Куб за Кибертрон.

Автор: Эстебан Бореад
Редактирование: Skein
Пейринг: Циклонус/Ультра Магнус, десептиконы/ОС, МСС фоном.
Вселенная: IDW-комиксная вселенная G1 с элементами мультсериальной вселенной G1.
Рейтинг: NC-17.
Жанр: Историческое АУ, romance.
Предупреждение: slash, Гибель канонных персонажей. A la guerre comme a la guerre. Возможно некоторое ООС относительно какой-либо из двух вселенных. И - ах да - ахтунг для неприемлющих коммунистические идеи и взгляды. =)
Комментарий: Написано на Второй Юбилейный Фест для Skjelle по заявке:
"По вселенной, скорее всего, дримвейвовской. Хочу наступивший на Кибертроне мир, и какой-нибудь праздник в честь, скажем, трехсотлетия этого события. И вот сидит в баре Ультра Магнус, глушит энергонку и в умилении наблюдает, как новое поколение автоботов флиртует со старым поколением десов (ну не выпускаются больше десы с конвейров, хз почему), а те только рады гладенькую молодежь потискать. Ну и в полутьме уже кое-кто кое с кем уже вовсю интерфейсится. Хочу штук пять сценок глазами УМа. Вот он сидит и даже думает, что сейчас у их все легко и просто, только задницу отклячь вовремя, а раньше с поиском подходящего тебе чувака был сложно...
И тут нужен сюрприз. Со спины к Магнусу должен подрулить тот самый чувак, с которым они все-таки нашли друг друга несмотря на войну и сконнектились... упс, сошлись Возможно даже с подарком в зубах. Кто это будет - на ваше усмотрение, но должен быть десептикон."
Примечания:
1. Описываемые события происходят за ~20-30 тысяч лет до событий АХМ по таймлану вселенной. Война длится около 900 тысяч лет (~11 тысяч ворн).
2. За отсутствием необходимых историко-политических данных в основной, комиксной, вселенной я опирался на факты из мультсериала. Описанная социальная модель сформулирована мной как альтернатива дальнейшему продолжению войны в данной вселенной. Я постарался проработать её по максимуму, но, к сожалению, выбранная форма фика не предусматривает глобального углубления. =)
3. И да, это аллюзия. =) Двойная аллюзия. Если Вы не знаете, что такое Ai no Kusabi, - посмотрите. =)
4. Используемые единицы измерения времени:
Астросекунда = 0,5 с
Клик = 1,2 мин.
Цикл = 1 ч. 15 мин.
Орбитальный цикл = 1 день
Мега-цикл = 93 часа (~4 дня)
Дека-цикл = 3 недели
Солярный (звёздный) цикл = 1 год
Ворн = 83 года
Разрешение на размещение: Только с моего согласия. (согласие получено)

В заведении царил шум торжества.
- За Империю! – перекрыл гомон голосов один громкий и резкий.
- За Империю! – хором, единодушно подхватили трансформеры вокруг. Раздался стук и звон множества разнообразных ёмкостей с энергоном.
Ультра Магнус молча поднял свой куб вместе со всеми, разглядывая нескольких меха в центре внимания целого круга трансформеров. Там сверкал улыбкой Старскрим, громко перекидываясь фразами с парой других десептиконов, явно блистая остроумием, и иногда удостаивал вниманием ближний к нему круг. Время от времени он прерывал искромётный поток слов и царственным жестом подхватывал с подноса официанта очередную порцию энергона.
Магнус хмыкнул себе в куб. Вот уж живая иллюстрация к словам “и в огне не горит, и в воде не тонет”. Наглый и вёрткий заместитель Мегатрона прошёл всю войну и умудрился выжить, несмотря ни на что.
Автобот в задумчивости провёл пальцем по грани своего куба. А выжить было нелегко. Очень нелегко… Когда-то давно он сам целился в эти широкие белоснежные крылья и помнил, как болезненны прожигающие лазерные заряды белых винтовок.
Теперь всё иначе.
Сейчас, по прошествии трёхсот звёздных циклов, уже нормой стала существующая система. Уже нормой стало называть установленный порядок — Империей. Кибертронской Империей.
Империей, ради которой пожертвовал своей личностью Оптимус. Империей, лицом которой стал Мегатрон.
Магнус коротко и быстро отпил глоток, глядя, как скользит рука Старскрима по сверкающим изгибам корпуса юного меха с круглыми обводами плеч. Автобот присмотрелся: да, плечевые суставы меха были скрыты шинами. Колёсный. Наземная трансформа. Автобот усмехнулся — раньше, в войну, это было немыслимым. Взгляд Магнуса чуть отошёл в сторону. Практически немыслимым. Теперь — стало само собой разумеющимся.

***

Жестокое самоистребление расы в гражданской войне длилось несчётные ворны. И война брала своё: с каждым ворном, каждой сотней ворнов раса трансформеров редела, распылялась в очередном квадранте вселенной. С определённого момента в условиях военных действий стало не хватать мехаресурсов и сил, чтобы массово строить новые корпуса, новых трансформеров взамен старых, погибших. А тем, кого успевали построить, не хватало времени набраться опыта, чтобы выжить в бойне за бойней.
И перевес в войне шаг за шагом брали не автоботы и не десептиконы — перевес в войне брал дезактив.
Счёт времени давно шёл на тысячи ворнов, когда война снова вернулась туда, откуда началась, потому как уже ни у одной из сторон давно не хватало сил воевать во многих звёздных системах сразу.
Жесточайшие бои — снова за Кибертрон и несколько планет-сателлитов его системы. Уже даже не за источники энергии — энергоновых ресурсов начало хватать — а за землю, за своё существование на ней. Хотя сама идея чем дальше, тем больше становилась нелепицей — на фоне самоуничтожения своими же руками.
Раса истаяла в войне. Её когда-то огромная численность сократилась до малой доли, всего двух-трёх сотен единиц в командовании каждой фракции. И ей, и её родной планете грозила гибель.
И с какой-то очередной смертью Оптимус не вынес. Глядя в погасшую оптику Проула, или Сайдсвайпа, или Айронхайда — Магнус точно не знал, он мог только предполагать — лидер автоботов и решил для себя это. Свой дальнейший путь.
Какой ценой далось Командиру решение, каково ему было, Магнус тоже не знал. Но он думал, что, как только идея сформировалась у Оптимуса в процессоре, тому стало легче. Легче жить эти последние циклы. И, насколько автоботский офицер знал своего лидера, Оптимус, наверное, грустил только о том, что не сможет больше быть с ними, автоботами, сам. Что им придётся расстаться с ним.
Но с момента решения Оптимус выбрал единственный путь. И не позволил себя остановить. Его желание мира было столь велико, что он вложил себя, свою искру в то, чтобы прекратить эту войну.
Он слился с Матрицей. Вернее — Матрица слилась с ним.
Этого Магнус тоже не видел своими глазами — рассказали потом те немногие боты, что остались он-лайн из всего высшего командования. Они говорили, будто командир позвал Матрицу всей своей искрой. Будто она вошла в его корпус световым потоком, оставив за собой только опустевшую тусклую оболочку. И командир изменился.
Оптимус перестал быть собой — вся неизмеримая сила, накопленная за всю историю Кибертрона, влилась в него и трансформировала его корпус, изнутри, от самых плат и микросхем. Поменялся даже цвет — его обшивка окрасилась в синий с золотом. Но главное было в том, что преобразована была его суть. Начало тогда видели всего несколько меха, но потом воочию убедились уже все.
Теперь, когда Матрица воплотилась в Прайме, его тело перестало быть простыми металлом и сплавами — сине-золотой корпус окружило плотное поле энергии, делая неуязвимым. Оптимус, со всеми своими личными переживаниями, воспоминаниями, мыслями, чувствами, исчез, ушёл по дороге своих предков — остался только Прайм. Матрикс-Прайм, Воплощённая Матрица, средоточие мощи и мудрости лучших из трансформеров, когда-либо существовавших.
Оптимус Прайм остался жить легендой, в памяти всех, кто его знал.
Матрикс-Прайм, силе которого отныне отзывалась каждая живая искра, от своего нового рождения не допустил более ни одного сколько-нибудь междоусобного конфликта.

***

Магнус цедил за своим столом энергон, наблюдая за гуляющими десептиконами и юными мехами. Он не сразу отыскал взглядом Старскрима: тот уединился с колёсным в тени дальнего угла, и только по едва заметным, подрагивающим на корпусах бликам было видно, чем они заняты.
Автобот поставил пустой куб на стол, теряя к ним интерес — чужие игры были чужим личным делом. Перед ним стояло ещё два целых — надо по чести отпраздновать Годовщину… Хотя кого он обманывает — в первую очередь хотелось просто расслабиться, раз уж есть такая причина. И раз уж ему не по вкусу расслабление другого рода — которым вон как увлекаются здесь правительственные чины, оттачивая старые навыки на новеньких корпусах.
Магнус, поднимая новый куб, оглядел зал.
- Да, детка, мы заинтересованы, - раздалось в нескольких метрах слева на два голоса сразу.
Автобот повернул голову без особого любопытства. А, кассетиконы Саундвейва. Вернее сказать, бывшие кассетиконы. Говорили, когда-то эти два близнеца первыми пошли за Мегатроном на восстание против официальной власти — но, даже несмотря на это, Мегатрон приказал им служить под началом своего главного связиста, подчиниться не только ему. А потом, когда Саундвейв погиб в одном из последних боёв, только и успев, что выпустить свои кассеты из деки, они снова стали свободны. Кто знает, правда, так ли нужна была им тогда уже эта свобода…
Теперь Рамбл и Френзи оставались неразлучной парой — даже на интерфейс подбивали, как видно, вместе. Автобот кинул взгляд на объект их внимания. Светлый серебристый корпус, изящные, почти вычурные линии, плоский капот грудного отсека. Опять колёсный. Наверняка какая-то гоночная модель.
Магнус отпил ещё. Снова ему попалось на оптику сочетание военной и мирной формы. Бывший офицер Армии Автоботов вяло усмехнулся себе в куб. Что называется — десептиконы дорвались до небитых да гладких корпусов… Магнус скосил оптику влево. Серебристый целовался с красно-чёрным кассетиконом вдвое меньше него, пока второй касался его корпуса ниже. Десептиконы дорвались — и юные меха были только за, как видно.
В войну такого выбора не было... Ему просто не было места. Какой здесь может быть выбор, когда искре нет ни цикла покоя. Когда напряжённое ожидание сменяется яростной сосредоточенностью боя, затем облегчением победы или тяжестью поражения, а потом снова возвращается напряжённое ожидание.
…Операции-наступление-осада-взятие-затишье-контратака-операции-отступление-затишье-атака…
Какой здесь выбор!.. С кем сведёт судьба — практически случайность! – с тем и свяжешься. Нацело, накрепко, без вариантов. И хорошо было тем, у кого доля выпадала на своих. И тем, кому хватало самого себя и многих непостоянных.
Магнус чуть притушил оптику. Да, конец войны значил не только мир. И за это он был благодарен Оптимусу Прайму не как автобот, командующий и подчинённый, а — лично.

***

Ему довелось тогда видеть самый пик самой кульминации — как Матрикс-Прайм шёл через все рубежи, все кордоны к Ставке Десептиконов на ближней Кибертронской планете. Один. Хотя автоботы и следовали за ним рассредоточенной группой.
Огонь, ракеты, взрывы его не останавливали, он продвигался вперёд. Он шёл пешком — способность к трансформации Прайм утратил вместе с личностными особенностями и обычными возможностями меха-корпуса.
Его электромагнитное поле, соединившее в себе десятки полей Праймов, сильнейших из сильных, чью энергию помножил уникальный артефакт Матрицы, было столь мощным, что с лёгкостью могло остановить любой заряд в пределах видимости, но Матрикс-Прайм не пользовался им. Его ничто не брало, и стрельба раздавалась всё реже, реже. Пока не стихла.
Мегатрон встретил его недалеко от Ставки, на невысокой скале. Прайм подошёл на расстояние выстрела, и он поднял руку с пушкой. Но Главнокомандующий Десептиконов не был идиотом, чтобы стрелять в Матрицу, ярко светившуюся в груди идущего к нему — и чтобы не видеть, как что-то изменилось. Очень сильно изменилось.
Сине-золотой меха, бывший несколько циклов назад лидером автоботов, приблизился к Мегатрону практически на расстояние удара и остановился. Выстрелы давно стихли, и воины обоих знаков замерли, не зная, чего ждать.
Матрикс-Прайм и Мегатрон не произнесли ни слова — как видно, разговор шёл на ультракоротких волнах малой мощности. Один на один — среди всех трансформеров.
Клик за кликом проходили в молчании. Они не спускали друг с друга оптику, и напряжение облаком окутывало их. Но текли астросекунды, и оно таяло, растворялось.
Они говорили долго. Очень долго.
И наконец Матрикс-Прайм сказал вслух — то, что никто из воинов вокруг не ожидал услышать…
“ВОЙНА ОКОНЧЕНА”, - тихо и ровно раздалось в эфире на всех частотах сразу, хотя обращался он только к Мегатрону.
Лидер Десептиконов разглядывал его ещё некоторое время, а затем кивнул. Он развернулся спиной к Прайму — лицом к своей базе, к своим войскам и хрипло гаркнул:
- Десептиконы! Война окончена — во имя Кибертрона!
По рядам воинов прошелестели редкие удивлённые, оторопелые возгласы. Автоботы и десептиконы в большинстве своём хмуро молчали.
- Э, Повелитель… - обратился к своему лидеру как всегда ближе всех оказавшийся Старскрим с ноткой скептицизма, – и кто же победил?..
Мегатрон усмехнулся.
- Наша раса.
Матрикс-Прайм предложил Мегатрону то, чего тот добивался — когда-то, изначально, — переворота в структуре власти. Матрикс-Прайм предложил ему себя — в качестве гаранта новой государственного устройства. В качестве хранителя мира. В качестве того, кто обеспечит равенство. Потому что иначе самоуничтожение было бы неизбежно. Потому что дальше — нельзя воевать.
И Лидер Десептиконов согласился. Поставив условием свое руководство.
Руководство над Управляющими Советами. Единым органом власти Империи.

***

Бывший офицер Армии Автоботов — а сейчас заместитель Советника по Энергоснабжению — откинулся на спинку кресла. Трансформеры вокруг продолжали веселиться в честь праздника Годовщины и отрывались как только могли. Впрочем, определённых рамок приличия это не переходило: заведение таки имело статус уважаемого. И даже наглецы вроде Старскрима не шли дальше лёгкого плаг-энд-плэя в тёмном углу.
Магнус рассматривал наполовину пустой куб в своих руках.
- Извини, колёсный, — долг зовёт, - насмешливо сказали неподалёку.
Он перевёл взгляд с куба и увидел Старскрима, небрежно отмахивающегося от того самого колёсного, с которым Магнус заметил его вначале. Истребитель с выверенной неторопливостью двигался к выходу, но под конец убыстрил шаг — кажется, даже сам не заметив. Да, похоже, главным лицам государства и в праздничный вечер не избежать дел…
Брошенный Старскримом меха разочарованно посмотрел ему вслед, затем развернулся, высматривая себе новых партнёров. Здоровый боевикон — Магнус не помнил имени — поманил его к себе, и колёсный, помедлив, двинулся к нему с некоторой долей сомнения.
Автобот в который раз оглядел изменившуюся обстановку. Да, старых товарищей по алому знаку среди них не было видно — только один-два из знакомых. А вот десептиконов почему-то именно тут с самого начала набралось много. Как и новых меха — в основном наземной транспортной трансформы.
Какое контрастное сочетание.
Но им, этим меха, было сейчас просто и легко — всего-то достаточно было оказаться, например, в популярном заведении в выходной орбитальный цикл. Куда как легче, чем стоять по разные стороны этих проклятых баррикад и всей искрой надеяться, чтобы не дали приказа прямо стрелять вот в того конкретного высокого десептикона. Чем встречаться шарк знает где, на задворках последней планетки в системе Кибертрона, с быстрыми короткими фразами, наполненными молчанием, и такими же скупыми движениями, касаниями. Чем изредка замечать среди атакующих или защищающихся знакомую трансформу — и радоваться, что так редко.
Магнус погасил на несколько астросекунд оптику, ненадолго, коротко — как привык – давая себе право на чувство. Куда им, этим юным меха, до таких знаний…

***

С момента установления нового порядка отстроенные кибертронские заводы, специализирующиеся на мехаконструировании, не произвели больше ни одного десептикона — и ни одного автобота.
Причиной войны — настоящей, глубинной — было это самое различие внутри расы, диктующее мировоззрение и поведение, противопоставляющее одного трансформера другому. Именно так сказал Матрикс-Прайм, после того, как первое решение было принято.
Десептиконы поделились своей давней разработкой, производимой в шпионских целях, но в условиях всё более острой нехватки мехаресурсов так и не пущенной в дело. И эту разработку Главный Советник Мегатрон, при абсолютном одобрении Матрикс-Прайма, внедрил в новое производство.
Научный состав десептиконов, попивший результатами своих экспериментов много энергона у автоботов, в своих серверах хранил уникальный проект — о создании нового типа трансформеров, не связанных на всю жизненную активность одной трансформой, а могущих поменять её в зависимости от личных интересов и интересов государства.
Универсалы, как они были названы, создавались без принципиальных отличий от бывших партий, разве что с более усреднёнными параметрами, — но самой важной деталью в них были конструктивно предусмотренные апгрейды. Каждый из них сам выбирал, кем именно ему стать и что делать для родной Империи, затачивал свои навыки и специальность — но решение свое он мог впоследствии изменить, если находил нужным.
Различие было стёрто — уже не надо было опасаться, что кто-то перетянет всю официальную власть на себя, воспользуется ею в своих целях, подомнёт под себя какую-то часть общества.
Автоботы и десептиконы, численность которых была теперь так незначительна по сравнению с новыми гражданами, разделили между собой власть. Были созданы Советы по самым важным сторонам функционирования каждого кибертронца и Империи в целом. Роли в новых административных органах власти распределял Матрикс-Прайм, ставший отныне самой независимой и беспристрастной — а потому признанной — силой, символом новой жизни.
Вся верхушка правительства и ключевые должности были заняты старшим поколением, пока новое создавалось, осваивалось в жизни, обучалось. Но никакого регламента, конечно, не было: универсал имел все шансы, если в том вдруг требовалась надобность.
Столь давним, старым врагам было трудно существовать друг с другом бок о бок, даже несмотря на то, как мало их — всего несколько сотен вкупе на многомиллиардную когда-то численность каждого знака. Автоботам помогало осознание, что все они живут под мудрым светом Матрицы, что жертва Оптимуса не напрасна. Десептиконам — что ими по-прежнему руководит их лидер и он знает, что делает и куда их ведёт.
Но теперь третья, куда большая, в десятки раз превосходящая в численности, сила — юное поколение, равное и тем, и другим, отличное от тех и других, — уравнивала две старые фракции, сведя длившееся столько веков противопоставление друг другу на нет. И за три сотни лет нового порядка холодная враждебность и злые усмешки переросли в отстранённость и простое предпочтение своих. Они притерпелись, они ужились — ради своей расы, ради Кибертрона.
Впрочем, не могло обойтись без несогласных. Не прошло и трёх звёздных циклов после объявления мира, как нашлось два десятка десептиконов, руководимых рьяным боевиконом, взявших оружие вновь. И вот тогда Воплощённая Матрица применил свою силу. Поднявшие беспорядок десептиконы успели захватить только склад боеприпасов, прежде чем он явился. Меха вокруг почувствовали лишь отголосок импульса, а вот бунтовщики устало опустились на землю, оружие выпало из их рук.

круто

круто

спб

Круто. Автору спосибо за рассказ оч понравилось)))

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании