не активируя оптики.

— Прогуляемся на Арену? — поинтересовался Шоквейв, уже окончательно уверившись, что непременно хочет посмотреть смогут ли Мегатрон и Оптимус кхм… взаимодействовать друг с другом.

— Ладно, только ради тебя, — согласился Оптимус, понимая, что Шоквейв его туда все равно затащит рано или поздно. — Обещаю даже не наносить вред твоему драгоценному гладиатору.

Сенатор фыркнул, представив, как это будет выглядеть – элитгардовец-научник, вертящийся и прыгающий на Арене вокруг недоуменно-обалдевшего гладиатора. Идея примерить на себя роль сводника нравилась Шоквейву все больше, к тому же, если все пойдет как планировалось (а в своих планах Шоквейв не сомневался), то у него появится дополнительное время на новый очень интересный научный проект (под который он как раз вчера вытряс деньги из Совета!). Но для осуществления плана нужно, чтобы Оптимус увидел гладиатора в действии, увидел непременно; на самого Шоквейва в свое время это произвело неизгладимое впечатление.
Шоквейв поднялся с платформы и, подойдя к стеллажу, занимающему одну из стен, начал присматриваться к флаконам краски. Не стоило появляться в общественном месте с вопиющими следами недавнего бурного коннекта на броне. Ходили упорные слухи, что на стол главы Совета регулярно ложится доклад кто из ведущих специалистов Кибертрона и в каком виде где появляется. Не то, чтобы Шоквейва беспокоило как его увидят, но… у него были свои планы насчет того, кто эти доклады читает.

#####

Впервые пришедших на Арену, она поражала – размерами, шумом, жестокостью боев, аурой азарта, запахом энергона и горячего металла. Оптимус гладиаторскими боями не интересовался, поэтому и на Арене никогда не был, хотя как-то раз в баре, где он сидел с приятелями, по головидео показывали бои легких гладиаторов. Головидео от реальности отличалось, как отличается игровой бой спарклингов на площадке от реального боя взрослых мехов. Оптимус уставился на тяжелых мощных воинов, бьющихся на арене, не в силах отвести взгляд от брызгающего энергона, разлетающихся деталей брони и искр от сшибающихся клинков. Усмехнувшись, Шоквейв потянул элитгардовца за собой в собственную VIP-ложу, на ходу кивая знакомым, занимающим соседние ложи.

— И многие тут бывают? — тихо поинтересовался Оптимус, мельком осматриваясь и узнавая некоторых зрителей.

— Из сенаторов? — уточнил Шоквейв. — Некоторые захаживают. У Рэтбэта помощник часто приходит, вижу его тут каждый раз. Сентинел бывал – да-да, не удивляйся так. И можешь не округлять оптику, ничто прекрасное, сильное и опасное ему не чуждо. Еще как не чуждо. Вот насчет Триона… Впрочем, о нем не будем. А сейчас смотри, уже началось.

Мегатрон выступал в двух поединках, четвертом и седьмом, оба раза сражаясь с противником при помощи одного лишь клинка. Соперник Мегатрона ничем не уступал ему, и Оптимус неожиданно для себя с удивлением осознал, что волнуется за Мегатрона. Мех в темно-серой броне двигался легко, быстро, уходя от атак противника и мгновенно переходя в нападение. Элитгардовец даже не заметил, как быстро пролетело время, отведенное для поединков. Мегатрон вышел победителем во всех схватках.

Шоквейв искоса наблюдал за архивистом. Похоже, гладиатор Мегатрон оказал на Оптимуса тот же эффект, как в свое время и на него самого. Интересно, что скажет Оптимус, познакомившись с Мегатроном ближе?

Бои продолжались почти всю ночь; сотни прожекторов заливали Арену ярким светом, что давало возможность рассмотреть все в деталях и подробностях. Когда закончился последний, двенадцатый по счету поединок, Арена начала постепенно пустеть. Основная масса зрителей направилась к выходам, но были и такие, кто спустился на нижний уровень, где находились личные отсеки гладиаторов. Конечно, бдительная охрана пускала не всех поклонников, жаждущих засвидетельствовать свое восхищение или, наоборот, разочарование, а только тех редких избранных, кто имел разрешенный доступ. У Сенатора Шоквейва такой доступ был, причем и на сопровождающих сенатора друзей он тоже распространялся.

— Проходи — сказал Шоки, подтолкнув партнера через сканирующую рамку пункта охраны. — Мегатрон сейчас занят, но скоро освободится.

— Занят? — переспросил Оптимус. — И вообще, зачем нам к нему?

— Поговорить, — ответил сенатор, не вдаваясь в подробности.

— Уточнить новое расписание, когда я с тобой, а когда он? — Оптимус не удержался от колкости.

Трансформеры спустились на пару уровней вниз, где располагались ремонтно-медицинские и оружейные отсеки. Встречающиеся по дороге охранники и рабочий персонал не обращали на них никакого внимания, не потому, что им было неинтересно, а потому, что не положено; если пропустила охрана верхних уровней – значит, имеют право тут быть. Шоки безошибочно знал, где сейчас Мегатрон, поэтому повел Оптимуса в ремблок.

Мегатрон действительно обнаружился там, явно только что после небольшого ремонта – на темно-серой броне виднелись следы свежей сварки.
Гладиатор был явно рад, что сенатор все-таки пришел на арену. Однако, заметив рядом с ним Оптимуса, Мегатрон сузил оптику.

— Вот уж кого я не ожидал увидеть здесь, — произнес он.

Оптимус выглядел так, словно готов активировать свою орудийную установку, не зная, что ожидать от гладиатора, напряжение энергетических полей которого после боя не успело упасть до нормального уровня. Сидя в ложе, Оптимус не учел, что размеры и пропорции сражающихся на Арене воспринимаются не так, как они есть. Мегатрон был не только больше, но и мощнее. И, судя по всему, он явно не против показать элитгардовцу, кто имеет преимущество в силе-скорости-прочности корпуса, если дело дойдет до драки. До драки не дошло.

— Нам всем следует поговорить, — произнес Шоквейв, пресекая одним своим тоном возможное столкновение.

— Тогда в соседнем помещении, а тут слишком много посторонних. – ответил гладиатор, кивнув на открытый дверной проем, мимо которого все время кто-нибудь проходил. – Ремблоки запрещено закрывать при посетителях.

В небольшом помещении, смежном с ремблоком, никого не было. Мегатрон устроился у стены, так, чтобы видеть и сенатора и элитгардовца.

— О чем разговор? — поинтересовался Мегатрон.

— Возьми энергон – распорядился сенатор. — И не надо говорить, что тебе не нужно, учитывая твой расход энергии в двух сражениях, проведенных практически одно за другим.

Мегатрон, не споря, направился к энергарию, встроенному в одну из стен, взял пару канистр и, вернувшись обратно, занял то же положение. Оптимус в это время разглядывал Мегатрона; до этого момента они знали друг о друге, но лично никогда не встречались. И тот, и другой не только рассматривали, но и оценивали боеспособность вероятного противника.

— Приглашаю вас на свою кварту. — сенатор оглядел своих партнеров. — Обоих. Вместе.

— То есть… ты предлагаешь нам… — до элитгардовца начало доходить, к чему клонит сенатор.

— Да, — подтвердил Шоквейв. — Хочу прояснить вопрос раз и навсегда. Ваше решение?

- Прояснить вопрос… - Мегатрон скользнул задумчивым взглядом по корпусу сенатора и остановил его на красно-синем элитгардовце; по губам гладиатора расплылась вызывающая ухмылка. – Приглашение принимаю.

Оптимус после слов гладиатора испытал сперва возмущение (как мог элитгардовец, ведущий научный сотрудник согласиться на что-то подобное; про свои эксперименты во время обучения в Академии конечно скромно забудем, мало когда с кем, ах, юность), потом опасение (гладиатор возвышался над ним на голову, если Мегатрон объединится с Шоквейвом… огромный, опасный, даже без орудийных установок… элитгард тоже не кибербабочек гоняет энергонным сачком, но против двоих он не выстоит, если конечно возникнет такая ситуация), затем смущение (о да, гладиатор был крупным мехом, наверняка в его корпусе все значимые части тоже кхм… не маленькие, и Мегатрон … красивый). Ухмылка гладиатора, наблюдающего за архивистом, стала еще шире, а взгляд откровенно «облизывал» от кончиков синих антенн до стоп длинных ног. Оптимус почувствовал, как начинает разогреваться и возбуждаться.

— Оптимус? — Шоквейв тоже внимательно смотрел на элитгардовца. — Что скажешь?

Что-то подсказывало Оптимусу, что сенатор в любом случае не отступится от своей задумки, и если не получится сегодня, то в ближайшее время – точно, но самое главное – Оптимус не хотел отказываться.

— Почему бы и нет? — вопросом на вопрос ответил элитгардовец.

— Отлично, заодно научим тебя чему-нибудь новенькому, — прокомментировал Мегатрон.

— Как бы самому учиться не пришлось. — фыркнул Оптимус.

— Мне нравится учиться новому. — Мегатрон, в одно мгновение оказавшийся рядом с архивистом, на несколько мгновений притянул его к себе, ухмыляясь в лицо. — Новые знания – новые возможности. Предлагай осторожнее, а то я могу и согласиться.

— Раз вопрос решен, то можем выдвигаться. — свернул разговор сенатор. От его взгляда не укрылось, ни то, что напряжение энергополей обоих его партнеров подскочило при контакте их корпусов, ни смущение Оптимуса, ни удивительно мирное отношение Мегатрона к конкуренту, ни их взаимная оценка. Похоже, конкуренты в борьбе за место на сенаторской платформе, заинтересовались не только общим партнером, но и друг другом.

— Можем. Заодно и пушку свою заберу, — произнес Мегатрон — если ты ее не утащил на кафедру технологий, отдав студентам.

#####

Все-таки это было немного странно – Оптимус впервые был в кварте сенатора не только с ним, но и с кем-то другим. Впрочем, этот «кто-то другой» вел себя тут совершенно по-хозяйски.

— Оптимус, не веди себя как на торжественном построении. — обратился сенатор к красно-синему меху.

— Тут все свои, — ухмыльнувшись, добавил Мегатрон. — Или наш элитгардовец просто боится того, что будет дальше?

— Я тебе не новобранец! — рыкнул Оптимус, досадуя, что Мегатрон оказался слишком догадлив.

Шоквейв и гладиатор обменялись понимающими взглядами, и сенатор первым потянулся к Оптимусу.

— Все хорошо, ты ведь доверяешь мне? — прошептал он в аудиодатчик Оптимуса, поглаживая его броню.

— Тебе – да, ему – нет, — Оптимус сверкнул оптикой в сторону Мегатрона.

Гладиатор, совершенно правильно определив состояние Оптимуса и понимая его опасения, приблизился неторопливо и удивительно плавно.

— Не доверяешь… — Мегатрон успокаивающим движением провел ладонью по нагрудной броне Оптимуса, стараясь показать, что в его намерения агрессивное выяснение отношений не входит. — Тогда позволь убедить тебя в обратном.

Поглаживая друг друга, партнеры постепенно переместились на платформу. Платформа у сенатора была большая, Шоки всегда любил с комфортом разлечься и отдохнуть, поэтому трое отнюдь не миниатюрных мехов легко поместились. Больше всего внимания доставалось Шоквейву, с двух сторон зажатого элитгардовцем и гладиатором. Сенатор ничуть не протестовал, позволяя Оптимусу и Мегатрону доставлять ему удовольствие. Гладиатор оглаживал корпус Шоквейва, при этом не забывая и Оптимуса, который постепенно расслабился, видя, что его опасения были необоснованны, и начиная воспринимать происходящее как должное и, безусловно, приятное.

— Поцелуешь? — провокационно произнес-простонал сенатор в тот момент, который Мегатрон выбрал, чтобы начать играть с его чувствительными датчиками.

— Конечно. — Мегатрон чуть прищурил оптику. — Что за вопрос?

Продолжая играть с датчиками Шоквейва одной рукой, второй Мегатрон потянул к себе Оптимуса, заставляя того поднять голову. Наклоняясь к приоткрытым губам элитгардовца, Мегатрон не отрывал взгляда от его расширившейся в удивлении голубой оптики. Оптимус не ожидал поцелуя, и совсем не ожидал от поцелуя что ему… понравится. Оторвавшись от губ красно-синего меха, Мегатрон улыбнулся и выразительно кивнул на наблюдающего за ними Шоквейва:

— Поиграем командой?

Оптимус взглянул на сенатора, улыбнулся, и они с гладиатором почти одновременно прижали общего партнера к платформе.

— А мы не повредим его, если вдвоем? — в голосе Оптимуса проскользнула тревога; он не хотел причинять боли другу.

— Если как следует постараемся, то он примет нас обоих, — заверил Мегатрон.

— Обоих сразу или одному разъемы, а другому порт? Что предпочитаете, сенатор? - спросил элитгардовец, помогая Мегатрону оказывать внимание датчикам Шоквейва.

— Всё, что есть в меню! – прорычал начавший терять терпение перевозбужденный сенатор – С очередностью блюд потом разберетесь!

Это самое «потом» наступило быстро, даже слишком; в этот раз никто не стал сдерживаться или нежничать. Хотелось только еще больше, сильнее вцепиться в горячий корпус рядом с собой и щедро вернуть полученное удовольствие. Все трое в скором времени перестали различать чье и где оборудование, и кто кому отдается. С платформы никто не скатился лишь по той причине, что место для интерфейсных развлечений было большим и широким.

На сей раз сенатор первым вернулся онлайн. Оглядев лежащих друг на друге элитгардовца и гладиатора, Шоки довольно улыбнулся. Поднявшись с платформы, сенатор потянулся всем корпусом, чуть ли не мурлыча. Да, стоило признать, такого заезда втроем у него давно уже не было. Шоквейв направился в санитарный отсек, привести себя в порядок, а затем – в рабочий кабинет. За партнеров он не беспокоился, Мегатрон явно захочет дальше продолжить общение с Оптимусом, как и рассчитывал Шоквейв, да и Оптимус, судя по всему, будет не против продолжить. Вполне довольный происходящим, сенатор обратил внимание на рабочий терминал – там было сообщение от Триона, главы Совета, приглашавшего на личную встречу.
«О да! Значит, слухи про доклады главе Совета не врут. Хороший ход, Шоквейв, молодец! Уйти с арены с двумя партнерами – это то, что и было нужно, чтобы заставить Триона наконец встряхнуться. – сенатор криво усмехнулся. – Может и пыль стряхнет... с разных частей своего корпуса. Внимание главы Совета дорого стоит, и добиться этого внимания в личных целях – это очень удачно, особенно для… научных изысканий. Научный Прогресс и Благо Кибертрона превыше всего!» Насвистывая, довольный сенатор напечатал и отправил адресату ответ.

Элитгардовец очнулся от того, что его кто-то очень настойчиво оглаживал. Энергополя не принадлежали сенатору, и логика подсказывала, что это может быть только...

— Мегатрон! — с возмущением воскликнул Оптимус, едва гладиатор полез под его броню.

— Не убедительно! — тут же отозвался гладиатор, перевернув Оптимуса на спину. — Ты гораздо громче всех нас стонал.

Гладиатор весьма целенаправленно провел ладонью по броне красно-синего меха от груди вниз.

— Знаешь, я был бы не против снова услышать, как ты кричишь от удовольствия. — сообщил он.

Оптимус на секунду замер, а потом вместо ответа притянул к себе Мегатрона, целуя его. Целуя властно, словно показывая, что единоличного доминирования Мегатрону не видать как своих антенн. Мегатрон в ответ укусил элитгардовца за губу, не собираясь уступать. Манипуляторы обоих скользнули по броне, снова возбуждая едва остывшую проводку. Когда пальцы Оптимуса провели по коннектору гладиатора, тот приподнял голову.

— Ты так демонстрируешь, что именно тебе нравится? — ухмыльнувшись, протянул Мегатрон.

Все дальнейшие слова Мегатрона (если таковые возникли) были заглушены новым поцелуем. Красно-синий мех, не в силах терпеть подобное медленное и мучительное издевательство над своими и без того разгоряченными системами, навалился на гладиатора, совершенно забыв (намеренно или случайно – пусть останется на совести Оптимуса) про разницу в размерах, вооружении и боевом опыте, яростно целуя, лапая все стыки, датчики и сенсоры, до каких мог дотянуться. Гладиатор на мгновение застыл, явно не ожидая от элитгардовца такой прыти и такой страсти (или раздумывая, не активировать ли вооружение, и не залепить ли наглецу), а потом с жаром ответил. После недолгой борьбы кто кому раздвинет ноги, Мегатрон засмеялся и расслабился, позволяя Оптимусу вести.
- Следующий раунд будет за мной! – прошептал гладиатор, обнимая горячий корпус партнера.

#####

- Почему мы не встретились раньше? – спросил гладиатор, поглаживая бедра лежащего на нем элитгардовца.

- Повода не было. – ответил Оптимус и подумал, что Шоквейву надо присвоить звание Лучшая Сваха Кибертрона и назначить главой службы «Одинокая Искра желает познакомиться».

Мегатрон, улыбаясь, продолжал гладить развалившийся на нем корпус и чувствовал, что впервые за многие годы (и многие коннекты) нашел того, кого подсознательно искал и ждал всю жизнь. «Что ж, сенатор Шоквейв, безусловно, хорош, но… этот красно-синий мех создан Праймусом специально для него, Мегатрона, только для него одного, и он Оптимуса никому не отдаст, и делить ни с кем не будет». Взгляд гладиатора наткнулся на стоящую возле стены пушку, и улыбка превратилась в оскал.

Мегатрон,Прайм

Мегатрон,Прайм и пушка...
Ай-яй,плохие мысли ^w^

все зависит от

все зависит от того, насколько богатое воображение у гладиатора )))
Viktory Tremas

Хорошо

Хорошо написано. Необычно Шоки увидеть таким, но ему к удивлению идет, а в конце намек на роман с Трионом? Продолжение бы почитать!

Да, Шоки

Да, Шоки когда-то был таким, а вовсе не тем логичным и неэмоциональным ученым, каким мы привыкли видеть.
и да, в конце намек на его роман с Трионом ))
Viktory Tremas

Как же жарко было....

Автор спасибо за изюмительную работу. Вы подарили отличное настроение!

рада, что

рада, что фанфик вам понравился )))
Viktory Tremas

мну поравилось!

мну поравилось! спасяб! мегс самый крутой ))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

Ну, это же Мегз

Ну, это же Мегз )))
Viktory Tremas

Классный фанф!

Классный фанф! все присутствует: коннект, интрига, юмор, и хеппиенд вишенкой сверху )))) *встаю в очередь на продолжение*

фанфик писался

фанфик писался просто зарисовкой, моментом. я рада, что фик так понравился, но скорее всего, это законченная история
Viktory Tremas

Спасибо Автор!!!

Спасибо Автор!!! Порадовали! Тройники довольно таки редко пишут, а тут с любимыми персонажами! Тройника походу дела дальше не будет? Мегатрон фффнезапно осознал себя жутким собственником и бедному ОПу ни вправо, не в лево, а прыжок на месте будет расценен как попытка улететь? муахахахахаха! Неужели Сенатор отказался от своих молодых красивых любовников и пойдет охмурять старого хрыча Триона? Заинтриговали, Автор! Прдолжение будет?

вполне

вполне возможно, что Сенатор все-таки иногда будет оказываться на платформе с Оптимусом и Мегатроном ))
Viktory Tremas

Продолжение

Продолжение будет? Да?

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании