Мыльная опера "Трансформеры тоже плачут". Эпилог. Часть 2.

- Ты мне врал, получается? - в голосе Бэррикейда, который последние слова Блерра услышал, был оттенок укоризны и возмущения.
- Нет. – гонщик перевел взгляд на разведчика, который все еще сидел. – Я обещал, что отключу магнитные ловушки, и они были отключены. Антигравитационные поля я никогда бы не отключил.
- Даже с антигравитационным полем можно получить травму, упав с такой высоты. – произнес сикер, оглянувшись в сторону Бэррикейда. – Ты падал в основной форме. Если бы шлемом ударился, то процессоры мог повредить или шейный отдел нейроствола.
- Поэтому гонщики не меняют режим, вылетая страссы. – добавил Блерр.
- А он сменил. – с нажимом прозвучали слова Дизиджампа.
- Моя вина. – признал Блерр.
- Твоя. – бросил сикер, как припечатал.
Отвернувшись от гонщика, Дизиджамп подошел к Бэррикейду, ухватил его за плечевой сегмент и резким движением вздернул на ноги.
- Больше без страховки не гоняешь. – прошипел он.
Губы разведчика дрогнули, приоткрывшись в оскале, окуляры полыхнули гневом. Подняв голову к лицу сикера, Бэррикейд собирался высказать все, что думает по поводу указаний что и как ему делать, столкнулся со взглядом полыхающих бешенством синих окуляров.
- А если бы падал Бамблби? – сквозь клыки тихо прошипел сикер.
В процессорах разведчика мгновенно промелькнуло воспоминание, как он искал партнера среди обломков взорванных кораблей, безжизненных корпусов, плывущих в космосе после битвы с дройдами, и что при этом чувствовал.
- Нет. – прорычал Бэррикейд, отталкивая сикера. – Только не он.
- Не давай ему повода потерять тебя. – тихо произнес Дизиджамп. – Ты знаешь, как это больно.
Бэррикейд кивнул и отступил на пару шаков. Обернувшись в ту сторону, где вдалеке виднелись трибуны, он перенастроил окуляры. Темные ряды были пусты. Только на одном была четко видна стоящая фигурка желтого цвета. Бамблби смотрел прямо на Бэррикейда.
- «Извини.» - беззвучно шевельнулись губы десептикона.
Ничего не ответив, трансформер на трибунах прошел вдоль ряда до лестницы и начал спускаться в сторону выхода.
- Подбросишь? – Бэррикейд взлянул на сикера.
- Нет. – отказался Дизиджамп.
- Он улетит, пока я доеду. – прошипел десептикон.
- А ты поторопись. – прозвучало в ответ.
Зарычав, разведчик сменил режим трансформации и умчался по серпантину.
- Он не успеет. – произнес Блерр.
- Успеет. – уверенно ответил сикер. – Бамблби без него никуда не уйдет.
- Ты знал, что Кейд вылетит с трассы? – спросил гонщик.
- Я каждый раз жду, что это произойдет, – скривился Дизиджамп, - поэтому и нахожусь рядом с треком, не отключаю двигатели. И не просто так прошу сообщать мне когда вы гоняете. Ясно?
Взгляд сикера был столь выразителен, что гонщик невольно испытал стыд.
- Такого больше не повторится. – еще раз пообещал он.
- Надеюсь. – кивнул Дизиджамп. – Встретимся у катера. Думаю, что ты с Кейдом одновременно придешь. Выкатывайся.
Смотря вслед гоночному болиду, сикер фыркнул.
«Главное, чтобы новые неприятности не изобретались слишком быстро.»
Сегменты синего корпуса переформировались, и узкая крылатая машина свечой ушла вверх, поднимаясь над гоночным полигоном.

Дизиджамп присоединился к остальным минут двадцать спустя, давая им время на то, чтобы успокоиться. Похоже, он ситуацию переоценил, или недооценил, зависит с какой точки зрения посмотреть. Парковочное поле было так же пусто, как и трибуны. Всего один катер и три трансформера рядом. Когда Бэррикейд приобнять партнера, тот только передернул плечами и отстранился.
- «Ну и как тут?» - поинтересовался Дизиджамп по закрытой линии.
- «Как видишь.» – отозвался Блерр.
- Зайгружайтесь. – вслух произнес сикер и махнул рукой стоящим поодаль разведчикам. – Взлетаем.
Гонщик в синей броне первым забрался в катер и уселся на широкое пассажирское сиденье. Вслед за ним появились и планетарные разведчики. Молча. Не смотря друг на друга, и, кажется, даже отворачиваясь, чтобы ненароком не посмотреть. Бэррикейд сразу уселся рядом с креслом пилота, которое занял Дизиджамп, а Бамблби ничего не оставалось, как занять единственно свободное место рядом с гонщиком.
Катер оторвался от посадочной площадки и плавно начал подниматься вверх.
- Би, прости. – попросил гонщик. – Мне нужно было тебя предупредить, что антигравитационные ловушки всегда включены.
Бамблби молча кивнул, но ничего не сказал, продолжил смотреть в иллюминатор на уплывающую вниз планету. Минуту спустя гонщик придвинулся к нему, обхватив рукой за плечи.
- Я никогда не допущу, чтобы он пострадал. – тихо, так тихо, что это было почти не слышно за гулом работы двигателя катера, произнес Блерр.
- Почему не сказал? – разведчик в желтой броне обернулся и смотрел прямо на Блерра.
- Не хотел, чтобы Кейд знал. – ответил тот. – Он бы тогда не трек не пошел, а пошел бы…
- Да. – Бамблби едва заметно кивнул. – Я знаю куда бы он пошел. Ты в следующий раз все-таки предупреждай.
- Хорошо.
Гонщик улыбнулся, не разрывая контакта взглядов, поднял руку и мягко провел пальцем по лицевой пластине разведчика в желтой броне. Напряжение у него скачком пошло вверх, несмотря на попытки держать все под гонтролем.
- Хорошо. – повторил он, подался вперед и прикоснулся губами к губам Бамблби.
- «Блерр!» - раздался на внутренней линии окрик Дизиджампа.
В то же мгновение гонщика рванули в сторону, яростное рычание заполнило салон катера. Бамблби, который не ожидал ни поцелуя, ни того, что последует за ним, отшатнулся.
Драка (спасибо, что не боевиконов в полной нагрузке) была не самой лучшей идеей в ограниченном пространстве летящей машины.
- Не смей даже прикасаться к нему! – проорал Бэррикейд.
Блерр держал взбешенного десептикона, обхватив своими ладонями его кулаки, не давая открыть стопоры боевых когтей. А тот старался вырвать руки, ударить оппонента ногой, но в итоге едва не попал по приборам управления катером. Дизиджамп приподнялся, обхватил Бэррикейда поперек корпуса и резко отшатнулся вместе с ним назад, отрывая от Блерра и падая обратно на кресло пилота. Несмотря на бешенные попытки вырваться, сикер разведчика не отпустил.
Бамблби вместо Блерра обхватил ладони партнера. Десептикон зарычал. И тогда Бамблби быстро поцеловал его, пока Бэррикейд еще не успел ничего ни предпринять, ни сказать. Поцеловал и сразу отстранился. Трансформер в черной броне перестал вырываться.
- Би? – с вопросительной интонацией позвал он.
- Никогда не рискуй собой ради того, чтобы нейросеть пощекотать. – попросил Бамблби, отошел и сел обратно на свое место.
Гонщик ухмыльнулся и уселся рядом с ним. Бэррикейд оскалился, но с места не поднялся, так и продолжил сидеть в кольце обнимающих его рук. Лететь до пункта назначения оставалось всего ничего, минуты три-четыре. Дизиджамп прислонил голову к наспинным сегментам сидящего у него на коленях трансформера и тихонько, едва-едва поглаживал кончиками пальцев черную броню, считывая тактильными сенсорами состояние энергополя Бэррикейда. Тот был слегка раздражен, слегка раздосадован, а вот возбужден совсем не слегка. Совершенно машинально десептикон прижался бедрами плотнее к сикеру.
Бамблби, который смотрел в иллюминатор на приближающиеся крейсер и открытые ангарные ворота, скользнул взглядом по сидящим в кресле пилота трансформерам. Голубые окуляры на мгновении удивленно расширились, а потом сузились. И возбуждение партнера он отметил, и поглаживающие движения пальцев сикера, и … По его собственному бедру мягким поглаживающим движением прошлись пальцы гонщика, словно невзначай. Не дожидаясь, когда катер полностью сядет, Бамблби вскочил, ухватил партнера за руку и потянул к выходу. Колько рук, обнимающих Бэррикейда, разжалось. Планетарные разведчики выпрыгнули из катера как только открылся люк.
- У тебя напряжение зашкаливает. – потянувшись в кресле, произнес Дизиджамп, разглядывая так же сидящего на своем месте гонщика. – Любой свободный трансформер на крейсере будет рад помочь с этим вопросом, раз уж тебе некогда в сектор развлечений сходить.
- Не могу я так. – вздохнул Блерр, смотря как между катерами мелькнули фигуры в черной и желтой броне.
- Как так? – переспросил сикер и тоже посмотрел в ту сторону, куда смотрел гонщик. – Ты на Бамблби что ли запал?
- Нет. Би возбужден был, поэтому я так на него и отреагировал, а так нет, не запал я на него. Он же с Кейдом одно целое. Подразнить можно, а встать между ними – никогда. – ответил Блерр. – Да и не нужен мне никто временный. У меня же… партнер есть.
Сикер улыбнулся, посмотрел на гонщика, ожидая, что тот сейчас продолжит что-нибудь шутливое. А тот не шутил, не улыбался. Сидел и смотрел себе под ноги.
- Ты что, все это время ни с кем? – вытаращился Дизиджамп.
- Ни с кем. – подтвердил гонщик.
- Так тебе же еще его ждать лет сто, не меньше.
- Ничего, подожду. – Блерр пожал плечами. – Знаешь, как-то самому неприятно, когда хочу к кому-то постороннему подойти. Неважно, что разово, неважно, что я партнера своего терпеть не могу, что раздражаюсь от одной мысли о нем. Он все-таки у меня есть, а раз есть, то нечего проводкой путаться с кем-то другим. В медотсеке сброшу, не подавлюсь гордость.
- Ну…
Сикер во все глаза смотрел на известного гонщика и не знал, то ли удивляться принципиальности, то ли уважать за нее. Блерр мог любого на платформу позвать, и не отказали бы. Тем более, что партнер у него был лишь формально, и не знал об этом никто.
- Решение твое. – произнес сикер после паузы. – В медотсек все-таки сходи.
- Так вот сейчас и пойду. – кивнул гонщик.
Дизиджамп махнул рукой и тоже поднялся.
- Сам куда? – спросил Блерр, спрыгивая на посадочную платформу.
Прежде, чем ответить, Дизиджамп прислушался к своим внутренним ощущениям. Не подключая системы обрнаружения, он и так знал, где находятся его партнеры.
- Отдыхать пойду. – ответил сикер. – Я же на трек сразу после задания прилетел.
- Увидимся. – гонщик махнул рукой и направился через ангар в сторону подъемников, привычно отвечая на приветствия знакомых из подразделения и команды.

Трансформер в черной броне с высоко поднятыми над головой автокрыльями шел вслед за парнером по коридору и ждал, что хоть что-нибудь прозвучит по поводу инцидента. Не дождался. Бамблби молчал и по поводу едва не произошедшей катастрофы на треке, и по поводу драки в катере. И энергополе свое автобот тоже подавлял, не жалая показывать эмоции, и внутренняя линия была заблокирована.
- Прости. Я же не знал, что так…
Договорить десептикон не успел. Резко развернувшись, Бамблби впечатал его в стену, прижимая всем корпусом, впиваясь в губы нетерпеливым поцелуем. Блокировку энергополя он снял и на партнера обрушилась горячая волна, передающая и напряжение, и возбуждение, и откровенное желание. Бэррикейд застонал, скользя руками по корпусу в желтой броне, обхватил за бедра, попытавшись приподнять.
- Ты прямо в коридоре хочешь? – спросил Бамблби.
- Мммм…. – полыхающие красные окуляры сфокусировались на лице автобота. – Если помнишь, то ты сам как-то сказал «где угодно».
Запрос к памяти занял доли секунды. И правда, такая фраза была.
- Перед битвой с дройдами. – кивнул Бамблби.
- Ты пообещал, – на губах Бэррикейда появилась хищная улыбка, - «где угодно, хоть в командном центре, хоть на пульте управления главными орудиями».
- Так я и не отказываюсь.
Бамблби оглянулся по сторонам. Коридор был пока что пуст, но близость к агнару намекала, что это ненадолго.
- У меня другая идея. – Бэррикейд обхватил партнера за плечи и указал на ближайшый подъемник. – Давай на третий уровень.
- Ты серьезно? – не поверил автобот.
- Дааааааа. – пропел десептикон, уже загоревшись предвкушением.
- Но, нас же потом… - попробовал возразить автобот.
- Ты обещал. – прозвучало напоминание.
Бамблби взглянул на партнера, который уже начал фонить, остановил взгляд на его проткрытых влажных губах, расчерченных едва заметными тонкими шрамами.
- А давай! – на губах автобота заиграла такая же хищная и обещающая улыбка.

*
Возле проекционного стола стоял штурмовик в потертой серой броне с длинными лопастями за спиной. Он рассматривая объемное голографическое изображение одного из секторов галактики и целом был доволен ситуацией. Пограничные территории взяты, наконец, под контроль, ничего угрожающего по данным разведки не ожидалось. Да вообще всё, можно сказать, было отлично.
Оглянувшись, штурмовик взглянул на автобота, смотрящего новости по головизору.
- Работу на сегодня закончил? – прозвучал в отсеке вопрос, заданный низким голосом.
- А? – Рэтчет оторвался от экрана. – Не совсем. Решил перерыв сделать.
- Я не против. – Блэкаут присел рядом и провел рукой по бедру партнера.
- Дизи уже вернулся. – произнес автобот, делая вид, что занят головизором.
- Он сейчас в перезарядку уйдет после полета. – ответил Блэкаут, прижимая корпус медика к себе одной рукой.
- Выйдет из нее часа через два. – бросил Рэтчет, переключая новостной канал.
- А у меня как раз два часа свободных.
Перебрасываясь казалось бы ничего не значащими фразами, гигант улыбался. Ситуация его забавляла. Он чувствовал, что партнер расслаблен, спокоен и получает такое же удовольствие от пикировки фразами. Собственно говоря, такие разговоры между Стражем и медиком происходили регулярно и обычно заканчивались на платформе по общему согласию всех сторон. Случайно или намеренно, но Блэкаут и Рэтчет, которые еще и служебные обязанности имели, оказывались на крейсере одновременно по-большей части тогда, когда с заданий возвращался и Дизиджамп.
- Только два? – поинтересовался Глава медкорпуса.
- Хотел слетать в 7-ой отряд дальней разведки, посмотреть как они Базу восстановили. – ответил Блэкаут, подумал немного и добавил. – Но могу и перенести, торопиться мне некуда.
- Вот и не торопись. – по губам автобота скользнула незаметная улыбка. – Дизиджампа как раз дождешься.
Голографический экран перед автоботом внезапно отключился. Одним сильным движением гигант приподнял партнера и пересадил к себе на колени, наклонился лицом к его оголенной проводке на шее, шумно вдохнул.
- Рррэээтчеееет. – выдохом прозвучало в отсеке.
Фыркнув, медик потянулся, лязгнув всеми сегментами, с силой провел по серой потертой броне.
- Только без Искр. – предупредил он.
В ответ раздалось тихое низкое рычание, исходящее из глубин корпуса шрутмовика. Руки Блэкаута прошлись по наспинным сегментам автобота, скользнули по датчикам… Внезапно гигант замер, смотря прямо перед собой.
- Ты чего? – насторожился Рэтчет.
Мгновенно просмотрев внутренние протоколы, медик удостоверился, что сверхбыстрый сикер, который находился в соседнем отсеке, пребывает в стабильном состоянии, да и по связи Искр ничего угрожающего он не чувствовал.
- Какого шлака? – раскатилось по отсеку угрожающее рычание.
- Блэк?
- Огонь из орудий главного калибра. – сквозь стиснутые клыки ответил Блэкаут, поднимаясь с места и отпуская партнера.
- Нападение? – тут же спросил автобот, активируя линию связи с медицинским отсеком крейсера.
Командир штурмовых групп некоторое время стоял молча. Только по отсутствию энергополя можно было понять, что он собран, напряжен и готов действовать. Минуту, очень долгую напряженную минуту спустя его корпус словно расслабился.
- Чего там случилось? – спросил медик.
- По отчету орудие заклинило. – раздалось в ответ фырканье.
- А не по отчету? – тут же уточнил Рэтчет, который знал, что у того есть доступ ко всем видеофайлам и ни одно событие на крейсере не происходит, чтобы о нем не стало известно Блэкауту.
- Бамблби с Бэррикейдом случились. – прозвучал смешок. – На пульте управления.
Несколько секунд медик с удивлением смотрел на партнера, состыковывая информацию.
- Что прямо на пульте управления? – не поверил он, представив действо на малопригодной поверхности.
- Да. «Оружие заклинило», как же! – проворчал Блэкаут с явным весельем в голосе. – Чтоб их друг в друге заклинило!
- Немедленно возьми слова обратно! – прошипел автобот. – Блэк, немедленно возьми слова обратно! Хочешь, чтобы крейсер стал филиалом секции по воспитанию мелких?
Блэкаут развернулся и шагнул к медику, обхватывая его рукой и притягивая вплотную к себе.
- А я не против. – признес он низким голосом, в котором слышались заигрывающие и многообещающие ноты.
Опрометчиво подняв голову, Рэтчет поймал взгляд мерцающих красных окуляров, который тоже много чего обещал. Обещал, манил. И может быть глава медкорпуса и был бы не против провести два часа своего отдыха в соответствии с намеками партнера, но тут в его шлемофоне раздался вызов, потекли данные отчета, присланного медицинской службой.
- Подожди. – рука в желтой броне легла на потертую серую в отстанавливающем жесте.
- Чего ждать? – удивился гигант.
- Бэррикейд в медотсеке, заискрил. Временная блокировка. – на внутреннем экране в окулярах медика развернулся полный медицинский отчет. – Шлак! Слияние множественное. Я пошел.

В медотсек крейсера Глава медкорпуса пришел не один, а в сопровождении Блэкаута. Гигант мешать не стал, остановился у стены. Медики работали спокойно, без спешки и паники. К корпусу носителя, лежащего на ремонтно-медицинской столе, подключили системы энергетической поддержки, сняли часть тяжелой брони. Рэтчет проверил данные сканирования, подключился напрямую к внутренним диагностическим системам Бэррикейда и еще раз все проверил.
- «Рэтчет?» - вопросительно прозвучал голос Блэкаута на внутренней линии главы медкорпуса.
- «Да, множественное.» – подтвердил автобот.
Блэкаут про себя тяжело вздохнул. После битвы с дройдами и Бэррикейд и Бамблби тяжело принимали свои потери. И слияние они не пробовали до этого раза. И вот такое… Сжатым кулаком гигант с силой ударил по ладони другой руки.
- «Шшшлак.»
Рэтчет кивнул коллегам, которые уже закончили свою работу. Не взглянув на застывшего у двери командира штурмовых групп, четверо трансформеров с инсигниями медкорпуса на броне покинули отсек.
- Как он? – Блэкаут подошел к ремонтно-медицинскому столу.
- Не закончил сканирование. – отозвался Рэтчет. – Сейчас Бамблби придет, его из блокировки только что вывели.
- Он тоже заискрил? – спросил Блэкаут.
- Нет. У него критическая потеря энергии была. Сейчас уже лучше. – прозвучал ответ.
С последними словами медика, в дверях отсека появился автобот в тускло-желтой броне.
- Кейд. – прошептал он, шагнул к медицинскому столу и пошатнулся.
Блэкаут поймал падающего разведчика, помог ему дойти.
- Кейд. – Бамблби склонился над неподвижным корпусом партнера, прижался шлемом к его нагрудным пластинам. – Прости меня. Это я виноват.
- Почему ты? – задал вопрос Рэтчет.
Бамблби выпрямился, взглянул тусклыми окулярами на медика.
- Такое уже было, на Центральной Базе. Тогда тоже у Кейда множественное было. Понишь? – голосовой модулятор разведчика издал судорожный вздох. – Надо было у Кейда броню закрыть, а я раньше него в блокировку вылетел.
- Ты не виноват в этом. – штурмовик одной рукой удерживал разведчика от падения, а другой погладил его по плечу.
- Виноват. – качнул головой Бамблби. - Это же моя Искра отдавала энергию, в два потока, как… как будто она не одна у меня.
- Не одна. – тихо повторил гигант, смотря перед собой остановившимся взглядом и перешел на личную кодированную линию. - «Брат-близнец Бамблби был первым партнером Бэррикейда, он погиб до того, как они смогли это партнерство понять и осознать.»
- «То, о чем ты подумал, невозможно. У Бамблби одна Искра. Искры уходят и не возврщаются. Никакие силы не могут вернуть погибших.» - ответ медика был с привкусом горечи.
Взгляд мрачно горящих красным цветом окуляров встретился со взглядом Главы медкорпуса.
- «Никакие силы с нашей стороны.»
В процессорах медика распаковывались архивные данные, мелькали кадры: горящая Искра, которая не гасла миллионы лет, безжизненный копус сикера на подвесе.
«Я не знаю, что было на той стороне, но уверен, что всегда хотел вернуться». – сказал после реактивации Дизиджамп.
Вернуться к партнеру. Часть Искры, часть одного целого. Даже если и не Одна Искра на двоих, но партнерская, то всегда чувствует, сопререживает, любит. Говорят, что уходя за черту, связь прерывается. А если… Если остается что-то? То, что нельзя увидеть, понять?
«Всегда хотел вернуться.»
Рэтчет смотрел в лицо Блэкаута и точно так же, не отрывая взгляда, понимающе, на медика смотрел Страж. Они оба помнили.
«Искра… она выбрала сама.»
Отключившись от внутренней диагностики носителя, Глава медкорпуса несколько минут размышлял, потом встряхнул головой и обвел взглядом отсек, выхватывая отдельные фрагменты картины. Разведчик в тускло-желтой броне, по лицу которого течет омыватель, штурмовик, прижимающий его к себе, две руки, закованные в тускло-желтую и серую броню, лежащие на корпусе носителя, красивое лицо с застывшими неподвижными чертами, с погасшими окулярами.
- Изъятия не будет. – четко и ясно произнес Рэтчет. – Обещаю.
Два пары окуляров взглянули на него с неверием и надеждой.
- А Кейд? – прошептал Бамблби, сжимая в руке неподвижную руку своего партнера.
- В деактив не уйдет. НЕ говорю о том, что это будет легко и просто. – продолжил глава медкорпуса. – В данный момент он получает необходимую дополнительную энергию, через несколько часов выйдет из блокировки.
- А дальше? – снова спросил разведчик.
- Дальше будем смотреть. – Рэтчет указал рукой на соседний ремонтно-медицинский стол. – Запрыгивай. Подключу тебе поддержку. Или, если хочешь, в личный отсек иди. Бэррикейд в стабильном состоянии, так что за эти несколько часов ничего не случится.
- Я останусь.
С помощью Блэкаута Бамблби забрался на второй ремонтно-медицинский стол, подождал, пока ему подключат приборы, стабилизирующие и корректирующие напряжение энергополя и подпитку, и мгновенно отключился, перейдя в состояние сна. Трехпалая ладонь огладила контур его шлема, подбородка, провела по лицу.
- «Ты уверен?»
- «В своих обещаниях?» - правильно понял вопрос медик, смотря в спину партнера.
- «Да.»
- Уверен. – прозвучало вслух.
- «Множественное заискрение критично для наших внутренних коммуникаций.» - прозвучало все еще по внутренней линии.
- Верно. – отозвался вслух медик, но на замечание не обиделся. – Я не просто так долго диагностикой занимался. Бэррикейд носит две Искры сейчас. Больше было бы критично.
- «А есть случаи, когда при множественном бэты и носитель остаются в активе?»
- Перейди на открытую. – попросил Рэтчет. – Я скрывать ничего не собираюсь, а так они как раз себе в пассивную память все запишут.
Блэкаут обернулся и присел на край кушетки, которую занимал разведчик-автобот.
- Слушаю.
- Случаи есть. – ответил на ранее прозвучавший вопрос Рэтчет. – Мало, но есть. Проблема в том, что часто не могут правильно определить множественное заискрение и, соответственно, оказать вовремя помощь. Эта проблема была особенно актуальна тогда, когда наши системы были частично блокированы и не получали команды на самостоятельное раскрытие по швам трансформации. Сейчас такой проблемы нет.
- Совсем нет? – уточнил штурмовик.
- Этой проблемы нет, есть другая. – качнул головой медик. – Есть вариант, когда две бэты размещены в камере как один кокон и имеют один общий магистральный кабель подпитки. Если у носителя достаточно крупный корпус, то вмешательства может не потребоваться, только наблюдение. К сожалению, такой вариант крайне редкий и я видел такое только однажды. Случай Бэррикейда другой. Коконы будут свернуты не как один, а каждый по-отдельности и подпитка будет идти по дополнительно сформированным кабелям, подсоединенным к одному магистральному. Бэррикейд не относится к крупным формам, поэтому и коконы на конечном этапе формирования в нем не поместятся, и энергии для их питания ему не хватит.
- И?
- В такой ситуации предлагается погрузить носителя во временную блокировку, раскрыть пластины внутренней брони по стыкам, но магистрали не разъединять, дать коконам формироваться дальше. Разумеется, раскрытые пластины накрываются защитным полем. – ответил глава медкорпуса.
- Хм. «Предлагается». То есть, практического опыта нет, верно?
- Верно. Практики не было, только разработка. – подтвердил Рэтчет. – Но и других вариантов нет.
Взгляд красных окуляров прошелся по корпусу носителя, задержался на его лице.
- Вариантов нет. – медленно повторил гигант. – А почему не сразу в блокировку? И носители не будут гадать получится или нет, нейросеть мотать себе.
- Такое только при острой необходимости проводят, при тяжелых травмах носителя, когда по-другому никак. Обычно стараются хоть на несколько дней носителя из блокировки вывести. Потому, что иногда носитель не принимает бэту, если все время провел в блокировке, не успевает осознать, что стал носителем и его программа не включается. – ответил автобот. – Надо такое?
- Не надо. – отрицательно покачал головой гигант. – Я о таком не знал. А когда Кейда в блокировку?
- Ну… - окуляры медика тоже прошлись по корпусу десептикона в черной броне и снова задержали взгляд на его лице. – Он все-таки легкий. Неделя, максимум полторы. Это время он вполне может оставаться на крейсере, обстановка тут ему знакомая, спокойная, а потом на Парадрон.
- «Рэтчет…?»
- Я дал слово. – произнес глава медкорпуса.
- «Я тебе верю.» - Блэкаут улыбнулся и выдохнул перегретый пар. – Может, тоже пойдем отдохнем? Надеюсь, что без салюта обойдется в этот раз.
- Иди. – тут же отозвался Рэтчет.
- А ты?
- А мне везет на особенных пациентов. – развел руками медик, указывая сразу на два занятых стола.
Штурмовик встал с места, подошел к партнеру, обнял.
- Это потому, что ты особенный, Рэтчет. – выдохнули на антенны желтого шлема.
- Я бы был не против быть особенным поменьше. – раздалось ворчание.
В отсеке зазвучал смех Стража.

*
Отчет одной из медицинских служб Парадрона был прислан с пометкой «срочно». Срочного, на взгляд Рэтчета, там не было совершенно ничего. Просто кто-то решил перестраховаться и спихнул принятие решений на самое высокое начальство.
- Процессоры там что ли повально отключили все? – проворчал автобот.
Он немного подумал, решая, что же тут предпринять и как указать на очевидное несоответствие его должности и важности запроса, а потом переправил отчет Хайвентору. Пусть непосредственное начальство Парадрона полюбуется отчетом, а заодно прочистит процессоры подчиненных. А то моду взяли от принятия элементарных решений увиливать. Ответственность им, видите ли, брать на себя не хочется. Рэтчет вдогонку отправил еще свой личный комментарий по ситуации и мстительно усмехнулся, точно зная, что после воспитальной работы Хайвентора таких отчетов не то, что не будет, а даже и мысли не возникнет их создать.
С удовольствием потянувшись, автобот переключился с дел общественных на личное исследование, которое давно хотел закончить, но все никак не получалось.
- А что тебе мешает закончить? – произнес он подражая голосу Блэкаута, а ответил уже своим собственным. – То одно, то другое.
Впрочем, в данный конкретный момент ничего не мешало. И никто не отвлекал. Дизиджамп был на границе, Блэкаут еще два дня назад свалил на Кибертрон, аккурат к проведению объединенного Совета гражданского и военного секторов. Никаких катаклизмов, требующих срочного присутствия Главы медкорпуса не предвиделось.
На головном крейсере штурмовых групп, где базировалось подразделение Блэкаута, поддерживался идеальный порядок и неукоснительно соблюдалась субординация. Тут Рэтчету было хорошо и спокойно, заодно и за всем младшим поколением можно присматривать. Подумав о младшем поколении, медик усмехнулся.
Однажды на вопрос не пора ли мелким, некоторые из которых давно уже не были в разряде мелких, с крейсера сваливать, Блэкаут ответил, что «пусть все тут будут, в поле моего зрения». Вот так и сидели все «в поле ЕГО зрения»: Блэйдротор, Блэктоп, Бэррикейд, Бамблби, Блерр и все младшие. Улетали по делам, личным или служебным, но непременно на крейсер возвращались и отчеты о том, где находятся и в каком состоянии, присылали регулярно. «Тотальный контроль и безоговорочное исполнение приказов. Да, да, помню эти слова. Страж он и есть Страж.»
Вызов от входной двери в отсек прозвучал неожиданно. Обычно, если Рэтчет работал в личном отсеке, то его по ерунде какой-нибудь не беспокоили. Голографический экран показал стоящего перед дверью невысокого трансформера в броне черного цвета с поднятыми над головой автокрыльями. Рэтчет активировал замок и поднялся с места.
Гость зашел в отсек, осмотрелся.
- Можно я тут с тобой посижу? – красные окуляры остановили взгляд на лице автобота.
Глава медкорпуса подумал, что прошла неделя, а впечатление, что десептикон носит три, и надо бы его уже на Парадрон отправить, на всякий случай.
- Что-то случилось? – спросил он– Плохо себя чувствуешь?
- Ничего не случилось. – раздалось в ответ. – Если нельзя, то я пойду.
- Оставайся. – предложил автобот, подходя ближе. – Открой доступ к диагностике.
Часть брони на руке разведчика сдвинулась, и в открывшийся шлюз подключился выпущенный из руки медика кабель. Ничего угрожающего не было, но энергополе у носителя едва заметно мерцало, напряжение то повышалось, то понижалось, и нейросеть была напряженной.
- Давно не спишь? – спросил Рэтчет.
- Не могу нормально отключиться. – признался Бэррикейд. – Все время подскакиваю. Би хотел меня в медотсек отправить, а мне там лучше не будет.
- Боишься?
Бэррикейд поморщился, но кивнул.
- Все будет нормально. – заверил автобот. – Хочешь, я позову Блерра? Он сейчас свободен. Могу Бамблби с дежурства снять или попросить Дизиджампа прилететь. Или Блэйдротора с Блэктопом. Присядь.
Планетарный разведчик покачал головой и остался стоять.
- Не нужно. Я лучше с тобой останусь, если ты не против.
- Не против. – ответил Рэтчет, но удивления скрывать не стал. – Почему?
Десептикон помолчал некоторое время. Рэтчету в общем-то ответ был не нужен, он из любопытства спросил и уже собирался сказать, что можно оставаться и н, но ту отвечая, но тут Бэррикейд заговорил.
- С тобой спокойно. – прозвучал в отсеке тихий чуть хриплый голос. - Ты никогда не хотел меня убить, даже если я этого заслуживал, ругал да, но справедливо, ты проявлял заботу, хотя мог бы и не делать этого, и…
Десептикон переступил с ноги на ногу, бросил на медика короткий взгляд.
- … и ты никогда меня не хотел. – тихо закончил он.
- Ясно. – кивнул Рэтчет и про себя вздохнул.
Действительно, ему было ясно, почему прозвучали эти слова; историю разведчика он знал. Того всегда сопровождали заинтересованные взгляды, жаждущие, похотливые. Это было и в его самом раннем возрасте, и когда он на мусорной планете уже научился себя защищать, и когда в подразделение штурмовиков пришел. Даже Дизиджамп и Блерр не отказывались от проявлений чувств к нему, пусть и по соображениям поддержки или в шутку, но всё-таки там просказывало и что-то сродни желанию, пусть неосознанному.
Рэтчет к Бэррикейду никогда не испытывал ни желания, ни влечения. Даже мысль о таком мгновенно вызывала у Главы медкорпуса отторжение. Да, он признавал привлекательность этого трансформера, но исключительно эстетическую. Разницу между тем, как желать кого-то, и тем, как просто признавать привлекательность отстраненно, он прекрасно знал. Дизиджампа и Блэкаута он желал, а остальные его вообще не интесовали в этом плане.
Бэррикейд ждал ответа, и продолжал бояться того, что его ожидает в будущем.
- Давай сделаем так. – принял решение автобот. – У тебя эрнергополе сейчас нестабильно, тебе надо отдохнуть. Мне тоже вроде как отдыхать иногда положено, так что приглашаю тебя на совместный отдых. Обещаю не приставать с грязными мыслями и противоправными действиями.
Окуляры носителя стали совершенно круглые от удивления. Металлические веки с шелестом закрылись и отрылись, словно он, закрывая себе обзор, хотел убедиться, что напротив него действительно стоит известный всему трансформерскому сообществу автобот. А потом Бэррикейд улыбнулся.
- Ладно. – согласился он.
Пройдя два шага до стены, автобот открыл дверь в соседнее помещение и приглашающее махнул рукой.
- Заходи.
- Ух, ты. – оценил десептикон размеры платформы.
- Не стесняйся. – хмыкнул медик.
Платформа была такой ширины, что тут мог запросто разместиться десяток таких трансформеров, как они. Забравшись на нее с ногами, Бэррикейд подвинулся, давая место и автоботу, улегся, но не отключался. Тогда Рэтчет достал термопокрывало, убедился, что возражений нет, и накинул его на десептикона, а потом тоже прилег. Через несколько минут звук вентиляционных систем Бэррикейда стал совсем тихим, почти беззвучным. Незаметно для себя самого, разведчик соскользнул в состояние сна.
А вот автобот заснуть никак не мог. Мысли, роящиеся в процессоре, мешали, заставляли то к архиву обращаться, то обдумывать какие-то текущие задачи. Он собрался уже было встать и вернуться к своим исследованиям, когда десептикон внезапно застонал, скребя пальцами по броне на груди. Рэтчет опустился на платформу обратно, чуть придвинулся, чтобы энергополе носителя соприкасалось с его собственным. Ведь достаточно и такого прикосновения, чтобы показать присутствие, чтобы дать понять, пусть даже на подсознательном уровне, что не один на один со своими кошмарами.
Коротко вздохнув, Бэррикейд вдруг подвинулся еще ближе, и прижался к Рэтчету всем корпусом, уткнулся лицом в желтую броню на боку автобота, как если бы спрятаться за него хотел. После этого энергополе десептикона стало совершенно спокойным и ровным. Глава медкорпуса протянул руку и провел по навершиям шлема разведчика, в ответ красные окуляры слабо затлели.
- Спи. Все в порядке. - тихо произнес медик.
Красные отсветы погасли, равномерный звук вентиляции носителя не бился с ритма, так же как не дрогнуло и энергополе.

Из разговора

Из разговора между Рэтчетом и Дизиджампом, когда те летели домой, а Блэк ушел на встречу с другими Стражами, я так поняла, что Дизиджамп, когда указал на Рэтчета, то этим он хотел сказать, что Блэк первый раз захочет выносить бэту именно от медика, а не от Дизи, правильно?

Да, верно.

Да, верно.

А почему именно

А почему именно от Рэтчета?

А разве Рэтчет

А разве Рэтчет этого не достоин? )))
на 5 странице все расписано словами самого Блэкаута
и
Широкие ладони легли на шлем автобота, а красные окуляры всматривались в голубые взглядом, от которого страшно становилось, такая сила чувств была в нем.
- Я люблю тебя. – выдохнул Блэкаут в губы партнера.
Словами силу чувств не передашь, но Рэтчет эту силу ощутил.

Нет, без

Нет, без сомнений Рэтчет этого еще как заслуживает. Просто...ну, почему Блэкаут для своего заискрения выберет Рэтчета, а не Дизиджампа. Ведь, если так посудить, то Блэк их обоих одинаково любит и мне кажется все равно от кого первый раз вынашивать бэту, ведь партнеры то оба любимы и желанны. Просто в тексте на этом был сделан яркий и явный акцент....
Хотя подождите. Для Блэкаута первый раз заискрить - это очень серьезный шаг и учитывая, что он наверняка сильно переживает по этому поводу и не знает как все сложится, то он захочет довериться в этом Рэтчету, так как Рэтчет в сравнении с Дизи более опытный и серьезный трансформер. Без понятия в правильном ли направлении мой ход мыслей идет касательно этой ему....*I don't know*:-?

я не просто так

я не просто так отсылку на пятую страницу дала
Блэкаут: Если бы не ты, то не было бы сейчас ни меня, ни Дизиджампа.
И ни при чем тут медицинские показания, показатели, наблюдения. Не физиология играет роль, а чувства.

Оу, все так

Оу, все так просто: чувства)))
А я всю голову сломала, почему так, тут какой-то скрытый смысл наверняка и т.д.
Тогда извините.🙏Спасибо!!! 🙆

:-)

:-)

Феерически

Праймус, великолепная работа. Чувственная. Интригующая. Со счастливым концом. Божественная - одним словом. Да и что говорить, когда все очевидно?
Было очень интересно следить и переживать за персонажей. Я дочитал и буду снова перечитывать(и не один раз!). Как все раскрыто, как написанно.. Уф, не могу описать словами. Искра полыхает как сверновая! Испытываю неимоверное счастье и благодарность за то, что вы осчастливили не только меня. Спасибо. Большое спасибо:")

Если опустить эмоции, которые забили фантаном, то хочу поинтересоваться. Вы будете писать еще что-то(очень надеюсь и с радостью бы прочел)?

Большое

Большое спасибо за отзыв! Мне очень приятно, что история Вам понравилась и вызывает желание к ней вернуться :-)

По трансформерам писать в ближайшее время ничего не буду совершенно точно, в дальнейшем может небольшую зарисовку. В планах уйти в ориджи.

Bestiya

Bestiya здравствуйте.
Можно спросить, почему Кейд до этого момента никогда не говорил Рэтчету те слова, что он произнес. Про то, что медик о нем заботился и т.д.? Почему он именно в Рэтчете увидел того, кого ему не хватало.
На протяжении всей серии мне казалось, что Рэтчет с маленькой нериязнью к нему относился и особых теплых чувств (не партнерских) к нему не проявлял. Так, как вышло, что именно Рэтчет стал для Кейда единственным, кого можно назвать Альфа.

Здравствуйте.

Здравствуйте. Для того, чтобы прозвучали те или иные слова, в большинстве случаев должны произойти какие-то подходящие события и обстоятельства сложиться нужным образом (очень утрированно: никто не побежит поздравлять со свадьбой молодых, которые еще не познакомились).
1. В случае с Рэтчетом и Кейдом обстоятельства сложились нужным образом (Кейд внезапно носитель, заискрение внезапно с проблемами, ему внезапно страшно, что все это может плохо закончится, а Рэтчет внезапно был рядом) и именно Рэтчет задал вопрос, на который Кейд честно ответил.
2. Рэтчет не относился и не относится к Бэррикейду с неприязнью, иначе передал бы этого "пациента" другим медикам (да, мог, да, Блэкауту ничего объяснять не нужно было бы, да, вертолет не стал бы настаивать).
3. Бэррикейд выбрал Рэтчета на роль альфы подсознательно, не анализируя мысли и не давая себе в этом отчета, то есть этого факта не осознавал; и не прям в один момент. И это не Бэррикейд озвучил, что ищет альфу, что выбрал Рэтчета. И не Рэтчет сделал вывод, что альфой Кейд хотел бы видеть его самого.
4. Чувства? А какие должны быть? Глава медкорпуса должен был его заключить в любящие объятия и пролить тонну обывателя? "Люк, я - твой отец!" Медик, вообще-то, ревновал довольно долгий период времени, но понимал, что это его проблемы, а не Бэррикейда (который от Блэка бесповоротно ушел). Нормально Рэтчет относился к Бэррикейду, не как к постороннему (провел операцию и забыл). И, если уж на то пошло, то это был выбор Бэррикейда (хоть и подсознательный), а Рэтчет (поразмыслив над ситуацией с подсказки Блэкаута) не отказал.
5. Объяснение почему Кейд выбрал Рэтчета дано в диалоге Рэтчета и Блэкаута в эпилоге, дублировать текст эпилога в комменты не вижу смысла.

Большое

Большое спасибо за развернутый ответ)))

Пожалуйста :-)

Пожалуйста :-)

Как и

Как и ожидалось, вторая часть не менее прекрасна, чем первая. Богатая, насыщенная и такая живая.
Бэррикейд тут раскрылся по-другому. Здесь он мне показался таким уязвимым, ранимым и очень искренним, что сердце щемило . Даже не смотря на все что он делал ранее, кем он был и каким стал, он все же хотел, чтобы настоящего его смог кто-то увидеть, понять, что ему было так необходимо.
Вот уж было для меня сюрпризом, когда этим трансформером оказался Рэтчет, более того меня приятно удивило, что Кейд видел в медике того, кто можно считать Альфа.
Рэтчету хочется пожелать больших сил, он прям нарасхват был эти две части. Всем все надо, все надеются на волшебные руки и процессор медика.
За остальных персонажей очень рада.
Спасибо за эпилог, у меня океан впечатлений от прочитанного. Вы оживили абсолютно всех персонажей и наделили невероятным умом и характером.
Спасибо, что не бросили серию и довели до логического завершения.
Зарисовочки оставила на сладкое))))

Большое

Большое спасибо за отзыв! ))))
В принципе, никто, кроме Рэтчета, на эту роль для Кейда и не подходил. Так что все очень удачно сошлось ))) А сил у медика на всю ближайшую компанию хватит, не просто же так он Эмиссар)

:-) :-) :-)

Да, Вы правы. Я

Да, Вы правы. Я думаю Бамблби тоже может рассматривать его, как Альфу. Ведь Рэтчет о нем очень всегда беспокоился, заботился и старался оберегать так как может.)))

))) У Бамблби

))) У Бамблби альфы были (приемные), он рос в нормальной обстановке (о нем заботились, его оберегали, воспитывали), так что Рэтчета он будет воспринимать как наставника, старшего по званию и т.п.

Понятно. Спасиб

Понятно.
Спасибо)))

:-)

:-)

Какой подарок!

Какой подарок! Такая тяжёлая неделя, и такая радость по её окончании! Много часов полного погружения в любимую историю, переживания за героев, моделирование сложнейших ситуаций. Спасибо, спасибо, спасибо!

Замечательно,

Замечательно, что эта история смогла поднять Вам настроение и скрасить будни! ))))
Большое спасибо за любовь к МО ))))

Спасибо! TwT

‌Это потрясающе! У меня слов не найдется, чтобы полностью описать все чувства и эмоции от прочитанного. Невероятная история, невероятные сюжеты и персонажи - такие знакомые, родные, живые и безумно интересные. За это время я прониклась симпатией ко всем ним(за редким исключением), а с некоторыми только познакомилась, но переживала вместе с ними, радовалась, боялась. В последних частях ревела почти без остановки... Это потрясающее жонглирование фактами и невозможность отличить оригинал от авторской задумки!!..Вы просто молодец! Я наткнулась на это сокровище только в прошлом году и, если честно, то сначала мне было жутко непривычно от необычных пар, поэтому, чего уж там, читала выборочно с теми кого знаю...Где-то на части с Би(где он чуть не умер) и Кейдом я поняла, что ничего не поняла и концы с концами не сходятся. Вернулась к первой главе, начала с начала, и... всё. Затянуло по уши. Да так что до сих пор не могу выбраться. И точно знаю, что ещё не раз вернусь, чтобы перечитать снова и снова. Возможно, однажды, руки дойдут и я всё это чудо распечатаю и поставлю на полочку. Спасибо Вам за них! Большое-большое спасибо!

Спасибо

Спасибо большое за отзыв! Очень приятно! ))))
Я действительно пыталась объяснить какие-то события из канона и вписать события МО. Совмещение вроде бы удалось )))
Еще раз большое спасибо за оценку! :-)

Ах, как же было

Ах, как же было это прочитать. Спасибо вам)))

Спасибо! )))

Спасибо! )))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании