Командование будет моим!

Автор: ferrum_glu
Пейринг: Оптимус Прайм/Старскрим, упоминание Мегатрон/Оптимус
Вселенная: AU, авторский комикс КТЕ – (Kill the enimy)
Рейтинг: NC-17
Жанр: Драма/ангст
Предупреждения: slash, kink, OOC, насилие, повествование от первого лица
Аннотация: Предпоследний рассказ серии КТЕ. Мир на пороге опасных перемен. Лидеры делают попытку объединиться против общего зла, но внезапно ссорятся. Старскрим, воспользовавшись этой ссорой, устраивает грязную провокацию.

1.

Я знал, что идти на поводу у сомнений, сожалеть о чем-то и отчаиваться – малодушие. Но в данный момент происходило именно так – я, Оптимус Прайм, лидер автоботов, сидел в дешевом кабаке, перед кубом тяжелозаряженного, и мучительно искал выход из сложившейся ситуации. Конструктивно мыслить не получалось. Ионизированное топливо плохой союзник в принятии решений. Внешне я выглядел довольно спокойно, но внутри дал волю эмоциям. Видения расторможенного процессора захватили мою Искру. Видения, а еще… воспоминания…

Я осознавал глубину пропасти, которая могла разверзнуться сейчас перед народами Кибертрона. Мое недавнее поражение – не в счет. Хотя оно вызывало такую досаду, что хотелось колотить кулаками в стену или… вызвать тебя на поединок чести, Мегатрон. Устроить настоящий бой, - такой же, как тот, самый первый, в осажденном Йаконе, где я чуть не деактивировал тебя. Но не потеря важных инженерных сооружений, даже не сам факт десептиконской диверсии и даже не личное, бывшее между нами, о чем я не мог не помнить, так расстраивало меня. К шаркам личное - я на уровне физического страха ощущал, насколько близко мы все подошли к роковой черте. Силы автоботов и десептиконов стали равными, и одного только выстрела или даже неосторожного слова было бы достаточно, чтобы обрушить весь мир в ад последнего этапа войны. Автоботы были готовы начать атаку на Кибертрон по первому моему приказу. Они недоумевали, почему я медлю…

Картина взрыва на орбите. Призмы-преобразователи, созданные по чертежам Ориона – те самые спутники, призванные запустить Сигма Конвертер, – теперь лишь две ослепительные вспышки света. Огни небывалого фейерверка распухают на фиолетовом небе, словно бутоны гигантских органических цветов.

До этого момента я боялся только внешней угрозы. Боялся, что эти древние твари догадаются. Квинтессоны были слишком мудры и хитры, чтобы сразу понять назначение двух кристаллических планеток золотистого цвета со сложным внутренним устройством. И я выбрал для научной базы GH-300 – пустынный гигант с густой атмосферой, приказав возвести защитный купол вокруг драгоценных призм. Коды проникновения через поле знали единицы – я, несколько автоботов и… ты. Я астросутки потратил на демонстрацию своего творения тебе, Мегатрон, когда решил, что могу довериться. Наш союз мог бы стать официальным уже через считанные орбициклы. Я бы созвал совет автоботов и объявил о своем решении, а дальше - заключение пакта о перемирии и… совместный эксперимент с выводом преобразователей на орбиту Кибертрона. Но…

Цветы распускаются столь стремительно, что рвутся на тысячи огненных лепестков. Бесформенные куски драгоценного металла разлетаются в разные стороны. Я, онемевший, ослепший, с пустой, как сожженная пустыня Искрой, смотрю им вслед. То, что еще недавно было сложнейшим инженерным сооружением, стоившим всем нам немыслимого риска, гибнет в плазменном облаке. Труд всей моей прошлой жизни летит шарктикону под хвост. Видеоданные разведки замирают на стоп-кадре. Бесцветный голос Проула…

- Более вероятно, что это сработали мощные поверхностные мины.

- Квинтессонская диверсия?

- Нет, не квинтессонская. Защитное поле не давало сигналов о проникновении.

- Но попасть на поверхность спутников без знания кода доступа невозможно.

- Значит, это тот, кто знал код. Версия предательства со стороны автоботов маловероятна, но…

- Проул!

- Я обязан был бы рассмотреть ВСЕ версии, командир, – он говорит с мягким нажимом, и я уже не знаю, что может меня расстроить сильнее, предательство своих, или … - но если ЭТО вас успокоит - мои датчики обнаружили следы индивидуального поля кибертронца. Это был десептикон!

- Альтформа?

- Сигнатура была сильно изменена, единственное, что удалось определить точно – характерную внешнюю форму поля – вогнутое, как и у всех них. И, как бывший служащий правоохранительных органов…

- Что еще?

- Эта диверсия, Оптимус, смахивает на определенный жест, распространенный в криминальных кругах. Послание, адресованное…

- Достаточно, Проул. Я все понял. Мегатрон дал мне свой ответ…

- Командир?!

- Неважно… неважно… неважно…

Мой собственный голос долгим эхом звучит в аудиодатчиках, неподвижные линзы смотрят на застывшее изображение на экране. Ослепительное белое пятно взрыва. Все что осталось от НАС с тобой, Мегз…

Два орбицикла прошло с нашей последней встречи, и ты не прислал не единого сообщения. Неважно, что случилось между нами! Ты нес ответственность за наше объединение не меньше, чем я! Твое молчание – неужели это сигнал к действию?

Я напряженно слушал эфир, ожидая хотя бы одного слова от тебя. Но на мой секретный комлинк на засекреченной частоте внезапно пришло совсем другое сообщение:

«Если вам интересно узнать причину, почему ОН ТАК ПОСТУПИЛ, приходите инкогнито на встречу, и вы все узнаете. Ради собственной безопасности можете захватить с собой оружие, но приходите один и никому не сообщайте об этой миссии, иначе я вам не откроюсь. Помните - малейшее автоботское присутствие на орбите будет мне известно…» - далее шли координаты ничем не примечательного питейного заведения на одном из астероидов в отдаленной системе, где мне предлагали встретиться.

Провокация, ловушка или шарк знает что! Я твердо знал - ни в коем случай нельзя идти туда одному. На протяжении двух орбициклов мы эвакуировали базу с GH-300, переправляя ценнейшее оборудование на Арк. Любое промедление могло стоить нам новых потерь. Но когда последний контейнер исчез в кольце телепорта, я неожиданно переменил свое решение. Как бы то ни было – это была надежда. Один из шансов узнать правду, ради которой я был согласен рискнуть. В условиях, когда решения столь тяжеловесны, любой факт мог стать решающим. А так же… Мне не хотелось об этом думать, но любая возможность на время покинуть своих соратников, избавиться от их назойливых, вопрошающих или агрессивных взглядов, была сейчас на пользу. Они провоцировали меня, они желали действий, они желали отмщения...

«Что нам дальше делать, Оптимус?»

«Каковы наши цели?»

«Что ты намерен предпринять?»

«У нас достаточно сил, чтобы разгромить наших врагов!»

«Мы должны драться, командир, завоевать Кибертрон, раздавить в шлак их ржавую Империю!!!»

Каждый вопрос, каждый такой призыв били по самому слабому. Я не мог прямо сейчас рассказать им ВСЕ. Начиная с того, что ответственность за взрыв на орбите целиком лежит на мне, и что причина этого, мое, в отличие от них, страстное желание мира. Мне нужен был последний шанс. Возможность сопоставить все факты в собственном процессоре и хоть что-то понять.

2.

Последние астроциклы мне приходилось многое решать в одиночку. Почему? Потому что наш союз с тобой был тайной! Не то, чтобы я не доверял своим офицерам, нет - в боевых условиях или в условиях преследования они были незаменимы. Но вот в условиях дипломатических переговоров… Слишком много было вековой вражды между фиолетовой и алой фракциями, чтобы кто-то, вот так запросто, взялся за неблагодарное дело миротворца. Ни Родамес, ни Ультра Магнус, ни тем более Айронхайд, – мои генералы и командиры трех боевых звездолетов, не стали бы разделять мою точку зрения. И поэтому я взял на себя ответственность вести переговоры тайно - один на один с тобой, Мегатрон. Сначала с помощью электронных сообщений, потом, по секретному комлинку, а потом… при личных встречах.

Я усмехнулся, сам себе в сотый раз задавая вопрос – стал бы ты слушать меня, если бы за последние циклы за моими плечами не выросло несколько автоботских армий и силы наши не сравнялись. Ведь в течение ДВУХ моих прошлых жизней наше взаимодействие происходило несколько по-иному.

Итак, я принял решение скрываться от своих же. Почему я не выдвинул официальные требования десептиконам, ведь я же мог поступить так? Почему не издал манифест, не использовал силовые методы, чтобы диктовать тебе свои условия. Мне было чем аргументировать их - три крейсера, обретенные нами в ходе войны и множество верных воинов. Не сорок пять, как раньше, а более тысячи укомплектованных оружием боевых единиц! Но я не хотел ничего ДИКТОВАТЬ! Это только осложнило бы ситуацию. Я хотел понимания и сотрудничества. Можно продолжать обвинять меня в наивности и нестандартности - но я почти добился этого. Два года нашего общения, и перемены в политике Кибертрона – тому пример. И пусть я не мог избавиться от ощущения, что в течение этих двух лет попросту «приручаю» тебя, как дикого зверя, давая понять, что я не враг, а союзник тебе, Мегатрон. Особенно в игре против ТЕХ, кто изначально считался врагами всех трансформеров.

Мы создали тайный союз против квинтессонов, против тех, кто по-прежнему скрыто владел нами посредством торговых союзов. Они продавали нам свои технологии, опутывая нашу цивилизацию своими щупальцами, словно спрут. Для того, что бы выйти из-под их власти нужно было, прежде всего, завоевать экономическую независимость. Ты предлагал прямой захват технологий - новую войну с Квинтессой, путем объединенных сил. Я – более мягкий путь, вооружившись не плазменными снарядами, а древними знаниями, с помощью которых был шанс восстановить оборону и альтернативное энергоснабжение Кибертрона. Надобность в войне тогда отпала бы сама собой. Ты не очень верил в мои разработки, и переубедить десептикона, привыкшего к силовым методам, было сложно. Но я не терял надежду.

И все же, почему ты так настаивал на атаке и так скептически относился к моим изобретениям? Почему безжалостно принес их в жертву, после первой же нашей ссоры?

Шарка с два я что-то понял в душной мути кабака, среди видений собственного процессора. Бесконечная круговерть фактов и белых пятен в наших с тобой отношениях сводила с ума. Пока удавалось лишь захмелеть, притупляя боль в Искре с помощью ионизированного топлива. О личном было думать больнее всего. Я не имел права сейчас на ЭТИ эмоции, и если бы можно было заставить собственную Искру сколлапсировать до маленького черного шарика, сжаться так, чтобы не выпускать свет наружу, то я бы так сейчас и поступил. Я слишком на многое посмел понадеяться, Мегатрон. Романтик, дремавший на дне мой Искры, такой уравновешенной и рациональной, не погиб. Стоило всколыхнуться сумасшедшей надежде, и он поднял голову. Я гнал от себя воспоминания, но они лезли и лезли. Два астроцикла - огромный срок…

Мое возвращение и бесконечные миссии Арка по разыскиванию и объединению всех автоботов, разлетевшихся по Галактике за циклы войны. Но я замахиваюсь на большее - на то, что не удалось в первых двух жизнях. Наши первые тайные переговоры. Надежда. Первые шаги по объединению против НИХ… Реакция от квинтессонов приходит незамедлительно, в виде покушения на жизни лидеров обеих фракций – твою и мою одновременно. Но мы, бывшие смертельные враги, перед лицом общей опасности начинаем помогать друг другу! Вот ты спасаешь меня от взрыва заминированной квинтами капсулы, а потом согреваешь в открытом космосе, делишься своим зарядом. А я…. Я поступаю еще более смело, приняв решение однажды вытащить тебя из заточения с одной из автоботких баз. Ты случайно попадаешь в плен, что нарушает все планы и я, рискуя всем, отпускаю тебя. Когда-нибудь автоботам предстоит узнать всю правду об этом, инсценированном их собственным лидером, побеге важного пленника.

Я всегда на связи, всегда с тобой - помощник в любых вопросах новой хитроумной политики, в которую ты постепенно ввязываешь Кибертрон. В знак нашего тайного сотрудничества, ты прекращаешь преследование лидеров партизанского движения, оставшихся на родной планете. Родамес и Ультра Магнус считают, что вырвались с оккупированного Кибертрона и присоединились к нам, благодаря собственному умению вкупе с неожиданным везением. И только я один знаю правду – ты не препятствовал их отправке и нашему воссоединению.

Медленно и осторожно, с ювелирной точностью, чтобы не всколыхнуть килотонны древней ненависти и недоверия мы движемся к общей цели. Сапер на минном поле не может сравниться с нами в умении обходить острые углы характеров друг друга, а так же мнения окружающих. Мне довольно тяжело вести двойную жизнь, проводить в жизнь решения, глубинные мотивы которых я не в состоянии объяснить своим подчиненным. Тебе проще – ты диктатор и привык, что твои действия не обсуждаются. Но есть вещи, которые тяжело даются и тебе, ведь в твоем окружении друзей нет.

Ты начинаешь менять внешнюю политику, вводишь санкции на торговлю с Квинтессой, начинаешь постепенную депортацию квинтессонов, живущих на Кибертроне. Их единицы, но это известные промышленники, что вызывает резонанс во внешнем мире. Квинтессоны начинают атаки на нас с помощью наемников, с целью повлиять на меня. Они знают, в чем корень проблемы, ведь наш союз – приговор для них. Столько времени и сил потратить на разделение нашего народа, чтобы какой-то выскочка-архивариус, носящий титул Прайма не более пятидесяти астроциклов, и бывший гладиатор повернули историю вспять. И вот я вижу, как ты бесстрашно, но аккуратно приподнимаешь самый опасный краеугольный камень мировой политической стабильности – владение технологией по изготовлению искусственного энергона. Мы с тобой вплотную подходим к решению вопросов, которые в свое время не могли разрешить ни Сигмус, ни Децимус, ни Сентинел.

Но почему нам так невероятно легко работать вместе?! Мы словно понимаем друг друга с полуслова. Мы идеально дополняем друг друга во всем. Мы - огонь и лед, рождающие своим неправдоподобным союзом нечто третье. Нет такого препятствия, которое не подчинилось бы мощи нашего объединенного интеллекта. В рекордно короткий срок мы определяем главные проблемы и тактику для их преодоления. Остается совсем немного. Ты веришь мне. По крайней мере, мне так кажется. Я начинаю доверять тебе, с трудом сдерживая личную симпатию, чтобы ничего не испортить, не ошибиться еще раз... Слишком многое поставлено на карту. И… вдруг…

Глупость! Блажь! Процессорный сбой! Поведение, недостойное лидеров, недостойное ответственности, которая лежала на нас! На войне нет места личным чувствам, и мы не имели права так поступать. Но этот срыв, который я себе никогда не прощу, внезапно вскрывает нечто странное. В моей Искре вскипает недоверие к тебе. Почему ты так скрытен и так непонятно ведешь себя? Я шокирован тем, что успеваю узнать - тюремные татуировки, клеймо штрафника, следы сложного внутреннего ремонта, говорящие о твоем очень странном прошлом, о котором ты отказываешься рассказывать. Есть вещи, которые могут возвести личные границы между нами, но есть то, что может стать опасным и для других. Особенно когда я обнаруживаю ЭТО - запаянные створки твоей грудной брони. Мои пальцы натыкаются на них и замирают…. Это очень плохой знак. Особенно в свете данных моей разведки. Мой ужас, смешанный с отвращением и твое внезапное упрямство, больше - твоя неожиданная грубость и желание причинить мне боль. Ты готов нанести хрупкому доверию, возникшему между нами, непоправимый ущерб. Все разрушить, но не оправдать себя не единым словом.

- Я узнаю этот шов, Мегатрон, он слишком необычный и древний. Признайся, их запаяли квинты в эпоху, когда ты еще был у них в рабстве? Раньше у них было принято делать такой шов перепрошитым марионеткам Юникрона.

Ты молчишь, и в меня медленно вселяется потусторонний ужас. Все что я видел перед этим – ерунда. Твой цинизм и нежелание ничего рассказывать уязвляют меня в самую Искру. И тогда я предполагаю самое страшное.

- Ты притворялся все это время, чтобы выведать мои секреты!? Добыть Первородный Энергон для окончательного возрождения нашего падшего Создателя! Ты и войну разворачиваешь, как ширму, чтобы прикрыть свои тайные цели!

Ты молчишь. Мне кажется, или я вижу в твоих окулярах сначала скрытую боль, а потом вычурный показушный цинизм, словно речь все еще идет о твоей поврежденной приемной системе, а не об Искре.

- Налить топливом я хотел на твои секреты, Прайм! – злобно отвечаешь ты. – Не это было между нами самым главным!

- А что?! Что!? – в отчаянии кричу я.

Неужели тебя так ранило мое недоверие? На мой взгляд, тебя вообще ничем нельзя ранить. И ты, иронично скрежеща своим испорченным воколайзером, произносишь слова, уязвляющие меня еще больше:

- Если хочешь знать, твои шлаковы преобразователи для меня - пустое место. Я и раньше не очень-то верил в эти бредовые идеи, Орион Пакс.

Имя того, кого ты убил в самом начале войны, звучит для меня как пощечина. Ты мне не верил ни тогда, ни теперь, ничего не изменилось и за эти циклы! Энергон стучит в моих головных топливопроводах, создавая шумовые помехи. Еще более грязные обвинения с моей стороны и странное выражение твоей лицевой пластины, постепенно сменяющееся ледяным равнодушием. Возможно, я наговорил тебе лишнего. Но я имел на это право, как твой союзник! Твои злые окуляры, провожающие меня до выхода, твоя развратная поза на платформе…

О, нет! Картины нашей последней встречи я гнал от себя всеми силами, замещая их другими, ужасными, но менее болезненными. Из процессора не выходил наш последний разговор с тобой перед самой встречей.

- По данным нашей разведки, спутник на орбите Квинтессы изменил свои характеристики. Что, если худшее из моих предположений сбылось, Мегатрон?

- Не утрируй, Оптимус, системы Немезиса распознали его, как старую космическую станцию, пустую внутри, безо всяких следов вооружения.

- Это НЕ станция, я уверен, что это и есть Дос – потерянная Луна Кибертрона. И ты знаешь, КТО управлял ею.

- Ты хочешь сказать, что квинтессоны активировали ЭТО, в ответ на изменение нашей внешней политики? Чушь! Это невозможно сделать. Разве что они вызвали Юникрона из Антиматрицы своими отвратительными молитвами.

- А что если квинтессоны не при чем, и он активировался сам. Не будь упрямым, Мегатрон - Юникрон всегда был реальностью, и у нас нет второго Альфа Кроноса, чтобы сражаться с ним.

- Я не верю в существование Юникрона. Меня не испугаешь какой-то ржавой станцией или древним пугалом из легенд! Довольно сотрясать эфир на эту тему… Я хочу встретиться с тобой безо всякой политики, Оптимус!

- Хорошо, Мегз.

- Тогда назови место, я буду там через астрочас…

Только теперь я вспомнил о раздражении, сквозившем в твоем голосе, при упоминании о Досе. Почему при разговоре на эту тему в тебе вскипало столько странных, не свойственных тебе эмоций. ЛИЧНЫХ эмоций. Если ты не верил в существование Юникрона, почему так воспринимал вести о нем?

Доклад от Джаза я получил почти сразу после злополучной встречи с тобой, это известие плеснуло масла на мои, и без того, оголенные цепи.

- Мне не удалось приблизиться к спутнику, командир.

- Почему?

- Пространство около квинтесской луны контролируется десептиконами.

- Что!?

- Циклон находился на лунной орбите. А на поверхности я засек сигнатуру самого Шоквейва в окружении конструктиконов. Вот видеофайл, командир, ты увидишь, что их деятельность ведется уже давно и мало похожа на разведывательную.

- Оставайся на орбите еще четыре цикла и постарайся, чтобы тебя не заметили.

Что ж, Мегатрон, теперь я, кажется, знаю, почему ты тогда не захотел говорить со мной насчет спутника. Зачем тебе гадать, активирован ОН или нет, если твоя Искра на прямой связи с ним, и если твои воины контролируют ситуацию.

Как же непростительно быстро я поспешил со своими надеждами!

На этом фоне было вдвойне больнее вспоминать все, что успел наговорить мне Айронхайд. Разговор с ним произошел сразу после того, как мы эвакуировали последнего автобота на Арк. Я поставил телепорт на самоуничтожение и ждал, что мой заместитель уйдет первым, чтобы отправиться на встречу с тем, кто посулил мне ответы на все вопросы. Я не собирался обсуждать с Айронхайдом ни свою отлучку, ни тем более, собственное состояние. Но он задержался…

Отлично, просто

Отлично, просто очень интересно читать о том, как меняется мнение и принимаются новые решения.
Надеюсь, продолжение будет.

"командование" -

"командование" - один фик из целого цикла работ. Продолжение будет и будут фики, предшествующие данному. Нужно только чтобы авторам в реале улыбнулось время для написания сего :)

Как бы мне узнать

Простите, я только хотела спросить :)

спрашивайте)

спрашивайте)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании