Мыльная опера "Трансформеры тоже плачут". Эпилог. Часть 1.

По своим каналам внутренней связи Глава медкорпуса запросил историю поступившего пациента и вошел в медблок вслед за Айронхайдом. И сразу же оба трансформера вынуждены были отскочить в сторону, чтобы их не задела пролетевшая мимо канистра. Проследив взглядом за громыхающей в коридоре емкостью, красиво разбрызгивающей переливающуюся розовую жидкость, автобот в желтой броне перенес внимание на пациента.
Легкий трансформер в красной броне с характерными для гонщика ускорителями за спиной и характерно изогнутыми для носителей пластинами на животе, сидел на медицинской платформе и скрежетал клыками. С одной стороны от него примостился Винглайт, обнимающий альфу за плечи, с другой стороны сидел танкформер, мягко сжимающий в своих ладонях руку Файерболта и поглаживающий его по бедру.
- Картина сверхзаряженным и кристаллами Риберии. – проворчал Глава медкорпуса. - И что же тут?
С этим вопросом он обратился не к присутствующим в отсеке, а к информационной рамке и поступившему ответу на запрос о пациенте.
- Я не собираюсь тут оставаться! – прорычал Фаайерболт, впрочем, даже не двинувшись с места. – И обеззаряженным я залит по самые антенны. Больше эту тухлую гадость заливать в баки не собираюсь! Я буду жаловаться глав.врачу гоститаля! Я буду жаловаться Главе медкорпуса!
Трансформеры, сидящие на кушетке рядом с Файерболтом, даже не моргнув окуляром, продолжали сидеть и поглаживать его; опыт общения с носителями у них уже был, но все равно нервничали – по рисунку энергополя то и дело пробегала рябь.
- Жалуйся. – согласно кивнул Рэтчет. – Готов тебя выслушать, только жалобы давай по существу.
- Я буду разговаривать только с Главой медкорпуса. – заявил Файерболт.
- Я и есть Глава медкорпуса. – бросил в ответ Рэтчет, проверяя, как настроена бесконтактная подпитка платформы, на которой сидел пациент. – Так что можешь заканчивать представление, я точно знаю, что нейросеть у тебя стабильна и процессоры работают штатно.
- Ты – Глава медкорпуса? - удивленно спросил носитель, у которого мгновенно исчезло возмущение в голосе и капризный вид.
Поочередно взглянув на партнеров и получив в подтверждение кивки, он замолчал, пару минут что-то обдумывая.
- Айронхайд, ты подкатывал к Главе медкорпуса?
Внезапный вопрос носителя, уставившегося на боевикона в черной броне сузившимися красными окулярами, заставил этого самого боевикона едва не подскочить на месте. Винглайт тоже уставился на Айронхайда, а Броул резко заинтересовался покраской потолка, тщательно давя в себе желание поржать.
- Э… - Айронхайд внутренне заметался. – Ну…
- Да, подкатывал. – подтвердил Рэтчет, сгоняя с места Винглайта и подсоединяясь к внутренней диагностике пациента напрямую. – Мало ли кто к кому подкатывал, кто когда и что делал, и кто в чем ошибался. У тебя есть вопросы?
Голубые окуляры медика сморели прямо в горящие красным окуляры Файерболта. По губам гонщика скользнула кривая язвительная ухмылка, а потом словно погасла. Рэтчет совершенно точно знал, что в этот момент вспомнил Файер, и что это воспоминание мгновенно охладило его процессоры. Носитель опустил взгляд и покачал головой.
- Нет. Я удивился просто.
За спиной Рэтчета прозвучал облегченный вздох командира разведцентра Кибертрона, который явно опасался скандала или очередной вспышки ярости носителя.
- Ты вроде жаловаться собирался. – напомнил Рэтчет.
- Не на что. – пожал плечами секс-бот. – Я нормально себя чувствую.
- Ты сюда, судя по отчету, попал с угрозой разделения магистралей, а заискрил ты две недели назад. Слишком рано для разделения. – Глава медкорпуса еще раз посмотрел все данные, которые имелись на Файерболта в информационной системе госпиталя, потом сверил с данными, полученными от внутренней дианостики носителя. – Но обратился в госпиталь только сейчас. Раньше все было нормально?
- Он на боль стал жаловаться, поэтому и вызвали медиков, – сообщил Броул. – а до этого только энергон все время стравливал.
- Энергон. – повторил медик встал, развернувшись лицом к боевиконам. – Какой энергон он употреблял?
Броул и Айронхайд переглянулись.
- Обыкновенный. – развел руками Айронхайд.
- Какой обыкновенный? – прозвучал новый вопрос медика. – Дело в том, что энергосистема Файерболта перенасыщена, потому и стравливается энергон. Вот сейчас у него даже не подпитка стоит, а откачка лишней энергии. Установка бесконтактная в минус работает. Какой энергон он употреблял последние две недели?
- Так обычный энергон. – повторил Броул ответ Айронхайда. – Незаряженный.
- Марка какая? – терпеливо уточнял Рэтчет.
- TX-248. – неожиданно вместо боевиконов ответил Винглайт. – В ярко-желтых канистрах.
- Хм. Действительно, обычный энергон. – кивнул Рэтчет.
- А что не так? – теперь уже спросил Броул.
- Переизбыток энергии может ускорять формирование. Это может негативно отразиться на внутренних системах бэты, в том числе и на процессорах. Ну и разделение магистралей начнется в одностороннем порядке, а при этом варианте могут не сработать клапаны на магистралях носителя. – объяснил медик.
- Шшшшлак. – тихо произнес Броул, у которого броня внезапно как выцвела. – Это я виноват.
- Ты опять про заискрение? – развернулся к партнеру-боевикону Айронхайд. – Если бы он от меня заискрил, то могло бы тоже самое быть и…
- Хайд, я ему энергон давал другой. – простонал Броул. – Тот, который мы с тобой используем после тренировок.
- Ну и что? – не понял Айронхайд. – Он же обеззаряженный.
- Зато сверхтяжелый. – напомнил танкформер.
- То есть Файер получал топливо, предназначенное для тяжелых трансформеров, которым необходимо быстрое восполнение энергии, но при этом прямая подзарядка вне доступа. – понял Рэтчет. – Так, ясно. А зачем ты давал ему это топливо? Его даже сверхбыстрые сикеры не используют.
- У Файера обычный энергон сбрасывался, а я однажды перепутал и дал ему свой. И этот энергон усвоился, не сбросился. Ну, я и подумал, что раз он от меня заискрил, то бэта наверное будет боевиконом, и поэтому Файеру нужно больше энергии. – объяснил танкформер. – И продолжил ему давать свой.
- Почему ты мне не сказал?
На вопрос, заданный носителем, все повернули головы.
- Я… мне даже не пришло в процессоры сказать. – произнес танкформер. – Я не знаю почему. Хотел как лучше...
- Ты не знал? – спросил Айронхайд у секс-бота.
- Нет. – покачал головой Файерболт. – Иногда удивлялся, что так быстро насыщение систем происходит, но списывал это на нестабильность энергосистемы. Запаха у обеззаряженного энергона нет.
- А вкус?
- У меня рецепторы отключены. – ответил носитель. – После того, как заискрил, вкус стандартного обеззаряженного не переношу, кажется тухлым. Но он в любом случае не усваивался, а бесконтактную подпитку я не ставил, у меня от нее всегда нейросеть в возбуждение приходит.
- Да, бывает такое. – подтвердил Рэтчет.
- И что теперь будет? – вопрос был задан Айронхайдом.
- Сейчас завершу полное сканирование носителя и скажу.
Носитель, о котором, собственно, и шла речь, сидел на удивление спокойно, только взгляд его стал застывшим.
- У бэты будут битые процессоры? – спросил секс-бот.
На медика уставились четыре пары окуляров, со страхом, что он подтвердит опасения, и с надеждой, что опасения напрасны.
- Я не знаю. – честно ответил он. – Это можно проверить только после того, как кокон развернется.
Файерболт сжался, закрыл лицо руками. Стало слышно как усиленно работает его вентиляционная система, но ни одного звука из голосового модулятора не раздалось.
- Файер, прости меня. – Броул встал на колени возле кушетки, обхватывая носителя руками. – Прости.
Не меняя позы, сек-бот покачал головой и прижался к груди Броула. Позади танкформера встал Айронхайд, положив одну руку на его тусклые серо-зеленые плечи, а второй поглаживая антенны на шлеме Файерболта.
Уловив позади себя движение, Рэтчет обернулся. Винглайт, по лицу которого текли капли омывателя, забрался на кушетку с ногами, и обнял альфу, прижимаясь к его шлему своим.
- Напоминаю, что я ответил «не знаю». – раздался в отсеке четкий спокойный голос Рэтчета. – Предлагаю ничего лишнего заранее не придумывать.
- А что делать-то? – глухо прозвучал вопрос Айронхайда.
- Разделение магистралей началось. Сейчас я вызову бригаду, которая проконтролирует этот процесс. Далее бэту передадут в отделение, занимающееся нейросетями и процессорами. Только после полного обследования будут определены дальнейшие действия. – четко описал Глава медкорпуса план действий.

- Я дрон безпроцессорный. – простонал Броул, прислонившись шлемом к стене.
Его, Айронхайда и Винглайта заставили выйти из отсека, где проводили операцию. Рэтчет тоже вышел, чтобы своим присутствием бригаде не мешать; непосредственно его вмешательства не требовалось, а в бригаде медики всегда работали слаженно и четко, как один единый механизм.
Вот так они все стояли и ждали.
- Ты не виноват, ты же не знал и как лучше хотел. – боевикон в черной броне положил руку на широкое плечо партнера.
- Да я… Надо было сразу его тащить в госпиталь. – покачал головой танкформер. – А я…
- Лишний раз его трогать побоялся, пылинки сдувал с него. Считаешь себя виноватым, что заискрил его? – задал вопрос Рэтчет, зная ответ.
- Да. – признался Броул.
- Почему? – удивился Айронхайд. - Он же твой партнер, как и я, как и Винг.
- Хайд, - голосовой модулятор Броула издал тяжелый вздох, - ты не понимаешь. Со стороны видно, как горит твоя Искра к нему, как боишься, что он исчезнет куда-нибудь, когда он из отсека выходит. Ты же его любишь до отключения процессоров. А я…
- Ты его тоже любишь. – перебил командир разведцентра.
Легкий трансформер, стоящий рядом с боевиконами, издал рычание. Айронхайд принянул его к себе в объятии и выдохнул на острую антенну, а рука в тусклой зеленой броне мягко провела по сложенным полетным плоскостям. Винглайт сделал обиженное лицо, но рычать перестал.
- Я когда-то сказал, что буду его коннектить только для того, чтобы он по клиентам не бегал. – продолжил танкформер. – Тогда, в самом начале, даже не понял, что он совсем не такой, каким кажется. За то время, что мы вместе, я … его невозможно не любить. Только у меня все время чувство, что я встаю между вами. И заискрить он не от меня был должен. Я же только на сброс его напряжения подписывался. Виноват я и перед тобой, и перед ним. Не надо было мне соглашаться.
Рэтчет, который и не подумал куда-либо уходить, а стоял и наблюдал, про себя хмыкнул. Такой разговор он и сам когда-то пережил, выводы после него сделал правильные, и убедился, что сомнения его были напрасны.
- «Айронхайд, не слушай его. Переживает он сильно, а как это выразить не знает, вот и несет всякую чушь.» – прозвучал на внутренней кодированной линии командира разведцентра голос медика.
- «И чего мне с этим делать?»
Айронхайд оглянулся на давнего приятеля, послав ему растерянный взгляд.
- «Обними его.» - просто ответил Рэтчет.
Трансформер в черной броне так и поступил, обнимая, накрывая партнера своим энергополем, а мгновением позже к объятиям присоединился Винглайт.
- Лучше бы я вместо тебя на дежурстве был. – произнес Броул. – Тогда и заискрил бы Файер от тебя. И энергон этот… Я не знаю, почему так сделал. Не понимаю.
А вот Глава медкорпуса очень даже понимал, почему всегда ответственный Броул совершил такой промах. Танкформер испытывал смятение, стыд, считая, что встал между партнерами, переживал и процессоры у него этой виной были полностью поглощены, потому не увидел он очевидного простого решения.
- Айронхайд, прости, я не должен был…
- Не должен что? – перебил партнера командир разведцентра. – Заискрять партнера, которого любишь? Ну, сказал тогда, что будешь его только коннектить, и что? Ты же ему партнерство полное не просто так предложил, верно? Нравился он тебе еще тогда. А сейчас ты его любишь.
- А меня? – подал голос Винглайт, ввинчиваясь между корпусами боевиконов.
- Тебя больше всех все любят. – Айронхайд притиснул легкого трансформера к себе, потом протянул руку и провел по лицу Броула. – Броул, перестань думать, что встаешь между мной и Файером. Или ты считаешь его недостойным носить для тебя бэту?
Танкформер поднял голову и огрел того гневным взглядом.
- Честно говоря, я бы тоже ему свой энергон дал, если бы видел, что он не усваивает стандартный. – признался Айронхайд. – И тоже не подумал бы, что это как-то повлияет.
Танкформер опустил взгляд.
- Дроны безпроцессорные. – проворчал медик.
- Как там? – Айронхайд взглянул на медика и кивнул в сторону отсека.
- Разделяют магистрали. – прозвучал ответ. – Неправильно подключены оказались, поэтому долго.
- Как же я не подумал? – сам у себя в очередной раз спросил танкформер. – Ну как же я не подумал.
Двери медотсека открылись, пропуская одного из медиков бригады, проводящей операцию, и сразу закрылись за его спиной. В руках медик держал большой контейнер. Он молча посмотрел на стоящих у стены боевиконов, в которых в миг броня стала сереть.
- Это переноска для маленьких пациентов. – тут же пояснил Рэтчет. – Все бэты после того, как развернутся, слишком активны. Искать и ловить сбежавшего мелкого не лучший вариант.
- Он же в активе, да? – с надеждой прозвучал вопрос флайбота.
- В активе. – подтвердил медик, поднимая контейнер чуть выше. – Отнесу его в отделение нейропатологии, пусть посмотрят, раз уж формирование с опережением. А носителю сейчас все магистрали, клапаны и прочие системы проверят, и можно будет его из временной блокировки выводить.
Глава медкоопуса кивнул, отпуская коллегу.
- А… - Айронхайд дернулся было вслед ушедшему медику.
- Если все в порядке, то его минут через двадцать вернут. – остановил его Рэтчет.
- А если не в порядке? – тихо спросил танкформер.
- А если не в порядке, то пойдете всей компанией навещать его в нейро-отделение.
Потянулось ожидание.
Боевиконы так и стояли возле стены, молча, обнимая стоящего между ними легкого трансформера. Медик был уверен, что даже по внутренней линии они не переговаривались, но постоянно изменение напряжения их энергополя говорило лучше слов (ведь слова не всегда правдивы, или не всегда могут выразить именно то, что чувствуешь, верно?). Энергополе совершенно четко показывало переживания.
- Процессоры малыша работают штатно. – сообщил Рэтчет через некоторое время, получив отчет из отделения нейро-патологии, и услышал облегченный тройной выдох. – Недоформирована нейросеть на конечностях, но это поравимо. Сейчас малыша принесут обратно.
- А что делать с нейросетью? – спросил Броул.
- Есть вероятность, что она доформируется сама. В ближайшие несколько дней будет понятно. В другом случае вернетесь в нейро-отделение, там будут смотреть как и когда ее наращивать. – прозвучал ответ.
Двери в конце коридора открылись, и показался тот самый медик, который унес контейнер, только теперь бэту он держал на руке.
- Ну, держите. – улыбнулся он, подходя к боевиконам и протягивая малыша. – Не захотел ехать обратно в переноске, такой визг поднял, что все отделение сбежалось.
Маленький трансформер посмотрел на протянутые к нему руки, закованные в черную и зеленую броню, и зашипел, вцепился одной рукой в медика, который его держал.
- Вот, видите? – медик кивнул на бэту. – Он одной рукой держится, а вторая ладонь в кулак зажата, не разгибается. У него эндоскелет и броня тонкая полностью сформированы, а на правой руке в ладони и на стопах ног нет нейросети. Узлы, от которых она должна идти недоформированы, хотя нейросеть быстрее брони формироваться должна. Через неделю приносите его в отделение, посмотрим. Ну, давай уже, спрыгивай, а то меня другие пациенты ждут.
Последние слова относились к малышу, котрый совершенно не собирался отцепляться.
Отодвинув протянутые руки боевиконов, Винглайт подошел поближе. Он был ниже медика ростом и окуляры бэты оказались на одном уровне с его собственными. Маленький трансформер потянулся вперед корпусом, практический утыкаясь лицом в лицо флайбота и хлопнул окулярами, смотря в точно такие же, голубые, как и у него самого.
- Иди ко мне. – улыбнулся Винглайт, осторожно забирая брата с руки медика.
Малыш сморщился, зашипел, но пошел.
- А он боевиконом будет? – спросил флайбот, рассматривая брата.
- Да. – подтветдил медик. – Не забудте про обследование.
- Угу. – одновременно ответили на три голоса рассматривающие бэту партнеры.
Кивнув начальству, медик удалился, а вот Рэтчет никуда не торопился, с удовольствием понаблюдал, как боевиконы, обступившие флайбота с двух сторон, опасаются дотронуться до бэты, шипящей на все их поползновения, как маленький трансформер оскалился и едва не укусил за палец Айронхайда, и как он внезапно резко прыгнул на Броула, вцепляясь в него одной рукой, а у танкформера на лице мелькнуло испуганно-растерянно-радостное, именно в такой последовательности, выражение. Ради таких наблюдений стоило остаться.
Дверь медотсека, возле которой они все стояли, открылась.
- Заходите. – пригласил старший медик бригады и обернулся к Рэтчету. – Все проверено, клапаны перекрыты, работа систем восстановлена, фильтрация трубопроводов и емкостей проведена. Можем выводить пациента из блокировки.
Глава медкорпуса кивнул.
Завершив работу, бригада медиков отсек покинула, а автобот в желтой броне прислонился к дверному проему, смотря в отсек, где вокруг медицинской платформы встали три трансформера и с нетерпеливым ожиданием утавились на красный неподвижный корпус. Пальцы Файерболта дрогнули, чуть сжавшись, вентиляционная система заработала громче; желтые окуляры включились и сфокусировались на маленьком трансформере, которого протянул Броул.
- Процессоры в порядке. – прежде, чем Файерболт успел что-то сказать, сообщил Айронхайд.
- Боевиконом будет. – улыбнулся Винглайт и уселся на платформу рядом с альфой.
Танкформер осторожно посадил бэту на грудь Файерболта. Маленький трансформер с любопытством посмотрел в желтые окуляры, потрогал сегменты красной брони.
- Всё в порядке? – с ударением на слово «всё» переспросил Файер, плавно поднимая руки и обхватывая крошечный корпус.
- Не-а. – ляпнул Винглайт и поднял голову, смотря на боевиконов, словно приглашая их продолжить.
- Ничего непоправимого нет. – тут же успокойл Айронхайд. – Нейросеть на конечностях не успела сформироваться, а остальное в норме. С нейросетью в госпитале обещали помочь, если что. Так что ВСЁ нормально.
Приподняв бэту, секс-бот осмотрел маленький корпус, и на лице с резкими чертами лица появилась улыбка.
- Прости меня. – рядом с кушеткой на колено опустился танкформер, чтобы Файерболту не нужно было задирать голову. – Я виноват.
Опустив малыша снова на грудь и придерживая его одной рукой, Файерболт протянул другую руку и провел по губам танкформера. Броул подумал, то сейчас его начнут убеждать, что он не виноват, что просто не подумал, что…
- Я люблю тебя. – произнес секс-бот.
Эти слова от Файерболта Броул слышал впервые. Словно раскаленная волна прошла по нейросети танкформера, он даже не понял почему так странно на него все смотрят, а у самого никак не могут сфокусироватся окуляры.
- Я люблю тебя. – еще раз повторил Файер, стирая текущие по лицу танкформера капли омыватели, потом поднял голову, посмотрев на улыбающегося Айронхайда. – И тебя люблю. Вас обоих. Очень.
Улыбался Файерболт, улыбались его партнеры-боевиконы, а вот сидящий на платформе флайбот насупился и что-то очень тихо заворчал, но был услышал альфой, поскольку бурчал ему чуть ли не в слуховой процессор. И бурчал, надо сказать, именно так, чтобы альфа его услышал.
- Совершенно согласен. – громко произнес секс-бот, у котрого улыбка на лице плавно перетекла в ухмылку.
- Вы о чем? – спросил Айронхайд.
- О том, что мне и двух бэт хватит. – ответил Файер.
- Хм. – командир разведцентра явно хотел что-то сказать, но не стал.
- Посмотрим. – улыбнулся Броул.
- Да? Только носить сами будете. – тут же отозвался секс-бот.
- Посмотрим. – повторил танкформер, продолжая улыбаться.
Айронхайд тоже смотрел на Файерболта, мерцающим таким взглядом, многообещающим. И не замечал совершенно, что на него самого тоже смотрят и тоже весьма многообещающе. Наблюдающий за всем этим Рэтчет мысленно пожелал командиру разведцентра удачи, поскольку вид у Винглайта, не спускающего с Айронхайда горящего взгляда, был как у хищника, сидящего в засаде. Не прощаясь, автобот в желтой броне шагнул в коридор.
- А где Хэви с Лайтом? – прозвучал вопрос танкформера. – Они же должны были зайти.
- Заходили. Я их послал… эм.. прогуляться. – ответил Айронхайд.
- Далеко и надолго? – фыркнули в отсеке голосом Файерболта.
- Не, недалеко. – успокоил командир разведцентра и в свою очередь поинтересовался. – А кто знает, куда делась… тьфу ты, все время забываю. А кто знает, где Рэммер?
- К партнеру свалил. – прозвучал громкий ответ Винглайта на фоне молчания остальных.
- А, ну лад… - споткнулся на произносимом слове Айронхайд. – Чтооо??? К какому партнеру??!! Какой такой партнер??!!!!
Под аккомпанемент несущегося из отсека возмущенного рычания и смеха, Рэтчет направился по коридору по своим делам, мысленно желая Командиру разведцентра еще и сверхпрочной нейросети.

*
- И… уже всё?
С этим вопросом обратился к Главе медкорпуса гигант в черной броне, занимающий ремонтно-медицинский стол в одном из отсеков центрального госпиталя Кибертрона.
- Всё. – подтвердил Рэтчет.
Рингфорт провел руками по закрытым пластинам на корпусе. Все было как обычно, ничего нового он не ощущал.
- Все подключилось. – сообщил медик, наблюдая, как Страж медленно садится на столе, спуская ноги на пол. – Восстановление прошло как запланировано.
- Я не чувствую изменений. – багровые окуляры прямо взглянули на автобота.
- Ты и не должен их чувствовать, потому, что все встало на свое место. Это же не операция после ранения, со сваркой или резкой. А в процессорах надо к протоколам новым обратиться. – ответил медик.
Взгляд багровых окуляров на несколько мгновений стал словно расфокусированным, подтверждая, что трансформер занят запросом через внутренние системы диагностики и протоколами, выданными роцессорами, а потом окуляры вспыхнули.
- Они стоят! – неверяще, но с радостью выдохнул Рингфорт. – Стоят!
- Не просто стоят, а вживлены и функциональны. – улыбнулся Рэтчет.
Гигант притянул к себе автобота, сжимая в крепком объятии.
- Спасибо! – с глубокой признательностью произнес он.
- Пожалуйста.
Рингфорт чуть отстранил от себя медика, но не отпустил, обхватил ладонями лицо, вглядывался в его окуляры, не в силах высказать ту огромную благодарность, которую испытывал. Не только за себя благодарность, за всех! Рингфорт очень нежно и бережно провел пальцами по лицевым пластинам медика, а потом, наклонившись, приник к его губам в поцелуе. У Рэтчета от неожиданности даже все мысли из процессора вылетели. Он замер, окруженный потоком тепла, стекающим с мощного корпуса. Поцелуй был неторопливым, сладким, с привкусом возбуждения и оттенком властности. Это не было похоже ни на поцелуи с Блэкаутом, ни на поцелуи с Дизиджампом. Совсем другой и с другим смыслом.
- Спасибо! – отстранившись, еще раз произнес Рингфорт, смотря на медика мерцающими яркими окулярами.
Рэтчет сглотнул забивший из форсунок энергон и кивнул.
На лице гиганта появилась открытая широкая улыбка.
- Надеюсь, Блэк меня за это не убьет. – весело произнес Страж.
- Было бы обидно потерять одного из Стражей. – пришел в себя Рэтчет.
- Действительно. – согласился Рингфорт, продолжая обнимать автобота и смотреть в его окуляры.
- Кхм.
Руки в черной броне скользнули по лицевым пластинам автобота, по его плечам, после чего автобота отпустили.
- Я не знаю как выразить то, что испытываю. – признался Страж.
- Пожалуйста. – Рэтчет улыбнулся и на мгновение прижал раскрытую ладонь к броне на груди Стража.
- И что теперь? – поинтересовался трансформер в черной броне. – Нас ожидает массовые восстановления и заискрения?
- Не так быстро. – покачал головой медик. – Ускоренной регенераций никто, кроме Стражей, не обладает. Будем думать, как ускорить регенерацию на отдельно взятых системах. Но благодаря тебе, ну, и нам с Хайвентором, теперь известно, что восстановление утраченных или поврежденных магистральных систем в принципе возможно.
- Благодаря мне. – Страж засмеялся. – Да, моя роль во всем этом была, конечно, самая важная. Ага. Ни секунды не сомневаюсь.
- Зря смеешься. – серьезно прозвучало в ответ. – Не каждый готов рискнуть и пойти на такую операцию, зная, что эксперимент может быть неудачным.
Улыбка с лица Рингфорта исчезла. Он очень внимательно посмотрел на стоящего перед ним трансформера.
- Он не мог согласиться. – произнес Страж. - Блэкаут может первым в бой идти, жертвовать собой лишь бы наш вид жил дальше, звезды взрывать, но экспериментировать над свобой не даст. Тяжело ему та переделка далась, морально тяжело. Ты пойми это правильно, не обижайся, не думай, что он игнорирует твои усилия или не замечает твоих желаний. Это броня у Стражей сверхпрочная, а Искра ничем от других не отличается, мы так же любим, так же переживаем, так же боимся, даже если этого не показываем. Мы не бесчувственные дроны.
- Я знаю. – кивнул Рэтчет. – Так что повторю еще раз, что благодарен тебе. От этого эксперимента многое зависело.
- Ну, я вообще-то исключительно для собственного блага вызвался. Но конечно мне можно петь дифирамбы, приносить медали, сочинять песни во славу и всячески восхвалять в веках. – оскалилися в улыбке Страж.
- Вот когда эксперимент до финала дойдет, то и будешь собирать хвалебные песни.
- В смысле до финала? – не понял в первую секунду гигант, потом на его лице отразилось замешательство. – Ты хочешь сказать, что я вот прямо сейчас должен пойти заискрить?
И было так забавно наблюдать как Страж словно внутренне поежился, что медик едва удержался от подколки.
- Нет. – вместо этого просто сказал он. – Вот прямо сейчас как раз не надо. Пусть системы пройду проверку временем. И когда ты сам свыкнешься с мыслью, что хочешь не только для Блоуэджа, но и для себя самого. А партнер твой будет очень рад тому факту, что ты восстановлен целиком и полностью. Думаю, что подождать пару сотен лет проблемой для него не будет.
- Я на это надеюсь. – хмыкнул Рингфорт.
Про себя Страж подумал, что может стоит сотню лет помолчать и не признаваться партнеру, чтобы уж точно быть уверенным, что восстановленные системы никуда не денутся, и что за это время он сам успеет прийти к мысли, что … А впрочем, разве он против?
Трансформер в черной броне стоял, опираясь на стол, и думал о своем, изредка едва заметно улыбаясь, а автобот стоял напротив него и смотрел на его улыбки.
- Все будет хорошо. – наконец произнес Рэтчет.
Гигант взглянул в голубые окуляры автобота, который казалось бы понимал что творится в голове Стража (а Рэтчет как раз понимал, и без всяких казалось бы).
- Точно? – вочливо спросил Рингфорт вроде бы в шутку, а на самом деле очень серьезно.
- Точно. – кивнул Глава медкорпуса.
- Ладно. А сейчас мне что делать?
- Все, что хочешь. Системы работают штатно, установка магистралей на трансформацию никак не влияет. Можешь лететь куда пожелаешь. – пожал плечами Рэтчет. – Разумеется, лучше не участвовать в боевых операциях, не взрывать звезды и не употреблять сверхзаряженный в неумеренных количствах.
- Учту все рекомендации. – Рингфорт на мгновение заколебался, потом поднял руку и провел по лицевым пластинам медика. – Спасибо.
Рэтчет в ответ кивнул, а Страж сразу покинул отсек.
Слыша удаляющиеся шаги, автобот провел языком по губам, гадая, почему Стражи так любят оставлять на память свой вкус.

*
Что может быть радостнее встречи старых боевых друзей, которые не виделись много миллионов лет, а если и встречались, то в условиях, когда и разговора-то не получается, все больше деловые вопросы решались. Да и не собираль они вместе все. Все, кто выжил в огне войн из старой компании. В общем, встреча была долгожданной!
Кап тоже так думал, несмотря на то, что Хайвентор и Блэкаут его прямо с лекции выдернули, к радости курсантов. Все отговорки были быстро и умело пресечены, и через несколько минут он был уже в крейсере, стартовавшем с орбиты Кибертрона как по красной тревоге. Кап поворчал для вида, но на самом деле был доволен. И когда в ангаре увидел ярко-синий корпус сверхбыстрого сикера уже не думал о студентах, преподавании и прочей малозначимой в данной ситуации ерунде.
Даже не дав Дизиджампу нормально сложить полетные плоскости, Кап сжал его в объятиях так, что у того сверхпрочная броня заскрипела. Секундой позже к объятиям присоединился сикер в тускло-синей броне, у которого за спиной отсутствовали крылья. Объятий Капа хватило и на Трайджета тоже. Смотря на улыбки приятелей, боевикон думал, что ради таких моментов и стоило биться до последней капли энергона.
В ангаре собрались, наверное, все, свободные от дежурства, служащие Базы 34-го отряда. Действительно, когда еще увидишь сразу столько буквально легендарных фигур. Большинство, впрочем, не спускало окуляров со штурмовика в серой броне с длинными лопастями за спиной, и просто невероятно, до скрипа клыков хотелось увидеть, как этот штурмовик меняет альт-режим.
- Блэк, а чего это ты под прикрытием, а? – внезапно спросил Кап.
- Чего? – сделал вид, что не понял, Блэкаут.
- Прикрытие бы снял. – палец в зеленой броне постучал по серым нагрудным пластинам гиганта. – А то чего как среди чужих.
- А надо как на торжественном построении?
- Ну, все вроде живьем видели, так сказать, а я чем-то хуже? – Ректор военной Академии бесхитростным взглядом уставился на командира штурмовых групп.
Блэкаут посмотрел по сторонам и узрел нацеленные на него жадно-любопытные взгляды.
- Ну, как скажешь.
Стремительно наливающиеся чернотой сегменты его брони пришли в движение, формируя совершенно другие очертания. В ангаре раздался всеобщий восхищенный вздох. Гигант в черной броне вскинул голову с красным гребнем на шлеме, повел полечами, явно и откровенно демонстрируя себя во всей красе.
- Ух… - Кап прошелся взглядом от гребня до стоп Стража.
- Так устраивает? – открыв забрало, сверкнул острыми клыками Блэкаут.
- Ты… - боевикон сглотнул. – Ты мне энергона должен!
- За что? – опешил Страж.
- За сокрытие особых возможностей! – прорычал Ректор Академии. – Нечестно пользоваться своим преимуществом в личных целях!
Стоящие поблизости Дизиджамп и Трайджет с интересом переводили взгляд с насупленного Капа на Блэкаута. Хайвентор, который некоторым образом был в курсе претензий, еле сдерживал улыбку.
- И много должен? – поинтересовался гигант, который понял, о чем, собственно, речь идет.
- Три цистерны сверхзаряженного! – заявил Ректор, не моргнув окуляром, решив, что и проценты в счет включить не зазорно.
- Кап, ты столько не выпьешь. – засмеялся Блэкаут.
- А ты приноси, разберемся. – предложил боевикон и ухмыльнулся.
- Ладно. Могу прямо сейчас начать должок отдавать. – кивнула голова с красным гребнем и повернулась в сторону Трайджета. – Ну, что, Командующий, отметим встречу?
И они пошли отмечать.

- Куда они направились-то? – спросил трансформер в зеленой броне, остановившийся рядом с Шоттейлом.
- В конференц-зал, там и места достаточно, и мешать никто никому не будет, ни мы им, ни они нам. – раздалось в ответ.
- Думаешь, они могут дебош устроить? На стойках голографов устроят танцы? – снова прозвучал вопрос. – Там же Трайджет, не говоря уже о Страже.
Исполняющий обязанности командира Базы смотрел вслед удаляющейся группе.
- Райкер, неужели ты думаешь, что Трайджет ходит только по линеечке и делать исключительно то, что положено. – Шоттейл обернулся к рпартнеру всем корпусом.
- Ну…Да. – кивнул охотник в зеленой броне.
- Ахха! – Шоттейл хохотнул.
- Когда Ская рядом нет, то да. – уточнил Райкер и тоже ухмыльнулся. – Кстати, а чего он без утяжеления? Так необычно видеть его сикером.
- С его энергосистемой лишняя нагрузка ни к чему, боевых действий не намечается. И даже не думай. Он сам прилетел, а вот по «тому самому» поводу - это не к нему, очень даже не к нему.
Личные отношения между Командющим 4-го флота и Командиром 34-го отряда удивительным образом были известны всему флоту и всем пограничным базам. Результат был, что говорится, виден невоорженным взглядом. Шоттейл даже перестал протестовать против исполнений обязанностей Скайфаера, который как завис на флагмане 4-го флота, так и не выбирался оттуда. Позицию джета все хорошо понимали. Потерять партнера, ждать, а потом внезапно обрести; любой бы так именно и поступал, как джет – партнера не выпускал ни из поля зрения, ни из… Да, да, про платформу тоже все знали. И никто не удивлялся, что Трайджет, который всегда действовал строго по уставу, не только ничуть не против самовольного переселения командира 34-го отряда на крейсере (разумеется, переселения временного, ну мало ли что затянулось, время-то никто не уточнял). И ворчание Трайджета и показательные выговоры, были ну… ну для вида. Все слушали и умильно ухмылялись.

Эпилог

Эпилог чудесный, спасибо Вам огромное.
Как-то было очень неожиданно, когда Рингфорт поцеловал Рэтчета. (Нет, сам момент мне очень понравился, он получился красивым).
Просто не ожидала такого от него.
Я думала, что он и не подумает нечто подобное сделать, ведь у Рэтчета партнеры и вдруг бы кто-нибудь из них зашел в тот момент, особенно Блэк, он вообще спец по внезапному появлению.
А Рэтчет даже и сопротивляться не стал, все-таки Стражи ему нравятся. Кстати, Блэйдгроссу он магистрали не восстанавливал?

Спасибо за

Спасибо за отзыв!! )))
Рингфорт в благодарность и Рэтчет это понял правильно (хотя да, для него это было неожиданно).
Блэйдгросс об этом не просил, но возможно когда-нибудь, если захочет, сделает полное восстановление.

То есть ничего

То есть ничего зазорного нет в том, чтобы выразить свою благодарность поцелуем? Я имею виду только тех трансформеров, которые достаточно хорошо или долго знают друг друга и могут себе позволить такой вариант сказать "спасибо"?

Это был

Это был уникальный поцелуй, при уникальных обстоятельствах и под влиянием сильнейшего чувства )))

Все

Все поняла.
Спасибо!)))

Пожалуйста ))

Пожалуйста ))

Ппц как-то

Ппц как-то Саунда жалко даже.
А эти слова: «Никого временного. Я мог привести только тебя, ты – моя Искра.», «Будь счастлив, Блэйдгросс.Прощай». Почему-то у самой в груди защемило. В последний раз мне так фигово было, когда Астротрейн ушел от Миража и не дал ему возможности объясниться из-за банального недопонимания.
Вообще у меня какие-то двойственные чувства были, когда читала тот маленький кусочек на 7 странице, где Саунд так сказать "переваривал" все услышанное им.
С одной стороны, у него ведь есть Джазз его партнер, который его любит и без которого он жизни не мыслит. И самому Саундвейву никто кроме Джазза не нужен.
А с другой стороны, он не равнодушен был к Стражу, я думаю, что Саунда необъяснимо тянуло к нему и возможно он сам не мог понять почему...Хоть Блэйдгросс и сказал ему, что искра связиста не по нему горит, но что-то же все-таки было... Это не простое влечение..Может была любовь не по искре, но была. Потому и следил тогда за Стражем Саунд и слушал то, что тот говорил.
Наверное он хотел быть с Блэйдгроссом, но не мог потому что находится в партнерстве с Джаззом, но продолжал на что-то надеяться и в таком внутреннем дисбалансе он скорее всего пребывал до того момента, пока не понял, что Страж нашел себе постоянного и любимого партнера и, что уже ни на кого больше не посмотрит. Да еще резкое чувство ревности тогда окончательно укоренило в связисте то, что Джазз единственный и, что кроме него ему никто не нужен.
А может это чувство глубокой благодарности за Альфу, за себя и вообще? Может из-за него Саундвейв так тянулся к Блэйду.

Все, что

Все, что произошло в итоге, было правильно и своевременно. Все сложилось как надо.
У Кластера была так сказать одержимость, у Блэйдгросса влюбленность. Ни у одного из них Искра не чувствовала именно партнерской связи, а остались они в итоге с теми, к кому тянутся Искры.

MR-Bestiya,

MR-Bestiya, приветствую Вас.
У меня накопилось несколько вопрос насчет четырех бэт Блэйдгросса.
_Никто из них друг другу не приходится родными братьями?
_На момент, когда Блэйд их спас от дройдов сколько им всем было и сколько им сейчас?
_Как получилось, что они сбежали из приюта разве за ними не следили?
_Об этом не говорилось в эпилоге, но если можно будет узнать, то как же бэты нашли Стража и встретились с ним? Или в "побеге" из приюта и поиске их спасателя им кто-то помогал?
_Блэйдгросс и Скайтрек обучают своих бэт чему-нибудь или они уже ходят в развивающие секции?
_В медцентр со Скайтреком ходил самый младший из бэт, верно? Скайтрек тогда уже был носителем или они ходили по другой причине?
_Инициатором в покупке подарка, был младший с которым Скай прогуливался мимо витрины?

Буду очень Вам признательна!!!!!!;-) O:)

Здравствуйте.

Здравствуйте. Благодарю за интерес к МО ))))
На вопросы:
1. Приемные бэты Блэйдгросса не родственны между собой.
2. На момент битвы с дройдами самому младшему было лет 6, не больше, а старшему могло быть и 20.
3. После битвы с дройдами была всеобщая разруха, шок. Военные, которые эвакуировали их с разоренной планеты, передали воспитателям гражданского сектора. Воспитатели (или те, кто присматривал за бэтами) могли отвлечься на помощь пострадавшим от атаки дройдов или на что-нибудь не менее важное. Бэты достаточно самостоятельны и активны, чтобы самим сообразить как уйти незаметно и добраться до пункта назначения.
4. В новостях достаточно подробно освещалась роль Стражей и указывалось где из них кто находится. Не то, что Стражи этого хотели, но и внимания особого на новостные каналы они не обращали, у них свои каналы информации были, поэтому Блэйдгросс был весьма удивлен появлению спасенных им бэт. А раз уж они сумели его найти, то он их на воспитание и взял.
5. Они все посещали обучающую секцию.
6. В медцентр со Скайтреком ходил младший, еще до того, как СкайТи заискрил. Повод любой можно придумать, хоть для настройки-калибровки чего-нибудь у этого самого младшего.
7. Инициатором идеи подарка был старший, а в этот магазин пришли потому, что он рядом (между домом и медцентром расположен). И младший вспомнил как Скайтрек смотрел на антигравы.

Большое-преболь

Большое-пребольшое Вам спасибо!!!!!!!!

Пожалуйста! :-)

Пожалуйста! :-)

Уф, никогда бы

Уф, никогда бы не подумала, что Блэкаут настолько сильно не желал быть Стражем.
Судя по словам Рингфорта, все кто Стражами стал, были невероятно горды этим.
Но, если смотреть с другой стороны, то Блэка можно понять. Его заставили против его же воли стать тем, кем он не хотел быть. К чему он никогда не стремился. Я не знаю, согласился ли бы он добровольно стать Стражем при этом хорошо подумав... А может ему это и вовсе не надо было. Кто знает.
Но так же возникает вопрос, а стал бы он таким, какой он сейчас, если бы не был Стражем. Таким сильным, влиятельным, благородным и т.д.
Тут будет правильным сказать, что стать Стражем именно ему было предначертанно судьбой.
Ведь спасение трансформерского мира зависило от него. Так как решающий шаг в войне сделал он.
Он избранный! Так уж сложилось и по всей видимости очень удачно и очень вовремя.
Можно спросить, а кто был тот старый Страж, что разговаривал с Блэкаутом и, что он ему такого сказал, раз Блэк перестал отвергать так явно свою новую сущность?

Каким мог стать

Каким мог стать Блэкаут, если бы Дэймос его случайно не увидел на площади, уже никто не узнает.
Тот Страж был одним из старейших членов отряда, опытный и пользующийся всеобщим уважением. Он о Стражах рассказал, кем они являются для Совета, кем для простых обывателей, и кем на самом деле; сказал что можно сколько угодно сожалеть о том, что никогда не будет прежним, можно жалеть себя, упущенные возможности, а можно принять то, что случилось, раз уж изменить нельзя, и оценить всё в соответствии с новой ситуацией. Много, наверное, еще сказал слов поддержки, а не слов жалости. Возможно, что и такие прозвучали: "Ты жив, значит, ничего не окончено. Если будешь просто лежать как кусок ржавого металла, то и будешь куском ржавого металла. Отняли то, что ты не планировал отдавать, так верни, а если не можешь вернуть, то... вставай и иди вперед, ищи новые возможности, новые цели. Верь в себя и в то, что ничего невозможного нет."

Довольно

Довольно проникновенные и правильные слова надо признать.
Очень ценный совет он дал Блэку и, что самое главное в этих словах - это перестать себя жалеть и никогда не опускать руки.
Надеюсь, что для Блэкаута эти слова стали девизом по жизни, которыми он будет еще и своих потомков вдохновлять.

Да, Блэк это

Да, Блэк это запомнил и ему это помогло )))
Потомков он не только словами вдохновляет, но и пряниками с кнутом )))))

Это более чем

Это более чем великолепно. Без сомнений Вы высокоуровневый профи.
Дочитала последнюю страницу только сейчас, специально читала только перед сном и чучуть днем, чтобы растянуть эту часть подольше.
Рада за Блэйдгросса, ожидание своей первой и желанной бэты - это чудо и воспитанники очень милые и заботливые.
Были моменты, где была ржака и где можно было подумать, взгрустнуть, поволноваться.
Рассказ про Стражей тронул. Жаль их всех, жаль что не дожили до мирного времени.
Спасибо за первую часть.
Пошла читать дальше))))))
П.С., персонажей полюбила еще больше.

Спасибо за

Спасибо за отзыв МО и мне, как рассказчику! :-)
Надеюсь, что вторая часть не разочарует )))

Ууух.... слов

Ууух.... слов нет. И здорово - наконец-то Эпилог, и печально - неужели все?..
Только один вопрос... это у меня что-то некорректно отображается, или эта фраза Блэкаута последняя и действительно неокончена: "- Только желание найти тех, кто его у меня отнял, и поддерживало. Думал, что найду и … И всё. Позаботился бы о том, чтобы все, кто мне дорог и близок, были в безопасности. Гореть было не для кого. Я же знал, что битва с квинтессонами будет для меня последней. Я"

Спасибо!

Спасибо! Опаньки... а текст обрезан! Там 15 листов должно быть О_О Пойду выяснять куда остальное подевалось
UPD: эпилог будет разбит на две части и перезалит.

Урря! Еще целых

Урря! Еще целых 3 страницы!! Йа счастлив! )

Перевыложила.

Перевыложила. Проверьте, пожалуйста. В первой части эпилога 8 страниц и во второй части эпилога 8 страниц.

- Подразделение

- Подразделение будет под впечатлением еще лет сто ходить.
Рэтчет, такой Рэтчет, всегда метко припечатает словом ))

Поздравляю с завершением этого эпоса! ))) Все линии доведены, все ружья выстрелили, все карты раскрыты - и финал красиво все завершает. Спасибо за подаренную такую вселенную трансформеров ))

Viktory Tremas

Viktory Tremas,

Viktory Tremas, большое спасибо!! :-)
Очень рада за такую оценку и рада, что завершение эпопеи понравилось )))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании