Особенности трехрежимных отношений.

Автор: bulldozzerr
Персонажи: Астротрейн, Блитцвинг, Октан, Свиндл.
Рейтинг: R
Предупреждения: slash
Комментарий: поспорили как-то Свиндл и Октан...

Свиндл хитрым взглядом смотрел на сидевшего напротив трехрежимника. Ему сейчас ой как нужны были юники, а у этого торгаша их было более чем достаточно. Только вот Октан был далеко не кривопрошитым и выманить у него хотя бы один юник было, конечно, гиблым делом. Но Свиндл не был бы Свиндлом, если бы не умел найти подход к механоиду, от которого ему что-то было нужно.
- Ну и как тебе эта заправка, Октан? – прищурив хитрые фиолетовые визоры, проговорил боевикон, взбалтывая энергон в своем кубе.
Октан не менее хитро взглянул на десептикона напротив.
- Неплохая, но моя лучше, – потом он нагнулся ближе к собеседнику. - Так ты достал мне конвертер топлива или нет?
Свиндл неловко заерзал на кресле и нахмурился. Достать то, что просил трехрежимник, было очень сложно и требовало определенных растрат, а этого себе позволить он не мог.
- Хм, дружище, понимаешь – такая технология принадлежит квинтессонам, и ты знаешь, как тяжело гонятся за подобными артефактами… к тому же…
- Я тебе давал задаток? – резко перебил Октан, ухватив боевикона за наплечник, сминая броню, - Давал! Так что потрудись, пожалуйста отработать полученные юники!
«Шлаков фальсификатор! Знал бы ты, скольким я чего должен!» - со злостью подумал Свиндл, но внешне оставался все так же наигранно приветливым.
- Не кипятись, заправщик, будет тебе твоя штуковина! Только терпение, дорогуша! – с противной улыбкой проговорил он в ответ и отбросил манипулятор трехрежимника от своей брони.
- С тобой свяжись, Свиндл, себе дороже будет! – недовольно проворчал Октан и отхлебнул высокозаряженного.
Боевикон заметно расслабился и перевел беседу в более мирное русло, дабы не нагнетать обстановку. Но тут их разговор прервали ввалившиеся на заправку Астротрейн и Блитцвинг. Они были сильно наэнергонены и явно искали, где бы затеять драку. Октан, завидев их, невольно поморщился – вот еще наэлектризованных собратьев ему здесь не хватало! Сейчас непременно подсядут к нему, выпьют еще галлон топлива и втянут его в неприятную историю со стрельбой и мордобоем.
Его предчувствия начали сбываться – едва заприметив заправщика, Астрорейн громогласно заорал:
- О! Недостающее звено нашей боевой команды! Как жизнь? Уже нажучил кого-нибудь?
Октан натянуто улыбнулся в знак приветствия, вымученно показывая на свободные места рядом.
- Нет, к сожалению, здесь и своих пройдох хватает, - он покосился на довольно раскинувшегося на кресле Свиндла, - но вот энергон тут замечательный.
- Ну конечно получше, той бодяги, что ты втюхиваешь беспрошивочным дроидам – залился хохотом Блитцвинг, усаживаясь рядом. Его широкорылый спутник бросил недовольный взгляд на сверкавшего броней боевикона.
- Октанчик, а чего это ты со всякими колесными водишься? – вполголоса проговорил он, фамилиарно потрепав заправщика за правое крыло. Впрочем, шаттл специально проследил за тем, чтобы Свиндл его услышал.
- Астро, с каких это пор я обязан вас посвящать в тонкости своего бизнеса? – жестко отрезал Октан, убирая манипулятор коллеги со своего крыла.
- А с тех пор, Октан, - нарочито деликатным тоном проговорил с другой стороны Блитцвинг, - как ты начал доверять наши общие юники всяким аферистам.
Штурмовик больно сжал второе крыло танкора и тот злобно зарычал.
- Отпусти крыло! – рявкнул он и направил на обидчика бластер.
Поняв, что сейчас и завяжется та самая драка, которой ему так хотелось сегодня избежать, Свиндл решил разрядить обстановку.
- Ладно, парни, у меня плотный график… не могу задержаться, пора ехать, уж извините…
Он встал из-за стола, но тут следивший за всем сбоку Астротрейн рывком усадил его обратно.
- Нет, шарков отброс, уж изволь с нами посидеть, энергончику попить.
Оптика шаттла занялась бардовым отсветом, а наплечные орудия со щелканьем активировались, красноречиво иллюстрируя всю серьезность его гостеприимства. Свиндл тихо зашипел, но пока решил не нарываться и сел обратно. Подошел дроид и поднес еще энергокубов. Блитцвинг отвлекся на кубы и отпустил крыло заправщика. Тот в свою очередь, опустил бластер, но прятать его не спешил.
- Так что ты, ржа колесная, вынюхиваешь у нашего товарища? – Снова нагнулся к боевикону шаттл, протягивая ему, как ни в чем не бывало, энергокуб.
- С чего такая забота об Октанчике, Астро? – прищурил оптику Свиндл, таки взяв куб из манипуляторов шаттла. - У вас свои тёрки, у нас свои…
- А с того, что я давненько за твоими подкатами к нему наблюдаю. Октан далеко не дроид, сам кого хочешь разведет, но ты… ты - аферист с тремя отсидками и не жужжи мне тут вокалайзером, что ты к нему пристал за красивые крылья! Чего задумал, шлак поганый?
Фиолетовая оптика боевикона вспыхнула и тут же небольшой лазерный клинок оказался у шейных магистралей Астротрейна.
- Вынужден тебе напомнить, паровоз летающий, что мое прошлое тебя не касается! Много будешь файлов хранить – скорее накопитель сдохнет!
Увидев плачевное состояние спутника, Блитцвинг мигом нацелил вмонтированные в передплечья орудия в голову боевикону.
- Ану убрал клинок, шлак мазутный.
Ситуация становилась патовой. Октан со злостью садонул кулаком по столу и встал.
- Да катитесь вы все! Без пух разговаривать не умеете! Разбирайтесь тут сами, я пошел!
Он круто развернулся на подкрылках и, не оборачиваясь, зашагал к выходу. Его задела реплика Астротейна. Он действительно последнее время утратил бдительность, а это было непростительно в его деле. А еще этот урка упорно набивался в друзья, склоняя его к сомнительным сделкам. Шлак! Заправщик отшвырнул с дороги какого-то мелкого нейтрала и вышел прочь. Он слишком был нагружен энергоном и ему было лень лететь, поэтому он трансформировался в бензовоз и покатил по пустынной магистрали. Через некоторое время он услышал за собой рев мотора и удивленно мигнул габаритниками. Это был именно шум мотора, не стук железных колес по рельсам и не лязганье танковых траков. Свиндл. Как же он вырвался из манипуляторов трехрежимников? Вот уж действительно скользкий тип – улыбнулся про себя заправщик. Однако, продолжать с этим аферистом любезный разговор ему не хотелось и уж тем более он не хотел показывать ему место своей постоянной парковки. Поэтому придав газу, темных тонов бензовоз сделал попытку оторваться от следовавшего за ним джипа. Но мирно плескавшееся в его контейнерах топливо помешало трехржимнику развить большую скорость и за несколько кликов желтый джип поравнялся с ним.
- Что-то ваша братия не слишком приветлива, - хитро прожужжал Свиндл по внутренней связи.
- За своими дружками смотри! - Резко отрезал ему заправщик.
- Брр… ладно тебе, Октан – мы же деловые механоиды, негоже нам уподобляться этим солдафонам!
Свиндл говорил нарочито дружелюбно. Ему во что бы то ни стало нужно было втереться в доверие к трехрежимнику, так как порядочное состояние того, по слухам, припрятанное где-то в его убежище ужасно его интересовало. После побега из заключения, он лишился многих своих средств и нажил несколько должков, которые собирался возвращать за чужой счет.
- Ой, знаю я, как с тобой дела вести, Свиндл! – недовольно проворчал Октан, придав своему энергополю крайне недружелюбный и даже агрессивный окрас. Но и это изменение поля и его резкий тон боевикон, казалось, пропустил мимо локаторов.
- Слушай, про тебя тоже многое рассказывают, так что не надо! – протянул желтый джип, – вот даже побратимы твои тебя не очень-то жалуют…
- А ты не ровняй всех к своей банде! Как не крути – вы гетштальт, а мы – вполне самодостаточные механоиды! – уже не так агрессивно, но все же довольно холодно проговорил Октан.
Возможно такая внезапная откровенность заправщика объяснялась тем, что он сам порой жалел, что между трехрежимниками нет такой тесной дружбы, как среди других группировок.
- Тем более, что я сам по себе, Астро и Блитц – так… собутыльники. – продолжил он, - у нас слишком разные представления о функционировании! Тем более, они партнеры, я-то им зачем!
Свиндл удивленно мигнул фарами, рассеивая на миг ночную мглу.
- Это же надо?!! Я ведь и не знал! Партнеры, правда? Думал, такие как они охотятся только на кругленькие бамперы автоботов!
- Нууу… - протянул заправщик, меняя энергополе на более дружелюбные волны, - бамперы автоботников – это само собой! Это их отношениям не мешает! Они уже привыкли за столько астроциклов-то!
Боевикон не стал скрывать своего удивления, которое, как ни странно, было искренним. Подумать только – вспыльчивый задира Блитц и хмурый, неприветливый Астро – партнеры! Это забавно, даже смешно! Свиндл не удержался, чтобы не хохотнуть. Интересная мысль посетила его процессор.
- Как ты думаешь, Октан, кто из них ведущий? – спросил он у бензовоза.
Тот внезапно остановился и замер как вкопанный. Вопрос застал его врасплох – он никогда не задумывался над этим. Сейчас же сам чуть не расхохотался, пытаясь представить себе в процессоре возможные варианты. Свиндл последовал его примеру и тоже затормозил, мягким светом фар окатив стоявший рядом бензовоз.
- А действительно? – задорно пробормотал Октан, представляя перед оптикой хищные очертания своих товарищей. – Мрачный и беспощадный шаттл, размазывающий по рельсам всех, кто не успел скрыться с дороги? Хамоватый и обезбашенный штурмовик, обожающий чистить всем подряд лицевые пластины? Вот так задача! Знаешь что, Свиндл, мне уж и самому интересно стало!
Боевикон заметно оживился и фыркнул мотором.
- Давай пари?
Октан нерешительно покрутил колесами и выпустил пар из воздухозаборников.
- Давай!

После возвращения с Кибертронской командировки на Немезис, Астротрейн получил увольнительную от Мегатрона и тут же отправился в общий отсек за высокозаряженным, так как во время перевозок он принципиально употреблял только очищенный энергон. Через некоторое время от десептиконской земной базы помчался прочь по пустынному берегу темно-синий реактивный поезд. Он буквально летел стальной стрелой вдоль океанского берега.
Брызги разбивающихся волн щедро окатывали раскаленный металл локомотива тут же испаряясь на нем. Рельсы позади молниеносно расщеплялись на мельчайшие частицы, чтобы так же быстро сформировать дорогу впереди. Сумасшедший стук колес нарушал безмятежность безлюдного пляжа. Увлеченный бешенной гонкой локомотив даже не заметил, как за ним следят два маленьких авто-шпиона, пущенных в след. Уж тем более ему не было известно, что этот его пляжный заезд транслируется сейчас на экране перед чьей-то оптикой.
Свиндл прищурился и хлебнул высокозаряженного, по-хозяйски раскинувшись в кресле.
- Окташа, а как ты все-таки уговорил этого зануду одолжить тебе его шпионские игрушки? Он ведь самый несговорчивых мех, которых я только видел!
- Хм… Саунд-то? Поверь, этот транзистор умеет вести делишки не хуже тебя! Тем более, он мне кое-что должен за те контрабандные вкуснятинки, что я достаю на Кибертроне для его зверинца. – Октан довольно хохотнул и уставился на огромный экран.
Окопавшись на родной заправке, он со своим новоиспеченным напарником по скользким делам и солидным запасов высокооктанки в кубах внимательно следили за летящим на всех парах фиолетовым локомотивом. Сегодня этого десептикона выпал свободный вечер и что-то им подсказывало, что шаттл не потратит время зря.
- Куда он мчит-то?
- К рубежу. Там наш штурмовик околачивается, – протянул Октан и переключил второй экран на замаскированный дзот возле южных скал. Если хорошенько понастраивать оптику, то в груде камней и песка можно разглядеть башню танка с маленьким фиолетовым значком.
Теперь уже Свиндл рассмеялся. Честно говоря, он больше следил за тем, чтобы его собеседник налегал на энергон, так как пьяный Октан куда как менее осторожен в разговоре и может взболтнуть чего полезного. Хотя предстоящее шоу тоже весьма забавляло боевикона и он скоро переключил внимание на экран.
Взмыленный локомотив, влетев на косу перед скалистым хребтом, лихо трансформировался, стряхивая с себя песок и остатки капель. Тут же с блок-поста послышался звук трансформации. - Астро, да ты же только с задания, не стоило так гнать! – проговорил трансформировавшийся в прыжке танк. Ширококрылый мех улыбнулся с несвойственной ему дружелюбностью.
- Тебе здесь еще до конца смены сидеть… Мне было скучно! Трехрежимник с широкими траками на плечах подошел к фиолетовому шаттлу ближе и окинул его сканером.
- Оооо! Да ты наэнергонился как шарктикон! Видно сильно скучал!!! ХА!
Тот удовлетворительно покачал головой и вытащил с бардачка сверкающий куб.
- Это, чтобы ты не завидовал, - проговорил он, протягивая высокооктанку напарнику.
Блитцвинг сначала жадно сверкнул оптикой, но потом недовольно поморщился.
- Ты же знаешь, я на посту! Нельзя же!
Шаттл упрямо впихнул куб прямо тому в манипуляторы.
- Да брось, Блитц! С каких это пор ты от заряженного отказываешся?
- А с тех самых, как мне Мегз траки все повыдергивал, когда застукал меня в не совсем соответствующем состоянии.
- Скорее, в совсем несоответствующем! – расхохотался шаттл. – Ты ж остановиться вовремя не умеешь!
- Да ну тебя! – вспылил тот, резко хватая куб и сердито отворачиваясь. Потом он залпом выпил куб и небрежно выбросил пустой через трак. Астротрейн подошел к нему и деликатно положил манипулятор на короткое синее крыло.
- Мне так нравится, когда ты бесишься, Блитц! Ты стаешь такой забавный!!! – проговорил он весело и развернул десептикона к себе. Трехрежимник яростно пылалающим широким красным визором хищно смерил наэнергонившийся шаттл. - А забавно будет, если я тебе башку отстрелю? – прошипел он, злорадно улыбаясь.
Мелкие пузатенькие миниботы, завидев бы Блитцвинга с таким выражением лицевой пластины уже бы наделали целые лужицы мазута от ужаса. Но Астротрейна это еще больше развеселило. Он вдруг схватил его за второе крыло и притянул ближе к себе.
- А я тебе пушку в бантик завяжу! – продолжая улыбаться проговорил он в самую пластину штурмовика.
- Шлакова пыхтелка с крыльями! – Ругнулся Блитцвинг и обнял своего напарника, – я за тобой соскучился!
- А ты говоришь, не надо было гнать! – пригасив оптику почти прошептал тот в ответ, сжимая в объятиях желто-синий корпус до противного скрежета. Был бы это минибот – раздавил бы к шаркам!
Следивший за всей этой сценой на экране Свндл ехидно засмеялся:
- Сейчас поотрывают друг другу крылья да и дело с концом!
Он просалютировал кубом в сторону удобно расположившегося в кресле заправщика. Тот ему кивнул в ответ и слегка улыбнулся. Но на миг боевикону показалось, что улыбка эта была натянутой и трехрежимник ничего смешного в увиденном не нашел. Он даже стал больше налегать на энергон. Ну и пусть, это как раз на руку! Свиндл отхлебнул крохотный глоточек высокооктанки и повернулся снова к монитору.
Астрорейн был немного выше штурмовика, поэтому тому пришлось приподняться на дожигателях, чтобы оказаться лицом к лицу с партнером. Свиндл не угадал – отрывать крылья они друг другу не стали, а наоборот, прильнули в поцелуе. Причем этот поцелуй заставил удивленно поднять оптограни обоих наблюдавших мехов. Он был слишком… деликатен. Так целуются недоформатированные, недавно сошедшие с конвейера автоботские карапузики, но не серьезные боевые солдаты десептиконской армии!
Держа лицевые пластины партнера в ладонях и мягко сверкая красной оптикой, шаттл и штурмовик нежно, почти еле касаемо целовали друг друга, тихо форсируя вент-систему. Это так не вязалось с их грозным видом и еще более ужасной репутацией, что Октан чуть не поперхнулся энергоном, а Свиндл недовольно выругался. Никто не ожидал от трехрежимников такой нежности!
Тем временем порядочно накачавшийся Астротрэйн слегка потерял равновесие и медленно сполз на землю, увлекая за собой штурмовика.
Потом он, проведя по лицу партнера тыльной стороной ладони, покорно откинулся назад, ложась на каменисто-песчаный берег, вальяжно раскинул на нем свои размашистые крылья. Блитцвинг, ровно пылая алыми визорами, нагнулся к нему и снова нежно поцеловал, поглаживая манипуляторами еще не до конца остывшую от бешенной езды броню на животе и боках трехрежимника. Свиндл выронил куб из манипуляторов – такой покорности у десептикона он еще не встречал! Пускай даже он выигрывал пари на данном этапе, поставив на штурмовика, но он никак не ожидал, что бескомпромиссный Астрорейн станет так безропотно тому подчиняться! Это не укладывалось в его боевиконские рамки мировоззрения, он уже не до конца верил в исправность своей оптики. На некоторое время ему показалось, что, быть может, трехрежимники заподозрили слежку и решили постебаться над ними, а потом придут и начистят шпионам лицевые пластины. Джип недоуменно взглянул на своего сообщника – а может, этот шарков фальсификатор успел с ними сговориться? Но Октан выглядел не менее удивленно, чем боевикон. Он шумно провентилировал и залпом допил куб. Широкие длинные крылья за спиной нервно подрагивали, отображая то ли недоумение, то ли раздражение – Свиндл еще не до конца научился понимать эти жесты крылатых.
Тем временем трехрежимники не переставали удивлять наблюдавших. Прильнув к шаттлу, Блитцвинг обхватил его талию манипуляторами и вдруг перекатился на спину, уложив партнера на себя. Астротрейн удивленно поднял оптогрань.
- Твои крылья… - хрипло проговорил штурмовик, поцеловав острый кант широкого шаттлового крыла, - а здесь острая порода… ты же так злишься каждой царапинке на своих драгоценных плоскостях…
Он снова поцеловал фиолетовое крыло, нежно проведя по нему ладонью. Астротрейн засверкал оптикой и улыбнулся такой искренней улыбкой, которую никто и никогда не видел на его лицевой пластине. Заныкавшиеся наблюдатели даже не были уверены, умеет ли он вообще улыбаться или только скалиться. Оказывается, умеет, но не для каждой оптики готов дарить сие зрелище. Он выпрямился, усевшись чуть ниже пластин живота штурмовика и гордо распрямил те самые крылья, которые тот только-что целовал.
Почти скатившееся за земной горизонт солнце скользнуло по ним лучами, и отполированный до блеска металл засверкал фиолетовым отсветом. Шаттл несвойственно для него мурлыкнул и уперся манипуляторами в грудные щитки партнера.
Их энергополя начали синхронизироваться, переливаясь в энергетическом диапазоне самыми разными цветами. Астротрейн долго не мог подобрать нужные настройки и от этого они приобретали неровные края, смещались и перерывались.
- Шлак, из меня в таком состоянии плохой ведущий… - весело пробормотал он, помотав головой, пытаясь придать аналитической ясности своему наэнергоненному процессору.
Блитцвинг ехидно хохотнул и прошелся манипуляторами по фиолетовой броне сидевшего на нем трехрежимника, задевая закрытые задвижки портов соединения и силовых кабелей.
- Ты порядочно наэлектризован… Не мешало бы и разрядиться, - продолжая поглаживать так заинтересовавшие его местечки на чужой броне проговорил он, - Энергополе я сам синхронизую… расслабься…
Шаттл притушил оптику и откинулся назад. Он сделал это слишком резко для своих заплутавших в высококтанке гироскопов и наверное бы, упал, потеряв равновесие, но штурмовик вовремя согнул ноги в коленях, подперев фиолетовый корпус.
За несколько миликликов их поля, получив новые трезвые установки, синхронизировались, и Астротрейн выдал облегченный вздох вентсистемами. На его лицевой пластине появилось совершенно отрешенное выражения удовольствия и потушенная оптика начала вновь наливаться алым огнем. Когда энергополя запульсировали в одинаковом ритме и слились в одно единственное, улыбка шаттла начала медленно приобретать свои привычные хищные черты. Чтобы снова не потерять равновесие, он уперся манипуляторами в броню штурмовика, пуская по ней через проводники на обшивке электрические заряды, скопившиеся в его системах. Бушевавшая в наэлектризованном шаттле энергия рвалась на свободу и Блитцвинг мог ощутить это уже во всех спектрах восприятия – сине-желтый корпус пробило мощным разрядом, окатившим его нейросеть словно лавина. Его бы подбросило над землей, если бы штурмовик не был надежно придавлен солидной массой металла в виде в хлам наэнергоненного трехрежимника. А так он только издал непонятный звук вентсистемой и бешено запылал красной оптикой.
Свиндл, прилипший к экрану, недовольно заворчал – этот паровоз портил все его планы! Действительно непредсказуемая парочка, чего уж тут говорить! Он недовольно глянул в сторону своего оппонента – тот сидел в кресле с горящей оптикой и жадно пил высокооктанку. Похоже, его больше интересовало само зрелище, нежели результат спора. Что ж, боевикон решил тоже не тратить вечер на негодование и уставился в экран.
По правде сказать, было не совсем понятно, кто из трехрежимников контролировал ситуацию. Блитцвинг управлял энергетическим полем, заставляя разгораться его самыми разными спектрами, отчего широкие крылья его партнера начала пробивать мелкая дрожь. Астротрейн же резвился с электричеством, распуская свои манипуляторы, во всех смыслах этого слова. Он подавал короткие и резкие разряды в самые чувствительные стыки брони и места сочленений, заставляя штурмовика даже временами болезненно вздрагивать – плохо соображающий процессор мешал шаттлу регулировать напряжение на выходе. Но Блитцвинг не спешил жаловаться, чувствуя, как чужая энергия буквально жжет проводку. Ради партнера он мог и потерпеть, ведь Астротрейн все же не успел как следует разрядиться после перелета и его системы просто зашкаливали он накопившейся статики.
- Блитц, я… я скучал… - прохрипел ему в аудиодатчик нависший сверху шаттл словно в оправдание и игриво прошелся манипуляторами по коротким крыльям у того за спиной.
- Хр… я зам-метил, - ответил ему штурмовик, дергаясь от пробегающих по его корпусу искорок. Потом он снова потянулся к предмету гордости своего партнера – широким серо-фиолетовым крыльям и с силой прошелся по их боковым кантам, чувствуя трепет металла под манипуляторами.
Астротрейн в ответ выгнул спину, прильнув корпусом к партнеру, и тихо зарычал.

- Меня сейчас стошнит! – рявкнул Свиндл, плюнув в сторону экрана.
- Заткнись ты! – Неожиданно резко бросил ему Октан, уже успевший порядочно наэнергониться. Ему почему-то захотелось, чтобы кто-то когда-то сказал ему те же слова, что шаттл Блитцвингу. Но за ним никто не скучал. Никогда. Октана презирали или, в лучшем случае боялись. То, что даже между столь отъявленными десептиконскими головорезами могут возникнуть такие чувства, вдруг больно задело его искру. От этого становилось невероятно паршиво и он все больше налегал на энергон, уже не отдавая себе отчета в том, что процессор давно потерял ясность функционирования.
За изменениями настроения трехрежимника внимательно наблюдала пара фиолетовых оптосенсоров. Конечно, Свиндлу не были известны столь глубокие причины расстройства его новоиспеченного коллеги, но оно было ему выгодно. Поэтому он послушно прикрутил вокалайзер, оставив оскорбительную реплику без ответа – пускай трехрежмник окончательно потеряет бдительность!
А тем временем Астротрейн таки умудрился сконцентрироваться и высчитать нужную силу напряжения. Он хитро улыбнулся и обхватил манипулятором ствол пушки за спиной штурмовика, пустив по обшивке отфильтрованный заряд. Эффект был поразительным – Блитцвинг коротко вскрикнул и выгнулся дугой, таки сумев приподнять их обоих. Его вент-система выдала судорожный вздох и подключила форсирование. Сервоприводы от напряжения жалобно взвыли и он снова плюхнулся на каменистую породу.
- Шлак, этот крылатый хлам, наверное, тяжеленный, как стадо гардианов, – выругался Свиндл, видя, как заскрипела броня штурмовика при попытке подскочить. Он уже не смотрел в сторону Октана, зная, что тот его уже не слушает. Пожалуй, что-то в отношениях этих двоих, за которыми они так беспардонно подглядывали, смогло задеть и его прожженную в тюрьмах искру. Он уже сам ловил себя на том, что его манипулятор подкомандно тянется к энергокубу. Но он вовремя останавливался, вспоминая истинную цель своего визита к трехрежимнику. Взгляд фиолетовой оптики невзначай скользнул по стеллажу, за которым прятался личный сейф заправщика. Только бы выведать у него коды!!! Тихонько хмыкнув, он снова уставился на экран.
Стыки брони Астротрейна в проекции искры уже начали отдавать голубоватым свечением и лежавший под ним трехрежимник яростно засверкал оптикой.
- О! Астро… открой…
Он требовательно поцеловал бронепластину шаттла, с трудом приподнимаясь на локтях. Астротрейн, наконец, сумел кое-как привести деятельность процессора в порядок и оперся на манипуляторы, даруя партнеру свободу движений. Расфукусированной оптикой он взглянул в его пылающие жаждой визоры и положил ладонь на его грудные пластины.
- Она - твоя… - прошептал он наконец, чувствуя, как щитки нагрудной брони начинают расходится, - навсегда…
Блитцвинг как-то измученно улыбнулся и снова притянул партнера к себе за широкие крылья.
- Я люблю тебя, Астро…
- Я тебя тоже…
Яркая синяя вспышка озарила каменистый берег и подножия скал, успевшие уже укутаться вечерней мглой. Элетромагнитный всплеск был настолько сильным, что оба аппарата слежения, застывших неподалеку, тут же вышли из строя, являя наблюдателям мерцающий синий экран.

Защитного цвета боевикон досадно хмыкнул и поставил надпитый энергокуб на стол. Он не победил. Но и не проиграл. Шарк знает что творилось на том пляже – теперь пойди докажи, кто из них прав! Он украдкой посмотрел на Октана. Тот был в еще худшей кондиции, чем только что Астротрейн на экране.
Алая оптика трехрежимника мигала с перебоями, а по корпусу иногда пробегали искорки накопившегося электричества. Он недовольно барабанил пальцами по столу, уставившись в пустой энергокуб. Перед Саундвэйвом придется отчитываться за сломанные шпионские приборы и это его не радовало. Он почему-то не спешил доказывать, что Свиндл проспорил или требовать от него положенные юники. Боевикон тихонько улыбнулся.
Казалось, трехрежимник вообще забыл о своем госте и витал где-то в виртуальном пространстве своего затуманенного процессора. Зря он столько намешал синтетики в энергон… такое пойло он продает только деградирующим гардианботам… А теперь вот, испробовал на собственных системах. Красная оптика резко сузилась, пытаясь настроить уплывавший фокус. Шлак, зачем он так наэнергонился?
Свиндл бесшумно активировал затвор встроенного бластера и тихо подошел к сидящему за столом заправщику. Если этот торгаш не раскошелится добровольно – придется применять оружие. Но вот только Свиндлу почему-то хотелось разойтись мирно. В кои-то веки он смог найти достойного собеседника, которого бы интересовали те же вопросы, что и его. Общение с заправщиком было для него приятным и он совсем не хотел терять такого… эээ… сообщника?
- Октан, тебе не кажется, что ты мне должен? – прищурив фиолетовую оптику, вкрадчиво проговорил Свиндл.
- Чего? – заправщик лениво поднял на него затуманенный взгляд. Сейчас было отчетливо видно, что в его процессоре царит полный хаос. Он попытался встать с кресла, но это ему не удалось и он плюхнулся обратно, злобно зарычав на боевикона.
- Чего, чего! Юники гони! – проговорил, кривляясь Свиндл, нависши над темным десептиконом. Его правый манипулятор зловеще опустился на спинку кресла заправщика, а перед оптикой замелькал отчет о том, какой силы нужно сгенерировать заряд, чтобы отключить трехрежимника.
- Да пошел ты, шлак недопрошитый! – слегка запинаясь прошипел Октан и снова рыпнулся вперед. Его опьяненные гироскопы опять его подвели и очередная попытка встать с треском провалилась. – Ниче ты не выиграл! Вали отсюда! И без конвертера не воз-звращайся! – рявкнул он в лицевую пластину Свиндла, яростно полыхая оптикой толи от злости, толи от собственного бессилия.
Процессор боевикона мигом составил комбинацию движений и приемов, чтобы надолго вывести заправщика в офф. Тут же высветилось сообщение о нужном заряде на лазерном излучателе. Все службы были напоготове, ожидая только команды запуститься. Свиндл довольно сузил фиолетовый визор и близко-близко придвинул его к лицевой пластине собеседника. Одна команда и он – почти дезактив! Коварная улыбка скользнула по его губам и он вдруг резко дернулся вперед. Он не стал стрелять в заправщика. Не стал ломать ему крылья или шейные шарниры. Он накинулся на него и впился в губы поцелуем. Дерзким, жарким и настойчивым.
Свиндл и сам до конца не понимал своих действий, когда навалился на трехрежмника, и тот, не удержавшись на расшатанных системах, опрокинулся на кресле. Оба меха оказались на полу. Боевикон как-то совершенно подпрограмно потянулся к длинным темным крыльям, только сейчас осознавая, что уже давно хотел сжать их острые канты в манипуляторах. Октан только тихо замычал в ответ, придавив боевикона к себе мощным захватом. Его затуманенный процессор генерировал мысли очень медленно, и когда ему наконец-то дошло происходящее, энергополе партнера уже успело захватить его собственное.
- Ах ты… Шлаков болт!!! – прохрипел он, мерцая задурманенной оптикой в лицевую пластину гетшальтника.
Свиндл только довольно улыбнулся и прильнул всем корпусом к темной броне. Ему часто приходилось иметь дело с мехами мощной боевой конфигурации, в основном, сильнее его самого. Но окружавшие его сейчас боевиконы ужасно раздражали Свиндла своей тупостью, разгильдяйством и чрезмерной агрессией. Чего не скажешь об Октане. Что-то сразу привлекло к нему внимание Свиндла – то ли тяжеловесные формы, то ли хитрый блеск алой оптики. Именно в последние клики он внезапно понял причину тягучегоощущения в искре, преследовавшего его последнее время. Октан ему нравился.
Боевикон все больше пытался прижаться к корпусу под ним, буквально вдавливаясь в темную броню. Его силовые штекеры быстро нашли разъемы партнера и ловко скользнули в них. Подогретый энергонкой и электрическими импульсами трехрежимник резко закинул ноги за талию гештальтнику. Свиндл дернулся и захрипел – он не ожидал такой силы. Заправщик буквально сжал его в тисках, заставляя надрывно скрипеть боковые пластины. Потом он прижал боевикона манипуляторами к себе, буквально сминая броню. На миг в фиолетовом визоре пошли помехи, но потом боевикон довольно зарычал. Так мощно его не обнимал даже Онслот!
Или же присадки в энергоне были слишком термоядерные, или Октану действительно нравилось происходившее – его полностью заторможенный процессор понять не мог… да и не пытался. Он безжалостно сжимал броню партнера, требуя больше энергии. Сила напряжения в кабелях была для него кричаще малой!
- Сильнее… - прохрипел он в аудиодатчик боевикона, оторвавшись от поцелуя.
На считанные доли клика лицевую пластину Свиндла исказило разочарованное выражение, но потом он стиснул дентопластины и саккумулировал всю свою энергию для генерации заряда. Притушив оптику от напряжения, с тихим надрывным хрипом он пустил максимальное напряжение, на которое был только способен по кабелям. Разряд шибанул по системам партнера и на темно-фиолетовой броне запрыгали маленькие искорки. Потом контур замкнулся и обоих мехов выкинуло в оффлайн.
Буквально за несколько миликликов Свиндл пришел в себя, анализируя резкий запах сожженной проводки. В нейросети носился безудержный смерч импульсов, а энергоресурс был практически на нуле. Похоже, трехрежимник выжал его полностью и теперь довольно раскинувшись, мирно перезагружался на полу. Боевикон попробовал подняться, но это ему удалось не сразу – казалось, сил не хватало даже на то, чтобы шевелить сервоприводами. Взяв себя в манипуляторы, он, запинаясь вент-системой, он таки встал и устало прислонился к стене. Истощенное состояние усугубляло еще ноющее чувство в помятых пластинах.
« Шлак! В следующий раз уж увольте – пусть сам ведет!» – пронеслось у него в процессоре. Но тут же он встряхнул головой, словно прогоняя какой-то мираж.
«Следующий раз? Откуда такие мысли?!! Следующего раза не будет и не должно быть!» - осадил он сам себя и стоически сжав губы, поплелся по стенке к щитку безопасности. Именно за ним находился спрятанный сейф Октана.
- Только бы хватило сил взломать код, - прошептал боевикон и трансформировал манипулятор в цифровой ключь-отмычку.
Убрав всю бутафорию, скрывавшую столь вожделенный сейф и приложив отмычку к сенсорному замку, измотанный гештальтник усилием воли направил остатки энергии на расшифровку кода.
За мучительно долгих четыре клика сейф противно пискнул и открылся. Проделанная манипуляция окончательно отняла силы у десептикона и он, пошатнувшись, оперся манипуляторами о края вольфрамового контейнера чтобы не упасть. Перед оптикой пошли помехи, а вент-система окончательно отключилась. Включив аварийное питание, боевикон буквально заставил себя распрямиться и заглянуть внутрь сейфа. Перед ним была битком набитая маняще мерцавшими в полумраке юникредитными чипами камера. Он даже не напрягал процессор, чтобы их посчитать – это было целое состояние. Жадно облизнувшись, боевикон открыл багажник и потянулся манипулятором к юникам. Тут в его искре болезненно потянуло. Опять! Он даже согнулся от неожиданной боли и повернув голову, посмотрел на все еще перезагружавшегося трехрежимника. Его куллеры ровно гудели, остужая раскаленный корпус, по броне местами пробегали искорки остаточной электризации, а энергополе ярко пылало и переливалось.

А мне почему-то

А мне почему-то кажется, что Октан уже влюбился, просто, как это свойственно многим десептиконам, ещё не догадался об этом ;) Ведь не зря же он делал Свиндлу все эти маленькие поблажки)))

скорее всего

скорее всего так и есть... только у них чувства проявляются по иному. Очевидно у Свиндла после многоворнового стазиса искра немного стала чувствительнее к подобного рода изменением в прошивке, поэтому-то он и ощущал все именно физически.

Bulldozzerr

))))

Классно ))) н-да, попал Свиндл ))))
Dark phoenix

ну... ему самому

ну... ему самому понравилось, так что не беда :))) может быть, когда-то Октан и сам в него алюбиться... и будут как Астротрейн и Блитцвинг, отличной парой?

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании