Неисправный визор (часть 5).

Автор: Ratch
Пейринг: Рэтчет/Джазз, Бамблби/Бэррикейд, Мегатрон/Шоквейв
Вселенная: movie 2007 - 2009
Рейтинг: R
Предупреждение: слэш, ООС, АУ
Комментарий: Свободная вариация событий фильма (2009).

Рэведж скользнула в отсек хозяина и свернулась у его ног. Саундвейв погладил манипулятором свою пантеру. Сражение с автоботами было интересным. Пожалуй, это было одним из самых динамичных событий за последнее время.
Десептиконы понесли потери. Возможно, пройдет много времени перед тем, как Мегатрон вновь предпримет попытку напасть на Землю. Он не хотел терять солдат. Саундвейв это понимал. Легче всех отделался Старскрим – лишь поврежденное крыло. Всем остальным повезло намного меньше. Сам Саундвейв оказался в ограниченном режиме функционирования. Но это было временно. Ремонт корпуса требовал новых совершенных деталей, поэтому приходилось ждать.
Детали для Рэведж нашлись довольно быстро, поэтому механическая пантера уже через несколько дней функционировала без проблем. Словно узнав, что хозяин думает о ней, Рэведж щелкнула металлической пастью. Саундвейв жестом приказал ей замолчать. Снаружи ошивался Шоквейв. Наверное, его позвал Мегатрон. Они обычно обсуждали какие-то дела, долго разговаривали. Потом замолкали. А потом из отсека Лидера десептиконов доносились другие звуки.
Саундвейв притушил оптику. Он старался отвлечься и ни о чем не думать. Но он не умел. Не умел не думать. И эти звуки… Они приводили его в бешенство. От злости десептикон сжал манипулятором шею своей большой кошки. Рэведж обиженно рыкнула.
- Саундвейв! – голос Мегатрона прогремел в комлинке.
Связист поднялся. Пантера моргнула единственным окуляром, лениво потянулась и тоже поднялась.
- Нет, ты останешься тут, - приказал хозяин и исчез за металлической дверью.
Саундвейв вошел в личный отсек своего Повелителя. Его Искра замерла. На ступенях возле трона лежал Шоквейв. Он еще не пришел в онлайн после перезагрузки. В процессор ударил запах смазки и энергона. Но связист держал себя в руках, стараясь не смотреть на обнаженного десептикона:
- Да, Повелитель? – он низко поклонился.
Мегатрон защелкнул паховую пластину и внимательно посмотрел на своего подданного:
- Мне нужен Старскрим. Я не могу его найти.
Саундвейв поразмыслил и хотел, было возразить, но Мегатрон опередил его:
- Я пытался с ним связаться. Я хочу узнать про Бэррикейда. Про осколок. Но этот летающий хлам испытывает мое терпение! Я знаю, он где-то неподалеку. Найди его.
- Хорошо, мой Повелитель, - Саундвейв поклонился и вышел из отсека.
И за этим он позвал его? Только затем, чтобы дать приказ разыскать Старскрима? Мегатрон мог сделать это по комлинку, по внутренней связи на базе… да шлак! Была еще тысяча способов! Саундвейв знал, что Мегатрон издевается и испытывает его терпение. Он знал, как связист относился к нему. И все равно выбирал Шоквейва!
Саундвейв абстрагировался от этих мыслей и сосредоточился на поиске сикера.

- Бамблби, ты просишь меня о невозможном, - Оптимус внимательно смотрел в голубые окуляры подданного.
Бамблби не отрывал взгляда от своего Лидера. Эта безумная идея пришла к нему недавно. Но он догадывался, что Оптимус воспримет ее в штыки. А даже если он и согласится, то остальные автоботы будут против, не говоря уже о людях.
- Сэр, он слаб и не сможет представлять для нас угрозу, - разведчик предпринял еще одну попытку уговорить командира. – Он обладает информацией, которой нам не хватает.
- Бамблби, присядь, - Оптимус указал на бетонный куб.
Желтый автобот понял, что дальше разговоров он уйти не сможет. Конечно, идея была рискованная, а главное… логически не обоснованная! Би отчаянно пытался найти хоть какую-то причину, но все они гасли перед единственным фактом:
- Он – десептикон. Бамблби, пойми, мы не можем тратить осколок Великой Искры на потенциального врага.
- Я знаю, что некоторые десептиконы перешли на сторону автоботов! Они сражаются там, в космическом пространстве, рядом с Кибертроном.
Лидер мягко посмотрел на юного автобота:
- Даже если это так. Осколок очень важен для нас…
- Чем важен? Сэр, один из осколков вернул Мегатрона к жизни, а за этим осколком десептиконы вернутся еще раз. Мы не сможем помочь нашим собратьям, владея даже половиной Великой Искры. А для Земли этот маленький осколок представляет серьезную угрозу. Ведь Вы знаете, сколько солдат погибло на прошлой операции. Охранять осколок – не их задача.
Оптимус замолчал. Разведчик был прав. Люди не должны были расплачиваться за их ошибки. В таком случае осколок необходимо было уничтожить. Лидер автоботов посмотрел на Бамблби:
- Тебе так дорог Бэррикейд?
Вопрос застал разведчика врасплох. Бамблби почувствовал, как энергон нагревается в его системах:
- Я… нет, сэр…
Оптимус Прайм прекрасно понимал чувства Бамблби. В конце концов, он когда-то тоже испытал это. И ничем хорошим это не закончилось. Лидер автоботов думал. А потом встал:
- Давай будем считать это экспериментом, Бамблби. Если Рэтчет согласится проводить восстановление, я не буду против. Но при одном условии…
Разведчику показалось, что он ослышался. Не может быть! Неужели Оптимус дает свое согласие?!
- Какое условие?
Лидер автоботов многозначительно посмотрел в оптику разведчика:
- Люди пока не должны этого знать. Десептикон будет какое-то время находиться в ремблоке. И еще… если Бэррикейд окажет сопротивление, или будет представлять угрозу для нас или людей, он будет уничтожен. Навсегда. Смирись с этим, Бамблби.
Желтый автобот молча кивнул. Оптимус мягко посмотрел на него:
- Теперь все зависит от нашего врача. Будь внимателен, Бамблби. Мы дадим ему шанс.

Рэтчет прохаживался по отсеку. Он так и знал! Бамблби смотрел на медика, не зная, какого ответа ожидать. Рэтчет был в замешательстве. С одной стороны, Прайм одобрил эксперимент, но с другой… Все автоботы знали о нескрываемом интересе Бамблби к десептикону. Бэррикейд будет нуждаться в строгом контроле. Рэтчет остановился. Быть может, он даже не узнает разведчика. Что ж, это лишь предположения…
- Бамблби. Я постараюсь вернуть его к жизни. Даже вполне вероятно, что у меня это получится. Но ты должен понимать, повреждения были серьезными. Была повреждена камера его Искры. Я не знаю, что он будет помнить, вспомнит ли все, как было…
- Да, я понимаю, - кивнул Бамблби.
Рэтчет смотрел на него. Этот голубой свет в окулярах. А разве он, Рэтчет, не был таким же? Разве не с замиранием Искры он следил за лейтенантом автоботов? То, что чувства Джазза были взаимны, оказалось чудом. А как повернется ситуация с десептиконом, медик не знал. Но он надеялся, что все будет нормально. Его задача – вылечить Бэррикейда и следить за ним и безопасностью окружающих. Остальное будет зависеть только от Бамблби.
- Хорошо. Я начну через несколько часов. Восстановление будет долгим, прежде чем он придет в онлайн. Готовься ждать.
Бамблби повторно кивнул:
- Спасибо, Рэтчет, - и вышел из отсека.
Медик проводил его взглядом. Никогда не знаешь, когда и кому отобьется Искра. Как же возникает это взаимное притяжение? Каков его механизм? Рэтчет бы многое отдал, чтобы узнать ответы на эти вопросы.

Долго искать Старскрима не пришлось. Сикер сидел на крыше одной из башен Кибертрона. Он обернулся:
- Что тебе нужно, Саунд? Пришел по зову Мегатрона?
- Ты сообразительный, - Саундвейв тоже поднялся на крышу.
Стаскрим молча смотрел куда-то вдаль. Саундвейв не привык видеть его таким: задумчивым, спокойным.
- Я доложу ему о том, что он хочет услышать. Но немного позже, - сикер повернул голову в сторону собеседника.
- Почему не сейчас?
- Пусть наш Лидер немного придет в себя. Я не хочу попадаться ему под манипулятор.
Саундвейв хмыкнул. Старскрим нередко получал от Мегатрона не только порции ругани и презрения, но и хороших оплеух. Несколько раз сикера даже уносили в ремблок, когда Лидер десептиконов был совсем не в духе. Саундвейву и самому случалось сообщать ему плохие новости, но Мегатрон никогда его не трогал.
- Как ты думаешь, зачем ему этот осколок? – Старскрим внимательно смотрел на Саундвейва.
Тот пожал плечевыми пластинами:
- Я не знаю. Он меня в это не посвящал.
- Вот и меня он в это не посвящал. Ни меня, ни тебя, ни даже Шоквейва, я узнавал. Зачем нам эта Земля? Что в ней такого?
Саундвейв отвел оптику в сторону:
- Может, он просто хочет отомстить Оптимусу, а осколок – лишь прикрытие?
- Отомстить? – сикер рассмеялся. – Да брось, Саунд. Всем известно, что у него с Оптимусом в прошлом была связь. Думаешь, просто месть? Мне кажется, дело не в этом.
- А в чем, по твоему мнению?
- Да шлак его знает в чем! Наш Лидер водит нас за нос, потому что у него нет плана! Но мы должны думать, что этот шлаков план есть! – Истребитель гневно полыхнул оптикой.
Саундвейв посмотрел на сикера, а затем проговорил:
- Если Мегатрон говорит, что есть план… Значит он есть. И не важно, что это будет за план: месть Оптимусу или что-то еще. Он всегда вел нас к победе. Он знает, что делает.
Старскрим встал и расправил крылья:
- Я знаю, что тобою движет, Саунд. Но, поверь, далеко на этом ты не уйдешь. Мегатрон тоже может ошибаться.
Саундвейв молчал, а сикер тем временем приготовился к полету:
- Передай ему, что я скоро буду. Мне надо подумать. Еще немного.
С этими словами Старскрим трансформировался и взлетел, уносясь, прочь от башни. Саундвейв смотрел ему в след: сикер есть сикер. Ни дня не может прожить без полета.

Джазз никогда не мешал Рэтчету, когда тот работал. Особенно когда велась работа такого рода. Воскрешение. Медик сказал, что несколько раз участвовал в подобном, еще на Кибертроне.
На родной планете все было по-другому. Замена частей в корпусе не была такой уж большой проблемой. Нужных проводов, металла, да и готовых частей хватало всегда. Интересно, из чего медик будет собирать Бэррикейда?
Джазз ждал снаружи. Он восхищался Рэтчетом как врачом, так и как трансформером. Поражался его выдержке и спокойствию. Хотя, наверное, многие медики такие. Рэтчет был одним из лучших медботов. Сколько ран и смертей он повидал.
Лейтенанта передернуло, и он тут же осмотрел себя. Джазз не привык лицезреть царапины или шрамы на своем корпусе, и в этом большая заслуга Рэтчета. Он до сих пор удивлялся, как медик смог его так собрать. На серебристой поверхности не было видна ни следа операции. Может, дело было в отношении? Хотя Рэтчет всегда говорил, что на его столе пациенты всегда равны между собой. Он всегда старался отлично выполнить свою работу. И у него это получалось. А уж сколько раз сам Джазз оказывался на его ремонтном столе! Рэтчет только фыркал и отключал лейтенанта, чтобы потом, придя в онлайн, он чувствовал себя как прежде.
Джазз улыбнулся. Его действительно тянуло к медику. Наверное, еще со времен Кибертронской Академии. Но не было случая… Он плохо представлял, как после очередной гонки вдруг ввалится в ремблок и… Что он мог сказать главному медботу автоботов? Осмотри меня? Можно я здесь потусуюсь? Поэтому Джазз старался выкинуть такие мысли из головы, живя на всю катушку. Он любил выпить хорошего качественного энергона, любил устраивать интересные соревнования, любил заниматься интерфейсом с разными ботами. Джазз ни в чем себе не отказывал. Его красота и грация всегда привлекали внимание. И он это знал. Это плохо действовало лишь на холодного Рэтчета.
Когда Джазз попал в отряд Прайма и получил звание лейтенанта, стало намного проще. Он часто видел Рэтчета. Иногда им даже удавалось поговорить, но не более. Но тогда, придя в онлайн после битвы с Мегатроном, он совершенно четко видел, как медик на него смотрит. Не говоря уже о манипуляторе, нежно блуждающем по его лицевой пластине. Тогда Джазз решил не упускать свой шанс. Кто знал, сколько битв им еще предстоит? Выживет ли он снова?
Раздался звук открывающейся двери. В коридор вошел Бамблби. Посмотрел на лейтенанта и присел напротив. «Переживает» подумал Джазз. Желтый разведчик притушил оптику и стал ждать.

Рэтчет почти закончил первую часть операции. Необходимые детали лежали рядом с корпусом десептикона. Теперь необходимо было дать им остыть. Следующий шаг: проводка, которая соединит готовые детали с деталями корпуса Бэррикейда. Работа, конечно, тонкая, но вполне четкая и понятная. Заключительным этапом было внедрение осколка – оживление. Вот тут медик не мог угадать, что произойдет. Какую боль почувствует десептикон и почувствует ли вообще? Точную реакцию предугадать было невозможно.
Рэтчет отложил инструменты и вышел из отсека. Снаружи уже ожидали Джазз и Бамблби. При виде врача маленькие антенны на шлеме желтого разведчика вздрогнули:
- Как там Бэррикейд, Рэтчет? – тихо спросил он.
- Ну, детали остывают. Через час примусь за проводку. Думаю, что к сегодняшней ночи его Искра забьется. Но я не знаю, когда он придет в себя, - Рэтчет излагал факты.
Бамблби кивнул и затих. Инициативу перехватил Джазз:
- То есть ты оживишь его, но внутренности не закроешь?
- Да. Я мог где-то ошибиться. Чтобы не распарывать его заново придется пока оставить так, вдруг что-то понадобится поменять.
- Он будет в сознании при разорванном корпусе? – Джазз пошевелил локаторами.
- Надеюсь, нет. Мне нужно будет контролировать его системы, видеть их реакцию. Иными словами мне он нужен живым. После я попробую погрузить его в спящий режим, чтобы он как можно меньше чувствовал боль.
Рэтчет собирался пройти к выходу, но его остановил вопрос Бамблби:
- Рэтч, можно… я там посижу?
Джазз удивленно уставился на разведчика, но медик спокойно ответил:
- Конечно. Я приду через час.
Бамблби благодарно кивнул и вошел внутрь ремблока. Рэтчет мерным шагом направился к выходу. Джазз двинул за ним.

Бамблби присел напротив раскрытого корпуса десептикона. Зрелище было ужасное, но разведчик знал, что Рэтчет свое дело сделает.
Узнает ли Бэррикейд его? Что он ему скажет? Автоботы не дадут ему особого выбора. Либо мирное существование и помощь, либо деактивация. Где-то в глубине Искры Бамблби надеялся, что Кейд останется с ним, но он плохо себе это представлял.
Они слишком разные. Хотя, не будь у Кейда таких когтей, клыков и красных окуляров, он вполне смог бы скосить под автобота. Но Бамблби не хотел, чтобы Бэррикейд менялся.
Как он отнесется к предательству? Ведь в его смерти не был повинен никто кроме Старскрима. А если он не поверит? Множество вопросов крутилось в процессоре желтого автобота. Бамблби понимал, что получит ответы на них только когда пообщается с Бэррикейдом.

Рэтчет занимался восстановлением до середины ночи. Автоботы не спали. Ремонт проводки проходил бесшумно. Прайм изредка связывался с врачом, чтобы узнать, как идет операция, все ли в порядке. Все было под контролем, пока осколок не коснулся камеры десептикона.
Жуткий крик разнесся по базе автоботов. Кейд пришел в сознание. Бамблби хотел присутствовать на операции, но его смог унять Джазз:
- Би, он сейчас даже не понимает, кто он такой и что произошло. Успокойся!
Лейтенант встряхнул разведчика, и тот угомонился. Раздался еще один хриплый крик, смешанный с шумом металла. На звуки и грохот прибежал Сэм:
- Что происходит?
Айронхайд и Оптимус молчали. Бамблби тоже. Джазз повернулся к человеку:
- Возвращаем Бэррикейда к жизни. Точнее, Рэтчет возвращает.
Ужас, застывший на лице подростка сложно было описать словами:
- Он десептикон! Зачем…
- Он может быть нам полезен, - мягко перебила мальчика Арси.
Айронхайд сердито буркнул:
- Полезный десептикон – мертвый десептикон.
Бамблби ничего не ответил. Сэм понял, что тут все уже решили без него. Внезапно нехорошая мысль закралась в его голову:
- Но он же был мертв. Как вы воскресили его?
Оптимус моргнул окулярами:
- Осколок. С помощью осколка мы вернем к жизни Бэррикейда. В осколке достаточно энергии. После этой операции его не станет. И тогда десептикона перестанут за ним охотиться. Одной проблемой меньше для людей.
Сэм осмотрел всех присутствующих и сказал:
- Не знаю, что вы тут задумали, но, мне кажется, что это неудачная идея!
Он тоже присел рядом с Бамблби и стал ждать. Близнецы о чем-то спорили друг с другом. Сайдсвайп повернулся в сторону Джазза и тихо обратился к нему:
- А что будет потом? Когда он придет в себя… Что-то я сомневаюсь, что он захочет с нами сотрудничать.
Джазз ответил ему так же тихо:
- Я не знаю.
Через час из ремблока появился Рэтчет. Он спокойно прошел к автоботам:
- Он не так стабилен, как я ожидал, ему нужно время. Системы работают нормально, так что через несколько часов он должен прийти в себя. Наспех я его залатал, он может себя не контролировать.
Автоботы провентилировали системы. Оптимус Прайм перевел взгляд на Бамблби:
- Рэтчет, хорошая работа… Бамблби, теперь ты за него отвечаешь.
Я этими словами Лидер автоботов ушел в свой отсек. Бамблби вопросительно взглянул на медика, тот кивнул:
- Можешь посидеть с ним. Если что-то пойдет не так, мониторы подадут… в общем, ты услышишь. Тогда позови меня.
Разведчик кивнул и не спеша направился в ремблок.

Перед оптикой Бэррикейда все плыло, но он сообразил, что находится в здании. Потолок… Темно… Десептикон попытался пошевелиться. Никак. Что-то сдерживало его. Манипуляторы отказывались сгибаться, а уж на попытку трансформации не было сил и подавно. Что произошло? Где он?
Участок корпуса, находившийся чуть ниже камеры, ныл. Бэррикейд перестал двигаться, стало полегче. Наконец, полностью раскрыв окуляры, он осмотрел помещение. Ремблок. Значит, его ранили…
Взгляд метнулся в другую сторону, Искра сжалась. Бэррикейд хотел сказать привычным полурычащим голосом, но получилось хрипло и некрасиво:
- Пчёлка, какой сюрприз.
Бамблби смотрел на него своими голубыми окулярами и хаотично пытался сообразить, что сказать. Процессор не выдал ничего, кроме стандартной фразы:
- Как ты себя чувствуешь?
Бэррикейд немного удивился. Автобот интересуется его здоровьем, как мило!
- Хуже чем обычно. Где я?
- На базе автоботов.
- А-а…
Бэррикейд притушил оптику, но процессор забил тревогу. АВТОБОТЫ! БАЗА! Десептикон дернулся, но металлические захваты держали крепко:
- Какого шлака?! Что я тут делаю? Ты…
Бамблби подождал, пока Кейд успокоится. Все происходило так, как и говорил Рэтчет. Интересно, что он помнит? Желтый автобот спокойно спросил:
- Что ты помнишь?
Бэррикейд старательно вентилировал свои системы. Он на базе врагов. Значит, они держат его в плену. Ничего, скоро Мегатрон и Старскрим… Старскрим?
- Я… прилетел сюда. Мы напали на вашу базу. Я и Старскрим. Он не мог выбраться из сетей, я ему помог, зашел в коридор… Там был ты…
Бамблби внимательно слушал, Кейд продолжал:
- Мы вроде дрались… Больше я ничего не помню.
Десептикон старался вспомнить, что с ним происходило, но не мог. Оба трансформера молчали. Потом Бэррикейд усмехнулся:
- А, ты мне вроде ногу прострелил.
- Было дело, - кивнул Би.
И опять молчание. В конце концов, разведчик не выдержал:
- Вы должны были смотаться, но, очевидно, Старскриму было трудно тебя забрать. Он предпочел выстрелить ракетой в упор. Ты умер.
Бэррикейд рассмеялся:
- Что за чушь. Старскрим не мог этого сделать. У нас с ним нормальные отношения. Среди нас предателей нет.
- Возможно, он поступил так затем, чтобы ты не раскрыл на информацию, если мы возьмем тебя в плен, - холодно рассуждал Бамблби.
- Пчелка, не води меня за нос. Даже если он выстрелил, как ты говоришь, в упор, я давно должен быть в раю для трансформеров!
Желтый разведчик грустно посмотрел на него:
- Наверное, ты туда не долетел. Рэтчет тебя воскресил, истратив тот осколок, который был у нас на базе. А части разорванной ракеты он тебе утром покажет. Сам увидишь, они не могли принадлежать земным войскам.
Бэррикейд зло посмотрел на автобота:
- Не пытайся промыть мне процессор, Бамблби. Я хоть и был ранен, но прекрасно отдаю себе отчет о том, что делаю.
- Да ну? – Би искоса взглянул на десептикона.
- Именно. Если я бы захотел, то разорвал бы тебя на кусочки, но ПОКА я не хочу этого делать. Мне нужно было найти осколок, и я его найду!
Автобот отвел оптику:
- Твои системы слишком ослабли. В ближайшее время ты даже сгибаться будешь с трудом. А что насчет осколка… Можешь просканировать все это здание, каждую комнату, но ты его не найдешь. Опять же, Рэтчет сможет показать тебе этот кусок железа, который от него остался.
Кейд не хотел верить его словам. Потому что складывалась совсем неудачная картина. Осколка нет, десептиконы – предатели, а автоботы героически вылечили его и даже приставили к нему личную няньку.
- Попытка бегства, вред или сопротивление автоботам и людям будет караться… деактивом, - холодно добавил разведчик.
Кейд смотрел в оптику Би. И не видел там угрозы, насмешки. Там были лишь грусть и предупреждение. Он решил сменить тему:
- А ты-то что тут делаешь? Следишь, как бы я из захватов не вырвался? – усмехнулся десептикон.
Бамблби не ответил. Кейд перестал смеяться. Желтый автобот выглядел немного рассеянно. Сколько он тут просидел?
- Сколько я был оффлайн?
- После перестрелки прошло около трех дней. Тебя стали возвращать сегодня, несколько часов назад.
Бэррикейд попытался расслабиться:
- Ну, пройдет еще немного времени и десептиконы за мной вернутся.
Искра Бамблби болезненно сжалась. Праймас! Как он мог подумать, что этот кусок железа останется с ним?! Бамблби отвернулся. Кейд косо посмотрел на него:
- О, Пчелка, только не плачь. Я буду навещать тебя. Будем калечить друг друга и вести светские беседы. Это у нас хорошо получается… Эй, Пчел, ты там правда плачешь? – хохотнул десептикон.
Лицевая пластина развернувшегося Бамблби выражала недоумение:
- С процессора съехал? Я тебе кто, фемка?
- Жаль, вышло бы драматично. Я уже почти представил омыватель на твоем лице. Выглядит возбуждающе, - Кейд облизал свои клыки.
Желтый разведчик вспыхнул. Да что за шлак?!
- Иди знаешь куда с такими фантазиями…
Бэррикейд следил за разведчиком. Угрозы он не чувствовал. Что-то было не так. Искра билась как сумасшедшая. Наверное, стрессовая ситуация и процессор не успевал обрабатывать поступающую информацию. Или просто сбоил. Автобот спрятал лицо в манипуляторах. Кейд осматривал его фигуру. А может.. А может… Где-то внизу предательски заныло, но десептикон старался не обращать на это внимания:
- Эй, Пчелка, хватит смущаться. Поговори со мной…
Бамблби встал:
- Знаешь, ты, когда прикован к столу, тоже смотришься неплохо. Такой безобидный из себя, - прошипел Би и направился в сторону двери.
- Бамблби… Не уходи, - Кейд следил за реакцией автобота.
- Почему? – лениво протянул автобот.
- Потому что я тебе нравлюсь, - высказал свою догадку коварный десептикон.
В точку. В самое яблочко! Автобот широко раскрыл голубые окуляры, начал бормотать что-то невнятное. О, Праймас! Кто же его взял в разведчики?! Он даже эмоции свои скрывать не умеет! Выглядит, конечно, мило, но разведчик из него никакой! Бамблби кое-как справился с собой:
- Да что ты знаешь…
Десептикон был просто в восторге от этого спектакля. Да, таких застенчивых и умильных трансформеров сейчас на всем Кибертроне не сыщешь.
Автобот выругался, а Бэррикейд продолжал парировать:
- Лучше поцелуй меня! Я знаю, ты этого хочешь, Пчел!
- Ты мне язык откусишь, десептикон! – Бамблби фыркнул и все-таки вышел из ремблока.
Бэррикейд опустился всем корпусом обратно. Похоже, он действительно нравился этому несмышленому автоботу. Улыбка сама появилась на лицевой пластине десептикона. Что ж… Пусть автоботы только вылечат его, а уж там-то он что-нибудь придумает.

To be continued…

потрясно!!!! я в

потрясно!!!! я в восторге!!!!

???

Кейд перестал смеяться.

а когда он начал?

До)

Он усмехался. Как раз в строчке перед этим предложением.
Согласен, коряво(

...

автор, вы чудо)))) а когда продолжение будет? очень не терпится)))

Засмущали)

Продолжение уже написано и ждет публикации))

.=.

Проду не держи так долго как держал эту часть.)

Постараюсь)

Первые три части давно были написаны, последние появились недавно.
Тут уж как пойдет)

(((....Sk@Й...)))

(аЦЦЦКИЙ СМАЙЛ)Всё та же противная орфография...
Лидер автоботов думал. А потом встал.Он думал думал думал и надумал встать ))))ИМХО "Лидер автоботов долго думал,после чего встал и....,Лидер автоботов ПОдумал"
Готовься ждать."ПРИготовься ждать"
но процессор забил тревогу. Как то криво-Вдруг в процессоре что то щёлкнуло АВТОБОТЫ! БАЗА!++Вдруг роцессор забил тревогу.++
И не видел там угрозы, насмешки.+=И не Увидел там не угрозы не насмешки.
Как то так.А вообще БРАВО!!Ваш фик поднялся на ступень выше!)))Жду проды!!

Ваша (((....Sk@Й...)))

=)

О, да) От орфографии никуда не деться пока (к сожалению).
Насчет первых двух ошибок, как всегда, согласен)
"Угрозы, насмешки"... Мне показалось, или там вместо "не/не" должни быть "ни/ни"?)

P.S. Спасибо) Прода обещает скоро появиться)

(((....Sk@Й...)))

Может и "ни/ни".Этот вариант тоже подойдёт!+ =)

.

Cаунд как всегда всторонке. Мегатрон его не замечает. Мож пора создать новый пейринг: Мегатрон / Саундвейв ? Неплоха бы получилось... )
А разговор Бамблби с Беррикейдом я перичитывала сто раз! (Балдею о этой парой.)
Кейд обычный хулиган, а Би похож на оператора Мегафона, но всё таки чувства его выдают.
А Би по правде плакал? Вспоминая сцену Сема и Бишки то - возможно не только фемки слёзы проливают из окуляров.
Фраза: "Знаешь, ты, когда прикован к столу, тоже смотришься неплохо. Такой безобидный из себя" меня ввела в недоумение. Интересно что твориться в процессоре Пчелы? Если ему такие мысли лезут.

Ну да)

Саунда мне даже жаль. Я к нему симпатию питаю всей душой, но не всегда случается так как хочется(
Бамблби просто не знает, как вести себя с Кейдом. Он торопится и, конечно, хочет чего-то большего. Кейд же продолжает расценивать его в первую очередь, как врага. Между ними тонкая грань, которую они должны преодолеть))
P.S. Я сам не знаю, плакал ли он)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании