Мыльная опера "Трансформеры тоже плачут". Эпилог. Часть 1.

На Базе 34-го отряда был Аврал. Именно так, именно с большой буквы, а может даже и все слово большими буквами произнести было бы правильнее. Ибо на Базе была объявлена общая уборка – тотальная и беспощадная, затрагивающая даже (о, ужас!) дальние склады, архив и личный отсек командира базы. Вообще-то, такая уборка напрашивалась давным-давно, лет пятьсот уж как, но ее все откладывали и откладывали.
Шоттейл одним своим коротким и однозначно-понятным приказом разбил надежды, что это время можно оттянуть еще лет этак на тысячу, а лучше бы совсем забыть, что иногда надо хлам выкидывать. Ну, что хламу сделается-то? Копится себе и копится где-нибудь по углам и в дальних помещениях, свалка же есть, в конце концов. Но нет, врио командира Базы приспичило именно уборку и именно тотальную, а не перекладывание из стороны в сторону всего может и не нужного, но привычного и родного.
И вот свободный от дежурств состав Базы ворча и поскрипывая клыками носил все, что попало в категорию хлам, к обширной территории, именуемой «свалкой». Потом этот мусор должны были погрузить баржи и отправить на утилизацию. Иногда кто-нибудь в сомнениях рассматривал сломанные детали, уж не пойми к чему относящиеся, прикидывая, а нельзя ли их все же куда-то приспособить (ну, знаете, как бывает, миллион лет валяется и не используешь, а как выбросил – так сразу понадобится), но решительной рукой Шоттейла сомнения пресекались и детали летели в растущие по секундам мусорные кучи под тяжкие вздохи бывшего владельца.
Но находились и несознательные элементы, всячески освобождению от мусора препятствующие. Техники-ремонтники заняли глухую оборону своего обширного отсека, посылая всех и каждого, не исключая и Шоттейла (а его посылали особенно яростно и громко), кто покушался на их территорию и запасы уникальных и раритетных экспонатов и запасов. Еще более несознательные личности исхитрялись свои ценности припрятать в разных сложно-доступных местах, как то генератор защитного поля, или наоборот буквально у всех на виду – в энергонном хранилище. Но все такие места Шоттейл, в войсках служивший не один миллион лет, знал отлично (сам, бывало, прятал чего-нибудь), и, соответственно, находил при инспектировании. Разочарованию прятавших не было предела, и они изыскивали новые возможности и места.
В ангаре техники дружным отрядом исхитрились отбить у Шоттейла и его сторонников аж десять катеров, и прочих механизмов, чей «золотой век» давно прошел, но которые можно было вполне разобрать на детали и пустить в использование. К удивлению Шоттейла к техникам в их борьбе присоединился и Райкер, который лично помогал грузить на антигравитационные платформы недействующую технику. На это врио командира Базы хмыкнул и махнул рукой, мол «Забирайте, что с вами делать», думая о том, что можно давать команду перегружать горы мусора на баржи. Подумаешь, какие-то катера, это же сущие пустяки, тем более, что можно их и на базе утилизировать.
Техники радостно уволокли отбитую добычу в свои закрома, а Райкер отогнал один из катеров в дальний конец склада запчастей и тщательно задвинул его контейнерами. Канистры с измененным энергоном в полной сохранности лежали в тайнике под сиденьем пилота. Если бы канистры умели думать, то непременно подумали, что они конечно могут подождать, но своего часа непременно дождутся.

*****
*****
*****

Что бывает, когда мимо тебя проходит привлекательный корпус? Разумеется, на него обращаешь внимание. А если от этого привлекательного корпуса исходит пусть и легкое, но все-таки определяемое излучение энергополя, говорящее о возбуждении? Градус интереса повышается. И идет этот корпус по крейсеру, который ты вдоль и поперек знаешь вместе со всеми потрохами его населения, как тебе такой расклад?
Добавим условий: ты – боевикон, подразделение которого только вернулось с боевого дежурства на дальнем рубеже, крейсер висит рядом с планетой, но в ближайшее время высадка не ожидается (а прогуляться в нейтральный сектор ох как хочется). С приятелями по отряду вы уже и так, и этак знакомы, так что ничего нового не поймаешь, а тут… Новичок идет по ангару как по отсеку собственному – уверенно и спокойно (да еще фонит, завлекалочка!) И что же предлагаете делать, особенно когда вон там, чуть дальше по коридору, уже приятели на этот самый объект тоже начали оборачиваться и «облизывать» мерцающей оптикой?

- Сейчас идет прием нового оборудования и… - Риветер прервал доклад и прислушался.
Где-то вдали, едва слышно, раздавались удары металла о металл, скрежет и рычание.
- Это еще что? – удивленно спросил он.
Стоявший рядом гигант в серой броне с длинными лопастями за спиной тоже прислушался.
- Тебе виднее. – хмыкнул он.
- Твои на разгрузке стоят. – тут же ответил Риветер.
- Твои. – с нажимом поправил гигант, пряча улыбку. – За что ты их на разгрузку?
- За применение неуёмной энергии в личных целях. – буркнул боевикон в серо-зеленой броне.
- А-а-а. – понимающе пробасил Блэкаут, оглядывая заместителя с головы до ног, но вся серо-зеленая броня была при Риветере. – Понятно. А мелкий где?
- Его Дизи забрал, вместе с вашим, вроде хотел им показать боевые катера. – пояснил Риветер и добавил. – Сейчас запрос сделаю, по какому поводу шум.
- Не нужно. Пойдем, посмотрим. – предложил командир штурмовой группы.
Риветер что-то неразборчиво пробурчал.
- Я всё слышу. – напомнил Блэкаут, направляясь по коридору вслед за Риветером. – И да, может, не только посмотрю, если дело стоящее.
Коридор заканчивался широкими дверьми, ведущими на галерею, проходящую по периметру одного из ангаров крейсера.
- Вот это да-а-а-а-а! – протянул Риветер.
Дело было определенно стоящее. Драка! На боевом крейсере! В подразделении Блэкаута!
Риветер собрался вмешаться, но его удержали, обхватив за плечи.
- Погоди. Давай посмотрим. – прогудел над головой низкий голос.
Удивительно, но Блэкаут был спокоен, и даже, казалось бы, доволен.
- Пусть сбросят напряжение. – пояснил он, догадавшись о невысказанном вопросе заместителя. – Заодно и расстановку сил поймут.
- Ну, как скажешь. Твой крейсер, твоя команда. – Кивнул боевикон и облокотился на перила, с удовольствием наблюдая за происходящим.
Сперва казалось, что все дерутся со всеми, но нет, четко прослеживалась две группы. Шестеро трансформеров одной из них то расходились, то снова вставали рядом, отражая удары и щедро раздавая их сами. Среди дерущихся выделялись два трансформера в ярко-синей броне, двигающиеся гораздо быстрее других участников драки. А вокруг импровизированного ринга стояли те, кто в активных действиях не участвовал, а просто наблюдали.
- И ведь никто не доложился. – усмехнулся Блэкаут.
- Докладывать, что подразделение активно или пассивно участвует в драке на боевом кресере? Очень смешно. – фыркнул Риветер. – Кстати, куда Дизи мелких сдал?
- Справа, на платформе. – тут же подсказал Блэкаут.
Действительно, на одной из посадочных платформ для катеров стоял боевикон, держа за руки маленьких трансформеров, у которых уже и броня цвет обрела и сегменты тяжелые формировались. Обе бэты следили за ходом драки, переступая с ноги на ногу, но не издавая ни звука. Блэкаут про себя подумал, что оставить бэт на крейсере было хорошей идеей, хотя кое-кто (мы не будем никому говорить, что этот кто-то носит броню желтого цвета с символом медкорпуса) ворчал, что боевой крейсер превращается в площадку для мелких. «Ну, площадка, ну и что? Мой крейсер, моя команда, мои бэты. Что хочу, то и… то есть действую в интересах команды, надо же к условно мирной жизни привыкать, а то так и будут некоторые боевиконы при виде бэты, отработкой облитой, топтаться рядом беспомощно или обморочно на товарищах обвисать.»
Блэкаут с удовольствием отметил выдержанное поведение мелких, задержав взгляд на том маленьком трансформере, у которого некоторые элементы брони были пронзительно синего цвета, а потом вернул внимание на импровизированный ринг.
- Думаешь это правильно? – задал вопрос Риветер.
- Ничего, ничего, пусть посмотрят, полезно даже.
- Я про дерущихся, а не про мелких. – прозвучала поправка.
- Если мои всем составом дерутся, значит, повод был.
- Шестеро против четырнадцати.
- Уже двенадцати. Правильный расклад, справедливый. Сила против скорости.
Риветер только покачал головой.
Когда еще два боевикона подразделения вышли из боя, получив повреждения, пусть и не опасные для функционирования, рядом с Риветером раздался характерный звук трансформации.
- А вот теперь пойдем. – низкой вибрацией прозвучал голос Стража.
Гигант в черной броне неторопливо спустился с галереи и направился к живому барьеру, окружающему драку. Один из наблюдателей обернулся, второй… Блэкаут преодолел только половину расстояния, а штурмовики уже выстроились в соответствии с установленным порядком, словно и не было никакой драки.
- «Ах, молодцы! Ах, красота! – раздался голос в шлемофоне Риветера по закрытой линии. – Будто парад принимаю.»
Заместитель командира про себя посмеивался и с интересом ждал, что будет дальше. Сорок семь боевых единиц, в том числе и двадцать участников драки, пятая часть от всего штурмового подразделения. Можно было даже не сомневаться, что те, кто в ангаре не присутствовал, наблюдали все действо по камерам слежения.
Закованный в черную броню трансформер остановился перед строем и окинул вытянувшихся перед ним бойцов долгим (бесконечно долгим как всем показалось) взглядом. За черными светофильтрами взгляда не было видно, но все прекрасно его чувствовали на себе, и чувствовали, как сгущается хладагент в трубопроводах. Драка на боевом крейсере была чревата не только карцером, но и увольнением с выпиской, то есть полным списанием с соответствующей пометкой в личном деле.
Взгляд Блэкаута скользил по корпусам подчиненных. Большинство были боевиконами – тяжелыми, обвешанными дополнительным вооружением, но были и более компактные формы, были и легкие трансформеры. Сверхлегкий сикер был только один. Дизиджамп стоял в центре строя между двумя боевиконами, на броне которых были заметны потеки энергона.
- «Ну? И что это было?» - бросил Блэкаут по закрытой связи.
- «Не понимаю о чем речь, командир. Ничего не было.» - бодро ответил Дизиджамп, продолжая стоять не шелохнувшись и смотреть прямо перед собой.
Окуляры за черными светофильтрами снова осмотрели строй. «Разумеется, ничего не было. Ничегошеньки. Даже и не сомневаюсь, а Блэйдротор с Блэктопом, которые должны оборудование в другом конце крейсера разгружать, сюда примчались цветы нюхать. Тааак.» Взгляд Стража прошелся по бэтам и скользнул дальше, к сверхбыстрому гонщику (которому, кстати, на боевом крейсере было не место, но который удивительным образом хорошо вписался в команду), к планетарному разведчику в желтой броне, обычно вежливому и спокойному (ага, а вот сейчас он у тяжелых трансформеров руками броню выдирал из любви к вежливости).
Блэкаут был уверен, что у кого бы он ни спросил о причине драки, в ответ услышит: «ничего не было, ничего не знаю, тренировался, случайно споткнулся, упал и броня отлетела». Но на крейсере никогда ничего не происходило, о чем бы не знал Блэкаут. Запросить данные с систем видеонаблюден6ия было секундным делом. И секундным делом было выяснить, что причина проста и банальна – у кого-то руки зачесались огладить красивый корпус, а этот красивый корпус с таким внимание оказался не согласен. В записи было прекрасно видно, как без предупреждения нога легкого трансформера впечаталась в лицо того, кто руки при себе держать не научился. И понеслось… Тут же в драке оказался планетарный разведчик в желтой броне, несколькими секундами позже Дизиджамп, потом Блерр и еще через пару минут появилась поддержка в виде Блэктопа и Блэйдротора (как раз две минуты им и было нужно было, чтобы добежать от зоны разгрузки).
- «Хорошо сработано. – прозвучал на закрытой линии голос Риветера, который тоже просматривал запись. – Быстро и четко. Что делать будешь?»
Блэкаут про себя вздохнул. На самом деле, в инциденте была часть его вины. Он не предусмотрел, что реакция на незнакомый корпус может быть такой, тем более в отряде, который был долго на боевом дежурстве. Среди боевиконов отряда насильников не было, никто не стал бы настаивать, получив отказ, но просто пройти мимо было выше их сил. И плюс к этому, Блэкаут забыл, в какой форме конкретно этот легкий трансформер передавал свои отказы, потому что прецедентов никогда не было с тех пор, как он в отряде появился. («Расслабился, Блэк, расслабилсяяя!») Взгляд Стража остановился на собственно причине беспорядка - невысоком, по сравнению со штурмовиками, трансформере. Легкий, с явной автоформой, черная с двумя белыми полосами на плечах броня, глухое забрало, полностью скрывающее лицо. Блэкаут указал на него рукой, приказывая подойте.
Легкий трансформер вышел из строя, подошел, остановился перед командиром.
- Планетарный разведчик Бэррикейд прибыл для продолжения несения службы. – четко отрапортовал он.
Чувствительные слуховые рецепторы Блэкаута уловили, как в едином порыве строй издал удивленный вздох (а то и очень тихое придушенное ругательство).
Кто не знал Бэррикейда в отряде? Все знали. Но кто ж мог представить, что он сменит броню и забрало свое уродливое, да так, что не узнать. И почему никто об этом не знал?! Не, понятно, что кое-кто знал, не будем тыкать в его приятелей пальцами и манипуляторами, но с ними поговорят потом отдельно, по антеннам проедутся гневными высказываниями и упреками, и да, не исключая вот того сикера в синей броне (и можешь не думать, что мы твою довольную ухмылку не видим).
- Убери забрало. – попросил Блэкаут и кивнул, когда Бэррикейд удивленно вскинул голову.
Пластины маски разделились на сегменты и сложились в боковые пазы шлема. Положив руку на плечо разведчика, Блэкаут развернул его лицом к строю. Тишина над строем повисла такая, что можно было услышать, как разговаривают тремя палубами выше. Один за другим трансформеры начали оглядываться в сторону Дизиджампа, стоящего в центре строя. Молча смотрели вытаращенными окулярами.
Блэкаут кивнул партнеру. Сикер покинул строй, подошел и встал рядом с планетарным разведчиком, точно так же, лицом к подразделению..
- Полагаю, вопросов нет и не возникнет. – пророкотал Блэкаут таким тоном, что ни у кого не осталось сомнений, что это четкое и ясное предупреждение, повтора которому не будет.
Штурмовики, у которых от вопросов аж антенны встопорщились и процессоры плавились, дружно отключили голосовые модуляторы, чтобы не взвыть ненароком, некоторые с клацаньем закрыли рты, проглотив не успевшие раздаться звуки. Вопросов не возникнет? Да как же?!! Десятки вопросов, на которые теперь хотелось получить ответ, буквально взрывали процессоры. Мысли метались, сталкивались и распадались красочными фейерверками. «Как? Почему? Когда? Кто? Альфа? Брат? Кейд – бэта? Чья бэта? Он же партнером Блэка был? Или не был? Все же знают что был! Или все же не был? А Дизиджамп? Альфа или все же нет? А если альфа? А Блэк… Шлак!!! Он знал? Или не знал? А он Бэррикейду… ??? А Блэк? Он - Альфа? Они ж в партнерстве были?!!! Или нет?! А если он… ?! Да как же они… ? Вот шшшшлааааак!!!! Дизи Кейду КТО? Кейд Блэкауту КТО? Шлак-шлак-шлак!!!»
Штурмовики едва не рыдали от досады и несчастными взглядами с укором смотрели на Блэкаута, который своей фразой дал понять, что никаких объяснений никто не даст и расспросов, если таковые вдруг (даже шепотом, по закрытой линии, под койкой в темноте на аванпосту за дальним рубежом), он не потерпит. А Блэкаут такой, он и узнает, и не потерпит. Вот это облом! Облом миллионолетия! Единственная надежда, что со временем все само откроется, так или иначе. Штурмовики в засаде умели ждать очень долго, командир их этому отлично научил, а уж учил на совесть. Есть же не такие устойчивые, как командир группы, вот хоть… хоть Бамблби, к примеру, который скрежещет клыками при взгляде на сикера, который его партнера за талию приобнял.

*
- Подразделение будет под впечатлением еще лет сто ходить. – Рэтчет повернулся в сторону открывшихся дверей личного отсека, в которые зашел гигант в черной броне. – Страж, уважаемый командир, умудренный опытом, облеченный властью… и такой дешевый приемчик разыграл.
В голосе Рэтчета был не упрек и не критика, а явно уловимое веселье.
- Ничего, – фыркнул Страж, – так крепче запомнят.
- Вот, скажи, зачем ты так тщательно все кадры с лицом Кейда изымал, даже довел до истерики владельцев информационного агентства, когда всю сеть у них отключил? Уверен, что они там топливо слили, когда твой крейсер над их офисом завис, едва крышу не царапая днищем.
- Тогда рано было лицо светить. Не хотел, чтобы его могли опознать. Сейчас конфигурация брони другая, забрало другое, энергополе он искажает. Совершенно другой трансформер.
- Внешне. – заметил Рэтчет.
- Не совсем. – согласно кивнул Блэкаут. – По сравнению с тем, каким он был в момент нашей первой встречи, он изменился, хотя в чем-то остался таким же.
Медик фыркнул и обратил свое внимание на голографический экран, куда проецировалось изображение с камер, расположенных в медотсеке крейсера.
- Запомнят, не то слово. – передразнил он. - Драка на боевом крейсере. Сильных повреждений нет, только легкие поверхнстные.
- Это я момент упустил, надо было сразу всех предупредить, что Бэррикейд конфигурацию брони сменил. – Блэкаут подошел и через плечо Рэтчета тоже заглянул в экран. – А вообще расслабились. Штурмовики и не справились с легкими трансформерами.
- Расклад не честный. Они же не будут плазмой по своим палить. – заступился медик за подразделение.
- Логично. Но вообще даже если бы и пальнули, то толку мало – у пятерых броня сверхпрочная, стандартная только у Бамблби.
- А по Бамблби никто стрелять не станет, ему даже броню не поцарапали, судя по отчету. Любят его в подразделении. – автобот улыбнулся. – Так что делать будешь? Спишешь все на проведение учебного боя?
- Нет. Не спишу. Показательные персональные наказания тоже устраивать не буду, а то всех без исключения наказать придется, в том числе и Дизиджампа. Все подразделение знало, и не доложился никто. Вот всем и достанется. Вернее, не достанется. Увольнительной, которую все ждут, не достанется. Крейсер тут будет дней десять, а увольнительные разрешу за два часа до отлета. И пусть только попробуют не успеть к отправке.
- Жестоко.
- Справедливо. Не курсанты необученные, знают, что полагается за такое нарушение, так что они еще мне должны окажутся. Будут восхвалять мое великодушие.
- Будут. – ничуть не лукавя улыбнулся медик, зная, что за драку на боевом крейсере полагалась выписка без права восстановления, с занесением в личное дело, после чего даже к наемникам можно было не соваться, да и на гражданские службы брали не охотно.
Корпус в черной броне, с которого потоком шло тепло, прижался к спине медика. Руки Стража прошлись по плечам партнера, поглаживающими движениями спустились на предплечья.
- Рррррэтчет… Рээээтчеееееет. – прошептал голос на сверхнизкой частоте, который удивительным образом превращал прочный эндоскелет автобота в желе, заставлял подкашиваться ноги, а процессоры отключаться. – Пожалуйста.
Наклонив голову, Блэкаут выдохнул горячий пар на антенны партнера, потом мягко прикусил одну из них. Приятно давящее тепло энергополей, сильные объятия, ласковые поглаживания. Рэтчет, что называется, начал уплывать. Титаническим усилием автобот заставил себя встряхнуться.
- Блэк, иди с этим вопросом к Дизи. – он пошевелился в любящем партнерском захвате в тщетной попытке освободиться.
- Обязательно, как только можно будет. Но это никак не исключает моей заинтересованности в тебе. – Блэкаут развернул партнера лицом к себе. – Рээтчеееет, ну соглашайся.
Взгляд полыхающих красных окуляров не отрывался от окуляров медика, притягивал, манил, обещал страсть, любовь, защиту, поддержку. Энергополе Стража возбуждающе текло по корпусам, разогревая нейросети. Это было так хорошо, так правильно, что не хотелось двигаться. Это было… невыносимо. Блэкаут умел соблазнять взглядом, звуком голоса и даже просто энергополем, и пользовался этим в полной мере. Отказываться было сложнее и сложнее. Гигант улыбнулся чуть шире, чувствуя, что еще немного и согласие будет.
Рэтчет потянулся обнять в ответ, но на краю сознания мелькнул отголосок мысли, что если он это сделает, то никакие воззвания к разуму уже не состоятся.
- Стоп. – медик с силой уперся ладонями в нагрудную броню черного цвета. – Во-первых, я курирую весь медицинский корпус.
- Возьми отпуск. – тут же прозвучало предложение.
- Во-вторых, веду несколько личных проектов, в которых крайне заинтересован.
- А я тоже крайне заинтересован. В тебе! – медика снова притянули в объятия, да так, что он с лязгом стукнулся о броню партнера.
- Мы договаривались, что ты подождешь – напомнил Рэтчет.
- Половина срока прошла, так какая разница? – Блэкаут снова выдохнул на желтую антенну разогретый пар
- Не пойдет! – по губам медика скользнула хищная улыбка. – Я – тебе, ты - мне. По-другому не согласен.
- Так я по-другому и не планирую. Сперва я тебе - коннект, а потом ты мне - бэту. – прозвучал в отсеке смех Стража.
- Увиливаешь. – автобот покачал головой. - Кто-то говорил, что всегда держит слово.
Пока Блэкаут обдумывал как бы повернуть ситуацию в нужном ему направлении, дверь в отсек открылась и прозвучал звук шагов.
- Уже начали? И без меня?!
К автоботу со спины прижался горячий корпус и вторая пара рук начала скользить по желтой броне. Рэтчет, понимая, что еще немного, и он точно никуда из отсека не уйдет, резко понизил напряжение энергополя, а циркуляцию хладагента наоборот увеличил. Это незамеченным не осталось. Объятия разжались, на медика уставились обеспокоенные взгляды красных и синих окуляров.
- Рэтчет? – с вопросительной интонацией позвал сикер.
- Как я уже сказал тут Блэку, у меня действительно есть работа, которую я никому не могу передать. – ответил автобот. – Так что можете заняться друг другом, пока меня нет.
- А ты куда? – прозвучал вопрос Стража.
- Надолго? – одновременно с ним раздался вопрос Дизиджампа.
- Парадрон, Солтрекс, Брикка, Кибертрон. – озвучил Рэтчет свой маршрут. – Задач много, сколько потребуется времени - не знаю.
- Ладно. – рука крылатого трансформера прикоснулась к плечу автобота. - Но мы будем рядом.
Палец в синей броне мягко провел по губам Рэтчета и тот едва удержался от искушения укусить. «Не, не, не! Никаких лишних движений, гасить поле, голосовой модулятор контролировать! – наставлял сам себя Рэтчет, отступая к выходу из отсека. – Пусть сами собой займутся, а я на Кибертрон и … Работать, работать!! Хайвентор сообщил, что уже до испытаний дошел, добровольцев пригласил! Никаких заискрений в ближайшие лет сто, или триста. А лучше тысячу! По крайней мере, никаких моих заискрений! А там посмотрим, что танк придумал.»
- Не скучайте. – махнув на прощание рукой, автобот вышел в коридор, слыша как в ответ одновременно фыркнули Страж и сикер.

*
Парадрон встретил Главу медкорпуса по-деловому сдержанно – четкими докладами глав отделений, обрисовкой основных направлений работы и решаемых проблем. Ничего нового не было, чему автобот только порадовался. А вот обнаружить, что глава Парадрона буквально за пару часов до прибытия Рэтчета отчалил по срочному вызову на Кибертрон, было неожиданно. Несмотря на то, что Хайвентор оставил все материалы по исследованиям, вопросы у Рэтчета оставались, и их хотелось задать и обсудить лично.
- Ну, что же. Кибертрон так Кибертрон, все равно туда собирался.
Прежде, чем запросить ближайший рейс к центральной планете трансформерского сообщества, глава медкорпуса отправился в отделение реабилитации, где у него тоже было одно очень личное дело.
- Приветствую всех. – произнес Рэтчет, заходя в отсек.
Дежуный врач, стоящий возле кушетки, закончил проверку и, с разрешения начальства, вышел. Губы Даркфлая дрогнули в едва заметной улыбке; по-другому он ответить не мог, его желтые окуляры горели спокойно и ярко, следя за действиями медика.
Рэтчет присел рядом с ним и подключился напрямую к его внутренней диагностической системе. Что ж, все было не так плохо, как ожидалось, когда только обгоревший корпус был доставлен с Солтрекса в госпиталь. Внутренние системы, необходимые, чтобы функционировать без специальной поддержки, восстановились; основной нейроствол не пострадал; процессоры, по счастью, повреждены не были и работали в штатном режиме. Проблемы конечно еще оставались –и периферийные нейросети еще не подключились, и внутренние коммуникации не работали, и голосовой модулятор не включился. Тем не менее, можно было сказать, что самые тяжелые повреждения исправлены. Но это сейчас, а поначалу было даже страшно прикасаться, боясь нанести еще больший вред.
И как Даркфлай впервые включился после долгого стазиса, Рэтчет тоже помнил. Сложно забыть как поврежденный, все еще подключенный к поддержке, трансформер молча царапает броню на груди, а из погашенных окуляров течет омыватель. То, что Даркфлай не перегорел сразу, можно назвать чудом. Рэтчет тогда обхватил его корпус, прижал к себе и держал, обнимая не только руками, но и полем энергетическим, а несколькими мгновениями позже почувствовал сильные руки Стража и мощные энергополя, которые еще сверху накрыли. Они долго так сидели. А потом так сидели и Бамблби с Бэррикейдом, и БлейдРотор с Блэктопом, и Карвиер. Все по очереди или меняясь. Постепенно Искра Даркфлая перестала рваться на части, не погасла.
В отсеке появился еще один посетитель.
- Карвиер. – приветственно кивнул медик, взглянув на трансформера в желтой с черными полосами на плечах броне.
- Здравствуй, Рэтчет. – ответил старший брат Даркфлая.
Автобот отметил, что напряжение в сетях поврежденного трансформера, слегка увеличилось, хотя до этого было абсолютно ровным, а Искра ускорила пульсацию. Ничем не показав, что заметил изменение, медик отключился от диагностики. Он предполагал подобное и очень на это надеялся.
Честно говоря, автобот интерес Карвиера видел, когда Даркфлай еще в обучающей секции был и партнерами не обзавелся, хотя Карвиер старался это не показывать. После того, как Даркфлай с близнецами зажигать стал, так старший и вовсе отошел в сторону, даже улетел на другую планету.
Знал ли Даркфлай тогда об интересе к себе со стороны Карвиера или нет, можно было только гадать. Хотя Рэтчет и воспитывал Даркфлая, тот о своем выборе никогда не говорил (с близнецами перед фактом уже поставил) и никогда не говорил о своем интересе к старшему брату, хотя время от времени пересекался с ним.
А вот сейчас было хорошо заметно, что интерес взаимный, хотя о чувствах опять никто ничего не говорил. Глава медкорпуса был более чем уверен, что со временем Даркфлай ответит Карвиеру. Пусть не скоро, но это обязательно произойдет.

*
- Мда-а-а. – протянул автобот, снова пролистывая на виртуальном экране отчеты.
- Вот то-то и оно. – кивнул танкформер в фиолетовой броне, сидящий рядом. – Или мы где-то ошибаемся, соединяя магистрали, или я ничего не понимаю.
Хайвентор протянул руку и указал на график, который как раз появился на экране.
- Вот, смотри! Видно же, что идет сращивание соединяемых систем, а потом через несколько минут процесс останавливается. Ни туда, ни сюда. Вроде и отторжения нет, но и подключения не происходит, на такие системы даже подуть - распадутся.
Голубые окуляры автобота не мигая смотрели в экран. Запись процесса была просмотрена много раз, и было очевидно, что Хайвентор прав.
- Ни туда, ни сюда. – повторил Рэтчет слова коллеги.
- Именно. На этот процесс не влияет ни мощность Искры, ни вид трансформы, ни тип корпуса, ни энергополе, ни заполненность энергоемкостей, ни погружение во временную блокировку.
- Хм.
Рэтчет не сомневался, что глав.врач Парадрона испробовал все методы, что были в его арсенале; сам он поступил бы точно так же, и точно так же пришел бы к известному результату. Автобот уперся локтями в стол, за которым сидел, и положил голову на сложенные ладони. Перед его окулярами снова и снова повторялся процесс, то в ускоренном темпе, то в замедленном.
- Что-то мы упускаем. – прошептал он. – Что-то упускаем. Но что?
- Вот и я не знаю. – буркнул Хайвентор. – Знаешь сколько заявок пришло, когда мы искали добровольцев для исследований? Больше шести миллионов, и они все еще продолжают поступать. Это больше половины от численности всех трансформеров. Я знал, что ситуация плоха, но не знал, что настолько. Мы не вымираем только потому, что живем очень долго. Это катастрофа.
- Пока что нет. – отозвался Рэтчет. – Восполнение хоть и медленно, но будет.
- Ну, да. – Хайвентор вздохнул, напоминая себе, что автобот не только Глава медкорпуса и Эмиссар Старейшин Кибертрона (пусть и бывший; знаем мы таких «бывших»), разумеется, в курсе происходящего. – Квинтессонов больше нет, но еще одну войну наш вид не переживет. Численность снизится настолько, что восполенния не будет достаточно, и мы вымрем.
- Ты еще скажи про последнего во всей Вселенной трансформера, воющего на угасающие звезды. – поморщился автобот.
- Не хочу. Страшно от такой картины. Давай лучше о текущей задаче.
- Давай. – согласился Рэтчет.
Танкформер потянулся к канистрам с энергоном, стоящим на соседнем столе лаборатории.
- Будешь? Есть слабозаряженный с 45 и с 56 присадками. – предложил он.
- Нет, ты заправляйся.
В процессорах автобота задача рассматривалась и с одной стороны, и с другой, но решение ускользало. Словно оно было где-то рядом, но никак поймать не удавалось. Когда он в очередной раз сравнивал подсоединение искусственных систем у трансформеров разных видов корпуса, в отчете его внутренней системы наведения проскользнула запись о наличии знакомого сигнала поблизости.
- «Блэк. – безошибочно узнал Рэтчет. - И что ему на Кибертроне понадобилось? Он же отчаливать к дальнему рубежу собирался. Хотя сгонять к Кибертрону и обратно при его-то скорос…»
Мысль, которая так долго вертелась в процессорах Рэтчета, внезапно была поймана.
- Хайвентор! Скорость! – рявкнул Глава медкорпуса.
Танкформер подавился энергоном.
- Дело в скорости! – обернулся автобот в сторону отчаянно кашляющего и хрипящего коллеги.
- Да… кхе.. чтоб … кхе… тебя! Что? – Хайвентор продул вентиляционную систему, в которую залился совершенно не нужный там энергон.
- Для подсоединения не хватает скорости регенерации. – пояснил автобот. – Все опыты проводились с трансформерами, у которых стандартная скорость восстановления, плюс-минус, конечно, но в целом стандартная. Помнишь, с самого начала говорили, что надо эксперимент проводить на системах со сверхбыстрой?
- И много у нас таких сверхбыстрых? Если вдруг подсоединятся, то что? – пожал плечами Хайвентор.
- Будем точно знать возможно ли это вообще.
- Ну-у, логично. – протянул Хайвентор. – Маленький вопросик остается, совсем такой крошечный. Кто пойдет разговаривать со Стражем? Я не пойду!
Рэтчет засмеялся.
- Да, коллега, отличный вопрос!
- Ты – Глава всего медкорпуса. – тут же аргументировал перекладывание ответственности танкформер. – К тому же, если я правильно понимаю, а я понимаю правильно, не сомневайся, у тебя в этом вопросе очень личный интерес.
- Хм. – Рэтчет вздохнул. – Ладно.
- Если что, не беспокойся, я вызову медицинский картер и внутреннюю охрану. – с серьезным видом пообещал глав.врач Парадрона.
- Думаешь, успеют? – с таким же серьезным видом поинтересовался Глава медкорпуса.
- Засвидетельствовать твою безвременную деактивацию точно успеют. Только я показаний против Стража давать не буду. – оскалился танкформер.
- Ничего, прорвемся. – Рэтчет поднялся с места и хлопнул танкформера по плечу. – Пойдем. Будешь свидетелем исторического момента.
- Куда пойдем?
- Поговорим с кандидатом в экспонаты. – Рэтчет подтолкнул коллегу к выходу из лаборатории.
- Давай сам. Я тут закончу. – попробовал отвертеться Хайвентор. – Да к тому же, может, и никого на Кибертроне сейчас нет.
- Есть, есть. – уверил автобот. – А тут все равно ничего нового не увидишь.
- Э… может, я тут полы помою, стены покрашу? – проворчал глав.врач Парадрона, но последовал за Рэтчетом.
- Не сливай отработку, беру основной удар на себя. – подбодрил автобот и выволок неторопливо двигающегося танкформера из отсека.

Уф, никогда бы

Уф, никогда бы не подумала, что Блэкаут настолько сильно не желал быть Стражем.
Судя по словам Рингфорта, все кто Стражами стал, были невероятно горды этим.
Но, если смотреть с другой стороны, то Блэка можно понять. Его заставили против его же воли стать тем, кем он не хотел быть. К чему он никогда не стремился. Я не знаю, согласился ли бы он добровольно стать Стражем при этом хорошо подумав... А может ему это и вовсе не надо было. Кто знает.
Но так же возникает вопрос, а стал бы он таким, какой он сейчас, если бы не был Стражем. Таким сильным, влиятельным, благородным и т.д.
Тут будет правильным сказать, что стать Стражем именно ему было предначертанно судьбой.
Ведь спасение трансформерского мира зависило от него. Так как решающий шаг в войне сделал он.
Он избранный! Так уж сложилось и по всей видимости очень удачно и очень вовремя.
Можно спросить, а кто был тот старый Страж, что разговаривал с Блэкаутом и, что он ему такого сказал, раз Блэк перестал отвергать так явно свою новую сущность?

Это более чем

Это более чем великолепно. Без сомнений Вы высокоуровневый профи.
Дочитала последнюю страницу только сейчас, специально читала только перед сном и чучуть днем, чтобы растянуть эту часть подольше.
Рада за Блэйдгросса, ожидание своей первой и желанной бэты - это чудо и воспитанники очень милые и заботливые.
Были моменты, где была ржака и где можно было подумать, взгрустнуть, поволноваться.
Рассказ про Стражей тронул. Жаль их всех, жаль что не дожили до мирного времени.
Спасибо за первую часть.
Пошла читать дальше))))))
П.С., персонажей полюбила еще больше.

Спасибо за

Спасибо за отзыв МО и мне, как рассказчику! :-)
Надеюсь, что вторая часть не разочарует )))

Ууух.... слов

Ууух.... слов нет. И здорово - наконец-то Эпилог, и печально - неужели все?..
Только один вопрос... это у меня что-то некорректно отображается, или эта фраза Блэкаута последняя и действительно неокончена: "- Только желание найти тех, кто его у меня отнял, и поддерживало. Думал, что найду и … И всё. Позаботился бы о том, чтобы все, кто мне дорог и близок, были в безопасности. Гореть было не для кого. Я же знал, что битва с квинтессонами будет для меня последней. Я"

Спасибо!

Спасибо! Опаньки... а текст обрезан! Там 15 листов должно быть О_О Пойду выяснять куда остальное подевалось
UPD: эпилог будет разбит на две части и перезалит.

Урря! Еще целых

Урря! Еще целых 3 страницы!! Йа счастлив! )

Перевыложила.

Перевыложила. Проверьте, пожалуйста. В первой части эпилога 8 страниц и во второй части эпилога 8 страниц.

- Подразделение

- Подразделение будет под впечатлением еще лет сто ходить.
Рэтчет, такой Рэтчет, всегда метко припечатает словом ))

Поздравляю с завершением этого эпоса! ))) Все линии доведены, все ружья выстрелили, все карты раскрыты - и финал красиво все завершает. Спасибо за подаренную такую вселенную трансформеров ))

Viktory Tremas

Viktory Tremas,

Viktory Tremas, большое спасибо!! :-)
Очень рада за такую оценку и рада, что завершение эпопеи понравилось )))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании