Единство противоположностей. Глава 9. Кнокаут и Офицер. Эйр.

Автор: Valery К.
Вселенная: TFP + АУ.
Рейтинг: NC 21.
Время действия: События до начала сериала.
Предупреждение:
1. Сообщество эрадиконов представляется особой колонией с иным типом существования, чем у обычных трансформеров. В дальнейших главах постепенно будет всё будет прописано.
2. В каноне присутствуют три мира: «эта сторона», где тусуются временно живые; «та сторона» - куда искры попадают в зависимости от проделок – к Юникрону или к Прайамсу (((по типу Ад/Рай)))), и «промежуточная» станция - где ползают зобми во главе со Скайквиком, и через которую Юникрон ходит в гости с подарками в виде кристаллов темного энергона.)
Местами стики (по расположению основных портов и других веселых отверстий). Местами - органические термины.

Конец 8 главы.
Можно конечно заморочиться с клубно-подогревательной стадией, повздыхать-притереться, походить, обнявшись, пару циклов, но интуиция подсказывает, что с Кнокаутом нужно делать всё стремительно быстро.
Гонщик еще плавает офф, и еле слышно урчит под левым крылом, для него это первая совместная подзарядка. Кроме Альфы конечно.
«И последняя…» - Офицер точно знает, что нельзя приучать его к себе и ни в коем случае нельзя привязаться самому.
Он не раз плавал по этой Вселенной.

Часть 1. Первый этап обучения.
Кнокаут активировался и в полуоффе ткнулся шевроном в бок. Офицер отловил его за кончик, спорт-кар напрягся и тут же снова прикрыл ладонями фары.
- У меня нет цели разнулить тебя. - Джет вытянул из-под него крыло. - Я просто хочу помочь тебе завести передающую систему, но можно всё оставить до лучших времен.
Кнокаут судорожно вздохнул и впился когтями в чужую броню. Он не хотел ждать и был согласен на всё и сейчас. Офицер отцепил его манипулятор и осторожно коснулся губами кончика серво. Постепенно, поцелуй за поцелуем, он продвигался все ближе к створкам грудной брони, подминая его под себя. Острая глосса проводила полосу за полосой по черным плечевым пластинам. Офицер отстранился и подул на них горячим паром. На фоне нестерпимого жара полоски смазки ощущались ледяными и резали броню, как когти Старскрима. От контрастных ощущений резко всколыхнулось поле.
- Начнем со сборки?
Кнокаут смутился и попытался потвернуться.
- Уже всё собрано? Это сильно облегчает дело. И кого мне поблагодарить за помощь? - Офицер подцепил подбородочную метку, но Кнокаут не дал поднять фейсплет, - Сикеры? Надоело твоё занудство? Иди ко мне, - он перекатился и расположил гонщика на себе.
Крепкие серво начали выводить на красной броне причудливые линии, предусмотрительно обходя фары, но до нужного расслабления ученика было как пешком до Полигекса.
- Уверен, что ты часто пробовал разогнать свою скуку, но ставлю меч, ни разу не довел дело до перезагрузки. - Офицер обвел манипулятором край правой турбины, - в отличие от сикеров, гонщики в одиночку до заветного финала не докатывают. Слишком отвлекаются на собственные действия. - Офицер очертил контуры второй турбины, ситуацию он чувствовал идеально, - расслабься, я легко сделаю это, лишь касаясь кончиками серво, - и перешел на внутреннюю связь.
Не ожидав появления собеседника в столь личном профиле, Кнокаут напрягся и схватил Джета за манипуляторы.
«Давай-ка попридержим твои серво. Ты себе только мешаешь», - Офицер подцепил его боковые зеркала и тяги нижних колес, чем резко сократил возможность воинственных маневров. Наручников Кнокаут не почувствовал, зато сразу ощутил, насколько он легче и слабее наставника, испугался, зарычал и упрямо свел колени.
«Не дури! Будет интересно… раскройся…»
«Только осторожнее! Боюсь, мне это не понра…»

- Не боись, прорвемся… к заветной цели… - Офицер огладил паховую пластинку. - Полетели?
Поле Кнокаута взорвалось противоположными эффектами. От этих разнополярных импульсов начала сбиваться работа внутренних систем, и наставник не смог остаться равнодушным: «Держи себя в манипуляторах! Как все сложно оказалось…» Он с трудом выровнял собственное поле, обхватил гонщика под фарами и начал спускаться ниже.

Восприятие Кнокаута резко раздвоилось. Одна часть обожгла импульсами паховую пластину, другая пробежалась по броне, покружила, обвела решетку радиатора, и неожиданно сильно сжала правую фару. Кнокаут вскрикнул и выгнулся дугой, упираясь протекторами в кокпит Офицера. Ласка была легкой, но настолько жгучей, что он подавился и чуть не прикусил себе глоссу. Засбоила вентиляция, искра выдала привычный импульс к раскрытию брони, а на краю внутреннего монитора забрезжил надоедливый символ активации стыковочной и топливной систем. Коннектор активировался, срывая паховую броню. Створки грудной брони приоткрылись, и слабый свет искры наполнил отсек.
«Какой быстрый! Только обнял, а он уже на слияние едет! Выдержка ни к шарку…» - Офицер зажал гонщика и попытался продвинуться дальше, но Кнокаут упорствовал и выдирался. Откровенно наслаждаясь его бесплодными попытками вывернуться из захватов, Джет изловил коннектор и просчитал кольца:
«Девять сегментов! Ведущий Альфа хорошо постарался, чтоб его завтра крейсером поцеловало...»
Стройное орудие интерфейса легло в ладонь, напомнив рукоять меча, неохваченным оказался только первый сегмент. Офицер опустил второй манипулятор и осторожно крутанул навершие, щелкнув пару раз статикой.
Кнокауту показалось, что платы в процессоре сделали один оборот. Он захлебнулся пиками своего поля, створки грудной брони разошлись на серво.
«Вот скоряк!» - Офицеру пришлось отвлечься, выдернуть из под платформы припрятанную изоленту и стянуть грудные пластины, - «теперь не поурсишь! Все должно открываться по порядку, что там у нас с портом?» Он подтянул коннектор вверх и попал в два одновременно: «Два? Или выхлоп?» Кнокаут взвыл и выгнулся, стремясь избежать проникновения.
«Тихо, я знаю, где предел…» - прилетело успокаивающее послание, но Кнокаут ему не поверил. В его жгучих беспорядочных фантазиях над ним не раз возникал кто-то мощный, жадно и неукротимо берущий, властный, неистовый. Он извивался, всеми силами пытаясь уйти от обжигающих импульсов удовольствия. Коннектор вздрагивал под ловкими серво и нейросеть судорожно пульсировала ему в такт. Внутренние контуры наполнились статикой, и где-то в крайней плате отразилось, что он сейчас или с процессора съедет, или сбросится, наконец, по всем фронтам, но тогда искра точно разлетится об Юникроновы рога. Это были не собственные жалкие потуги соинтерфейса, и страшно было представить, чем завершится подобная массивная атака, к тому же сигналы о приближении перезагрузки даже не мерцали. Он механически пытался сопоставить данные, и толком не понимал, каким оно будет, совсем было отчаялся, плюнул на отслеживание, и бился на грани истерики, и уже решил, что в очередной раз пролетит мимо кайфа, винтом уходя в мерзкое перевозбуждение систем, как это обычно случалось. Но, случилось не так, как описывали в мудреных датападах, или шепотом сливали сокурсники.
Жаркой волной собственного поля искру скрутило в сладчайшей дуге. Пластины радиатора спаялись в монолитный блок, а грудная броня дернулась приоткрыться. Кнокаут хотел было заорать, но вентсистемы позорно сдулись, осыпаясь вспышками предупреждения где-то на краю оптики. И тут его накрыла вторая волна - система подачи смазки дернулась и выплеснула первую порцию, которая на раз смела тонкие септы внутренних ограничителей. Содержимое улетело куда-то вверх, а собственное поле накрыло третьей волной, до ужаса напоминающей атомный взрыв. Внизу стало больно, сверху – горячо. Грудные пластины утянуло в пазы, разодрав изоленту, искра вывернулась наизнанку и полыхнула в открытое пространство. Процессор, расстрелянный во все платы, на миг завис, предупредил маячком: «Пока-пока!» и бесцеремонно слил всё безобразие офф.
Офицер захлебнулся чужой статикой, пытаясь избежать собственной перезагрузки.
Первый этап, слава Праймасу, был пройден в одностороннем порядке.

Через бийм Кнокаут застонал и слабо пошевелился. Сладкое послевкусие вынесло его на поверхность небытия. Было нереально хорошо, и он, посмаковав удовольствие, оттолкнулся от упоительного кайфа, тихо уплывая офф: «Шикарно…»
«Взаимно!» - Офицер продул вентситсемы, отодрал куски изоленты и выщелкнул захваты. Кнокаут сполз с горячего корпуса под правое крыло. Удостоверившись, что ученик окончательно соскользнул в перезарядку, он поднялся, утерся каплями чужого удовольствия и потащился отлавливать Эйра.

***
Злобный Эйр давно просекший к чему всё катит, обнаружился в узком коридоре нижнего уровня. Он зарычал и попытался даже напасть, но после точного броска оказался распластанным на полу.
- Не ревнуй! Он скоро уйдет, - Офицер придержал острые крылья, – а ты останешься. Как и всегда! - и опустил манипулятор ниже.
Эйр обернулся недоверчиво и злобно. С этим гонщиком у хозяина всё не так, как с другими…

Часть 2. Затянувшееся интерфейс-сотрудничество.
Обкатать стандарты интерфейса не составило труда. Первая перезагрузка накрывала кликов через сорок, вторая - через брийм, а третья, если прикатит, то через три…
С обучением можно было закругляться, но вылезла досадная проблема. Несмотря на все договорённости, оказалось, что в планы Кнокаута расставание не входило. Гонщик истово рвался в партнерство, и заносило его на поворотах люто. Джет не давал и микроскопической надежды, но и выгнать Кнокаута не было сил. Ретивый ученик давно просек, что учитель почти готов порвать тонкую пленку одностороннего контакта и максимально эксплуатировал свое коварство:
- Я надоел тебе?
- Я тебе уже не нужен. Посмотри сколько интересных мехов вокруг! Иди, обкатайся, рано тебе еще в одном партнере замыкаться. К тому же первый полноценный коннект у меха должен быть активным!

Конечно, ничего страшного не произойдет, если дебют будет в полном приеме, но Кнокаут перфекционист до кончиков когтей и не допускает иного начала самостоятельной интерфейс-карьеры - только актив!
А для этого, во что бы то ни стало, нужно найти себе подходящий порт.
И шустро.

***
Джет стоит у прозрачной панели.
В отражении - рядом с ним и навсегда - его вечный партнер. Такой же изящный спорт-кар, яркая броня, узкие фары, и лишь робкая улыбка делает гонщиков непохожими. От него не убежать, свали хоть на край Галактики, хоть в дезактив, потому, что на этой стороне его уже нет, но нет и на той, и теперь он всегда рядом, по правый манипулятор Джета. Когда-то Офицер настолько сильно его любил, что теперь кругом перед ним виноват. Виноват даже в том, что собственный эгоизм не позволил партнеру перейти на сторону вечного оффа, и тот навсегда застрял между двумя мирами. Ужасное состояние, можно только пожалеть, но партнер не отчаивается и шикарно мстит Джету за «заботу», пытаясь любыми способами вернуться назад. Он изучил его искру, как рисунок своих протекторов, и исподволь давит на него, выпрашивая похожий корпус, дабы вытеснить чужую жизнь и занять рядом с Офицером своё законное место. Джет не в силах противостоять его мольбам и, потакая, из всех возможных соискателей снова и снова безотчетно выбирает похожего меха, намеренно подставляя его под удар. Вечный партнер не терпит конкуренции, но пока все его усилия безуспешны. Удержаться в безыскровом корпусе он не в силах и гасит чужие искры одну за другой.
В моменты одиночества Джет безотчетно улетает в темный мир затерявшихся искр, блуждающих по бездонным просторам вечности. Они тают от своей невообразимой свободы, и им не останется ничего иного, как пытаться начать всё сначала.

Миссия закончена, и Офицер тщетно пытается разорвать их с Кнокаутом мимолетный страдальческий флирт - у него были другие цели. В этой Вселенной на долю Кнокаута было достаточно проблем. Нельзя допустить повторить дезактивный опыт его предшественников, сколько их таких уже было. Стремясь уклониться от наваждения, Джет отрицательно поводит шлемом, вечный партнер умоляюще смотрит в ответ.
Кнокаут тихо подкрадывается сзади. Он знает, что Джет не выносит его тоскующего взгляда и тянет за крыло обернуться.
Отражение растворяется, и Офицер раздраженно дергает плоскостями:
- Даже не пытайся. Ты меня не прокачаешь.
- Я в курсе, - Кнокаут грустно утыкается шевроном в ножны меча.
- Ты можешь жить один и с кем угодно. Ты мне ничем не обязан! - Джет понимает, что не должен допустить подобного исхода, но снова не может отказать партнеру и делает одну промашку за другой. - Хочешь, подберем тебе партнера на один раз? - и перекидывает через крыло каталог с роскошными и «полуразобранными» фемками.
- Не могу я с такими… - морщится Кнокаут, - слишком заносчивые. Мне сразу начинает казаться, что они издеваются надо мной…
Неудачный опыт напрочь отсекает фем из вероятных союзников. Подзабыв про «шокирующее» начало, Джет салютует очередной своей ошибке:
- Не нравятся по вызову, выбери из свободных. Сам посветить фарами не хочешь? Для такого как ты, отказа не будет.
«Без первичного актива на партнерство не выйти», - Кнокаут понимает это всей искрой, Офицер четко дал это понять. Глупо, но ставшая привычной поддержка меча и крыльев не допускает и мысли о самостоятельной тестировке передающей системы. «И без наставника опасно, и при нем кошмар, но он же говорил, что ревновать не будет. Отвратительная ситуация… почему с нами должен быть кто-то еще?!»
Уныние разъедает искру хуже кислоты, и Кнокауту не нужно даже притворяться.
Талантливый учитель и жестокий воин, в вопросах личных симпатий оказывается слабым и сдает давние клятвы одну за другой:
- Хорошо. Давай, поедем завтра в клуб, пристреляешься.
- Ты будешь рядом? Ты будешь меня направлять?
- Боишься мимо порта промахнуться? - обнажает клыки Офицер и вмиг спохватывается, - Я обещал тебе… - «И Альфе…» - и поздравляет себя с очередной проблемой.
Придется искать согласного на возможный тройничок. Претендент должен быть легким, с достаточной широтой взглядов и отсутствием доминанты на актив. Значит - наверняка летчик. Но в интерфейсных предпочтениях с некоторых пор Офицер не выносит себе подобных.

Часть 3. Непозволительная ревность.
Пафосный клуб на дальнем сателлите Кибертрона.
- Глянь во-ооооон туда… - в пятый раз за последний бийм спрашивает Офицер, стараясь, лишний раз не переходить на внутреннюю связь.
Взгляд Кнокаута блуждает от одного кандидата до другого, но стоит только подумать о сближении, как абсолютно от каждого начинает воротить искру. Клуб полон совершенно разных мехов и фем, все пытаются выглядеть красиво и дорого.
«Фальшь и мусоррррр…» - с отчаянием рычит гонщик.
Офицер слегка приобнимает его:
- Я тебя умоляю - снизь приоритеты. Это просто обязательно-активный компонент коннекта. Чего ты ждешь от одноразового перетера? Значит, не пришло ещё твое время. Закругляемся…
У Кнокаута хватает выдержки не оскорбиться. Партнерство притягательно как супердорогая безделушка. Кнокаут чувствует, как Офицер ускользает из-под его обаяния, и тянет на себя внимание любыми способами.
Он давно догадался о его желаниях, такого не скроешь. Догадался по мимолетным касаниям, тяжелому взгляду, подавляющим пикам еле сдерживаемого поля, что бы Офицер при этом не говорил. А говорил он то, что не коснется портов гонщика без первичной обкатки передающей системы.
«Я найду себе подходящий порт!» - Кнокаут одним глотком опрокидывает куб, и отталкивается от его брони, - «Вперед, к победе интерфейс-обязаловки!»
Выбор огромен, и на его касания откликаются практически все. Нужно просто расслабиться найти подходящего тестировщика. Умельцев за кредиты больше половины, но Кнокаут ненавидит эсок за профессиональное злорадство.
Казалось бы, чего проще - найти меха, свободного от обязательств, и Кнокаут почти уверен, что при удачном наслоении сверхзаряженного на иллюминацию, он сможет попользовать любого «предоставителя» порта, но выбор должен пасть на того, кто не понравится Офицеру. Это место Кнокаут приготовил для себя. Не смотря на раздутое самомнение и шикарную внешность, отсутствие опыта заставляет сомневаться в собственном обаянии.

Всё в очередной раз слишком затянулось, и Джет понимает, что проблему они сегодня не решат. В дополнение к непредсказуемости происходящего его касается холодное придыхание ревности, а интуиции Офицер привык доверять: «Он уже здесь! Гнать Красного надо…» - но в который раз упускает момент и едва осознает, что снова видит разницы между уже несуществующим и пока ещё реальным, в его восприятии гонщики едины. «Послать всё к шаркам и свалить на край Вселенной. Звали же… Как у сикеров все легко и просто…» - взгляд скользит по обжимающимся в углу крылатым.
«Это же не измена? Это не будет стоять между нами? Мы будем общаться, как раньше?» - прилетает от Кнокаута тревожный вопрос. Не смотря на отсутствие искренней связи, он чувствует напряжение Офицера.
«Абсолютно!»
«И мы сможем дальше быть вместе?»
«Я не стараюсь быть твоим партнером. Ты для меня – бета моего лучшего друга. Ты слишком много думаешь».

Но некоторые клятвы невозможно вернуть.
Когда-то Офицер не пожелал делиться своим счастьем с этим миром и потерял всё. Кажется, это случилось будто вчера, и он с той же ревностью наблюдает, как узнаваемо-выверенными жестами Кнокаут раздвигает толпу.

По центру - полная вакханалия, ближе к краю - уже отформатированные пары и тройнички. Кнокаут разительно отличается от присутствующих и многие полируют его броню взглядами разной степени похабности. Офицер остановившимся взглядом любуется точеным силуэтом на фоне всеобщей кайфомании: «Не прогоню - не миновать ему моего кошмара. Хоть в лист раскатайся - не уберечь, не защитить, не спрятать…»

Сверхзаряженное серьезно косит «горизонт», Кнокаут уже почти отчаялся, но тут луч света выхватывает острый шеврон и короткие, опущенные вниз крылья: «Летучий! И не сикер!»
Мех чуть крупнее Кнокаута, прокачать будет легко, фейсплет средней паршивости, но Кнокаут не собирается на него долго любоваться. Он намеренно ждет оптического контакта и замыкает его легкой улыбкой. Крылатый насмешливо рассматривает яркую броню: «Не встречал такого здесь никогда… Явно не один, и явно сам не даст, чего тогда приклеился?»
Кнокаут кидает сообщение, и через клик Офицер обнимает его под колеса: «Что?!»
«Не беспокойся, я сам кого хочешь здесь заплющу… Как он тебе?»

Офицер шумно продувает прорези красного шлема и через шеврон рассматривает предложенный вариант. Экземпляр чуть выше ученика, предельно нагл, вполне юзабелен, и учитель решает оценить ситуацию как приемлемую:
- Не составишь компанию?
- Первый раз? - мех бесцеремонно проводит по красной броне вертикальную черту.
Кнокаут вздрагивает, и чувство легкой неприязни обжигает нейросеть.
«Спокойно…» - Офицер блокирует отступление.
- Коннектор закрепили, а теперь передающую систему завести хотите? И чтобы сразу под замок? - приглашаемый в тройку проводит поперечную черту по своей лицевой пластине, намекая на старо-кибертронские выверты с забралом на пол-фейсплета и ограничения прав принимающего партнера.
- Есть такое дело, - Офицер уже не удивляется себе, но Кнокаут, похоже, не против таких отношений.
- Красивый! - игнорируя предупреждение, мех проводит по красной броне горизонтальную черту, - «И глупый!» - А бонусы какие?
- Оболтенные. Можешь гладить его, где хочешь. Только не вставлять в порты.
- Два порта? У гонщика? - изумляется летун, ещё надеясь на активное продолжение. - Может у него ещё и оптика в реале золотая? Как диски?
- Нет предела совершенству …
«Справишься?» - Офицер напряженно проводит губами по колесной тяге.
«Поцелуй меня…» - Кнокаут поднимает фейсплет.
Офицер бросает взгляд на крылатого, но тот лишь с интересом наблюдает за ними, вспоминая что-то свое: «Классика неравноправного партнерства - наивный легкий супер-кар и опытный жестокий супер-джет. Сейчас раскрутит приемного на актив, потом оприходует его порты и заварит все дыры из своего логова, а если и выпустит куда, то фейсплет замурует под уродливой маской…»
Приглашаемый пережил это сам и теперь немного жалеет гонщика, наивно полагающего, что на первом партнере завершается его интерфейс-карьера: «Сам же потом попытается удрать и вырулит прямо в дезактив…. Джет божественно ревнивый и очень-очень влиятельный. Зря он парился, знаковые лычки затирая. Будто по его броне не видно, сколько Кибертронских войн он возглавил… от такого не свалить и не укрыться… И мне лучше спокойно принять красного, а об ведущей роли не думать». Одноразовый партнер склоняет шлем, принимая от Джета знак, что не пожалеет. В кредитном эквиваленте.
«Вот и шли бы к эскам! Что мешало?» - но дальше наглеть не стоит, и мех только улыбается, делая шаг вперед.
Кнокаут испуганно и очень по-сикерски вздергивает подбородок, но нужно во что бы то ни стало завершить начатое действо.
«Поцелуй меня…» - требует Кнокаут. Он не понял, что изменилось, но по реакции крылатого следует заподозрить какой-то напряг.
«Боишься?»
«Нет, просто не знаю, с чего начать…»
«С банального механического контакта…»

Кнокаут протягивает манипулятор к чужой броне и подает сигнал на старт. Крылатый соглашается и запускает свои серво в пластинки рассеивателей.
Джет не может сдержаться, и ревность крошит собственное энергетическое поле. Оно рваное и колотое, и режет искру Кнокаута, как резали, бывало, осколки лобового стекла, когда он приходил в себя посреди гонки в кювете.
Кнокаут отстраняется, но Офицер удерживает его одной левой: «Я не понял, кто из вас ведущим будет?»
«Я…»
«Вперед!»

Кнокаут притягивает одноразового ближе. Тот не упорствует, но тянется коснуться фейсплета.
«Ты идеален...» - Офицер запрокидывает шлем гонщика и впивается губами в белый фейсплет. Вечный партнер жаждет новый корпус, и контроль почти потерян.
- Сейчас ты его прямо здесь заинтерфейсишь, - твердо заявляет Джет, потому, что понял, он просто размажет третьего, если они куда-либо уйдут. Он смотрит в затуманенную оптику ученика и не может различить реальности и прошлого, они неразделимы.
- Прямо здесь? - шепчет Кнокаут ему в губы, - ты сконнектишь меня потом?
- Прямо здесь! - Офицер отпускает ученика в самостоятельный полет.
Летчик, не отрываясь, смотрит на неприкрытые метания, видно решил выждать время и тихо слиться.
- Начинай! - терпение Офицера перескакивает отметку мрачной тревожности и влетает в злобную агрессивность.
Подсказка очень своевременна, Кнокаут собирается с силами и снова идет на контакт. Обкатчик очень даже неплох - приятный запах, хорошо разогнанное поле, чувствительные серво, для первачка - то, что надо. Сверхзаряженный разгоняет беспокойство, и искра начинает тихонько подвывать: «Запомнить летунца, оставить для себя, и держать пока на расстоянии, а потом, когда партнерство с Офицером устаканится, чередовать их втихаря…»

И тут приглашенный шарахается вбок, выдирая из рассеивателей когти за клик до того, как Джет въезжает ему манипулятором в грудную броню.
- Что? - Кнокаут активирует оптику и не может понять ситуации, вроде всё вроде так чудно сложилось.
Но тут манипулятор Офицера врезается крылатому в фейсплет.
- Что ты делаешь? - Кнокаут пытается удержать Джета от деструктивных действий.
- Нам лучше уйти! - Офицер разворачивает ученика к выходу, - не желаю этого знать …
Саундвейв всегда на связи, её не разорвать, и все мысли Кнокаута у него как собственные.

Часть 4. Конкурент или соперник?
Впервые обратный путь втрое длиннее.
Мрачно и насуплено Офицер заложил очередной поворот:
- Сегодня. Ты. Возвращаешься. К себе.
Кнокаут не смог найти, что сказать, и быстро вышел из рубки. Мало того, что он вдоволь намечтался о супер-респектабельном партнерстве, так он ещё пол-Аякону надерзил, похваляясь Офицером, а тут всё засосало в черную дыру. Как существовать после такого отказа, Кнокаут представить не мог: «Что? Что стоит между нами?!!! Почему все так, Альфа? Как я устал без тебя… Какая унизительно-режущая досада и как хочется от неё избавиться…»
Но в наборе первой помощи только две банки зидрайта, не более.
Может оно и к лучшему. Может лучше сразу шагнуть на ту сторону, чем принять такое унижение. Импульсы заметались в процессоре, как капли ртути по раскаленному листу: «Вроде всё пучком: кредитов – прорва, конструкция корпуса - Юникрон обзавидуется, а онлайн всё время прет какой-то, плохо выносимый… Что во мне не так? Тысячу раз прав был Рэчет - для дезактива рекомендаций не нужно...»
Мерзкое неудовлетворение, густо приправленное ненавистью к себе, окутало как вязкий фиолетовый сумрак, и невыносимо захотелось от него избавиться. Избавление было совсем рядом. Лежало в манипуляторах, переливалось зелеными искрами, манило в небытие, только с концентрацией пошали…

Хлесткий удар опрокинул его навзничь. Офицер навис над ним и притянул за подбородочную метку:
- Совсем с процессора съехал?!!! Искру свою хочешь слить из-за ненужного партнерства?! Что тебя так утомило?! Чужое мнение? Ты же похвалялся, что на него всегда плевал! Да я всех так успокою, что на каждом перекрестке тебе по три раза кланяться будут! Видно, стоит завершить начатое! - вернулся к пульту и развернул крейсер к своему дому.

***
Эйр встретил их, как и всегда хмур и замкнут. Он жутко не любит Кнокаута, но ни словом, ни жестом, не выдаст неприязни, только дрожат от негодования кончики крыльев.

- В мойку. Потом ко мне, - тон Джета не терпел возражений.
Кнокаут тормознуто прошел через очиститель, и вернулся в отсек, не понимая, к чему всё это. Под его удивленным взглядом Офицер сдвинул верхнюю часть платформы и на её внутреннее устройство выдохнул:
- Ничего нового, в твоей - тот же комплект.
Из подплатформенного интерфейс-набора пригодился штырь с поперечными пластинами, ввернутый в плоскость платформы небольшим углом, фиксаторы и стальной прут. Кнокаут невольно попятился назад.
- Не колотись, не для тебя. Твоих девяти сегментов ему, конечно, многовато, но зато я выпишу тебя в эту жизнь, каким обещал.
- Ты так стараешься избавиться от меня…
- Рядом со мной не должно быть никого и никогда! Зря я к тебе полез, обнадеялся, что всё обойдется… - прозвучало настолько свирепо и злобно, что Кнокаут рванул на выход, но опустившаяся панель отрезала путь.
- Будет тебе сейчас идеальный порт. - Джет присвистнул.
В проеме напротив замер тонкий силуэт эрадикона. Противиться своему хозяину он права не имел.
- Стоять!
Приказ не оспорить, и Эйр подчинился, отлично понимая, кем он сейчас будет и для кого.
- Ко мне! - Офицер щелкнул стеком по шесту.
Эрадикон выполнил волю хозяина, но в оптике и на фейсплете проступили тщательно скрываемое презрение и ужас.
- Замри! - Офицер перетянул ему манипуляторы вокруг шеста и защелкнул на фейсплете матовый визор.
- Ко мне! - было обращено уже к Кнокауту, но тот распластался по дверной панели.
- Ко мне!!! - Офицер хлестнул себя стеком по броне, четко определяя намерения и роли.
Стараясь не провоцировать излишнюю злобу, Кнокаут осторожно разместился перед Джетом. Тот грубо развернул его колесами к себе.
- Есть у меня один серый примиритель, глотни чутка! - Офицер предложил Кнокауту гранулу и навязал вторую эрадикону.

Ну где же

Ну где же продолжение??!! Автор дорогой, вы что, забросили сиё произведение?! Или может я не туда смотрю, ткните мене, куда надо

Ну где же

Ну где же продолжение??!! Автор дорогой, вы что, забросили сиё произведение?! Или может я не туда смотрю, ткните мене, куда надо

Браво автору,

Браво автору, как всегда! Аплодисменты! Жду продку, а то вы так редко нас балуете...

Автор.

Быстро не пишется. хоть тресни.У меня раз в месяц обычно новая глава получается, быстрее не выходит.(

Вах..** Будет что

Вах..**
Будет что почитать на ночь..С:...Спасибо..С:

Автор.

Стараюсь)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании