Отражение.

Автор: rammy-sky
Пейринг: Джетсторм / Джетфайр
Вселенная: TFA
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: slash, ООС
Комментарий: все элитгардовцы - козлы.
Подарок для Ki2109

В космосе смена циклов – понятие относительное, заметное только по хронометру. Внутренний хронометр корабля Элит Гарда показывал время перезарядки и корабль был погружен во мрак, только вахтенный на ярко освещенном мостике охранял покой маленькой команды.
Джетсторму не спалось. Он просто лежал на платформе, пытаясь разглядеть в темноте ближайшую стену. Щемящее чувство, какая-то ноющая боль в искре не давала системам отключиться.
Джетфайр. Он тоже не спит. Ему плохо и больно, а он почему-то молчит.
Джетсторм наконец решился посмотреть на брата. Тот лежал на платформе у противоположной стены, повернувшись спиной и свернувшись клубочком, словно пытаясь стать меньше и незаметней. Да что же это такое? Они многое пережили вместе, всякое бывало, но никогда Джетсторм не видел брата в таком состоянии. Из них двоих именно Джетфайр был заводилой и источником большей части неприятностей, а теперь от солнечного корпуса веет смертельной тоской.
Синий автобот тихонько поднялся и аккуратно присел на платформу рядом с близнецом.
- Файр? – Джетсторм положил руку на вздрогнувший корпус и чувствительные слуховые датчики уловили слабый звук. Визор Джетсторма вспыхнул, когда он понял, что звук был едва слышным всхлипом.
- Братишка, что с тобой? Ты что, скрыл повреждения после сегодняшнего боя? – Молчание. - Ну же, Файр, скажи что-нибудь!
- Я так испугался… - Тихий, cрывающийся голос. – Сегодня, когда мы дрались с десептиконами… мне показалось… я думал, что потеряю тебя… навсегда. И останусь совсем один. Мне стало так страшно…
Джетсторм онемел на пару нанокликов. Очень неожиданная причина для депрессии, если учесть, что Джетфайр вообще ничего не боялся. К тому же, у них были десятки боев, в которых приходилось рисковать не только кораблем, но и собственной жизнью. Так что же изменилось сейчас?
- Но ведь все обошлось. – Джетсторм мягко погладил брата по голове. – Мы оба целы, задание выполнено, а десы получили здоровенного пинка под бампер. Все хорошо.
- А если бы нет? Я бы не пережил этого. – Джетфайр развернулся и взгляд тусклых желтых окуляров встретился с визором. – Пожалуйста, полежи со мной.
Джетсторм улегся на платформу, обхватив брата за плечи и двумя пальцами поглаживая основание шлема уткнувшегося лбом в его шею близнеца. Они проводили множество циклов подзарядки вот так, лежа в обнимку, прижавшись друг к другу покрепче – так было легче терпеть боль. Боль, что вышибала капли омывателя из-под визора, когда броня новой, неизвестной ранее, модификации пыталась работать соответственно коду летающего десептикона. Боль, что чертила мокрые дорожки на светлой лицевой пластине после тяжелых, замыкающих системы, тренировок, которым ранее не подвергался ни один автобот. Такими – плачущими в объятьях друг друга от боли, напряжения и усталости – братьев не видел никто в Элит Гарде. Только они двое.
Кажется, все так изменилось с тех пор, как они были простыми рабочими ботами без имени на энергоперерабатывающем заводе, где их считали парочкой киберклоунов с процессором, лишь немногим сложней, чем у петрокролика, но как раз достаточно, чтоб выполнять необходимую работу. Теперь они были Джетблизнецами, гордостью Элит Гарда, его секретным оружием. Предметом обстановки. Единственной задачей которого было сказать «Есть, сэр!» и выполнять задание без каких-либо вопросов и сомнений. Ведь никому не нужно оружие, имеющее свое мнение, эмоции или какие-то там «чувства». Конечно нет, и Сентинэл Прайм позаботился о том, чтоб как следует вбить эту аксиому в процессоры братьев – методы воспитания в Элит Гарде никогда не отличались особой гуманностью. Если хорошенько подумать, никто даже не спросил, а хотят ли они вообще быть этим «супероружием» - их изломанные корпуса просто кинули на ремонтные платформы в лаборатории Персептора и Уилджека.
И даже их создатели, знающие каждую плату и серво в корпусах близнецов лучше, чем свою ладонь, им не доверяли. Что уж говорить о членах Элит Гарда. Особенно доставалось Джетфайру (Летающий автобот с желтой оптикой? Вы шутите?!) – Джетсторм не раз слышал обрывки нелестных разговоров об «этом полудесе» в здании Главного штаба.
Так и проходила служба братьев: по первому щелчку, как пара послушных дрессированных звероботов, они улетали на задания, рисковали собой и друг другом, потом, стоя за широкой спиной командира, слышали традиционное «Прекрасная работа, Сентинэл Прайм!», после чего отправлялись в тюремное крыло охранять заключенных или убирать коридоры штаба под косыми взглядами сотрудников – зависит от настроения командира.
Из всех трансформеров, встреченных братьями, только Оптимус Прайм говорил с ними так, будто они нечто большее, чем пара летающих пушек с половиной процессора, но ведь Оптимус Прайм не из Элит Гарда, верно?
Они всегда дрались не жалея себя, ни разу не дав повода усомниться в своей лояльности – за что же с ними так? И что было бы, если б Джетфайр однажды не вернулся домой? Джетсторм остался бы совсем один со всем этим безразличием, а иногда и с откровенной агрессией. Какого это потерять единственного, кому ты дорог, кто понимает тебя, кто утешит, когда тебе плохо и порадуется, когда тебе хорошо? Как это – лишиться своего единственного брата, своего близнеца, своего отражения?
Джетсторм почувствовал, как ужас – тот самый, что осознал сегодня Джетфайр – липкими щупальцами опутывает искру. Остаться совсем одному, когда окружающие вспоминают о тебе лишь для того, чтоб отправить на очередное задание. Когда не с кем даже просто поговорить…
Молодой автобот приподнял голову Джетфайра за подбородок, заставив брата посмотреть себе в визор.
- Мудрый Праймас не дает нам разглядеть свое будущее. Может, это и к лучшему. Но, могу пообещать тебе одно - что бы не случилось, я сделаю все, чтоб мы всегда были вместе. – И Джетсторм прикоснулся губами к слегка приоткрытым губам напротив в своем самом первом в жизни поцелуе, неумелом, но нежном, пытаясь передать всю любовь и заботу, наполнявшую его в это мгновение.
Пара нанокликов и поцелуй прервался, трансформеры отодвинулись друг от друга, вентилируя системы, словно после выхода из затяжного пике. Джетфайр медленно, словно не веря в произошедшее, прикоснулся кончиками пальцев к губам. Было ли это на самом деле или процессорный сбой выдал желаемое за действительное? Только рядом лежал брат с точно таким же выражением удивления на лицевой пластине.
Белые пальцы нерешительно, словно испрашивая позволения, притронулись к голубой щеке. Но Джетфайр уже не ждал ответа на незаданный вопрос, а сам робко потянулся за поцелуем. Губы братьев снова встретились и Джетсторм не оттолкнул, не сказал, что это была ошибка, не велел обо всем забыть – вместо этого пытался отвечать на поцелуй, лихорадочно вспоминая слышанное о том, как это делается. Все происходящее казалось каким-то нереальным, словно Джетфайр попал в один из своих снов, так похожих на те видео, что они с Джетстормом тайком от офицеров смотрели после отбоя. Только на этот раз рядом был брат. Такой нежный, любящий, желанный – да, именно желанный – брат. Руки сами легли на синие плечи, притягивая ближе, скользнули за спину, лаская, стараясь доставить удовольствие.
Когда проворные пальцы забрались в спинной шов трансформации, Джетсторм вскрикнул, выгнувшись, словно от удара в спину – что за датчики не задел бы там его близнец, чувство, пробившее нейросеть, было просто потрясающим, заставив корпус мгновенно разогреться. А пальцы все не унимались, гладили швы, потирали детали брони, заставляя Джетсторма, хотеть, желать слиться с братом в единое целое. Желание нашло выход в остервенении, с которым автобот впился в шею близнеца, посасывая крупные топливопроводы, проникая языком в жгуты проводов и теперь под ласками извивался уже Джетфайр. А неугомонные белые руки скользнули вниз по спине, огладили бедра и как-то незаметно оказались между ног. Щелчок и паховая пластина отошла в сторону, а пальцы, обхватив скользкий от смазки коннектор, задвигались вверх-вниз.
Джетсторм стоял над братом на коленях, оперевшись на локти и стонал в так удачно подставленную шею, хоть даже под дулом бластера не смог бы вспомнить, как оказался в таком положении. Бедра сами двигались навстречу вызывающей процессорные сбои руке, а нейросеть, казалось, просто расплавится. Как и все боты его возраста, Джетсторм играл с собой, но не мог и представить, что от этого может быть настолько хорошо.
- Праймас… Хватит! – полустон-полумольба. Чтоб хоть ненадолго избавиться от сладостной пытки, губы снова прильнули к шее, но долго там не задержались, а двинулись вниз, процеловывая и пролизывая дорожку на вздрагивающем от непривычных ласк корпусе. Ветровое стекло, живот, внутренняя сторона бедер, а дрожащие руки пытались открепить паховую пластину. Покончив наконец с замками, синий автобот неуверенно взглянул на брата – тот лишь шире развел колени, пытаясь сфокусировать затуманенную оптику. Джетсторм вообще-то знал, как это должно быть – десятки посвященных предмету запретных видео были просмотрены не зря, но одно дело смотреть по головизору, а делать все самому – совсем другое. Помедлив еще немного, Джетсторм все же решился и, закинув левую ногу брата себе на плечо, осторожно взялся за основание коннектора, обхватив навершие губами.
Бело-оранжевый корпус дернулся, будто прошитый электрическим разрядом, Джетфайр закусил губу, изо всех сил пытаясь не закричать, а лишь сдавленно постанывая и цепляясь за края платформы. Его близнец внизу творил что-то невероятное, периодически чуть сильнее сжимая коннектор рукой, пытался то обвить языком навершие, то просто посасывал, то облизивал, как энергоновый леденец. Кто бы мог подумать, что он делает это впервые? Неопытные системы не могли долго выдерживать этот рваный ритм и Джетфайр перезагрузился, выгнувшись в немом крике, выплескивая смазку из коннектора и лишь чудом не выпав в оффлайн до конца.
Джетсторм лежал, прижавшись к горячему бедру, работающие с утроенной нагрузкой вентсистемы безуспешно пытались охладить корпус. Вкус смазки на губах, ощущение горячей влаги на грудной пластине – похоже, его залило до самого ветрового стекла. Непривычный, ни на что непохожий вкус, вкус его брата.
Всхлип. Джетсторм поднял голову. Еще один всхлип.
– Файр?! – Он ошибся, сделал что-то не так и Джетфайру вовсе не было хорошо, ведь он плачет…
Джетсторм молнией оказался у лицевой пластины брата. Слава Праймасу, не плач – всего лишь усиленная работа систем вентиляции приходящего в себя меха. Мигнула и подключилась оптика, с трудом фокусируясь на голубом визоре. Джетфайр ласково прикоснулся к обеспокоенной лицевой пластине, погладив щеку большим пальцем и вдруг лукаво улыбнулся, резко закинув ноги на талию брата и крепко прижав его бедра к своим так, что трудно было не догадаться о его желаниях.
Визор удивленно вспыхнул. Неужели он и правда хочет…
- Файр, - прерывистый, горячий шепот. – Ты уверен?
Ответом были крепкие объятья и поцелуй, страстный, голодный, не оставляющий сомнений – и в этот момент коннектор вошел в истекающий ручейками смазки порт.
Джетфайр не кричал, лишь прижатая к плечу брата голова, да руки, судорожно вцепившиеся в спину, выдавали его боль. Джетсторм, на уровне каких-то первичных подпрограмм понимая, что системам нужно время, чтоб приспособиться к его размеру, замер, шепча что-то успокаивающее в находящийся радом аудиодатчик. Наконец, пальцы перестали сминать сегменты брони и напряжение постепенно оставило бело-оранжевый корпус. Джетсторм наконец двинулся - но осторожно, стараясь не причинять боли – чтоб еще глубже проникнуть в неразработанные системы. Ощущение этой горячей тесноты, так сопротивляющейся вторжению, было невероятно, неописуемо и становилось все трудней сдерживать себя.
- Сторм… пожалуйста… сильнее!
Этот стон был самой возбуждающей вещью, что синий автобот слышал в своей недолгой жизни. Забыв про самоконтроль, Джетсторм с размаху вошел в дрожащие системы на всю длину коннектора. Джетфайр коротко вскрикнул от неожиданности, потом лишь прерывисто стонал в ответ на сотрясающие корпус толчки брата, будто пытающегося вбить себя в узкий порт. Кажется, весь мир исчез, остался только Джетсторм, берущий его нетерпеливыми, мощными движениями. Процессор сыпал сообщениями о перегреве корпуса, десятках системных ошибок, но Джетфайр чувствовал лишь как крупный предмет скользит внутри порта и старательно подбрасывал бедра ему навстречу, желая усилить трение. Получить больше удовольствия, больше единства, полностью заполнить себя. Полностью отдаться брату.
В отсеке царил глубокий полумрак, разрываемый лишь мерцанием оптики и свечением диодной полоски у входа, но двум любовникам свет и не был нужен. Руки огладили каждую деталь, губы обласкали каждый шов на корпусе партнера. Тишина, только негромкий звук трущегося металла, да тихие стоны и всхлипы.
Джетсторму казалось, что он сейчас взорвется. Будто волна, что земные жители зовут цунами, накроет его с головой и унесет к чему-то, что невозможно описать словами. Жар был уже почти нестерпим, но автобот и не думал останавливаться, чувствуя, как бьется и стонет в объятьях брат. Лишь крепче прижимал его к себе и яростней терзал поцелуями нежную проводку и покрытую конденсатом броню. Под бешенным напором бедра Джетфайра скользили по лужице натекшей смазки, пальцы скребли по платформе, обдирая резиновое покрытие.
- Ст… Сторм… Сторм… - только процессор просто отказывался составлять внятные фразы. Но Джетсторм каким-то образом понял непроизнесенную просьбу и рука, скользнув между корпусами, сжала коннектор близнеца.
Словно вспышка молнии – Джетфайр изогнулся дугой и закричал, чувствуя, как горячая смазка заливает судорожно сжавшийся порт. Эхо двойного крика разнеслось по тихим коридорам корабля, но, к счастью, у старших офицеров были занятия поинтересней проверки источника подозрительных звуков. Последним, что успел увидеть Джетсторм перед тем, как провалиться в оффлайн, была слабая улыбка на губах отключившегося брата.
Джетфайр приходил в себя медленно – сказывалась двойная перезагрузка – но все же почему-то быстрее Джетсторма, которого в онлайн привели лишь нежные прикосновения к губам.
- Это твой способ поднять мне настроение? – прищурился бело-оранжевый автобот, глядя в визор не вполне включившегося меха, но наноклик спустя ухмылка исчезла. – Спасибо. За все. За… за то, что ты есть. – Почти шепот.
Почему это смутило Джетсторма сильнее, чем все произошедшее за последние несколько бриймов?
- Я есть только потому, что есть ты. Мы ведь близнецы. И я всегда буду рядом. Для тебя.
Джетфайр лишь крепче притянул к себе такой родной корпус и украдкой улыбнулся. Родной и любимый. Тот, кто никогда не предаст, всегда поймет и поможет. И никогда не бросит одного. Брат. Близнец. Его отражение.

всегда все изменяетса

ех как жаль

шик провто

шик провто великолепие воплощение идеального фанфика!!!!!

Это самый

Это самый лучший фик который я читала!!!!!!!!!!Поверьте мне,я читала оооооооооооооооочень много отличных фантов!Автор великолепен.
!

: 3

Ах...(мечтателно закатывает окулярчики и потерает десептиконский знак)Какая любовь,вот бы мне так!!!Обажаю Джет-братьв и вообше фик неподрожаем,спасибо большое его аффтору-вот что значит есть талант и фантазия от Кавайки и Скримки настоящяя десептеконская уважуха!!!!

Занятно

Ага, на самом деле все очень просто :)

Странно

Я все понял и ни чего не понял:)

А что не

А что не понятно?

Просто отлично

Ну конечно, жизнь не должна быть идеальной :)

Всегда

Всегда пожалуйста Ки, мне самой доставило удовольствие написание этого фика))))

Мурррррррр

Могу повторяться хоть очень много раз. Фик шикарен.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании