МО:ТФтП. Дополнительный эпизод #2

- Все хорошо?
Этот вопрос прозвучал в отсеке, погруженном в полутьму, несколько часов спустя. По экрану двигались в танце синие и золотые всполохи света, а из звуков в отсеке был слышен только едва уловимый шелест работающих вентиляционных систем. Зато очень уловимым был фон недавно состоявшегося коннекта, запах разогретых контактов и смазки – запах удовольствия.
- Да. – ответил Интрудер, лежащий на корпусе партнера.
Охотник вообще очень любил ощущать контакт с Грэвитом всем корпусом, от антенн до стоп, благо размеры позволяли. Руки боевикона прошлись по спине охотника поглаживающими движениями.
- Повторим? – предложил он.
- Да, но не прямо сейчас. – ответил охотник. – Кстати, как сходил в медцентр?
- Как обычно. – боевикон чуть заметно поморщился. – Восстановления нет, скобы с эндоскелета снимать нельзя.
- А нейросеть не посмотрели?
- Ты же знаешь, что нет. – прозвучало напоминание.
- Но ведь никто не будет проверять... - попробовал оспорить это решение Интрудер.
- Откуда я знаю. Может, они отправят результаты тестирования прямиком в отдел правопорядка.
- А как же тогда? Ну, как? – Интрудер приподнялся, всматриваясь в желтые окуляры. – Одно неудачное движение и опять скобы слетят. Эндоскелет же не просто штанга в корпусе; и оплетка нейроканалов должна быть снаружи и внутри, и…
- Знаю. – спокойно ответил боевикон, продолжая успокаивающе поглаживать корпус в фиолетовой броне. – И мы уже много раз об этом говорили. Боли я не испытываю, а внутренняя диагностика…
- Не может ничего определить потому, что нейросеть подключена не правильно! – в свою очередь перебил партнера охотник. – Замкнутый круг получается.
- Чуть больше времени пройдет и будет видно. – произнес Грэвит.
- Сколько? Миллион лет? Два миллиона? – раздалось в ответ шипение.
- Я в пределах нормы, на части рассыпаться не собираюсь. А у тебя и других поводов для беспокойства отыщется достаточно. – по губам высокого трансформера скользнула улыбка.
Фыркнув, Интрудер одним плавным движением встал и отошел к бару, взял одну из емкостей, снял крышку, глотнул.
- Как думаешь, они там закончили? – кивнула голова в фиолетовом шлеме в сторону экрана на стене.
- Вряд ли, но можешь проверить. – предложил Грэвит, тщательно пряча улыбку. – Пульт управления на консоли лежит.
С сомнением посмотрев на пульт, потом с таким же сомнением на партнера, охотник перевел взгляд на экран и активировал его. От одного взгляда на действо Интрудер вытаращил окуляры и тут же экран отключил. Видеть, с каким удовольствием воспитанник всаживается в порт танкформера, и с каким удовольствием подается назад, насаживаясь на коннектор автобота, было выше его сил. Да, подсматривать ужасно неприлично, точно! Испытывая крайнюю степень неловкости, Интрудер уселся на край платформы.
- Да чего уж. – усмехнулся боевикон. – Он взрослый совсем.
- Ну… Да. – кивнул охотник, продолжая сидеть с потерянным видом.
Грэвит ухватил его за руку и потянул к себе.
- Они еще долго развлекаться будут, так что можешь спокойно отдыхать. – произнес он
- А точно ему ничего не повредят? – Интрудер покосился на экран, по которому снова пролетали золотые и синие всполохи света.
- Не повредят. – рука в песочной броне успокаивающе похлопала по корпусу охотника.
Забравшись на платформу с ногами, Интрудер оперся на грудь лежащего партнера и некоторое время просто смотрел на его спокойное лицо.
- Он в Академию завтра уходит. – сообщил охотник.
- Опасаешься, что… особенности характера будут ему мешать? – спросил Грэвит.
- Не знаю. Очень надеюсь, что все-таки произойдет… – начал охотник, но фразу не окончил, отвернулся, смотря в сторону.
- Обязательно. Это обязательно когда-нибудь произойдет. – руки в песочной броне успокаивающе погладили полетные плоскости.
- Поскорее бы. – вздохнули в ответ. – Может, хоть тогда ты согласишься.
- Как я уже сказал, запись в документах ничего не меняет между нами. И это не главное. – Грэвит провел рукой по шлему охотника, заставляя его повернуть голову. – Подождем.
- Такими темпами я рассыплюсь на ржавые детали, пока дождусь. – хмыкнул Интрудер.
- А ты техосмотры проходи регулярно, чтобы не рассыпаться. – посоветовал боевикон.
- Ой, кто бы говорил! – язвительно проворчал охотник.
- Ой, вот только это не надо!
- А что надо? – крылатый трансформер прижал партнера к койке (если конечно можно прижать уже лежащего, который больше самого охотника раза в полтора). – Кто-то тут второй заход предлагал.
- Так я тебе и третий предложу.
- Третий, боюсь, не получится. – вздохнул охотник. – Надо будет Старскрима еще отсюда как-то забрать, а то ему завтра в Академию. Сам знаешь же, что на первое построение опаздывать нельзя.
- Знаю. Я сам на первое построение за несколько часов пришел. – усмехнулся боевикон. – Давай тогда я закругляться на сегодня. Я отправил Брэнчу и Хайвелду сообщение, чтобы подняли Старскрима. Он в перезарядке сейчас.
- Хорошо. – согласился Интрудер, но даже не шевельнулся.
Охотник лежал и смотрел на партнера, а тот смотрел на него в ответ и улыбался.
- Люблю тебя. – беззвучно шевельнулись губы крылатого трансформера.
- Взаимно. – Грэвит провел кончиками пальцев по лицу охотника. – Приходи, когда сможешь.
- Завтра смогу, и послезавтра, и послепослезавтра. – ухмыльнулся Интрудер.
- Приходи. Буду ждать всегда.

*
Платформа на возвышении. Руки, взметнувшиеся в прощальном салюте. Тускло-серая броня, потерявшая свой привычный цвет. Старскрим смотрел на погибшего, беззвучно крича от страха и боли, отключив голосовой модулятор. Он не хотел верить в случившееся с того самого момента, как получил уведомление. Но поверить пришлось.
Интрудер был мертв.
Старскрим был единственным родственником охотника и он попросил, чтобы аннигиляция состоялась на Кибертроне. Отказывать в просьбе не стали. Легкий крейсер доставил деактивированного охотника на планету. Проводить Интрудера к звездам пришло все его подразделение, а Старскрима отпустили из Академии.
Кулаки сикера сжались до скрипа брони. Последний курс. Он так хотел, чтобы альфа присутствовал на вручении значков, которые выдаются при окончании Академии, чтобы увидел Старскрима во главе строя сокурсников, увидел, как его броне сверкают наградные знаки. Не будет этого ничего.
Строй воинов по другую сторону платформы чуть дрогнул, поисковики подвинулись, пропуская в первый ряд высокого боевикона в броне, песочный цвет которой едва угадывался, такой тусклой, почти серой она была. Старскрим скривился, но смолчал. Если кто-то хотел попрощаться с Интрудером, то почему не позволить, даже если это… (сикер скрипнул клыками) … посторонний. Интрудер бы не возражал.
По корпусу, лежащему на платформе, пробежали синие всполохи света, он вспыхнул и стал распадаться, рассыпаясь искрами, которые поднимались в небо и терялись на фоне ярко горящих звезд в безоблачном небе.
Старскрим до хруста стиснул клыки, чтобы не завыть.
- Прощай альфа.
Платформа была пуста.
Развернувшись, курсант пошел вниз по помосту, не обращая ни на кого внимания. Привычного тепла, надежно прикрывающего спину, больше не было. Он остался один.
Вслед ему, не отрываясь, смотрел боевикон в тусклой песочной броне, по лицу которого медленно одна за одной катились капли омывателя.

*****
*****
*****
Спрашивается, а почему Старскрим вспомнил о приятеле своего альфы сейчас, в первый раз за много-много лет? А потому, что один из младших спросил, бывают ли секс-ботами тяжелые трансформеры. На закономерный вопрос почему, собственно говоря, об этом зашла речь, юнлинг ответил, что видел в секторе развлечений танкформера, который был вовсе не клиентом.
- Как ты это определил? – спросил сикер.
- Так он предлагал себя.
- Тебе?
Старскрим выжидающе уставился на юнлигна, который от такого вопроса аж антенны встопорщил.
- Нет!! Я мимо проходил. – ответил юный сикер.
- Мимо сектора развлечений?
- Да. Проходил мимо.
- Обучающая секция в другом направлении находится, в прямо противоположном. – напомнил Старскрим. – А если тебе очень интересно, так я могу пригласить тебе секс-бота в отсек, чтобы ты свое любопытство удовлетворил. Коннект , разумеется, я не разрешу, а посмотреть - пожалуйста. Хочешь?
Юный сикер удивленно взглянул на альфу, но отрицательно покачал головой.
- Не надо. Я просто так спросил.
- Ладно. Да, среди секс-ботов встречаются и боевиконы, не часто, но встречаются. – ответил на самый первый вопрос Старскрим и кивнул в сторону двери. – Свободен. А, нет, подожди. Неси на проверку свои задания из обучающей секции.
- Ничего не надо проверять, я уже все сделал. У меня… Джессин проверил. – выпалил юнец и выскочил из отсека, едва не сбив входящего в отсек охотника в белой броне. – Ой, прости Джессин! Спасибо, что проверил задания!!
Командующий взглянул на партнера, который едва успел отпрыгнуть в сторону и теперь удивленно смотрел на закрывающуюся дверь, прислушиваясь к удаляющемуся топоту бэты.
- Задания ты действительно проверил? – спросил сикер.
- Задания? – переспросил Джессин с таким видом, будто соображал о чем речь и сопоставлял вопрос партнера с последней фразой бэты. – А! Да, конечно проверил! Чего-то проверять-то?
- Действительно. – криво ухмыльнулся Командующий. – Всего лишь зависимость альт-формы от мощности энергетической системы.
В синих окулярах охотника промелькнуло растерянное выражение, а потом эти окуляры сузились.
- Поймать пытаешься. – сообразил Джессин. – Это на втором курсе Академии проходят.
- Программа могла измениться.
- Могла, но не настолько же. – плечи в белой броне шевельнулись в пожатии.
Подойдя к партнеру, охотник положил руки на его нагрудную броню. Искра Командующего привычно полыхнула, точно так же, как и Искра за броней белого цвета.
- У тебя мелкий про сектор развлечений спрашивал? – поинтересовался Старскрим, чувствуя, как по всему корпусу распространяется волна тепла.
- Ага. Сказал ему, что как только дорастет, то сразу узнает. А ты что ответил?
- Предложил привести ему секс-бота. – ответил Командующий и, увидев, как выезжают из орбит синие окуляры, рассмеялся. – Не с целью попробовать, а с целью бесконтактной демонстрации.
- Серьезно? – не поверил охотник, пытаясь вдвинуть окуляры на место.
- Да.
- Ну… Ну… Ну ты даёёёшь! – протянул Джессин с оттенком восторга. – Я бы на такое не решился. А вдруг бесконтактной не ограничилось бы?
- У секс-ботов контракт, который они заключают, имеет приоритетное значение. – напомнил Старскрим.
Утверждение было верным. После войны порядки ужесточили как для сотрудников секторов развлечений, так и для клиентов. Но основные положения не изменились. Изменение контракта можно было считать законным, если причиной была угроза жизни или повреждений для секс-бота. Сектор развлечений не просто так организован, там хорошая поддержка, свои силы безопасности, которые плотно контактируют с планетарными подразделениями внутреннего правопорядка и контроля, а те уже связаны с военными. Поэтому подавляющее большинство секс-ботов работает именно в секторе развлечений, а не в свободном поиске, и контракт для них не пустой звук. И, конечно, правило, которое запрещало коннект с теми, кто еще не достиг взрослого статуса, оставалось незыблемым.
- И часто они к тебе бегают с вопросами по этой теме? – поинтересовался Джессин, опустив руки вдоль корпуса, но при этом вплотную прижавшись к Старскриму.
- Регулярно по мере взросления. – хмыкнули в ответ.
- Да? – удивился охотник. – У меня только пару раз спрашивали.
- У нас с тобой, наверное, разделение полномочий. Но вообще, про секс-ботов все обычно знают. В обучающих секциях бэты это узнают от старших товарищей по обучению, а потом у них любопытство начинает чесаться во всех микросхемах и жить спокойно не дает.
- Мне узнавать было особо не от кого. И любопытство не чесалось. Так что сектором развлечений я с точки зрения пользователя не интересовался. – пожал плечами охотник.
- Вот и хорошо, что не интересовался. – довольно ухмыльнулся сикер. – Всё мне досталось.
- Ты… ужасно жадный, знаешь? – буркнул охотник, понимая, о чём ему так прозрачно намекнули.
Пальцы Старскрима провели по ладоням партнера, встретились с его пальцами, объединились в пожатии.
- Да. Я всегда был эгоистом, но готов признавать некоторые ошибки. – сообщил Старскрим.
- Ух, ты! – Джессин уставился в горящие красным светом окуляры. – И какие же?
- Список длинный, слушать устанешь. – хмыкнул Командующий. – Самая большая, что я не поверил альфе, когда он сказал, что не стоит никого судить по статусу, полировке брони или должности, и не всегда лучшее в общепринятом понимании будет лучшим лично для меня.
- А почему не поверил?
- Был глуп, самолюбив, верил в свою исключительность. – четко ответил Старскрим, не отводя взгляда.
- Ты не такой. – покачал головой Джессин.
- Был. Исключительность должна выражаться достоинством, честью, профессионализмом, а не высокомерием, упертостью, восхвалением себя через унижение других. Если бы я понял альфу тогда, то к осознанию что важно и нужно для меня самого пришел бы раньше.
- Если ты ошибался в своих суждениях, то ошибку признал и признал давно, – Джессин освободил пальцы из захвата и обнял партнера обеими руками, крепко прижимая к себе, накрывая своим энергополем, – иначе не стояли бы мы сейчас тут с тобой.
- Для себя я признал, ну, можно сказать в последний момент. Чуть не потерял тебя по своей глупости. – прошептал Старскрим. – А для альфы слишком поздно. Ему я не дал быть с тем, с кем он хотел.
- Как это?
- Сложно быть с кем-то в партнерстве, когда бэта презирает твоего избранника и своего презрения даже скрыть не пытается. – из груди Старскрима вырвался тяжелый вздох.
- За что? – удивился охотник.
- Не считал его ровней Интрудеру.
- А сейчас считаешь?
- Сейчас я что угодно и кого угодно мог бы признать, лишь бы Интрудер был счастлив, лишь бы он был жив. – с горечью отозвался Старскрим. – Только время обратно не повернешь.
- Мне жаль. – Джессин провел по предплечьям партнера в успокаивающем жесте. – А его партнер тоже деактив?
- Чей?
- Твоего альфы.
- Они не были… - начал Старскрим и оборвал себя на середине фразы, вспоминая, как стояли, слившись в объятиях, охотник в фиолетовой броне и боевикон с инсигнией секс-бота. – А может и были. Нет, я не знаю, что с ним сталось.
Еще несколько минут сикер не двигался, потом легонько хлопнул по белому корпусу ладонями, таким образом прося отпустить. Объятия разжались. Направившись к рабочему столу, Старскрим включил голографический экран и развернул информационный модуль для запросов. Звание Командующего и положение хоть и бывшего, но Лидера, позволяло получить информацию по любому вопросу. Не имело значения, в гражданском секторе был интерес или в военном.
- Но почему бы не узнать? – добавил Командующий скорее для себя, чем для собеседника.
После битвы с дройдами все трансформеры, оставшиеся в живых, были поименно внесены в общую Базу данных. Даже всех обитателей планеты 217-00 удалось уговорить внести свои настоящие имена. Внесли даже тех, кто очень хотел остаться неназванным, неузнанным и так далее, приговоренных за преступления, тех, кто был за дальними рубежами. Это потом можно было сбежать, залечь в самый дальний угол нижних уровней, который никто не посещает, зарыться в самую глубокую яму на мусорных полях, уйти за дальний рубеж без возврата, но в списке проставить имя обязаны были все. С помощью информаторов, флота, сил внутреннего правопорядка, разных общественных организаций, добровольцев и отслеживающих систем нашли и посчитали всех. Абсолютно всех.
Послав запрос, Командующий обернулся.
- Достанешь энергон? – спросил он.
- Тебе какой? – Джессин подошел к стене и открыл энергонное хранилище.
- Среднезаряженный, чистый, без присадок.
- Хм. – трансформер в белой броне пробежался взглядом по полкам. – Тут такого нет!
- Как это нет? – не поверил Старскрим. - Вчера я сам загружал целую упаковку.
- Нет. – Джессин развернулся и развел руками. – Выдохся весь, может?
- Да, вместе с тарой. – язвительно протянул Старскрим. – Надо поставить замки на хранилища. Наглеет мелкий. То ему сектор развлечений, то энергон весь вылакал.
- Он столько не выпьет, тем более за сутки. Да и не стал бы он пить при тебе. – возразил Джессин.
Старскрим активировал еще одно виртуальное окно и послал вызов. Ответили ему быстро. На голографическом экране появилось лицо того самого юного сикера, с которым Джессин столкнулся в дверях.
- Куда энергон дел? – рыкнул Старскрим.
- Какой энергон? – синие окуляры юнлинга широко раскрылись.
- Среднезаряженный, без присадок, из моего хранилища.
- Не знаю где энергон. Я к нему не подходил даже. – с легким возмущением ответил юнлинг, всем своим видом показывая, что подозревать его в противоправных действиях просто-напросто аморально со стороны альфы.
- А кто знает? – с нажимом спросил Командующий.
- Не я! Но вчера тройка прилетала, как раз в твоем кабинете сидели. – сообщил юнлинг.
- Ясно. Информацию принял. – Старскрим кивнул. – Кстати, задание мне на проверку неси.
- Но я же…
- Я всегда знаю, когда ты врешь. Перешли по внутренней линии. Отбой. – отрезал сикер.
Отключив эту линию связи, Старскрим проверил, как выполняется его поиск, а потом бросил взгляд на посмеивающегося Джессина.
- И нечего всех защищать. Ты думаешь, ему лучше будет, если он не станет задания выполнять? Или, может, правильно, что тройка вояж по галактике самовольно устраивает? – тон командующего был убийственно серьезен.
- Кто-то же должен спасать всех от твоей тирании. – усмехнулся охотник.
- Тирании? Тирании?! – раздалось шипение. – Это не тирания, это дисциплина.
- Ладно, я разлагаю дисциплину в твоей четко выверенной справедливой тирании. – кивнул Джессин.
Выбрав в хранилище две канистры, он подошел к столу и уселся на его край.
- Держи. Заряженный, но без присадок. – он передал одну из канистр партнеру. – А тройка на Кибертрон по запросу Академии летала. Разрешение Капгрейтер подписывал.
Лицо Командующего вытянулось от удивления. Он обратился к своей архивной памяти, просматривая, как это исхитрился пропустить такой момент. Обычно если требовалось провести показательный полет или реконструкцию боя для курсантов Академии, то обращались за помощью к действующим военным. Такие вопросы решал Старскрима, а сам приказ действительно должен был быть с подписью Ректора. Но такого рода демонстрационных полетов в последние пару недель не было , и запланированных не было тоже. И никаких приказов или указаний от Капгрейтера не поступало. Так что или это Джессин что-то напутал, что сомнительно, или тройка решила себе действительно внеплановый отпуск устроить. Или… что-то им было нужно (так нужно, что даже рванули в самоволку), но не на Кибертроне, с которого они довольно быстро «смылись».
- Запроси маршрут их полета. – попросил Старскрим. – Есть на пути Сатра?
- Есть. – подтвердил охотник и вопросительно взглянул на помрачневшего Командующего. – Скайджекер сейчас там. Думаешь, они его все никак отпустить не могут?
- Думаю да. У Скайджекера ведь к ним интерес был, но не горела Искра, а как Искра его выбрала Рейсера, так он ушел.
- Тройке его уход дался тяжело. – согласно кивнул Джессин.
- Да. – вздохнул Старсткрим. – Редко бывает, что тройке еще кто-то нужен, но видимо это тот случай. Может их в другой флот перевести?
- А смысл? Они пока не найдут себе партнера, так и будут до Сатры мотаться. Какая им разница откуда лететь. Думаешь, что вызов Ректора подделали? – спросил охотник.
- Конечно, подделали. У Капгрейтера на рабочем планшете пачками заготовлены макеты приказов, запросов, приглашений и прочей подобной ерунды на любой повод. Всего-то надо подпись поставить и отослать по адресу. – фыркнул Старскрим. – Сколько раз просил его закрывать рабочий кабинет.
- И кто же в Академии такой ловкий? С кем тройка сотрудничает, как думаешь?
- С организованной бандой, у которой совершенно отсутствуют понятия о субординации и дисциплине, да и успеваемость, между прочим, тоже отвратительная. Сам догадаешься о ком я или подсказать? – Старскрим бросил выразительный взгляд на партнера, у которого снова начали выезжать окуляры из орбит.
- Быть не может! – пробормотал Джессин.
- Отчего ж не может? Два твоих младших брата, да, да, я про Ориона и Мегатронуса, ну, и Торус с ними третий. Мегатронус замки открывает за доли секунды, Орион копирует данные и подделывает подписи, а Торус на стороже стоит. Слаженная команда, что и говорить. – сикер увидел, как вдобавок к выехавшим окулярам у партнера отваливается и челюсть. – Я до поры до времени ничего не говорил, но… Ты близнецам передай, лучше, наверное, Ориону, это он у них там изобретателем проделок работает, что еще одна выходка, и я все записи их подвигов передам прямиком альфам. Думаю, что просто выговором и лекцией они не отделаются.
- Ох, ты ж. – Джессин хлопнул окулярами. – Точно близнецы?
- Хочешь записи посмотреть? У меня обширная коллекция. – предложил Командующий. – За одно только проникновение в арсенал надо лупить хлыстом так, чтобы потом чесалось лет триста.
Вообще-то, энергетический хлыст, о котором шла речь, был оружием. Очень специфическим и сложным в использовании. При полной активации хлыстом можно было разрубить корпус противника, или нанести ему серьезные увечья, а если использовалось всего пять или десять процентов от полной мощности, то при ударе происходило замыкание датчиков и нейроцепей, что было крайне неприятным ощущением. На восстановление нормальной работы уходило несколько часов и все это время нейроцепи словно «чесались» изнутри, вызывая жгучее желание отодрать и броню, и проводку к потрохам шарктиконовым.
- Это не педагогично. – буркнул Джессин и передернул плечами.
- Зато запоминается надолго. Тебе от кого прилетело? – догадался о причине его телодвижений сикер.
- От Айронхайда. У меня гироскопы… э… разбалансировались и я его задел. Случайно! – ответил охотник.
- Это на Центральной Базе было, когда тебя в медотсек принесли в отключке? Помню. Он тогда смотр показательный проводил, а ты прямо на него свалился. Протащило вас по полю неплохо так, метров сто. Айронхайду после этого не то, что смотр проводить, а в мастерскую прямой наводкой. – вспомнил Командующий. – Я его понимаю. Удивительно, что Кластер, как обычно, не примчался тебя спасать от возмездия.
- Так хлыст как раз Кластера и был. – буркнул охотник.
- Видимо, даже Кластер твоим полетом впечатлился. Вот и хорошо, а то когда бы еще тебя научили, что пить сверхзаряженное перед вылетом не положено. Жаль, меня не позвали, я бы еще добавил. – прозвучало с оттенком веселья.
- Очень смешно.
- Нет, не смешно. Техника полета не для развлечения написана, и не от нечего делать ее заставляют выучивать так, чтобы даже в бессознательном состоянии могли рассказать наизусть.
- Старскрим, ты мне лекции не читай, а? – Джессин чуть наклонился к партнеру, заглядывая в его окуляры. – Мне уже не надо.
- Уверен? – на губах сикера появилась кривая ухмылка. – Никаких лекций не надо?
- Если ты про ту частную лекцию в архиве Академии, то готов выслушивать ТАКИЕ лекции без перерыва.
На голографическом экране появилась запись, что информация обработана и объект найден.
- Сейчас не получится. – покачал головой Командующий, разворачивая блок информации. – Что тут? Так, объект числится в активе. Место положения 235-16.
- Космическая База номер тридцать пять, второе кольцо, сектор 16. – тут определил трансформер в белой броне.
Над столом развернулась карта галактики, один из секторов увеличился в размерах и приблизился, а остальные исчезли.
- Вот здесь. – палец охотника прошел через призрачное изображение.
Станция вращалась вокруг одной единственной планеты в системе. Между светилом и планетой в пространстве неспешно плыло широкое поле астероидов.
- Населения нет, разумной жизни нет, ископаемых нет. – считал информацию с сопроводительной карточки Джессин. – Погоди, по справочнику три планеты заявлено.
- Правильно. – кивнул сикер. – Справочник создавали до атаки дройдов, не все еще поправить успели. Первая и вторая планеты были уничтожены полностью. Они были густонаселенные, с развитой промышленность, имели хорошие оборонные комплексы. Диверсионные программы отключили защитные поля, позволяя дройдам прорваться. Все что осталось – списанная станция. Сейчас ее население около тысячи единиц, в основном гражданские.
- Тут сказано, что на станции есть военный гарнизон. – заметил охотник.
- Сейчас проверю. – Старскрим по своим каналам послал запрос и получил ответ почти мгновенно. – Гарнизона нет, но есть наблюдательный пост. Система уже никакого стратегического значения не имеет, а станцию тут оставили как перевалочный пункт. Хотя и торговый поток идет стороной. Думаю, что в скором времени все разлетятся по другим мирам и станция будет заброшена, или ей зададут курс на звезду, чтобы там сгорела и хламом не болталась.
- Что ты хочешь делать?
Командующий молчал, не своя взгляда с точки, которая двигалась по орбите вокруг звезды. Что он хотел сделать? Он не знал. Что можно сказать тому, кого оскорблял? А за что? Какое право имел? Никакого. И соваться теперь с извинениями, через столько лет? На кой шлак Грэвиту его извинения?
Притушенные окуляры сикера смотрели как точка-станция снова и снова совершает оборот вокруг светила. Так же мысли Командующего крутились вокруг одного и того же вопроса. Что он может сделать? И стоит ли вообще что-то делать? «Не верный вопрос. – сам себе заметил Старскрим. – Правильно так: что я должен сделать? Именно должен, потому что долг на мне есть.»
Рука, закованная в серебристую броню, одним широким движение смахнула все виртуальные окна и изображения, висящие над столом. Какой смысл крутить одно и то же, когда можно встать и сделать. Не важно, есть ли у Грэвита сейчас партнер, бэты, кем он работает, чем броню полирует. Важно, что Старскрим должен его увидеть. А подробности чужой жизни, нет, не нужны они Командующему.
- Ты когда в отряд улетаешь? – спросил сикер.
- Ага, спасибо что зашел, очень рад, но тебе пора. Да? – фыркнул Джессин. – Я только что прилетел, вообще-то.
- Не хочешь составить мне компанию на 235-16?
Джессин мгновенно сообразил, что таким образом партнер просит оказать ему поддержку. Старскриму было не страшно, нет. Но он испытывал беспокойство, не зная, что ожидает его на станции. Может быть, просто закрытая дверь. Это было бы самым ожидаемым вариантом.
- Конечно. – кивнул охотник. – Когда вылет?
- Сейчас, если можешь. Не хочу откладывать. – озвучил свое пожелание Командующий.
- Сейчас так сейчас. – улыбнулся Джессин.
Вслед за партнером, Старскрим вышел на причальную площадку для катеров. Да, его немного беспокоила неизвестность. Но еще больше он чувствовал стыд и сожаление. Только что с них проку теперь? Прошло слишком много времени. Слишком много. Может, память трансформеров и хранит архивы миллионы лет, но ведь это просто информация, не чувства. Кто такой Старскрим для Грэвита? Никто. Возможно, что боевикон даже и не вспомнит, что это тот самый юнлинг, который с презрением и ненавистью смотрел на него.
Над площадкой взвыли ускорители и две машины узких стремительных очертаний начали подниматься в небо.
*
Командующий стоял перед закрытой дверью и не решался войти. Когда-то он уже точно так же стоял пред закрытой дверью, но тогда он боялся, что ошибся, что трансформер по другую строну от бронированной панели окажется не Джессином, боялся, что опоздал. Тогда он решал свою судьбу. Сейчас страха не было, никто не ждал его за дверью. Он вполне ясно представил себе, как боевикон посмотрит на него ничего не выражающим взглядом и молча закроет эту самую дверь. Ее ведь могли вообще не открыть. Командующий тихо вздохнул. Он сам решил, что ему это нужно, так что не было никакого смысла оттягивать момент.
Рука в серебристой броне поднялась и активировала панель вызова. Через пару секунд магнитный замок щелкнул, и дверь втянулась в боковой паз в стене.
- Старскрим! Заходи! И партнер твой тоже пусть заходит! – крикнули из глубины отсека.
Сикер в легком замешательстве оглянулся на Джессина. Тот только руками развел и кивнул на открытый проем. От двери того, кто крикнул приглашение, видно не было. Пожав плечами, Командующий шагнул вперед. Он не знал чего ожидать, но был уверен, что не нападения.
Высокий боевикон стоял посреди отсека. Старскрим видел его последний раз тогда, когда провожал альфу к звездам. С тех пор Грэвит, можно сказать, не изменился – та же потертая броня песочного цвета, та же конфигурация броневых пластин. Только никаких инсигний на нем не было. Внимательный и спокойный взгляд желтых окуляров был направлен на сикера.
- Я … - Старскрим, который в Совете Кибертрона и на военных совещаниях мог блистать красноречием часами, сейчас не мог совладать со своим голосовым модулятором, и мысли разбегались так, что он не мог поймать ни одной.
- Все в порядке, ты проходи, не стой в дверях. – по губам боевикона скользнула едва заметная улыбка, именно улыбка, а не ухмылка или усмешка.
- Грэв, я… О! Здравствуй, Старскрим! – раздался еще один голос в отсеке.
Гости одновременно повернули головы в сторону трансформера, появившегося из соседнего помещения.
- Интрудер! – вырвалось у Старскрима.
Тяжелый сикер, охотник, в броне фиолетового цвета смотрел на Командующего желтыми окулярами и улыбался. Не Интрудер. Но улыбка была знакомой, такой знакомой, что у Старскрима все внутри заныло, словно он заново потерю осознал (а он и осознал).
- Импактор. – назвал свое имя охотник.
Старскрим резко развернулся к Грэвиту, спрашивая у него лихорадочно горящим взглядом и боясь ошибиться в своей догадке. Боевикон кивнул.
- Почему? – беззвучно шевельнулись губы Командующего. – Почему ты…
«Почему ты не сказал?!» Этот вопрос молнией пронесся в процессорах сикера. Ответ был очевиден. Не сказал именно из-за него самого, Старскрима. Не сказал потому, что не хотел, чтобы тот перенес свое отношение к боевикону и на его бэту.
- А ОН знал? – прозвучал в отсеке новый вопрос.
- Знал. – кивнул Грэвит.
- А когда?
- За неделю. – прозвучал ответ.
Грэвит заискрил за неделю до того, как партнера не стало. Интрудер знал, что у него бэта будет, но не увидел его; не увидел, как тот растет, как становится охотником, точно таким же, как и сам альфа.
Старая боль, которую Старскрим носил в себе с того самого времени, как узнал о гибели альфы, давила изнутри, жгла, скручивала его неросеть в пульсирующий ком. Он не оплакивал Интрудера тогда, молчал. Молчал все эти миллионы лет. Терпеть стало невыносимо. Боль потери, обида за альфу, сожаление о том, что уже нельзя досказать, изменить, исправить – все это выплеснулось.
По заостренному подбородку сикера потек энергон из прокушенной губы. Глухо застонав, он опустился на пол, сжавшись, обхватив себя руками.
- Старскрим! – Джессин бросился к партнеру.
- Старскрим! – с другой стороны к командующему подскочил Импактор.
- Деактиватор, живо! – рыкнул над головами крылатых трансформеров голос боевикона.
Командующий сидел на полу, раскачиваясь корпусом, и никак не мог остановиться. Он не почувствовал как ему впрыскивают легкий деактиватор, не услышал голосов Джессина и Импактора, которые пытались дозваться его, не увидел как рядом с ним на колени опустился боевикон. Он не осознал даже того, что Грэвит крепко обнял его, прижимая к себе и начал поглаживать по спине. А вот энергополе, которое накрыло его с головой, окутывая спокойствием, отгораживая ото всего мира, защищая, он почувствовал. Это ощущение было удивительно знакомым. Энергополе было знакомым, но определялось это не процессорами, а скорее где-то на уровне подсознания.
Нервное напряжение стало стихать, оставляя после себя страшную слабость. Двигаться не хотелось. Энергополе Грэвита приятно соприкасалось с энергополем самого Старскрима, привычно успокаивая. «Привычно? – удивился сикер промелькнувшей мысли. – Я же знаю это ощущение, это энергополе.» Да, это ощущение спокойствия всегда было с ним, на уровне памяти нейросети, корпуса. Откуда?
Командующий был абсолютно уверен, что к Грэвиту никогда даже близко не подходил, не мог он его энергополе знать. И все же знал. Или, может быть, похожее у кого-то было? Энергополя у трансформеров как личная индивидуальная подпись, не бывает полностью одинаковых, но очень похожие действительно встречаются.
Нет, он помнил именно это энергополе. Каким же образом?
Старскрим обратился к своим собственным архивам памяти. Первый раз он увидел Грэвита как раз обнимающимся с Интрудером. О том, что Грэвит секс-бот, совершенно ясно говорила инсигния, нанесенная на его броню. Это легкие трансформеры, оказывающие услуги известного толка, могли не ставить знаки, поскольку род их занятий был хорошо понятен по разогретой нейросети и фону. А у тяжелых трансформеров таких явных признаков не было, и чтобы быть для клиентов более заметными они ставили на свою броню отметки; по желанию, конечно, никто не заставлял. Инсигния была всегда одной и той же формы, но при этом могла быть выполнена разными цветами, хоть переливающимися.
Инсигния на броне Грэвита была тусклой, потертой, не слишком выделяющейся, но Старскрим тогда уже знал, что она означает; в обучающей секции просветили знающие соученики. Вот с тех пор он и кривился презрительно в сторону боевикона.
Но ведь он никогда близко к Грэвиту не подходил, не считывал его энергополе, словно боясь этим запачкаться. Как же он мог энергополе узнать? Когда? Самые ранние воспоминания в большинстве считаются настолько малозначимыми, что пакуются почти сразу в архив. И обычно к таким воспоминаниям никто не обращается. Обычно да. А Старскрим обратился, дав команду на распаковку архива. Всего доля секунды, объем архива ведь крошечный. В архиве не было ни одного упоминания о присутствии боевикона в жизни сикера. Был только Интрудер. И было… Вернее, кое-чего не было.
Старскрим никогда бы не подумал, что что-то не так, если бы не возникла вот такая необходимость перетряхнуть события. С ним всегда был только Интрудер, но ведь альфа на задания улетал, Старскрим это совершенно точно знал, а записи событий, которые происходили в его отсутствие, не было. Хронометраж был нарушен.
- Кто чистил мою память? – прошипел сквозь стиснутые клыки Старскрим.
Совершенно очевидно, что это был не Интрудер и не Грэвит. Не в их интересах было устранять память о боевиконе. Старскрим был в этом уверен, в этом его убеждало вот это самое восприятие энергополя Грэвита, остаточная память о тепле и спокойствии, которое он когда-то испытывал. Когда?

Ох, какая

Ох, какая трогательная история про Старскрима. Признаюсь, всегда было интересно как у него всё начиналось, где и с кем рос. И вдруг мечта сбылась! Да ещё как сбылась))

Спасибо! Очень

Спасибо! Очень хотелось, чтобы у всех было все хорошо, чтобы не оставалось недосказанного и при этом чтобы было хоть что-то новое )))) Я рада, что удалось )))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании