Мыльная опера "Трансформеры тоже плачут". Эпилог. Часть 2.

Космос растерянно взглянул на экран, где как раз гонщик в красной броне, идущий третьим, сделал попытку обойти Санстрикера. Серо-желтый болид чуть сдвинулся в сторону. Красный гонщик попробовал втиснуться между ним и Страйкером, и ему это почти удалось, но Санстрикер поднырнул под него бортом, выталкивая с места. Красный гонщик не сдавался, начав прижимать Санстрикера к стене ущелья, по которому они летели.
И тут вид гонки сменился очередно рекламой.
- Шлак! – с досадой рявкнули над головой косморазведчика, отражая и его собственные чувства.
Минуту спустя трансляция возобновилась. Серо-желтый болид шел вторым, точно за лидером, а красный гонщик откатился к десятой позиции. Камеры во всей карсе показали глубокие царапины и вмятины, появившиеся на бортах серо-желтого и красного болидов.
- Ну, я же сказал. – кивнул Бластер.
Со стороны маленького косморазведчика раздался хорошо различимый тяжелый вздох.
- Ты на Санни что ли поставил? – поинтересовался кассетник.
- Я никогда не ставлю на него. – буркнул Космос.
- И правильно. – усмехнулся Бластер.
Он поднялся на ноги, получив недовольные высказывания за то, что закрывает обзор тем, кто сидел выше.
- Не будешь досматривать? – удивился косморазведчик.
- Не, пойду, займу очередь в кассу за выигрышем. Один круг остался, Страйкера уже не обойдет никто.
Кассетник начал пробираться по ряду к лестнице. Еще несколько трансформеров поднялись с мест и тоже начали продвигаться к выходу.
- Эх, а я так надеялся увидеть прежнего Санстрикера. – огорченно вздохнул кто-то из поклонников известного гонщика.
Голубые окуляры разведчика смотрели на экран. До окончания гонки оставался один круг. Лидерский танцем синхронно уведичил скорость, отрываясь от основной массы участников. Бластер был в чем-то прав, догнать их на этом этапе остальные участники гонки уже не могли. Прав в чем-то, но не во всём.
- «Санни!» - позвал Космос, активируя внутреннюю личную линию.
- «Да?» - тут же отзвался Санстрикер.
В голосе гонщика слышалось беспокойство, ведь партнер никогда не отвелкал его во время гонок, а если вызвал, значит, что-то важное было. Или может что-то случилось. Или…
- «Обойди его.» - быстро оборвал Космос все возможные догадки Санстрикера.
- «Что?» - не понял гонщик, который был занят маневрированием в узком коридоре, зажатом отвесно поднимающимися скалами.
- «Я хочу, чтобы ты пришел первым.» - произнес Космос.
- «…» - молчащая внутреняя линия не издала ни звука, зато Космос очень хорошо ощутил неподдельное удивление партнера.
- «Для меня Санни, пожалуйста.»
В слуховых рецепторах космического разведчика стояла удивительная тишина, при том, что вокруг разговаривали, пыхтели, ворчали поклонники Санстрикера и шумно радовались поклонники Страйкера. Звенящая тишина в слуховых рецепторах и несущийся по ущелью серо-желтый болид в окулярах. Серо-желтый болид, который на очередном повороте внезапно словно поднырнул под ярко-синего гонщика, прошел под ним, чиркая днищем по дну ущелья так, что аж искры посыпались фонтаном, и оказался впереди, заняв позицию номер один.
Трибуны потонули в единогласном вопле удивления-радости-возмущения. Болельщики кричали, повскакав со своих мест. На середине лестницы во всю глотку яростно орал кассетник в красной броне, а маленький косморазведчик сидел и улыбался.
На огромных экранах было видно, как ярко-синий болид тщетно пытался вернуть себе потерянную позицию. Санстрикер отдавать лидерство совершенно не собирался. Болиды терлись об узкие стены ущелья, вертелись в поворотах, чиркали друг об друга бортами, но позиция не менялась. Выход из ущелья стремительно приближался, а там финишная прямая. Страйкер в отчаянном рывке прижал Санстрикера к ребристой стене ущелья. Полетели фонтаны искр.
- «Санни!» - Космос вскочил на ноги и на внутрнней линии услышал яростное рычание партнера.
Вильнув, Санстрикер вырвался и ударил стабилазиторами по носу синего болида, сбивая его с курса. Страйкер чиркнул по стене ущелья, выровлнялся и снова бросился за Санстрикером. Финиш стремительно приближался. Зрители попеременно смотрели то в экран, то в сторону пустыни, откуда раздавался стремительно приближающийся надсадный вой двигателей. Зрители орали, комментаторы вместе с ними.
Синий и серо-желтый болиды мчались над пустыней к финишной черте. На скорости, предельной для модификации. Борт к борту.
- «Я люблю тебя.» - прошептал Космос, не ощущая, как по его лицу стекают капли омывателя.
- «Аааааррррр!!!!!»
Казалось бы, скорость выше быть не может, предел достигнут, но нет, серо-желтый болид ускорился, выходя вперед. И еще немного. И еще…
Трибуны выли на одной ноте.
Финиш!
Серо-желтый болид первым пересек контрольную черту, опередив соперника на четверть корпуса.
Жуткий вой двигателей стих и вообще стал не слышен за криками болельщиков. Санстрикер вылетел на середину стартового поля и сменил режим трансформации, выпрямляясь в полный рост, оборачиваясь к трибунам и пытаясь разглядеть за стоящими рядами болельщиков, скандирующих его имя, невыского космического разведчика в зеленой броне.
- Санни!
Страйкер, тоже сменивший режим трансфрмации, бросился к альфе, заключая в объятия.
- Ты лучший! – проорал Страйкер, пытаясь перекричать трибуны и напрочь забыв, что у него есть внутренняя линия. – Прости, что я тебя приложил.
- Это гонки, мелкий. – Санстрикер сверкнул своей фирменной ухмылкой и хлопнул бэту по плечу. – Все нормально!
- Санни, отличное выступление!
- Санстрикер, молодец!!!
На поле раздались приветствия и поздравление других участников гонки, прибывающих и меняющих режим. Вокруг Санстрикера быстро собралась толпа гонщиков, техников. Его обнимали, хлопали по запыленной броне, а он отвечал, а взглядом все по трибунам скользил. На периферии толпы, которая собралась вокруг желто-синего тандема, мелькнула красная броня и Санстрикер безошибочно опознал навершия шлема кассетника. Прежде, чем гонщик успел об этом сказать стоящему рядом Страйкеру, с воодушевлением рассказывающего другим участникам гонки как он ПОЧТИ победил, кассетник на мгновение исчез, наклонившись, а потом выпрямился, поднимая на плече миниатюрного трансформера в броне зеленого цвета. Губы Санстрикера дрогнули, раздвигаясь в оскале. От его яростного рычания все, кто стоял поблизости, сочли за благо подвинуться.
Расталкивая стоящих на пути гонщиков и техников, Санстрикер в долю секунды оказался возле бывшего соперника и стащил с его плеча своего партнера.
- Даже не думай! – рявкнул гонщик.
- Да иди ты! Псих ненормальный. – не остался в долгу кассетник, которому на самом деле очень нравилось дразнить Санстрикера (но, кончено же, Бластер это всегда отрицал даже перед самим собой).
Косморазведчик, оказавшийся в крепких партнерских объятиях, попробовал шевельнутся, обнаружил, что это весьма затруднительно и постучал пальцем по плечу в желтой броне.
- Еще раз Космоса тронешь, я тебе руки оторву! – рычал Санстрикер.
- Ой, испугал. Смотри не надорвись. – ухмылялся кассетник.
- Не надорвусь, чтобы больше…
- «Санни!» - воззвал по внутренней линии Космос.
Косморазведчик отлично понимал, что после азарта гонки, когда у партнера нейросеть горячая, ничем хорошим подначивания Бластера не закончатся. И про то, что Бластер подначивает специально, тоже понимал. И что, спрашивается, с этим делать? Стоящие вокруг уже расступились, организовав своеобразный ринг на случай переговоров, которые ведуться с помощью кулаков, встроенного вооружения и разных подручных средств. Видеокамеры, летающие прямо над ними, передавали изображение на огромные экраны. Зрители на трибунах в большинстве своем расходиться передумали, и заняли ближайшие места, с интересом наблюдая как лидер гонки, обнимающий кого-то в зеленой броне, орал на ухмыляющегося кассетника.
Космос во всей красе представил (и был абсолютно прав в своих предположениях), о чем переговариваются сейчас на трибунах: «О, погодите, что такое было лет этак хреналион назад! Помните, помните? На Центральной Базе еще? КАК НЕ ПОМНИТЕ!!?? Да это же Бластер! Санстрикер с ним бои без правил устраивал вот за того мелкого трансформера! Да не бэта! Партнер! Как чей партнер? Санстрикера. В смысле быть не может? О, там такое было, ТАКОЕ!!! А вот тот в синей броне, который вторым пришел, это их бэта. Да не Бластер и Санстрикера! А Санстрикера и того в зеленой… Как его там зовут-то? Он вроде как разведчик космический. Да не Страйкер разведчик, а партнер Санстрикера, который альфа Сатрайкера и бывший партнер Бластера. Что? Кто? Сейчас партнер Бластера вот как раз Страйкер. А почему Санстрикер орет на кассетника и так зеленого обхватил? Ну… А о чем я тут только что распинался?! Подключите, наконец, цепи логические! И вообще не отвлекайте, дайте посмотреть!»
Космос попробовал дозваться партнера по внутренней линии, но ответа не получил. Было очевидно, что все внимание гонщика в данный момент направлено на бывшего соперника.
- Не смей даже думать о нем! – не унимался Санстрикер. – В серпантин нашинкую!
Ухмылка на лице Бластера стала еще шире. Гонщик в серо-желтой броне в ярости зарычал, собираясь от слов перейти к исполнению обещаний. Исхитрившись развернуться, Космос обхватил голову партнера и впился в его губы, затыкая и рычание, и вопли, и все остальные возмущения.
Над трибунами прошелестел всеобщий вздох. Улыбались зрители, наблюдая на экранах поцелуй крупным планом, улыбались гонщики и техники, улыбался Бластер. Не улыбался только Страйкер, подошедший к партнеру сбоку и отвесивший полновесный удар по его корпусу.
- Это что было? – спросил гонщик в синей броне, зло полыхнув окулярами.
- Да я же… - кассетник быстро понял, что тот воспринял всю сцену очень серьезно. – Я же в шутку!
- А мне не смешно! – стиснув зубы прошипел Страйкер, у которого на синей броне стали появляться зеленые пятна.
- Прости. – мгновенно утратив веселый настрой, Бластер притянул партнера к себе.
Жесткий и напряженный Страйкер не отстранился, но и на объятия не ответил.
- «Допрыгался?» - раздался в шлемофоне кассетника вопрос, произнесенный злым едким голосом.
Бластер взглянул на Санстрикера, который все еще целовался с Космосом, но смотрел при этом в упор на бывшего соперника.
- «Я же тебя предупреждал и поводу Космоса, и по поводу Скипджека. Процессоры вышибу» - напомнил гонщик.
Удивительно, но Бластер спорить не стал, даже и не ответил ничего в своей обычной манере. Вообще ничего не ответил. Вместо этого обернулся к своему партнеру, притягивая его еще ближе.
- Джеки, прости. – произнес он.
- Если я тебе не нужен, если ты … то зачем? – потускневшие окуляры Страйкера смотрели мимо Бластера.
- Только ты и нужен. – кассетник поднял голову. –Мне просто нравится Санстрикера злить.
- Не надо так больше. – попросил Страйкер.
Руки в синей броне легли на предплечья кассетника. Взгляды, наконец, встертились. Мысленно Бластер пожелал себе срочной прочистки процессоров. Правильно говорят, что у него в процессорах логических цепей не хватает. Ничему его опыт не учит, что ли? «Я люблю тебя, Скипджек. Прости, дрона безпроцессорного, заигрался.» Вслух кассетник свои мысли не озвучивал, но во взгляде партнера что-то переменилось, ушла отстраненность, затаенный вопрос, обида.
- Куда сейчас? – спросил Бластер.
Страйкер огляделся по сторонам. Огромные экраны были отключены, последние зрители покидали трибуны, расходились и гонщики с техниками, которые на поле были.
- Отмечать пойдем. – вместо Страйкера ответил Санстрикер, подходя ближе.
Бластер едва сдержался, чтобы не фыркнуть. Гонщик в серо-желтой броне все еще держал Космоса на руках, причем держал так, что у того не было ни одного шанса выскользнуть из объятий. Впрочем, разведчик не протестовал.
Компания двинулась к выходу со стартового поля.
- «Бластер?» - по личному каналу позвал Страйкер, для которого не остался незамеченным взгляд, которым партнер проршелся по альфам гонщика.
- «Извини, так тебя на руки взять не смогу. Хотя очень хочется!» - Бластер подмигнул партнеру окуляром, а вслух обратился к Санстрикеру. – Ну? Как же это альфа не помог своей бэте? Отнял первое место!
- Как это не помог? – голубые окуляры Санстрикера округлились в притворном удивлении. – Еще как помог!
- Да? И как же это, интересно? – с оттенком язвительности протянул кассетник.
Страйкер бросил на партнера предупреждающий взгляд и поробовал отодвинуться, а тот только крепко обхватил его за талию, придвигая к себе обратно.
- Помог осознать, что даже если расклад заранее известен, то не стоит терять бдительности и расслабляться. – ответил гонщик в серо-желтой броне, протянул руку и прищелкнул пальцами по синей антенне своей бэты. – И не стоит зазнаваться и думать, что самый лучший именно ты и никто тебя не обойдет.
- А ведь по твоим словам выходит, что самым лучшим оказался ты? А? – поинтересовался Бластер, изо всех сил постаравшись, чтобы вопрос прозвучал нейтрально, но никого не обманул.
Рука Страйкера, которая лежала на плече, покрытом красной броней, сжалась, а косморазведчик бросил на кассетника предупреждающий взгляд.
- Да. Я – лучший. – спокойно ответил Санстрикер и широко улыбнулся. – Есть вопросы?
- Нет, нет, никаких. – покачал головой трансформер в красной броне и засмеялся. – Для меня самый лучший – это Скипджек. И нечего скрежетать когтями о мою броню, Страйкер, я не про тебя говорю, а про Скипджека.
Тут уж засмеялись и остальные.
Пройдя через коридоры комплекса, где располагались тренировочные стенды, мастерские, отсеки для отдыха и прочие хозяйственные и технические помещения, трансформеры вышли на широкую площадь.
- На своих или катер возьмем? – спросил Скипджек, который входил в комплекс со стороны арены как гонщик Страйкер, в броне синего цвета, а вышел в броне зеленого цвета и с другой конфигурацией некоторых элементов.
- Катер. – быстро ответил Космос, который ощущал нестабильность энергополя партнера.
- Кстати, а броню зачем меняешь? – поинтересовался Санстрикер, взглянув на бэту. – Твои приятели с Трессы так старательно растрепали кто ты такой на самом деле, что в курсе все сообщество.
- Привычнее так. – Скипджек пожал плечами и указал на вместительный планетарный катер. – Загружаемся.
- В отсек? – задал вопрос Бластер, усаживаясь на широкое пассажирское сиденье.
- В отсек. – буркнул Скипджек, набирая координаты на маршрутизаторе. –Шеллтрейс уже засыпал вопросами куда мы провалились и долго ли нас ждать.

Шеллтрейс проштрафился, участвуя в гонках на одной из только-только восстановленных планет третьего кольца. Ладно бы в обычных гонках, но нет. На несертифицированном полигоне, в нелегальных гонках! Может бы никто и не узнал бы, не вылети он там с трассы в ущелье. А магнитных ловушек не было. Хорошо хоть, что разбился не сильно. Отделался переломами нижних конечностей и выдранными участками верхней брони на спине, но метнулись за ним всей толпой, как только получили сообщение об аварии. Весь полет до третьего кольца Санстрикер сидел молча, с поблекшей броней, зато весь полет обратно заперся с Шеллтрейсом один на один в отсеке и ездил бэте по антеннам гневными высказываниями о правильной работе логических цепей, о самосохранеии и о гонках и гонщиках в целом.
Вот после этого инцидента Шеллтрейс был отлучен не только от полигонов, но и от зрительских трибун. Зато в случае отсутствия старшего поколения (а отстутстволо это поколение весьма часто) все младшие братья на него оставлялись. Молодой гонщик скрипел клыками, но альфам недовольства не высказывал; Санстрикеру бесполезно – только снова получишь многочасовую лекцию о правилах безопасности, а к Космосу даже не пробовал, достаточно было ОДНОГО укоризненного взгляда еще в госпитале, чтобы любые возражения испарились из процессора и никогда не возникало желания их высказать маленькому косморазведчику. С того самого инцидента прошло уже около двухсот лет, но запрет на участие в гонках для Шеллтрейса все еще оставался в силе.

На Теркане вся жизнь крутилась вокруг гонок. Ничего интересного на планетет больше не было - ни полезных ископаемых, ни производств, ни больших торговых площадок, поскольку от обычных торговых путей он лежал в некотором удалении. Специализацией планеты были гонки и только гонки, но они приносили такой доход, что ничего другого и не нужно было придумывать, да и организовывать дорого.
Город лежал к востоку от полигона, горных цепей и ущелий, на каменистой равнине. Он был небольшой, в сравнении со многими городами центральных планет, не говоря уже о городах-планетах, как Кибертрон, но предоставлял все удобства и развлечения на любой вкус. Легальные развлечения, строго сертифицированные, ибо нелегальные означали доход мимо казны, а за вливаниями в казну следили очень строго.
Весь город принадлежал управляющему совету, приобрести в частную собственность ни одно из строений было невозможно, но зато можно было снять на длительный срок. Обычно так снимали дома гонщиками, постоянно принимающих участие в терканских гонках, либо болельщики, постоянно эти самые гонки посещающие, либо тот, кто жил в городе по необходимости – владельцы мастерских, магазинов и тому подобных заведений. За право ведения своего бизнеса в городскую казну тоже делались отчисления. Разумеется, никто не отменял и подразделения внутреннего правопорядка. Благодаря всем этим факторам был всегда чистый и ухоженный.

Лететь было недалеко и вскоре катер опустился на посадочную платформу, расположенную на крыше одного из малоэтажных зданий в тихом жилом секторе, на самом дальнем от гоночного полигона конце города. Навстречу прибывшим выскочил высокий трансформер в зеленой броне, который был почти что копией Скипджека.
- Поздравляю! – он заключил Сантсрикера в объятия.
- Спасибо, Шеллтрейс. – гонщик обнял бэту в ответ и похлопал по плечу, прося отпустить. – А остальные где?
- Внутри. – ответил Шеллтрейс и кивнул на дверь. – Готовятся.
- Ну, пойдем посмотрим, к чему они там готовы. – предложил Санстрикер, двинувшись ко входу во внутренние помещения первым.
Шеллтрейс чуть задержался радом со Скипджеком.
- Ты молодец. Отличный заезд! – поздравил он старшего брата.
- Спасибо! – ответил Скипджек и смутился. – Я честно говоря сожалею, что Санни приложил там. Извинился, конечно же, но все равно стыдно и неудобно.
- Он же не в обиде, так что все в порядке. – заметил Шеллтрейс.
- А он на нас никогда не обижается. – Скипджек вздохнул.
- Да неужели? – буркнул Шеллтрейс.
- А ты сам виноват. – ответил брат, который понял мгновенно понял о чем речь. – Кстати, ты усмехаешься как он.
- Двести лет прошло! Двести!! У меня взрослый статус! Сколько можно мне ограничители ставить!
- А чего не демонтируешь их, раз считаешь, что несправедливо поставили? – прозвучал резонный вопрос.
Шеллтрейс разом поскучнел, сник, отвернулся, смотря на город.
- Не могу. – буркнул он. – Не, снять могу, но получится, что я их обманываю. Не могу так. Знаешь, я бы мог лекции Санни пережить сколько угодно, а вот тот взгляд Космоса еще раз увидеть не хочу.
Скипджек шагнул к брату, положил ладони на его плечи, передавая таким образом поддержку и сочувствие.
- Эй, и долго вы тут торчать будете? – крикнул Бластер, выглядывая в открытые двери.
- Идем уже. – ответил Скипджек и потянул за собой брата, несмотря на то, что тот попробовал упираться. – Пойдем. Сейчас-то чего? А со временем Санни перестанет тебя так воспитывать и ограничения снимет.
- Мелких пусть воспитывает. – тихо рыкнул Шеллтрейс, но упираться перестал.
- Они таких глупостей не совершают. Да и какие же они мелкие? Тебя младше на пару десятков лет всего.
- На пятьдесят. – мрачно уточнил Шеллтрейс и вздохнул.
Ну, конечно, увидев, чем закончилась его история, молодняк внял предупреждению и ни в каких авантюрах не усчаствует, или участвует, но поймать их «за руку» еще не успели.
- Заходите! Все только вас и ждут. – поторопил Бластер.
- Кто все? – удивился Скипджек, а Шеллтрейс только фирменно усмехнулся, в точности как Санстрикер.
С посадочной платформы попадали в большой зал, обычно пустой и ипользующийся исключительно для тренировок. Но не сейчас. В зале было шумно. Нет, ШУМНО. Скипджек даже опешил, увидев такое колическтво трансформеров. Большинство были гонщиками. Они все приветственно заговорили, закричали, засигналили при его появлении.
- Шлак, как на стартовой площадке. – проворчал кассетник, проталкивая застывшего в дверном проеме партнера. – Да заходи же!
К Скипджему первыми подскочили двое младших братьев в броне такого же зеленого цвета, и собственная бэта с красного цвета броней. Один из братьев тоже имел характерные ускорители и стабилизаторы гонщика, а второй, чуть пониже, не с такими изящными обводами, но зато с дополнительными антигравами на ногах, гонщиком не был. Троица поздравляла, спрашивали подробности.
Бластер, издав страдальческий стон, отошел к организованному здесь же, в зале, бару и присел на высокий табурет, наблюдая за происходящим. Младшие тормошили Скипджека, потом его из их цепких рук вырвали друзья по треку. И снова вопросы про гонку, вопросы как и почему. По лицу кассетника промелькнула тень. Он видел что партнер был немного, самую малость, но все же разочарован результатом. В принципе, кассетник доводы Санстрикера понимал, но почему-то в них не верилось. Ну, пришел бы вторым, ничего бы не случилось с тем самым знаменитым Санстрикером, в конце концов, он ведь далеко не всегда первым приходил. Так почему же сейчас не дал выиграть Скипджеку? Не дал выиграть совершенно неожиданно, в самом конце уже.
Бластер мог поклясться, что заранее Санстрикер этого не планировал. Почему же он внезапно меняет решение и вместо того, чтобы обеспечить первое место бэте, как и было задумано, выигрывает сам на пределе своих возможностей? Видно же, как энергополе понижено, нестабильно. На пределе на обгон пошел. Зачем? Чтобы самоутвертиться? Нет, это ж Санстрикер, у него и так самомнение размером со Вселенную, хоть на треке, хоть вне его. Санстрикер не стал бы ради этого напрягаться. Так почему же? А?
В поле зрения кассетника попал Шеллтрейс, который взял за локоть своего брата, который был по корпусу удивительно похож на Космоса (что было видно с самого первого взгляда на него), и отвел в сторону, начав ему что-то тихо, но напряженно говорить. Подслушивать, конечно же, не хорошо, но любопытство оно такое любопытство! Бластер перенастроил слуховые рецепторы, отфильтровывая лишнее.
- Ты вообще соображаешь, что делаешь, Стардаст?
- Ты о чем? – третий отпрыск Космоса и Санстрикера всем своим видом изобразил непонимание.
- Ты летаешь по заброшенным выработкам. – прошипел Шеллтрейс обвиняющим тоном.
- Я? Ты меня с кем-то путаешь. Никуда не летаю, ничего не знаю. – ответил Стардаст и попробовал выскользнуть из захвата.
- Врешь. – припечатал гонщик, сжимая плечо брата еще сильнее и вырваться не позволяя. – Я точно знаю, что летаешь. Я видел, как ты сдавал минералы.
- А это не мои. – Стардаст развел руками. – По случаю купил, а потом подумал, что они мне не нужны, и сдал.
- Да? И так пять раз покупал и сдавал? – Шеллтрейс наклонился к брату, чтобы видеть его окуляры, расширенные, пульсирующие, ярко-голубые.
- Ты за мной сделил? – прошептал тот.
Шеллтрейс наклонился еще чуть ниже и потерся носовой пластиной о носовую пластину Стардаста.
- Даааа.
- Шлак. – нелегальный космический разведчик прикрыл окуляры и сглотнул.
- Еще раз узнаю, что шляешься неизвестно где, да еще и с отключенным маркером, то из отсека один вообще не выйдешь. – пообещал гонщик. – Будешь сидеть со мной за компанию.
- Шелл, не говори альфам. – попросил Стардаст.
- Они вряд ли обрадуются. – хмыкнул тот.
- Ну, пожалуйста. – попросил разведчик.
- А почему это я должен молчать про твои подвыверты?
- Потому, что я тебя прошу, Шелл.
Шеллтрейс хотел еще что-то сказать, даже рот уже приоткрыл, но тут Стардаст открыл окуляры, взглянув на брата. Взгляд был прямой, открытый, честный. Гонщик замер, словно этот взгляд его гипнотизировал, не давал отступить или возразить.
В голове Бластера, который забавлялся этими «тайнами за семью печатями», словно щелкнуло. Гонщик, космический разведчик. И такой знакомый взгляд широко открытых окуляров. «Космос! – вспышкой возникла у него в процессорах догадка. – Ах, ты ж, шлак! Это Космос! Это он захотел, чтобы Санстрикер встал на первое место! А для самого Санстрикера на первом месте всегда только Космос! Так вот почему! Санстрикер выиграл для Космоса!»
Взгляд Бластера отыскал гонщика в серо-желтой броне, который беседовал с приятелями по треку, держа в одной руке бокал, а другую положив на плечо партнера. «Вот, значит, как. – хмыкнул кассетник. – Что ж, Космоса я тоже понимаю, он хотел, чтобы после долгого восстановления партнер вернулся во всем блеске. Ха! А кто бы не хотел. Но что-то сдается мне, что ощутив подзабытый вкус победы, Санстрикер больше не будет расчищать дорогу для Скипджека. И Джеки по возрасту давно не бэта, и это вам не военные действия, когда альфа прикроет бэту потому, что по-другому и быть не может. Гонки – это развлечение все-таки, пусть и со своими опасностями и заморочками. Скипджек это понимает процессорами, но не принимает. Мда… Хоть и не бэта по возрасту, и опытный, но выходит до мастерства и опыта Санстрикера еще не дошел, раз уступил ему, только восстановившемуся. И что мы имеем в итоге? Моего обиженного партнера! А я вовсе не хочу, чтобы Скипджек ходил обиженным или чувствовал себя вторым.»
Бластер налили себе слабозаряженного энергона из канистры , но пить не стал, сидел и думал, а заодно посматривал на все еще беседующих Шеллтрейса и Стардаста. Ну, и подслушивал тоже, чуть-чуть, совсем капельку. Послушал и активировал внутреннюю личную линию.
- «Джеки, а давно Шелл и Стардаст партнеры?» - спросил он.
На другом конце зала Скипджек подавился энергоном и закашлялся, стараясь вытряхнуть из воздуховодов попавшую туда жидкость. Бластер едва заметно улыбнулся.
«Вот как! А никто и не знал, оказывается.» - про себя отметил он.
К беседующим братьям направился не только Скипджек, но и Санстрикер, таща за собой Космоса, как на буксире. Отпив из бокала, Бластер удобнее устроился на своем месте, развернув все антенны в так сказать боевое положение. Впрочем, особо настраивать и прислушиваться не пришлось.
- Правда? – рыкнул Санстрикер, разворачивая Шеллтрейса лицом к себе.
- Что? – напрягся гонщик в зеленой броне, а сам загородил Стардаста.
- Я в последний раз. Больше не буду. – тихонечко бросил из-за корпуса брата Стардаст.
«Вот спалился, так спалился.» - посмеялся про себя кассетник.
- Чего не будешь? Коннектиться? – рыкнул Санстрикер.
- Чего?? – вытаращился Космос.
- А они проводкой путаются. – сдал Скипджек, взглянув на того альфу, что пониже. – Удивлен?
- Нет. Я знаю. – Спокойно ответил Космос и прикусил язык, когда на него уставились четыре пары окуляров.
- И с каких пор? – поинтересовался Санстрикер, но уже не рыча.
- Ну… - Космос замялся.
- Пятьдесят лет уже. Юбилей скоро будет. – ответил вместо него Шеллтрейс.
- Хм. – скривился гонщик в серо-желтой броне, который очень не любил, когда за его спиной разводят тайны. – Ладно, поговоим об том позже, можете…
Молодежь облегченно выдохнула и приготовилась сбежать (не иначе как выработать общую стратегию и сверить показания).
- Подожди. – остановил Космос. – А про какой последний раз ты говорил, Стардаст?
«Что называется, сбил на взлете. – посмеялся про себя Бластер, рассматривая вытянувшиеся лица молодого поколения. – И заметались, заметались. Эх, ну, куда им до разведки. Молодец, Космос!»
- Сами расскажете или как? – холодно поинтересовался Санстрикер.
- Мы расскажем, обязательно, но чуть позже. – тут же ответил Шеллтрейс. – Это он про мои апгрейды говорил. Но я не гонял на треке, честной слово.
«Ай, красота! Ну, как не выгородить партнера, тем более, что потом тот отблагодарит. - продолжал развлекаться наблюдениями кассетник. – И натурально так врет. Интересно, у кого учился. Ни Санни, ни Космос так не умеют, и Скипджек, кстати, тоже. Талант-самородок.»
Окуляры Санстрикера сузились, превратившись в горящие ярко-голубым светом щелки. Что-то не верилось ему в правдивость этого объяснения, но с другой стороны, и причины не верить не было.
- Ладно, потом покажешь свои апгрейды. – кивнул он, показывая, что разгвор закончен.
Шеллтрейса и Стардаста как ветром сдуло. Кассетник ни на секунду не усомнился, что они помчались штудировать последние усовершенствования брони для гоночных трансформ. Пусть и со взрослым статусом, но своего места они не забывали, и не забывали, что Санстрикер – альфа. Альфа с большой буквы причем.
Это развелчение закончилось, кассетник поискал следующее. Но вроде все было мирно и тихо. Никто не швырялся обвинениями, предложениями, канистрами с энергоном или еще чем потяжелее. Гости азартно обсуждали гонки и все, что с ними было связано, но границ приличий в поведении не переходили.
- Кстати, о гонщиках. – Бластер поискал взглядом красный корпус своей бэты.
Да, это было забавно, что собственная бэта – копия партнера во всем, кроме цвета брони. Тогда, когда выяснилась прошивка, Бластер сперва опешил, даже не зная, как реагировать. Гонщик! Кругом одни гонщики! Вроде как ненависти к этому виду трансформы больше не было, а если задуматься, то и не должно было быть совсем. Не гонщиков надо было обвинять, а самого себя, но… Но… Привычки живут долго. И гонки со всеми их атрибутами, и гонщиков в том числе, Бластер по-прежнему не жаловал. Не ненавидел, нет, ни в коем случае. По привычке ворчал просто, но на трибуны ходил регулярно, когда Скипджек выступал. И бэту свою собственную от участия в гонках не отговаривал. Ну, судьба у него такая, быть окруженным гонщиками. Ничего не поделаешь!
- Ну и куда он провалился? – вслух вопросил связист, осматривая зал.
- На посадочной площадке. – раздался ответ сбоку.
Повернув голову, Бластер увидел присевшего на соседний табурет Рэведжа, но совершенно не удивился. Этот миниатюрный десептикон умел возникать буквально из ниоткуда совершенно бесшумно. Скользнув по соседу взглядом, Рэведж уставился в зал, неторопливо потягивая из бокала искрящуюся жидкость.
- Спасибо. – кивнул кассетник.
Подключиться к камерам наблюдения, которыми был оснащен весь жилой комплекс, кроме личных отсеков, он действительно увидел сидящего на посадочной платформе гонщикав красной броне, который был копией Скипджека. А напротив него сидел еще один трансформер, но в броне зеленого цвета, тот, который вместе со Стардастом выбегал приветствовать альфу и брата. Эти двое увлеченно играли на голографе в какую-то игру.
- Хм.
Не то, что Бластер был против игры. Вопрос, а было ли между играющими что-то большее, чем игра, возник в его процессорах сам с собой, поскольку сцена с Шеллтрейсом и Стардастом вот только-только случилась. Что ж, это было просто выяснить.
- «Скиппер.» - позвал Бластер по личному каналу.
- «Мммм?» - отозвался трансформер в красной броне, не прерывая игру.
- «А ты с Раннером в каких отношениях?» - спросил связист.
Скиппер поднял голову от голографа, смотря прямо на того, кто сидел напротив. Не наблюдая никакого движения на экране, Раннер тоже поднял голову.
- Эй, - окликнул он. – Ты чего завис? Твой ход.
На губах Скиппера заиграла улыбка. Отложив голограф в сторону, он пересел к Раннеру ближе, положил ладони ему на плечи, наклонился и поцеловал.
- «Вот в таких. – прозвучал на линии Бластера ответ. – А подглядывать не честно.»
Внутренний канал мгновенно оказался заблокированным.
- Хм.
Бластер отключился от камер наблюдения. Всё, что он мог увидеть, уже увидел. Не расстроило, но и не порадовало. Разбираться с Санстрикером, у которого был «пунктик» насчет своих бэт, прямо сейчас не было никакого настроения. Разберутся, конечно, но позже. Как можно позже. В идеале лучше бы вообще никогда. Но в «никогда» связист не верил, зная обстоятельность и серьезность своей Скиппера. Значит, нужно разговор проводить тогда, когда другая сторона будет очень-очень чем-то занята, просто по самые антенны. А может, все-таки не серьезно всё это? А?
- Не переживай. У них серьезно. - произнес Рэведж, который словно мысли прочитал.
- Я не переживаю. А ты откуда знаешь? – спросил связист, на всякий случай проверив, не говорил ли он чего вслух, но нет, не говорил.
- Тогда лицевые пластины контролируй и энергополе, раз типа не переживаешь. А про отношения я еще с Кибертрона знаю, да и тут все про всех видно для того, кто умеет смотреть. – ответил десептикон.
Действительно, Скиппер с Раннером жили на Кибетроне у Сайдвайпа и Рэведжа какое-то время, когда там обучение проходили. Плюс, Рэведж часто прилетал вместе со своим партнером то на Трессу, то на Теркан. Сайдсвайп в гонках не участвовал, но зато с удовольствием смотрел на выступления бэт своего брата-близнеца. Вообще, к бэтам у Сайдса было удивительно трогательное отношение, как считал Бластер. Этот разведчик с трансформой гоночного болида и помочь с тренировками никогда не отказывался, и за Скипером и Ранером присматривал, когда они на Кибертрон прилетали, и в Военную Академию молодняк лично провожал. Мда… Про всех все видно для того, кто смотреть умеет, это верно.
Связист отыскал взглядом высокого трансформера в броне красного цвета и с характерной конфигурацией брони. Сайдсвайп ожидаемо обнаружился рядом с близнецом и смеялся какой-то шутке Санстрикера, а вот на лице Скипджека, который стоял там же, было не слишком довольное выражение, хотя он и пытался это скрыть. Видимо, обсуждали прошедшую гонку. Что ж, действительно все понятно. Очень понятный расклад, да. Но ведь можно и переиграть, на будущее. Ведь так? Так, чтобы всем было… ну, хорошо. Так хорошо, что просто феерично!
- «Показательное выступление с Космосом решили устроить? Ладно. – Бластер поднялся с места. - Ты хорош как гонщик, Санни, но как альфа ты еще лучше, идеальный. И тебе идет быть носителем!»
Оставшийся сидеть за стойкой миниатюрный десептикон о мыслях связиста не знал и не задумывался, а смотрел на своего партнера, который одной рукой обнимал за плечи близнеца, а второй Скипджека. Он любил Сайдсвайпа, понимал, что тот хотел бы свою бэту, но у них самих Искры не сливались. У Сайдса напряжение сбрасывалось на пике роста и соответственно общего потока энергии не образовывалось. Но при всем своем желании, Сайдс всегда отказывался от бэты по договору, хотя Рэведж предлагал ему такой вариант не единожды. Что ж, десептикон не наставивал, но и от поиска решения не отказывался. Не сработало в первый раз, ничего, он упорный, попробует еще раз, и еще. Ведь его планы всегда исполнялись, не так ли?

Феерически

Праймус, великолепная работа. Чувственная. Интригующая. Со счастливым концом. Божественная - одним словом. Да и что говорить, когда все очевидно?
Было очень интересно следить и переживать за персонажей. Я дочитал и буду снова перечитывать(и не один раз!). Как все раскрыто, как написанно.. Уф, не могу описать словами. Искра полыхает как сверновая! Испытываю неимоверное счастье и благодарность за то, что вы осчастливили не только меня. Спасибо. Большое спасибо:")

Если опустить эмоции, которые забили фантаном, то хочу поинтересоваться. Вы будете писать еще что-то(очень надеюсь и с радостью бы прочел)?

Большое

Большое спасибо за отзыв! Мне очень приятно, что история Вам понравилась и вызывает желание к ней вернуться :-)

По трансформерам писать в ближайшее время ничего не буду совершенно точно, в дальнейшем может небольшую зарисовку. В планах уйти в ориджи.

Bestiya

Bestiya здравствуйте.
Можно спросить, почему Кейд до этого момента никогда не говорил Рэтчету те слова, что он произнес. Про то, что медик о нем заботился и т.д.? Почему он именно в Рэтчете увидел того, кого ему не хватало.
На протяжении всей серии мне казалось, что Рэтчет с маленькой нериязнью к нему относился и особых теплых чувств (не партнерских) к нему не проявлял. Так, как вышло, что именно Рэтчет стал для Кейда единственным, кого можно назвать Альфа.

Здравствуйте.

Здравствуйте. Для того, чтобы прозвучали те или иные слова, в большинстве случаев должны произойти какие-то подходящие события и обстоятельства сложиться нужным образом (очень утрированно: никто не побежит поздравлять со свадьбой во время похорон).
1. В случае с Рэтчетом и Кейдом обстоятельства сложились нужным образом (Кейд внезапно носитель, заискрение внезапно с проблемами, ему внезапно страшно, что все это может плохо закончится, а Рэтчет внезапно был рядом) и именно Рэтчет задал вопрос, на который Кейд честно ответил.
2. Рэтчет не относился и не относится к Бэррикейду с неприязнью, иначе передал бы этого "пациента" другим медикам (да, мог, да, Блэкауту ничего объяснять не нужно было бы, да, вертолет не стал бы настаивать).
3. Бэррикейд выбрал Рэтчета на роль альфы подсознательно, не анализируя мысли и не давая себе в этом отчета, то есть этого факта не осознавал; и не прям в один момент. И это не Бэррикейд озвучил, что ищет альфу, что выбрал Рэтчета. И не Рэтчет сделал вывод, что альфой Кейд хотел бы видеть его самого.
4. Чувства? А какие должны быть? Глава медкорпуса должен был его заключить в любящие объятия и пролить тонну обывателя? "Люк, я - твой отец!" Медик, вообще-то, ревновал довольно долгий период времени, но понимал, что это его проблемы, а не Бэррикейда (который от Блэка бесповоротно ушел). Нормально Рэтчет относился к Бэррикейду, не как к постороннему (провел операцию и забыл). И, если уж на то пошло, то это был выбор Бэррикейда (хоть и подсознательный), а Рэтчет (поразмыслив над ситуацией с подсказки Блэкаута) не отказал.
5. Объяснение почему Кейд выбрал Рэтчета дано в диалоге Рэтчета и Блэкаута в эпилоге, дублировать текст эпилога в комменты не вижу смысла.

Большое

Большое спасибо за развернутый ответ)))

Пожалуйста :-)

Пожалуйста :-)

Как и

Как и ожидалось, вторая часть не менее прекрасна, чем первая. Богатая, насыщенная и такая живая.
Бэррикейд тут раскрылся по-другому. Здесь он мне показался таким уязвимым, ранимым и очень искренним, что сердце щемило . Даже не смотря на все что он делал ранее, кем он был и каким стал, он все же хотел, чтобы настоящего его смог кто-то увидеть, понять, что ему было так необходимо.
Вот уж было для меня сюрпризом, когда этим трансформером оказался Рэтчет, более того меня приятно удивило, что Кейд видел в медике того, кто можно считать Альфа.
Рэтчету хочется пожелать больших сил, он прям нарасхват был эти две части. Всем все надо, все надеются на волшебные руки и процессор медика.
За остальных персонажей очень рада.
Спасибо за эпилог, у меня океан впечатлений от прочитанного. Вы оживили абсолютно всех персонажей и наделили невероятным умом и характером.
Спасибо, что не бросили серию и довели до логического завершения.
Зарисовочки оставила на сладкое))))

Большое

Большое спасибо за отзыв! ))))
В принципе, никто, кроме Рэтчета, на эту роль для Кейда и не подходил. Так что все очень удачно сошлось ))) А сил у медика на всю ближайшую компанию хватит, не просто же так он Эмиссар)

:-) :-) :-)

Да, Вы правы. Я

Да, Вы правы. Я думаю Бамблби тоже может рассматривать его, как Альфу. Ведь Рэтчет о нем очень всегда беспокоился, заботился и старался оберегать так как может.)))

))) У Бамблби

))) У Бамблби альфы были (приемные), он рос в нормальной обстановке (о нем заботились, его оберегали, воспитывали), так что Рэтчета он будет воспринимать как наставника, старшего по званию и т.п.

Понятно. Спасиб

Понятно.
Спасибо)))

:-)

:-)

Какой подарок!

Какой подарок! Такая тяжёлая неделя, и такая радость по её окончании! Много часов полного погружения в любимую историю, переживания за героев, моделирование сложнейших ситуаций. Спасибо, спасибо, спасибо!

Замечательно,

Замечательно, что эта история смогла поднять Вам настроение и скрасить будни! ))))
Большое спасибо за любовь к МО ))))

Спасибо! TwT

‌Это потрясающе! У меня слов не найдется, чтобы полностью описать все чувства и эмоции от прочитанного. Невероятная история, невероятные сюжеты и персонажи - такие знакомые, родные, живые и безумно интересные. За это время я прониклась симпатией ко всем ним(за редким исключением), а с некоторыми только познакомилась, но переживала вместе с ними, радовалась, боялась. В последних частях ревела почти без остановки... Это потрясающее жонглирование фактами и невозможность отличить оригинал от авторской задумки!!..Вы просто молодец! Я наткнулась на это сокровище только в прошлом году и, если честно, то сначала мне было жутко непривычно от необычных пар, поэтому, чего уж там, читала выборочно с теми кого знаю...Где-то на части с Би(где он чуть не умер) и Кейдом я поняла, что ничего не поняла и концы с концами не сходятся. Вернулась к первой главе, начала с начала, и... всё. Затянуло по уши. Да так что до сих пор не могу выбраться. И точно знаю, что ещё не раз вернусь, чтобы перечитать снова и снова. Возможно, однажды, руки дойдут и я всё это чудо распечатаю и поставлю на полочку. Спасибо Вам за них! Большое-большое спасибо!

Спасибо

Спасибо большое за отзыв! Очень приятно! ))))
Я действительно пыталась объяснить какие-то события из канона и вписать события МО. Совмещение вроде бы удалось )))
Еще раз большое спасибо за оценку! :-)

Ах, как же было

Ах, как же было это прочитать. Спасибо вам)))

Спасибо! )))

Спасибо! )))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании