Как вписаться в коллектив.

Автор: Xobit
Перевод: Lemuria
Вселенная: ТФП
Пейринг: Орион Пакс и десептиконы
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: slash, порт/коннектор, проводочки
Жанр: Романтика, юмор
Саммари: Орион обживается на Немезисе.
Прим. перев.: сцена с враждебно настроенным эрадиконом – отсылка http://envyskort.deviantart.com/art/Poor-Unfortunate-Steve-pt2-265004588...
Оригинал: Fitting in http://xobit.deviantart.com/art/Fitting-In-266807421
Разрешение на перевод получено.

***
Ориону не внушали доверия мехи, которыми Мегатронус теперь себя окружал. Не добавлял оптимизма и тот факт, что из них он помнил только молчаливого Саундвейва, ещё с тех времён… до того как он лишился памяти. Все остальные были ему незнакомы и, похоже, косились на него с подозрением, даже после того, как их заверили, что он не представляет для них опасности.

Мегатронус рассказал ему, что он, Орион, работал под прикрытием в рядах противника, но в ходе миссии в ядре этой чужой органической планеты его обман был раскрыт. Ему было сложно представить подобное, но он верил словам своего старого друга… и всё же, мысль о том, что кто-то из кибертронцев мог использовать ЭМИ-устройство как оружие против своего собрата…

Только его смертельные враги могли так поступить с ним! Именно так их Мегатронус и назвал.

- Ну вот… не так уж и неприятно это было, правда, Орион? – Нок Аут ухмыльнулся ему, скользя взглядом красной оптики по его корпусу, задерживаясь в неподобающих местах. Это тревожило Ориона, хотя из всей команды именно медик начал первым проявлять к нему симпатию. Делал ему комплименты, выставлял свой алый грудной отсек таким образом, что это выглядело на грани… мда.

Может быть, всё шло слишком уж быстро.

Теперь же он поглаживал ладонью почти онемевшую пластину на плече Ориона, где находился исправленный медиком знак его «фракции».

- Я бы сказал, что неприятно это не было, - выдохнул Орион, сопротивляясь порыву повыдирать ограничители, которыми он был прикован к верстаку. Он полагал, что на самом деле боль могла бы быть гораздо сильнее, судя по тому, что эти ограничители вообще на него надели. У Нок Аута же, по-видимому, на уме была другая причина.

- Теперь ты разрешишь мне уйти? – спросил Орион, в действительности вовсе не думая, что ему это позволят, и желая уведомить медика о том, что ему это было известно.

- Орион, Орион, - Нок Аут поцокал глоссой, недовольно надув губы, которым куда больше подходила ухмылка. – Ты был таким послушным пациентом, а послушные пациенты заслуживают награды.

Награды? Узкие серебристые ладони скользнули вниз по его руке, затем – к его животу и бедру. Нок Аут опустился на пол перед ним, и теперь ладони оказались на внутренней стороне его бёдер. Ориону подумалось, что ограничители на ногах были всё же перебором.

- Расслабься, Орион, тебе понравится, обещаю… ты даже вернёшься за добавкой, - знающий тон, предвкушающее мурлыканье… от этого он ощутил прилив тепла по всему корпусу, хотя на самом деле ему не хотелось ничего из того, что предлагал ему медик. Нок Аут не привлекал его никоим образом, медик казался ему чересчур… не таким, чтобы пробудить в нём подобные чувства. И всё же… происходящее было сложно игнорировать благодаря его чистой, незамутнённой чувственности.

Заострённый кончик когтя подцепил паховую пластину Ориона, и, к его стыду, она с лёгкостью отщёлкнулась, и навершие его коннектора выскользнуло из-под защиты в ту же секунду, когда ему дали такую возможность.

- Ооо… а ты у нас немаленький, я смотрю? – в тёмной оптике, метнувшей к нему мимолётный взгляд, вспыхнуло вожделение, и урчание завибрировало в его броне, когда рот медика замер в считанных микрометрах от его коннектора.

- Нок Аут, я не…

- А я – да! – раздался более низкий голос; Орион резко обернулся и широко распахнул оптику, наткнувшись взглядом на подпирающего стену Брейкдауна, с довольной, ярко полыхающей жёлтой оптикой на красном фейсплете. – Возьми его, Нок Аут… Хочу это увидеть.

Орион открыл было рот, чтобы запротестовать, но все слова растаяли отчаянным стоном, когда его коннектор вобрали в тёплый, влажный, тесный рот. Очевидно, Нок Аута появление аудитории нисколько не волновало.

- Ты так здорово это умеешь, - Брейкдаун прорычал этот комплимент, подходя ближе. Орион почувствовал, как его вентсистемы на миг приостановились, но не был уверен, что послужило тому причиной – страх или удовольствие. Он с трудом мог отличить эти эмоции. Хотя, иронически подумалось ему, он не мог не согласиться, Нок Аут действительно умел ласкать коннектор, и делал он это просто потрясающе! Как он посасывал коннектор, выпуская его изо рта, как дразнил глоссой нижнюю часть… и как ему удавалось заглотнуть его на всю длину? И какая же у него невероятно узкая горловая магистраль…

- Ах…

- Как мило… онемел от восторга, Орион? Это совсем на тебя не похоже, - и тем не менее, Брейкдаун воспользовался этим, поцеловав его, жадно, почти грубо. Большой синий мех говорил, задавал ему вопросы, на которые не требовалось ответов, грубо ласкал и целовал его, кусал его губы и броню, пока Нок Аут мастерски трудился над его коннектором.

Под таким напором Орион продержался недолго, оборвав поцелуй Брейкдауна с бессловесным криком, когда перезагрузка прокатилась по его системам. Нок Аут не останавливался до тех пор, пока последние волны дрожи не покинули его корпус, оставив Ориона приятно обессиленным.

Учитывая, что он об этом не просил, и даже не очень-то хотел.

- Может, отпустим нашего большого гостя? – голос Брейкдауна был хриплым от возбуждения, и Нок Аут практически вцепился в синего меха.

- Разумеется, мы ведь всегда можем вежливо попросить, если позднее нам захочется ещё… - короткое движение острых пальцев, и ограничители разошлись. Орион поспешил ретироваться, не имея никакого желания созерцать интерфейс медика и его ассистента.

Возможно, ему стоило как-нибудь пожаловаться на «совращение»? Было ли это вообще совращением, если Нок Аут всего лишь доставил ему удовольствие? Не то чтобы он испытывал исключительно «удовольствие», он в то же время чувствовал себя так, будто его немножко использовали, и был довольно взбудоражен и нервозен. Хотя, в общем-то, не таким уж совращённым он себя чувствовал, скорее возбуждённым и…

- Уф! – меньший размером корпус ударился о его грудной отсек и отскочил, и Орион выпал обратно в реальность, осознавая, что не имеет ни малейшего понятия, где он находится.

- Извини, эрадикон, я задумался и не смотрел, куда иду. Ты не ушибся? – он протянул руку, чтобы помочь меньшему меху – Мегатронус называл их дронами – подняться, и мягко улыбнулся.

- Ты не соблазнишь меня своей любезностью! Ты не мой командующий! – небольшой мех отбросил его руку и неловко поднялся на ноги, после чего обогнул его по стеночке и бросился бежать. Орион, удивлённый его странным выпадом, смотрел ему вслед.

- Сэр? Командующий, что вы здесь делаете? – обернувшись, он обнаружил, что его разглядывают ещё двое таких же мехов. Судя по их виду, они нервничали, хотя было непросто увидеть что-либо на их скрытых под масками лицах или в их оптике в виде визоров. Ему просто казалось, что они были готовы сорваться с места и удрать.

- Боюсь, я заблудился… не мог бы кто-нибудь из вас сопроводить меня обратно в рекрию?

Они вместе отвели его обратно в рекреационный отсек, причём создавалось впечатление, что они были готовы вылезти вон из брони, лишь бы услужить ему. Все «дроны» были такими. Поначалу они обходили его стороной, и страх сквозил в каждом их движении, теперь же они бы лезли на него с ногами, если бы не их, по всей видимости, природная неприязнь к прикосновениям.

Рекрия была пуста, и он взял себе куб энергона и устроился на кушетке немного отдохнуть, пока двое эрадиконов обслуживали его так, будто он был лордом, или аристократом, или кем-то в этом роде.

Он в общем-то не возражал, с ними было гораздо проще общаться, чем с большинством тех, кто обладал каким-то званием. Вскоре он отправил к себе в баки два куба и вежливо отказался от третьего, чувствуя себя немного виноватым, когда всё ещё безымянный эрадикон, похоже, немного сник от разочарования. Однако небольшой мех внезапно снова просиял и торопливо унёс куб, пока второй мех вполне уверенно забрался к Ориону на колени.

- Что?.. – узкая когтистая ладонь накрыла его губы, заставляя замолчать, и эрадикон с тихим мурлыканьем потёрся лицом о его щёку.

- Мы знаем, что вам нужно, командующий, просто расслабьтесь, мы делали это много раз. Не беспокойтесь.

О чём это он? Первый эрадикон вернулся с пустыми руками, но излучая энтузиазм и решимость, после чего забрался на кушетку и принялся оглаживать всю броню Ориона, до которой мог дотянуться.

Ориону не хотелось сгонять их или препятствовать им, но он понятия не имел, как реагировать на этот несвоевременный сеанс снятия напряжения. Они не соврали, они действительно хорошо это умели, занимая его болтовнёй и непрерывно осыпая комплиментами. Было сложно не расслабиться, и в конце концов он начал ощущать себя лужицей расплавленного металла под парочкой эрадиконов. Он был настолько расслаблен, что даже не заметил, когда один из них сосредоточил внимание на его паховой броне. Это было лишь ещё одной волной ленивого удовольствия.

Затем его паховая пластина отщёлкнулась, и он определённо почувствовал, как внутрь сунулся коготь, дразня кончик его коннектора.

- Стой! В-вы не обязаны… нет! Вы не обязаны это делать! – он попытался отодвинуться, но был придавлен двумя корпусами, а все его кабели были настолько разогреты и расслаблены, что, невзирая на его внезапную панику, сдвинуться с места оказалось невозможно.

- Не волнуйтесь, сэр, мы правда этого хотим! – заверил его один из эрадиконов, подаваясь ближе и с нежностью потираясь лицом о его антенну.

- Да, вы так добры к нам! Мы сделаем для вас всё, что угодно, командующий, мы так хотим, чтобы вы остались! – тоска в голосе эрадикона не очень сочеталась с ласками умелых когтей, побуждающих коннектор выглянуть из-под щитков. А их слова не имели совершенно никакого смысла! Почему он должен был «покинуть их», и что они имели в виду, говоря, что он к ним добр? И…

- Ооо, шлак! – ругательство, сопровождаемое громким стоном, сорвалось с его вокалайзера само собой. По всей видимости, эрадиконы не слишком умели растягивать удовольствие, поскольку эрадикон, занятый его коннектором, только что буквально насадился на него.

Жарко, влажно и поразительно, пугающе тесно.

- Сэр! Ох… вы такой большой… - невероятно, но в голосе эрадикона звучало безграничное счастье, а вовсе не боль, как случилось бы с любым нормальным мехом, который только что уселся на коннектор, владелец которого почти впятеро превосходил этого меха по массе и размерам.

- Я тоже безумно хочу ощутить вас в себе, сэр, - голос второго эрадикона, возлежащего на его груди, звучал таким же до неприличия счастливым; он пылко тёрся лицом о броню Ориона, тонкими когтями всё ещё перебирая кабели и проводки, которые мог достать под бронёй. Орион не мог определиться, куда он попал – в Плавильню или в Кладезь всех Искр…

***
Почти джоор и три перезагрузки спустя, Орион наконец-то выбрался из рекрии на нетвёрдых ногах, смущённый и немного довольный тем, что на них наткнулся ещё всего один эрадикон. По правде говоря, он не был уверен, что смог бы выдержать ещё немного такой «помощи», оказываемой ему из лучших побуждений.

К тому же, его довольно неуклюже пошатывало, и он не раз был вынужден придержаться за стену, пока добирался до своего отсека, где он, впервые на своей памяти, заперся на замок. Ему действительно была нужна перезарядка…

Непотревоженная перезарядка!

***
В последующие несколько орн он провёл большую часть времени, уклоняясь от встреч с Нок Аутом и Брейкдауном, которые, судя по всему, были твёрдо намерены загнать его в угол. Не говоря о том, что ему пришлось быстро научиться отказывать эрадиконам, которые все до единого страстно желали угодить ему.

ОЧЕНЬ желали.

Его пугало, с каким энтузиазмом они этого желали, и ему было действительно трудно их разочаровывать. С ними было приятно общаться, но он был один, а их…

В общем, их было многовато.

Ему хотелось поговорить о них с Мегатронусом, но его друг на некоторое время покинул корабль, чтобы, как он выразился, найти и вернуть некоего заблудшего меха.

Из всех присутствующих на корабле, казалось, лишь Саундвейв на данный момент не представляет никакой «опасности», хотя Орион не был в этом до конца уверен. Он прекрасно помнил обманчиво хрупкого гладиатора и знал, что тот был опасен и мог быть куда менее сдержанным, чем выглядел.

И всё же, именно к Саундвейву он пришёл в поисках безопасности в один прекрасный орн, когда, как ему казалось, Брейкдаун и Нок Аут караулили его за каждым углом, а эрадиконы ходили за ним по пятам, как несчастные, потерявшиеся турбощенята. Едва ли иметь дело с Саундвейвом было бы сложнее, чем со всем этим.

- Где же Мегатронус? Его нет уже почти половину грууна! – по правде говоря, он не ждал ответа, Саундвейв не обладал собственным голосом, а Мегатронус мог вообще не сообщить ему, куда направлялся. Если у него не было записи… что?

В воздухе перед его взглядом покачивался кабель; похлопав оптикой, Орион повернулся и обнаружил, что кабель принадлежит никому иному как безмолвному экс-гладиатору. Орион уставился на него на долгое мгновение, затем медленно подставил медицинский порт в своей руке. Что ж, логично, что у Саундвейва имелись модификации, чтобы восполнить отсутствие у него привычных средств коммуникации, действительно, это было…

Кабель подключился, и информация хлынула к нему таким мощным потоком, что он едва успевал в ней разобраться. Большая её часть представляла собой координаты, схемы созвездий и расчёты траекторий полёта. Было много и других данных, но он их игнорировал, его файрволлы были всё ещё на месте, так что эти данные вряд ли могли навредить ему, и вообще могли являться побочным эффектом подобного способа коммуникации.

- Погоди! Слишком много сразу… я не успеваю, - Саундвейв повернулся к нему, слегка ссутулившись, словно мех был разочарован или… ох. Новые кабели выскользнули из-под пластин Саундвейва и были предложены его вниманию. Может, всем на корабле был привычен такой способ общения с ним? Может, к этому нужно было привыкнуть, может, Ориону просто нужно было больше подключений, потому что он делал это впервые? Опущенные плечи могли означать, что бывший гладиатор только что осознал это.

- Ладно, только… хорошо, - открыв больше медицинских портов, Орион расслабился, и когда к нему подсоединилось больше кабелей, поток данных упорядочился сам. Их всё ещё было многовато, и он не заметил пришедших с ними дополнительных пакетов информации. Они не представляли угрозы, это был медицинский код, который его системы с лёгкостью считали и на который незамедлительно отреагировали.

Орион внезапно застонал и охнул, выгибаясь, когда его интерфейс-панель неожиданно открылась, обнажая блестящие детали. Что происходит? Сбитый с толку, он попытался отвлечься от данных о полёте, и был накрыт мощной волной возбуждения, которое ему не принадлежало.

- Что?

«Вы так добры к нам, командующий», - голос принадлежал одному из эрадиконов, и Орион пришёл в лёгкое замешательство, услышав его от Саундвейва. В особенности – поскольку эти слова исходили от эрадикона, когда тот в порыве страсти с энтузиазмом скакал на нём.

- С-саундвейв? – мех потихоньку подобрался к нему ближе и выпустил ещё больше кабелей, касаясь ими перегревающихся грудных пластин Ориона.

«Орион Пакс!» - на сей раз это был голос Мегатронуса, властный и глубокий. Орион задохнулся и выгнулся, смущённый волной жара, которой его окатило от звуков этого голоса в данной ситуации. Он вообще этого не хотел! Неужели никто из этих мехов не имел представления о том, что значит попросить? Не то чтобы он отказал им без объяснений…

- Ннгхх… Саундвейв, о-остановись! – но, конечно же, тот не остановился; единственными, кто хоть как-то его слушался, были эрадиконы. Правда, все они становились похожи на побитых турбощенят, когда он говорил им нет, так что он старался этого не делать.

«Нет, Орион, ты меня выслушаешь!» - он не помнил, чтобы Мегатронус когда-либо говорил ему это в подобном тоне, но очевидное требование – даже скорее приказ – подчиниться обрушило на него перезагрузку, прежде чем он вообще успел понять, что она была близка.

Саундвейв, похоже, достиг своей разрядки, хотя об этом было сложно судить. Кабели неспешно покинули его порты, один за другим, пока не остался только один, сбрасывая ему последний пакет информации.

- Он уже возвращается? – ошеломлённый Орион обратил непонимающий взгляд к экс-гладиатору. Саундвейв склонил голову и убрал последний кабель. Казалось, он излучал самодовольную удовлетворенность. По правде говоря, Орион не до конца понимал, какого шарка только что произошло, и не был уверен, что хотел бы это знать в каких-либо подробностях.

Саундвейв вернулся к работе, а Орион раскинулся в кресле, пытаясь переварить произошедшее, и в то же время стараясь особо об этом не задумываться. В итоге он убрался к себе в отсек, решив, что будет лучше не попадаться никому на оптику.

На самом деле лучше не стало, но, по крайней мере, больше никто не пытался ему досаждать. Похоже, с возвращением Мегатронуса желания интерфейса у всех… поубавилось. Хотя Ориону было немного жаль, что эрадиконы больше не предлагали ему свободного общения. Они ведь не всегда залезали на него исключительно ради интерфейса…

Сам Мегатронус уделял ему немало внимания; возможно, в какой-то степени это было связано с немногословностью эрадиконов. Он проявлял эмоции намного более открыто, чем когда-либо прежде – по крайней мере, насколько помнил Орион. Но развивать их отношения он не пытался…

Был ли Орион благодарен этому? Откровенно говоря, он не был в этом уверен. Все остальные мехи были практически готовы упасть к нему в объятия, но тот единственный, к кому он всегда неровно гонял вентиляцию, вёл себя с ним более чем дружелюбно, но никогда не выходил за рамки.

Орион старался избегать прогулок в одиночестве, но бывали ситуации, когда без этого обойтись было нельзя. Он не собирался говорить Мегатронусу, что не любит бродить по кораблю в одиночку, потому что боится интерфейса. Чем больше он наблюдал за другими десептиконами, тем яснее осознавал, что воспринимать слово «нет» всерьёз было среди них не принято. А вот запрыгивать друг на друга…

Такие нравы были чужды Ориону, хотя он помнил, что многие мехи страстно желали, чтобы их избрали гладиаторы. До такой степени, что гладиатор мог выдернуть меха или фем из толпы наугад и быть уверенным, что пойманный раздвинет перед ним ноги. Это было весьма похоже на то, что сейчас происходило с самим Орионом.

Настолько похоже, что он мог это принять, хотя ему бы очень хотелось, чтобы они вели себя с ним хоть немного помягче – он ведь память потерял, в конце концов!

Орион раздражённо шагал по слабо освещённому коридору, негодуя, что ему пришлось сюда спуститься. Он взял на себя задачу систематизировать накопленные данные, хранящиеся в компьютере Немезиса, и быстро обнаружил, что огромные массивы данных можно было перевести на хранение в имевшийся на корабле библиотечный блок. Мегатронус не отклонил его предложение и даже щедро предоставил в его распоряжение свободный доступ к обеим системам.

К несчастью, библиотечный блок располагался в нижней части корабля и так никогда и не был подключён. Орион мог бы отправить туда эрадиконов, но… мог с тем же успехом сделать это сам. Теперь же это казалось не очень хорошей затеей. Здесь, внизу, огромный корабль был совершенно заброшен, и на пути Ориона начали то и дело появляться странного вида нити, приклеенные к стенам.

Вскоре нити начали пересекать коридор от стены к стене, и он был вынужден отводить их в сторону и разрывать. Они были до отвращения липкими и маслянистыми. Если бы он не ощущал отчаянную необходимость сделать хоть что-то полезное, пока его память не вернулась, или если бы она всё-таки вернулась, он бы, наверное, остановился. Но он сходил с ума от безделья, и это ведь были просто… нити.

В конце концов он таки нашёл комнату, в которой располагался библиотечный блок, и с дальнейшей работой особых сложностей не было. Хотя этим блоком никогда не пользовались, он строился на века, как и весь Немезис, и компьютер запустился довольно легко. С настройкой его подключения к центральному компьютеру также проблем не возникло.

Орион покинул комнату, довольный проделанной им работой.

Его довольство поубавилось, когда через пару поворотов он обнаружил, что коридор был почти заблокирован теми странными нитями. Что за бред… он же прошёл сюда, разрывая их. Сжав губы, он направился к ним, полагая, что сможет точно так же порвать их все сразу. Но в отличие от тех, с которыми он столкнулся по пути сюда, эти нити порвать было непросто.

Они были упругими, липли к нему, цеплялись за него, и чем больше он с ними боролся, тем крепче они прилипали. Вскоре он застрял в них окончательно; разорванные нити удерживали его руки и ноги, а целые приклеили его к стенам, полу и потолку коридора, подвесив в вертикальном положении.

- Так-так… и кто же попался мне на этот раз? – Орион застыл… Этот голос? Он показался ему знакомым.

- Оо, ты уже перестал сопротивляться? Какая жалость… Я люблю, когда мои партнёры противятся, хотя какой в этом смысл, всё равно их всех ждёт одна и та же участь. Жаль, что эрадиконы довольно сообразительны, они слишком быстро догадались, что к чему. Я здесь голодаю … - существо, предстающее перед его оптикой, явно имело кибертронское происхождение и явно было фем-ботом. И всё же её внешность вызывала в Орионе отвращение и ужас, она выглядела противоестественно… почти как органическое создание.

Он не имел ничего особенного против органических существ или альтмодов, но этот буквально кричал о жестокости, извращении. Что-то из этих ощущений исходило из его памяти, он был в этом уверен! Но, помимо инстинктивной антипатии…

- Ты будешь превосходным партнёром, очень жаль, что я не смогу закончить это так, как мне нравится больше всего… но мне необходимо ещё немного побыть на хорошем счету у Мегатрона. Может, после этого мне удастся улучить момент, - она потянулась к нему, прикасалась к нему… Если бы бронепластины могли уползти, то его собственные именно это бы и сделали. От неё исходил запах смерти и отработанного энергона, и, несмотря на всю утончённую красоту её лица, Орион не чувствовал ничего, кроме ужаса.

Он нервничал, находясь рядом с Нок Аутом, но тот мех мог даже камню доставить удовольствие. Здесь же, Орион знал, ни капли удовольствия он не испытает. Слишком много было слепого страха.

- Ты так напряжён, Орион, разве тебе не нравится, когда тебя касается фем-бот? – она издевалась над ним… Э-эйрахнид! Так её звали, и она издевалась над ним. Она уже знала, что не будет ему симпатична. Что он боялся её, что она внушала ему отвращение… и она наслаждалась этим.

Орион был спасён от каких-либо попыток ответить, когда фем-бота неожиданно оторвали от него. Её швырнули сквозь её собственные нити, и ярко-лиловая вспышка света пронеслась прямо над её шлемом.

- Я сомневаюсь, что в ближайшее время ты будешь у меня на хорошем счету, Эйрахнид.

Орион успокоился мгновенно, почти обмякнув в коконе липких нитей. Голос Мегатронуса всегда оказывал на него такое действие… Как и другие определённые действия, которые он тщательно скрывал.

К его облегчению, фем-бот не стала ничего предпринимать, попросту обратившись в бегство. Мегатронус связался с кем-то по комм-линку, отдавая приказ изловить её, после чего повернулся к нему. Тёмно-красная оптика полыхнула, застыв на нём, но Орион не придал этому значения. Он уже давно поставил крест на своей влюблённости; она всё ещё теплилась в нём, но он не ждал, что ему на неё ответят.

- Боюсь, у нас возникла небольшая… проблема, Орион, - глубокий голос был неестественно хриплым; Орион не мог припомнить, чтобы этот голос когда-либо звучал подобным образом.

- Проблема? – его собственный голос был осипшим, а оптодатчики от волнения расширились.

- Да, совсем небольшая… видишь ли, паутину Эйрахнид практически невозможно снять, можно лишь подождать несколько орн, либо попробовать её разогреть, - изрезанные шрамами губы изогнулись в улыбке, и Орион не был уверен, что этой улыбке можно доверять. – А огонь в данном случае – не очень подходящий вариант, да, Орион? – заострённые пальцы коснулись его брони, и он окончательно убедился, что всё это ему снится.

- М-мегатронус? – заикаясь, он завертелся, как только мог, в сплетении паутинных нитей.

- Знаю, что сейчас ты этого не помнишь, Орион, но мы с тобой не раз делили платформу.

Правда? Орион тихонько застонал, не зная, что сказать на это. Или как отреагировать, хотя вряд ли он мог что-то сделать, будучи связан по рукам и ногам.

- Расслабься, Орион, почему бы нам не насладиться этой непредвиденной ситуацией? – в рычании звучало абсолютное удовлетворение, а тонкие губы, казалось, точно знали, где его касаться. Но это только придавало словам Мегатронуса правдоподобия, верно? Он явно прекрасно знал, как ласкать его корпус, как мог бы знать постоянный любовник.

- Но… - это слово растаяло стоном, когда острые дентапластины царапнули его шейные кабели, и его корпус едва не расплавился прямо на месте. По всей видимости, его системы помнили Мегатронуса довольно неплохо?

- Никаких но, Орион… - тёплые, тонкие губы спустились ниже, и серебристый мех опустился перед ним на колени, вторгаясь глоссой в просветы его брони… сводя его с ума. Он никогда не думал, что это случится, не думал, что хоть что-то из всего этого может когда-либо случиться.

Мегатронус не торопился, позволяя теплу постепенно нарастать, и вскоре Орион растерял все здравые мысли, даже не замечая, что жар вообще никак не повлиял на паутину. Он стонал, поскуливал и извивался, как только мог. Острые когти, дентапластины и мягкие тонкие губы самым чудесным образом разрывали его мир на кусочки.

Его интерфейс-панель отщёлкнулась, и Мегатронус рассмеялся, резко и хрипло.

- Ты был занят… или, наверное, правильнее будет сказать, что команда была занята. Впрочем, всё это к лучшему, эрадиконы отлично помогают расслабиться, не так ли? – Орион опустил голову и издал тихий стон, глядя на серебристого меха.

- Не волнуйся, Орион, сейчас я всё поправлю.

Пожалуйста, да! Орион низко застонал и отчаянно задёргался, когда Мегатрон поднялся и подхватил ладонью его подбородок. Довольная улыбка на иссечённых шрамами губах побудила Ориона податься вперёд за поцелуем. Серебристый мех покачал головой и шагнул ближе, легко приподнимая его и каким-то неведомым образом умудряясь закинуть его опутанные паутиной ноги к себе на бёдра.

- Такой горячий, Орион, и такой влажный… - шёпот дразнил его, искушал, но Орион не мог понять причину этого, не был способен осознать хоть что-то, кроме коннектора, раздвигающего стенки его порта. По ощущениям он был огромен; очевидно, Орион довольно долго не имел связи ни с кем таких размеров… Шлак!

- Ннх… помедленней…

- Конечно… таким моментом нужно насладиться, - и Мегатронус наслаждался им долгое время, снова и снова, пока Орион не начал умолять его двигаться быстрее…

***
- Орион, - Мегатрон покачал головой и осторожно разрезал паутину Эйрахнид, высвобождая безвольный корпус. Он был крайне доволен произошедшим. Орион оказался намного менее зажатым, чем был когда-то, ещё на Кибертроне, и теперь, наконец-то, полностью принадлежал ему.

Впрочем, он поделится.

Может быть.

о майн гот! это

о майн гот! это шедеврально *о*

Отличный

Отличный перевод!) Мне очень нравится этот автор, кстати, Только Xobit обычно пишет только МОП, поэтому я поначалу даже слегка удивилась отхождению от правила. Но в конце Мегатрон всё-таки появился, так что всё в порядке))) Кстати, у Xobit есть несколько совершенно потрясающих АУшек (в частности, про киберволков) - очень неплохих ^__^ ...Спасибо за новую интересную историю!)))

Спасибо! Фик от

Спасибо!
Фик от Xobit - и чтоб без МОПа, так не бывает))
За наводку на киберволков - мерси, надо будет посмотреть =)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании