Операция "перепрограммирование".

Автор: Firrior
Пейринг: Саундвейв, Перцептор / Саундвейв
Вселенная: G1
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: slash, non-con, ООС, юмор. Осторожно, присутствует белковое!
Комментарий: Магнитофон учат любви к миру... а научают немного другой любви.

Если бы Саундвейв хоть на секунду усомнился в том, что крики ему ничем не помогут, он бы заорал. Но кричать было бесполезно. Белковое существо только отмахивалось от его протестов, а зануда-Перцептор и вовсе пригрозил отключить ему речевой синтезатор, если он будет болтать. После отключения динамиков и звукового оружия Саундвейв не мог лишиться последней возможности хоть как-то заявить о своем существовании. Поэтому он молчал и думал, как же получилось, какая ошибка стала причиной того, что он попал сюда?

Но никакой ошибки в его действиях не было. Такую тактику автоботов - неожиданно напасть, захватить одного пленника и отступить, никто не мог предсказать. И эта тактика привела врагов к победе, а Саундвейва - к позорному плену.

Очнулся он прикованным к платформе, с раскрытой моторкой, отключенным оружием и без маски. Рядом стоял Перцептор и небольшое белковое существо в кресле - кажется, они называли его Чипом. - Скоро все будет хорошо, мы не обидим тебя, Саундвейв, - сказали они.

- Понимаешь, - произнес Перцептор, - у Чипа возникла идея, и есть все основания считать, что он прав. Твоя жестокость, слепая преданность злобному Мегатрону - всего лишь ошибки, возникшие в твоих схемах. Если мы починим их, вернув к изначальному виду, ты сможешь сам решать за себя, и уж конечно, не захочешь больше оставаться с десептиконами. Осталось всего лишь найти неисправность.

- Я исправен, - ответил Саундвейв и нарвался на получасовую лекцию о добре и справедливости, подкрепленную слайдами, изображавшими Прайма в моменты триумфа. Лекцию прервал Рэтчет, связавшийся с Перцептором и попросивший пройти его в медицинский отсек. Что-то не заладилось с ремонтом Джаза, получившего серьезные повреждения. Медиботы хотели проконсультироваться.

Чипу не терпелось увидеть, как же устроены внутренние системы трансформеров. Он развернул графопостроитель и стал аккуратно чертить схему того, что видел. А видел он по большей части свитые в жгуты провода. Пометив направление жгутов, он залез в моторку десептикона прямо руками. Саундвейв был в шоке. Не то чтобы он сам никогда не лазил руками в моторку - в общем-то, он занимался этим регулярно. Но от белкового существа такое было крайне неожиданно.

- Прекрати контакт, - сказал Саундвейв.

- Не волнуйся, я ничего не испорчу, - ответил Чип. - Я только отмечу контуры твоих электросхем, и все. Если будет больно, скажи.

Больно Саундвейву совсем не было. Ощущение непроводящих рук органического существа внутри собственных схем было: отвратительным. Внутри этих рук не циркулировал ток, а их электромагнитное поле было настолько слабым, что десептикону казалось, будто его препарирует оживший труп. Очень аккуратно препарирует.

Саундвейв закрыл глаза и подумал о музыке. Думать о том, что с ним сейчас происходит, было выше его сил. Он не заметил, когда ощущения изменились. Чип взял в руки индикаторную отвертку, и проводящий предмет, на который было подано тестирующее напряжение, вызвал вполне предсказуемую реакцию.

Волна стыда захлестнула Саундвейва. О нет, только не это, только не здесь.

На коннекторе, к счастью, еще скрытом паховой броней, выступила смазка.

Влекомый азартом исследователя, Чип заполз на грудь Саундвейва и погрузил руку по локоть в глубину схем. Десептикон содрогнулся - незнакомое раньше прикосновение непроводящего контура больше не было неприятным. Скорее, оно было: изысканным. Отвертка-анализатор, непрерывно подававшая напряжение и считывающая данные, вносила в контуры весьма приятные колебания.

Чип понятия не имел, почему десептикон то подергивался, то, наоборот, выгибался, подставляя свои схемы под анализатор, но как с ним разговаривать, он не знал, и решил, что раз Саундвейв не жалуется на боль, то его, Чипа, упрекнуть не в чем. Он пересчитывал провода, запоминая цветовую последовательность, а Саундвейв изо всех сил сдерживал рвущийся стон. Он закричал бы - но уже не знал, о чем кричать, то ли о том, чтобы его оставили в покое, то ли о том, чтобы эти странные, непроводящие руки продолжили бы эти легкие, поглаживающие прикосновения, и потрогали еще вон там, пониже: да-аа:.

Чип закончил с переносом схем верхней части и подошел к пульту управления манипуляторами, чтобы открыть следующий отсек. Броня легко отстегнулась, отсек поблескивал смазкой. Саундвейв сходил с ума от стыда и желания. Если бы только его руки были свободны! Он мечтал поскорее погрузить пальцы в порт, сжать коннектор, подать напряжение: Но его прикованные конечности лишь скребли металл платформы. А сумасшедший, умоляющий взгляд был невидим за визором. Чип вообще не обращал внимания на его лицо, сосредоточившись на внутренней начинке. Если он и понимал, что с пленником происходит что-то необычное, то виду не показывал.

Коннектор чрезвычайно заинтересовал человека. Чип попытался считать с него данные о токе все той же отверткой (Саундвейв отчаянно изогнулся), но не получил никаких определенных данных. Выглядело так, как если бы эта штука работала без всякой логики - по-видимому, базовых синусоид было так много, что они сливались в белый шум. Чип вытер руки, выпачканные в смазке, и слез с десептикона. Явно требовался более продвинутый диагностический прибор. Чип окинул взглядом лабораторию и увидел странный инструмент, с шестью экранами для показа осциллограмм, несколькими переключателями и гнездом, в точности подходящим к непонятной детали Саундвейва. Видимо, он предназначается как раз для диагностики этого устройства, - решил Чип, и подключил прибор к пленнику.

Шесть ровных гармоник появились на экране, показывая синусоидные ритмы, и Саундвейв наконец-то закричал. Чип испуганно отключил пленника от прибора, но тот продолжал стонать. Его системы пылали огнем, охладители работали на полную мощность и не могли справиться. Саунд безостановочно елозил по платформе в попытке хоть чем-то, любой деталью прикоснуться к ноющей, жаждущей ласки интерфейс-системе, и не мог. Чип поскользнулся в лужице натекшей смазки и вытянулся поперек его бедер, ничем не облегчая его страданий. Тут-то и зашел Перцептор.

Фон стоял такой, что мутилась оптика. Ничего не понимающий Чип валялся поперек Саундвейва, которого била крупная дрожь. А рядом лежал: вибратор Перцептора. Какого Юникрона Чип стал совать в десептикона эту штуку, Перцептор не знал, и не желал знать. Ситуация была близка к критической. Еще немного, и охладители пленника накроются - такую боль он им точно не простит, и план <перепрограммирование Саундвейва в автоботы> сорвется неминуемо. Перцептор грубо выставил за дверь Чипа и быстро стер смазку с коннектора десептикона, с губ которого сорвался протяжный вздох. Напряжение перестало расти. Пленник стонал, уже не столько жалобно, сколько призывно, и изо всех сил старался пошире раздвинуть ноги. Впрочем, удавалось ему это так же плохо, как попытка прикоснуться к себе до этого.

Перцептор потянулся было за вибратором, чтобы закончить начатое, но картина на мониторе интерфейс-игрушки вогнала его в ступор. Вибратор был переключен в режим болезненных импульсов, и в нем подвис. Самого Перцептора один, максимум два таких импульса приводили в крайне нездоровое состояние, почти взрывая системы. Сколько импульсов досталось Саунду, можно было только догадываться. Но то, что он не выдержит больше ни одного, было очевидным.

- Пожалуйста, - скулил Саунд, - пожалуйста: - стон пленника оторвал ученого от мыслей. Перцептор освободил одну руку Саундвейва, и тот немедленно вцепился в собственные истекающие смазкой системы. Идиот! Он пытался засунуть коннектор в собственный порт. Даже курсанты знают, что короткое замыкание в интерфейсе чрезвычайно опасно. Интересно, захочет ли Бластер делиться с ним запчастями?

Перцептор вцепился ему в руку и снова зафиксировал на платформе. Саундвейв трепетал и стонал в лужице смазки, и его перевозбужденный фон волей-неволей начал действовать на автобота. Решившись, Перцептор отстегнул собственную паховую пластину и прижался к панели Саундвейва. Пленник был неожиданно теплым, страстным и проявил акробатическую изобретательность, все же найдя способ прижаться своим ноющим коннектором к системам Перцептора. Автобот, не задумываясь, послал ему легкий электрический импульс и услышал стон благодарности. Саунд наконец-то прекратил дрожать и подался навстречу Перцептору всем корпусом. Коннектор автобота сам скользнул в порт десептикона, и стон превратился в торжествующий крик. Перцептор прикрыл ему рот рукой, но и не подумал останавливаться. Саундвейв оказался таким: сладким. Автобот послал ему сложную серию электрических колебаний, и волна удовольствия накрыла его, когда он почувствовал ответ. Саундвейв целовал его руку. Со всей возможной нежностью и осторожностью Перцептор послал обычную последовательность ласкающих импульсов с возрастающей частотой. Саунд всхлипнул в последний раз и ушел в перезагрузку. Выражение ни с чем не сравнимой радости и благодарности сияло на его лицевой пластине.

Операция «перепрограммирование» началась.

Хорошо

Хорошо написано) Вай)) Особенно понравилось с какой заботой злобного трансформера стали переделывать в хорошего. Чипа нафиг выставили вон х))))))))Супер. А есть ли продолжение? Ведь "процедура" переделки только началась))

Саунд здесь

Саунд здесь такой неожиданный...

Любопытно... А

Любопытно... А что дальше?

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании