Сохрани. Главы 7-10, эпилог.

Автор: Viktory Tremas
Бета-ридер: Armourspark
Вселенная: АУ ТФП, местами кроссовер с G1 (в отношении персонажей) и МТМТЕ
Персонажи: Оптимус Прайм, Смоукскрин, Рэтчет, Арси, Ультра Магнус, Саундвейв, Уиллджек. Также в наличии Проул, упоминается Джазз.
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, АУ, романтика, слэш
Комментарии: У Оптимуса планы на Смоукскрина. У Матрицы Лидерства - тоже. Впрочем, ничего не бывает так просто и легко, особенно, во время войны.

Глава 7.
Сигнал на активацию земного моста прозвучал слишком рано для возвращения кого-либо из двух команд. Арси, оставшаяся на базе, открыла земной мост. Обычно подобным занимался Рэтчет, но медбот был занят, пытаясь воссоздать формулу синтетического энергона, поэтому роль привратницы досталась
фем.
— Уиллджек? Почему ты один? — поинтересовалась Арси.
— Спроси у Магнуса. Уверен, он в подробностях расскажет об очередном моем нарушении его драгоценных правил, — проворчал мрачный рекер.
После того, как Ультра Магнус отчитал его, словно неопытного первокурсника Военной Академии,
Уиллджек разозлился. Даже на Балкхеда, стремящегося разрулить конфликт между начальством и другом. Да, произошла ошибка. Кто же знал, что предакон сможет отбросить гранату? Такой хороший план – и скраплетам на закуску. Даже то, что Мико сумела отобрать апекс-броню у Старскрима, не помогло. Миссия провалена, предакон сумел утащить добычу. И все из-за одной ошибки. Его ошибки.
— Учитывая то, как он постоянно срывается на тебе, можно предположить...
— Арси, ты уверена, что хочешь договорить эту фразу? — тихо произнес Уиллджек, глядя на фемку.
— Похоже, ты переобщался с Ультра Магнусом, раз уже шуток не понимаешь, — Арси вернулась к себе.
Доводить рекера так же, как этого новоявленного Протектора, было куда опаснее, а фемке не хотелось рисковать своей броней. Да и с Рэтчетом всегда шутки были плохи, учитывая его специфический медицинский юмор.
Когда Уиллджек возвращался на базу, то он всерьез подумывал о том, чтобы покинуть команду Прайма. Действовать в одиночку для рекера было куда привычней, чем командная работа. Но если в прошлый раз его тут особо ничего не держало, то теперь все иначе...
Ладно, стоит признать – ему нравился Рэтчет. Уиллджек еще с первого раза обратил внимание на медбота, но, видимо, тот шифтер успел наговорить что-то такое, из-за чего потом медик сердито шипел, стоило лишь приблизиться к нему. Да, стоит и Прайма поблагодарить – за то, что тогда вместе отправил их искать реликвию. Которую в итоге все равно получил Саундвейв...
Все дальнейшие попытки привлечь внимание Рэтчета не были особо успешными, но Уиллджек настойчиво шел к своей цели. И разузнал у Балкхеда все, что тому было известно о медике. Сейчас, когда на базе никого, кроме Арси, не было, момент был наиболее подходящим для… действий.
Рэтчет обнаружился в импровизированной лаборатории, занимаясь проверкой формулы синтетического энергона. От того, получится ли убрать отрицательные свойства ИсЭна, многое зависело – будет ли у автоботов свой источник энергона или придется перебиваться тем, что есть.
— Ты отдыхаешь когда-нибудь или все время в лаборатории? — поинтересовался Уиллджек, подходя ближе к Рэтчету.
— А, это ты, — медик оглянулся на рекера. — Нужно провести еще несколько исследований, и на отдых просто нет времени.
— Знаешь что, — произнес Уиллджек, дождавшись, когда Рэтчет снова повернется к нему, оставив в покое свои приборы. — Если ты сейчас оффнешься от усталости, твоему проекту это никак не поможет. Ты когда энергон в последний раз пил?
— Тебе какое дело? — фыркнул Рэтчет. — Я не обязан отчитываться перед тобой.
— А если я просто беспокоюсь за тебя? — возразил Уиллджек.
— Спасибо за подобное, но меня что-то не тянет становиться поводом для твоего беспокойства, — Рэтчет вернулся к прерванному исследованию, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Впрочем, Уиллджек так не считал.
— Хватит, — медика осторожно отстранили от приборов. — Рэтчет, ты сам когда в последний раз пил нормальный энергон? Не низкозаряженный, какой есть в запасах базы, а самый обычный стандартный?
— К чему этот вопрос? — Рэтчет попытался выбраться из хватки рекера. Уиллджек держал его за плечи, но не применял силу, всего лишь заставляя оставаться на месте, а не мчаться к разработкам.
— У тебя снижена реакция. Движения более экономные, чем обычно. Оптика тусклая, — принялся перечислять рекер. — Все это слишком явные признаки недостатка энергии. Рэтчет, я знаю, что проект по созданию синтетического энергона так важен, но и про себя не стоит забывать.
Медик что-то фыркнул, выражая свое отношение к словам Уиллджека.
— Перестань, — произнес Уиллджек. — Меня не напугать всеми твоими фокусами.
— Ну да, ты же у нас из рекеров, а они никогда не сдаются и не отступают, — парировал Рэтчет.
— Именно, — в манипуляторы медика вложили куб энергона. — Пей. И хоть пару часов отдохни. Так уж и быть, посторожу твои приборы, чтобы никто не полез и ничего не испортил.
— Ты подозрительно добрый, — Рэтчет прищурил оптику и пока не спешил пить энергон. — С чего это?
— Знаешь, ты сейчас ничуть не хуже Ред Алерта. Тот тоже вечно ищет подвох в словах и поступках, — усмехнулся Уиллджек. — Успокойся, ничего я в топливо не подмешивал. Просто… Волнуюсь за тебя.
После недолгого молчания медбот тихо произнес:
— Спасибо.
— Не за что, док.
— Я же просил, не смей называть меня так, — Рэтчет тут же привычно фыркнул. Нет, некоторых ничем не исправить.
Стоило признать, Уиллджек оказался прав, говоря про недостаток энергии и отдыха. Рэтчет уже пару местных дней нормально не перезаряжался, будучи занят своей работой. Не время для отдыха, тем более что десептиконы с каждым днем укрепляют свое положение на этой планете. И вопрос с предаконом остался открытым – судя по последним столкновениям с ним рекеров и Магнуса, с киберящером будет очень проблематично справиться, а уж если Шоквейв клонирует и других предаконов – тогда шансы одолеть фиолетовознаковую фракцию будут ничтожно малы.
Время от времени медбот посматривал в сторону Уиллджека. Он был занят просмотром какой-то инфорамки. Рэтчет приблизился к нему.
— Знаешь, я иногда жалею о том, что наш отряд распался, — Уиллджек активировал голографический снимок, протянув его Рэтчету.
— Рекеры.
— Да. Как раз накануне того дня, когда командование над нами должен был принять Ультра Магнус, — кивнул Уиллджек. — Кто ж тогда знал, что он окажется таким занудой? Не зря некоторые из наших после же первых миссий предпочли сбежать в экипаж Родимуса. Представляю, что мог бы тогда устроить Дрифт, он же терпеть не может слишком правильных командиров.
— А ты предпочел стать одиночкой.
— Я не приспособлен для командной работы. И даже здесь меня удерживают всего два фактора.
— И какие же? — Рэтчет уже подозревал, во что может перейти подобный, слишком откровенный, разговор.
— Не хочу разочаровывать Балкхеда. Он еще с воспитательного центра верил в то, что во мне есть что-то хорошее, — усмехнулся Уиллджек.
— Он упоминал о вашей давней дружбе.
— Видел бы ты, как его партнер злился, когда я после длительной командировки вернулся на Кибертрон. Впрочем, после первой дружеской драки Брейкдаун перестал шипеть.
— Брейкдаун? — переспросил Рэтчет. — Он же дес!
— В то время – еще нет, — пояснил Уиллджек. — Там… в общем, я и сам не знаю причину их размолвки. Но, видимо, было что-то серьезное, раз один из них перешел на сторону десептохлама, а второй вдруг подался к рекерам.
Рэтчет усмехнулся. Интересные, однако, выясняются подробности о некоторых его товарищах.
— А вторая причина, по которой я не могу уйти из команды Прайма – это ты, — тихо сказал Уиллджек, глядя на медика. — Неужели ты всегда гонял от себя всех заинтересовавшихся?
— Ты ведь не успокоишься, пока не добьешься своего? — вопросом на вопрос ответил Рэтчет.
— Перестань. Ты мне почти сразу понравился, — улыбнулся рекер.
Прежде, чем Рэтчет успел возразить или что-то сделать, его поцеловали. В первое мгновение хотелось оттолкнуть наглеца, но вместо этого медик лишь прижался сильней к корпусу рекера.
— Не прогонишь? — тихо спросил Уиллджек, чуть отстранившись от Рэтчета.
— Попытки будут бесполезны, судя по всему, — фыркнул Рэтчет, не сопротивляясь пока еще осторожным ласкам. — И не надо прямо здесь, мой отсек рядом.
Оказавшись в обиталище медбота, Уиллджек тихо хмыкнул. По сути, от медблока это помещение отличалось наличием обычной платформы для перезарядки. Вот в ее сторону и подтолкнули Рэтчета.
— Сразу предупреждаю – без всяких слияний и прочих искрооткрываний, — предупредил Рэтчет.
— Понимаю, — кивнул Уиллджек, — открыть Искру – высшее доверие, его не так просто заслужить.
Прежде чем рекер успел хоть как-то среагировать, его завалили на платформу.
— Оу, не ожидал подобного, — прокомментировал он, ухмыляясь. — Рэтч, что еще о тебе предстоит узнать?
— Увидишь, — пообещал медик, нависнув над корпусом Уиллджека.
— Верю, — ответил тот.
Действительность превзошла все ожидания рекера. После перезагрузки, обняв Рэтчета, Уиллджек тихо прошептал:
— Кто же мог подумать, что ты такой...
— Раз теперь знаешь – живо оффлайн, — произнес Рэтчет.
— Слушаюсь, командир, — ухмыльнулся Уиллджек.
… Через пару часов явились и остальные. Мико была жутко довольна собой – она сумела провести Старскрима и забрать апекс-броню. В том, что ее вклад в борьбу против десептиконов будет оценен – девчонка не сомневалась.

Вечером, собрав всех автоботов, Прайм провел совещание. В этот раз им не повезло, и десептиконы сумели найти кости предаконов. Используя обнаруженный генетический материал, Шоквейв мог приступить к дальнейшему клонированию.
От Смоукскрина не укрылся тот факт, что Рэтчет стоял рядом с Уиллджеком. Вроде бы ничего такого, но вот взгляд рекера в сторону медика… Смоуку был знаком такой взгляд. Что ж, похоже, что Уиллджек все-таки сумел найти подступ к медботу.
Уже вечером, оставшись наедине с партнером, Оптимус чуть задумчиво произнес:
— Похоже, на характер Рэтчета положительно повлияли.
— Что, он стал меньше ворчать и ехидничать? — Смоук подошел к своему Прайму.
— В любом случае, я рад за них, — лидер автоботов прижал к себе Смоукскрина, поглаживая его по дверцам. — Рэтч заслужил право быть счастливым.

***
Следующие несколько дней прошли спокойно; автоботы и не подозревали, что их извечные противники заняты ликвидацией последствий локального «зомби-нашествия», как обозвал произошедшее Кнокаут. Оба сообщника уже получили выговор Мегатрона, и если спорт-кар еще мог прикрыться разработкой регенератора, то у Старскрима такого козыря не было. Кроме того, окончательно пришедший в норму Мейкшифт покинул «Немезиду», сообщив, что выходит из фракции. Никто в здравом процессоре не рискнул остановить шифтера, даже Саундвейв, предпочитающий с недавних пор быть лишь наблюдателем. Часто связист работал с некими данными, но стоило кому-либо приблизиться, как работа кассетикона прекращалась. Саундвейв был занят совсем другим – он пытался разузнать о судьбе одного меха. Именно в этот момент связист пожалел о том, что не догадался просканировать сознание Уиллджека – уж рекер-то мог дать ответ на интересующий его вопрос.
Благополучно пережившие атаку зараженных инсектиконов и своих собратьев, уцелевшие эрадиконы не стремились покидать свою территорию – нижние палубы корабля. Здесь они чувствовали себя… более-менее защищенными. Но никто не был застрахован от отправки в шахты или сопровождения остальных десептиконов. Обычно на тех, кого выбирали для этой цели, остальные эрадиконы смотрели как на смертников.
Они все были смертниками. Рано или поздно, в сражении или в плену - каждый из них найдет свой дезактив. Для большинства представителей обеих фракций эрадиконы были всего лишь дроидами, которые годились на выполнение работы. И все: ни индивидуальности, ни качеств личности – ничего.
Ладно, Праймас с ней, с индивидуальностью, хотя различить эрадиконов одного вида было сложно, но выполнимо. Корпус, чуть более легкий и почти лишенный тяжелой защитной брони. У них так же, как у всех остальных кибертронцев, была Искра. Эрадиконы тоже могли чувствовать, ощущать, иметь свое мнение о приказах начальства. Отношения у эрадиконов тоже были: чаще практиковался обмен энергией и куда реже – слияния Искр, лишь с теми, кого признавали партнерами.
Мало кто видел все это. Мало кто мог осознать, что они равны остальным.
Обычно для распределения эрадиконов использовалась десятичная система. Так было удобнее подсчитывать потери после сражений с противниками. Официальные опознавательные коды использовались только начальством, сами эрадиконы предпочитали короткие прозвища.
Эрадикон за номером 3560_276_2, обладатель колесной альт-формы и не особо общительного характера, получил среди своих прозвище Нир и почти никогда не покидал пределы «Немезиды», оставаясь с ремонтной командой. Им везло – ремонтников никогда не отправляли на шахты или в сопровождение, больше было шансов протянуть чуть дольше, чем остальные. Самые невезучие – это те, кто попадал в медблок или в лабораторию Шоквейва. Саундвейв относился к ним вполне нормально, хотя многие боялись думать в его присутствии не о работе, а о чем-то другом. Изредка связист наведывался на нижние палубы «Немезиды», когда ментальный шум мешал сосредоточиться или просто отдохнуть. В такие моменты кассетикона не трогали, давая просто отлежаться. Раньше Брейкдаун тоже заглядывал к ним, это было что-то вроде приятельских отношений. Стантикона считали дезактивом, но потом после той истории с вирусом некоторые утверждали, что Брейкдаун вполне жив и ушел с корабля. Причин не доверять своим товарищам у эрадиконов не было. Остальные десептиконы – включая лорда Мегатрона – замечали эрадиконов только, когда им было нужно отдать какой-либо приказ.
Последнее пополнение – армада крылатых эрадиконов с общим номером 6000_350 - лишь недавно присоединилось к десептиконской армии. Летунам выпала особая честь – служить под командованием Старскрима. Правда, от дезактива это не особо спасало, даже, скорее, наоборот. Остальные относились к летучим с долей жалости – и полворна не пройдет, как их почти всех перебьют в схватках с автоботами. Тем более когда по приказу лорда почти каждый день поисковые экспедиции прочесывали эту планету.
Крылатый под номером 6000_350_9 считался наиболее везучим – он уже несколько раз возвращался на «Немезиду». И даже однажды пережил встречу с самим Праймом.
Впервые попав на десептиконский корабль, крылатый новичок чем-то привлек внимание ремонтника. Нир взялся опекать летуна, и спустя какое-то время остальные эрадиконы ничуть не удивились, застав парочку за определенным занятием.
Едва оказавшись на «Немезиде», крылатый сразу же кинулся в сторону нижних палуб.
— Эй, Линк, твой сегодня на правом двигателе, их отправили что-то там починить.
Летун кивнул в знак благодарности и поспешил. Самый короткий путь к двигателям «Немезиды» - это пройти мимо обители медкона, но Линк предпочел не рисковать.
Добравшись до двигателей, крылатый эрадикон почти сразу же столкнулся с партнером.
— Вернулся… — по интонациям можно было понять, что Нир рад.
— Обещал же, — Линк дернул крыльями, в точности, как сикеры. — А я всегда выполняю обещания.
— И это тоже была причина, по которой я тебя полюбил. Подождешь немного? Мы почти закончили работу.
— Хорошо. Что нового на корабле?
— Начальство злое. Лучше к ним не подходить. Даже Саундвейв снова отсиживается у нас.
Линк удивленно шевельнул крыльями, он еще не привык к визитам связиста и побаивался его.
— Трое не вернулись, — тихо произнес летун.
— Понятно.
— Знаешь, Нир, мне уже безразлично, какая из фракций победит. В любом случае для нас ничего хорошего не будет.
— Мы потом поговорим, ладно?
— Да.
В последнее время среди эрадиконов все чаще стали возникать мысли, что это не их война. Пешки в чужой игре, обреченные на дезактив при любом раскладе. Приказы начальства выполнялись не столь уж и тщательно, однако предложений о восстании не было. Да и не получилось бы у них ничего – без необходимого опыта. Если уж у самого Старскрима не получалось, что говорить о простых эрадиконах?
Другим способом был выход из фракции. Но это тоже не внушало доверия: поодиночке мало что получится сделать, не говоря уже о том, что они в таком случае будут одинаково преследоваться что автоботами, что десептиконами.
Пока наступило небольшое затишье, можно было отдохнуть и побыть рядом с теми, кто дорог Искре. Но отдохнуть, к сожалению, долго не удалось. Буквально на следующий день по общей линии комлинка пришел приказ - летунам отправиться на охрану одной из энергонодобывающих шахт.
Ощутив, как вздрогнул Линк, Нир тихо произнес:
— Пойду с тобой. В шлак все. Мы же все одинаковые, никто из начальства не заметит.
— Спасибо.
— Все ради тебя, Линк.
Но оба эрадикона были уверены в одном – больше на «Немезиду» они не вернутся.

***
Военные засекли деятельность десептиконов и доложили агенту Фаулеру. От него все стало известно автоботам, и они тут же отправились по указанным координатам. Энергонодобывающая шахта, из охраны – только эрадиконы. Отлично, лучше и не придумать.
Первой в бой кинулась Арси, едва два колесных эрадикона подошли к укрытию фемки. Прежде чем десептиконы успели понять, что к чему, Бамблби, Уиллджек и Смоукскрин присоединились к атаке. Будь там непосредственно кто-нибудь из командования, вряд ли удалось бы закончить бой так быстро.
— Они добывали тут энергон, — Уиллджек кивнул в сторону нескольких нагруженных тележек с необработанным энергоном.
— Их могли также отправить и для поиска костей предаконов, — произнес Смоук, оглядываясь по сторонам.
— Может быть, — фем пожала плечами. — В проц к ним уже не залезть и не узнать. Думаю, энергон стоит забрать с собой.
— Хорошо, — кивнул рекер. — Надо осмотреть шахту. Мало ли, вдруг у десептотварей есть еще «сюрпризы».
— Мы тут сами справимся, — Арси уже связалась с базой, чтобы Рэтчет открыл земной мост.
Рекер и молодой Протектор обходили шахту, Уиллджек первым заметил следы энергона на полу.
— Похоже, мы не весь десептохлам прибили, — с этими словами Уиллджек, вытащив катаны, направился в одно из ответвлений основого коридора, куда и вел след. Смоукскрин, активировав шифт-фазер, следовал за белым автоботом.
Эрадиконов оба увидели одновременно; Уиллджек тут же потянулся за оружием, Смоукскрин помедлил, рассматривая противников. Один из эрадиконов, крылатый, был ранен и сейчас сидел, привалившись к стене. Второй, с колесной альт-формой, видимо, до их прихода оказывал первую помощь, перетянув поврежденные топлипроводы. При виде алознаковых колесный эрадикон дернулся, закрывая собой раненого, и как-то обреченно произнес:
— Автоботы…
— Как же ты прав, десептохлам, — Уиллджек шагнул вперед, но был остановлен Смоукскрином.
Новоявленный Протектор убрал манипулятор с нагрудной брони, скрывающей Матрицу Лидерства, и сам медленно подошел к двум эрадиконам.
Раненый крылатый в этот момент пришел онлайн, его визор слабо разгорелся. При виде автоботов он лишь повернул шлем в сторону колесного, а тот осторожно сжал его пальцы своими:
— Тише, ты и так потерял много энергона…
Эти двое вели себя иначе, чем все остальные эрадиконы, ранее виденные. Так могли заботиться друг об друге только близкие друзья… или партнеры.
— Обещаю, я ничего не сделаю вам, — тихо сказал Смоукскрин, ощущая, как Матрица начала успокаиваться.
Услышав такое заявление сине-желтого автобота, рекер лишь громко фыркнул. Он в любом случае считал иначе – десов надо бить, пока не опомнились.
Крылатый эрадикон сфокусировал оптику на Смоукскрине.
— Я слышал, как начальство говорило про тебя… ты – Протектор Прайма.
— Да, — кивнул Смоук.
— Ты и Прайм обязались перед самим Праймасом защищать жителей Кибертрона. Тогда – почему? Почему к нам относятся, как к дроидам?.. Мы ведь ничем не отличаемся от вас… умеем думать, испытывать эмоции, чувствовать…
— И Искра у нас тоже есть, — тихо добавил колесный эрадикон. — Мы все просто хотим жить.
Подобные вопросы явно смутили Смоукскрина, но не Уиллджека, который слышал весь разговор.
— Сражаетесь против нас, состоите в армии Мегатрона – что еще надо? — Уиллджек шевельнул автомобильными дверцами на спине, скрывающими катаны.
Второй эрадикон предупреждающе зашипел, впрочем, не потянувшись к оружию, его гораздо больше беспокоило состояние друга.
— Праймас всегда возвращает Искры, ведь так, Протектор? — тихо спросил крылатый дес. — Он тоже когда-нибудь вернет нас?
— Да, так и будет, — ответил Смоук. — Но вам еще рано к нему.
Повернувшись к рекеру, он твердо произнес:
— Позови Рэтчета, тут нужна его помощь.
— Брось! — Уиллджек никак не мог поверить, что молодой Протектор говорит серьезно.
— Я сам все объясню ему и Оптимусу, — Смоук чуть дернул дверцами.
— Ладно, как скажешь, — рекер чуть отошел, чтобы десептиконам не был слышен его разговор. — Все, ждем дока.
Смоукскрин кивнул.
— Спасибо.
— Да не за что, — фыркнул рекер. — На мой взгляд, самый лучший вариант – это порубить этих и все. И начинай объяснения с Рэтчета.
Узнав, зачем именно его вызвали сюда, медбот сначала высказал свое мнение, исключительно используя медицинские термины, да так, что Уиллджек впервые за все время впечатлился речью Рэтчета. Эрадиконы же тихо сидели, не шевелясь и не стараясь привлечь к себе чье-либо внимание.
— Ты же несколько раз оказывал помощь Старскриму, — возразил Смоукскрин.
— Это слегка другое. Там был своего рода обмен – информация за помощь.
— Рэтчет, они не опасны. И им нужна помощь, — сине-желтый автобот упрямо посмотрел на медбота.
Такой взгляд был знаком – в точности, как у Оптимуса, когда тот прислушивался к Матрице лидерства. Похоже, именно артефакт был наиболее весомым аргументов для помощи эрадиконам.
— Сразу бы сказал, что это от Матрицы тебе вдарило в проц, меньше бы потратили время на выяснение причин, — проворчал Рэтчет. Отогнав всех подальше, медбот вытащил сканер; следовало сначала выяснить, что именно повреждено у этого эрадикона.
— Забираем с собой, — вынес вердикт Рэтчет. — Здесь, на месте, я ничего не смогу сделать - кроме разрывов трубопроводов, есть и другие повреждения.
— Все будет хорошо, — колесный эрадикон осторожно подхватил раненого крылатого на манипуляторы.
— Представляю, что скажут Прайм и остальные, — прокомментировал Рэтчет.
Земной мост обратно на базу открыла Арси. Едва увидев двух эрадиконов, фемка рефлекторно активировала бластеры.
— Нет! — Смоукскрин выступил вперед. — Слово Протектора, что их никто из нас не тронет.
— Пфффф, всего лишь пустые слова, — фыркнула Арси. — А это десептиконы.
В помещение вошел Оптимус.
— Я все объясню, — произнес молодой Протектор.
Едва Рэтчет, десептиконы и рекер скрылись в направлении медотсека, взгляды присутствующих автоботов устремились на Смоукскрина.
— Десептиконы? Здесь? — Магнус только что вернулся на базу, но успел заметить визитеров.
— Они не опасны. И дело даже не в деактивированном вооружении. Я это чувствую, — Смоукскрин посмотрел на своего Прайма. — Когда мы с Уиллджеком заметили их, Матрица отреагировала.
— И ты не придумал ничего лучшего, чем провести сюда наших противников. Они могут запросто раскрыть наше месторасположение остальным десептиконам.
— Они не хотят воевать за десептиконов. И сами признают, что это не их война.
— Чего же они тогда хотят? — насмешливо поинтересовалась Арси.
— Быть как все, — ответил Смоук. — У эрадиконов тоже есть Искра, и, значит, они ничем не хуже нас.
— Замечательно, — Арси прищурила оптику. — Прямо всю жизнь мечтала, чтобы меня сравнили с этими дроидами.
— Я понял, о чем ты, — произнес Оптимус. — И ты прав, они имеют право на свободу и выбор, как и все создания Праймаса.
По связи Искр Прайм потянулся к партнеру, ободряя его.
«Одному мне Магнуса не убедить», — по комлинку отозвался Смоуки. — «Поможешь? Опыта в дипломатии у меня никакого».
«Сейчас и будем учиться».
Уиллджек остался в медблоке, недоверчиво глядя в сторону эрадиконов. Пока Рэтчет был занят ремонтом крылатого, второй эрадикон жался у стены, стараясь не мешать медботу и не привлекать лишнего внимания. Впрочем, бесполезно: рекер тщательно следил за ним.
— Жить будет, сейчас оффлайн, — сказал Рэтчет.
Услышав его слова, Уиллджек громко фыркнул. Рэтч, не глядя, вытащил гаечный ключ и с намеком положил его на видное место. Автобот повернулся в сторону колесного эрадикона:
— Итак?
— Ээ..сэр? — неуверенно произнес эрадикон.
— Я спрашиваю – что там творится на «Немезиде»? Я не поверю в то, что Мегатрону не известно о настроениях среди твоих собратьев.
— Саундвейв нас не выдает, — ответил эрадикон. В ответ на удивленные взгляды автоботов он пояснил: — Связист часто приходит на нижние палубы, когда устает от шума.
— Устает от шума? — переспросил Уиллджек. — Вот уж не думал, что у него столь чувствительные аудиодатчики!
— Подожди, — Рэтчет чуть повернулся к рекеру. — Я уверен, он говорит про ментальный шум. Саундвейв телепат, это многими подтверждено.
Эрадикон подобрался ближе к раненому другу. Рэтчет пару минут наблюдал за ними, а затем поинтересовался:
— Имя есть, или вы обходитесь кодовыми обозначениями?
— Номер 3560_276_2 в базе данных «Немезиды», — ответил эрадикон. — Имя придумали сами, меня назвали Нир. А он, — кивнул на крылатого, — Линк, кодовый номер 6000_350_9.
Раньше было легко воспринимать эрадиконов как противников, не имеющих индивидуальности, дронов, предназначенных для дезактива. А сейчас в Искре было какое-то неприятное чувство от ощущения неправильности того, что было.
— Так, давай, тоже лезь под сканер, заодно посмотрим, что с тобой.
Нир настороженно взглянул на автоботского медика, но подчинился. Слишком сильна была привычка не противоречить приказам. Затем Рэтчет принялся задавать эрадикону вопросы, на первый взгляд абсолютно не связанные между собой или с боевыми системами «Немезиды». С каждым ответом автоботский медик все больше и больше мрачнел.
— Посмотришь за ними? — тихо спросил Рэтчет у рекера. — Я к Прайму.
— Конечно, — кивнул он. — Выяснил что-то интересное?
— Потом расскажу, — пообещал медбот. — И не запугивай их, оба и так боятся всего тут.
— Сделаю все, что в моих силах, — пообещал Уиллджек и, не удержавшись, приобнял Рэтчета.
Прайм просматривал данные с компьютерного терминала, когда Рэтчет сообщил по комлинку, что хочет поговорить насчет визитеров.
— А где Смоукскрин? — спросил медик, оглядываясь по сторонам. Обычно же молодой Протектор всегда был рядом с Праймом.
— Отправил его отдохнуть, — ответил Оптимус. — Он уже пару дней нормально не перезаряжался.
— И, как мне кажется, причина этого отнюдь не в поиске предаконьих костей, не так ли, Оптимус?
Прайм сделал вид, что этот вопрос не прозвучал.
— Насчет эрадиконов – я не удивлен, что Смоук притащил их, спарки всегда тянутся к другим спаркам.
— О чем ты? — произнес лидер автоботов.
— Вот результаты медицинского обследования наших фиолетовознаковых гостей, — Рэтчет отдал Прайму датапад. — По общему уровню они как раз соответствуют спаркам или очень молодым юнглингам.
— И их отправляют на войну. Если мы сможем убедить их покинуть армию Мегатрона, то получим преимущество.
— Да не только это, — фыркнул Рэтчет. — Впрочем, со всеми проблемами будем разбираться по мере их поступления. Я пойду, а то Уиллджек, к сожалению, может проявить свой рекерский юмор.
— Рэтчет, постарайся сделать так, чтобы он сегодня не попадался Ультра Магнусу. Похоже, что во время прошлой миссии Уиллджек слегка… переделал навигационную систему корабля Магнуса, никого не предупредив об этом.
— Магнусу надо пересмотреть свои приоритеты, — возразил медбот, направляясь к выходу из помещения.
Оптимус промолчал о том, что изменившееся отношение Рэтчета выдавало ревность. Командир рекеров постоянно цеплялся к Уиллджеку из-за нарушения правил, а медбота такое внимание злило, хотя он это и пытался тщательно скрывать. Удивительно, как об этом еще не разузнала Арси – тогда бы точно не было бы всем спокойного житья.
А еще надо будет убеждать агента Фаулера.
Вернувшиеся вечером Балкхед и Бамблби привезли детей. Дождавшись, пока Мико закончит верещать о хорошо проведенном времени, Прайм сообщил им новость об находящихся тут эрадиконах. Бамблби тут же гневно бибикнул, выражая свое мнение.
— Эрадиконы? — недоуменно переспросил Джек. — Они же солдаты десептиконов.
— Можно считать, что они в самоволке, — Прайм подобрал подходящий термин в человеческом языке.
— Вау, круто, личные эрадиконы! — отозвалась Мико. — Балкхед рассказывал, как у них в отряде прирученный дес был.
— А если они доберутся до земного моста и раскроют ваши координаты? — Раф поправил очки.
Пока Прайм объяснял человеческим союзникам новый расклад, к Бамблби подошла Арси:
— Да, мне это тоже не нравится. Такое чувство, что все они решили, что играют в спарковские игрушки вместо войны.
Би сочувственно загудел вокалайзером.
Уиллджек тоже не сидел без дела. Пока Рэтчет отсутствовал, автобот был занят тем, что вслух словно бы «случайно» вспоминал столкновения отряда рекеров с эрадиконами. Рэтчет явился вовремя, послушал рекера пару минут и решительно выставил его из медблока. Впрочем, судя по всему, Уиллджек никуда не ушел, стоя за дверью.
Нир и вернувшийся в онлайн крылатый Линк настороженно смотрели на Рэтчета. Они оба помнили рассказы друзей о том, как принявший синтетическй энергон медбот в бою был ничуть не хуже Мегатрона.
— Чего притихли? — медик взглянул на эрадиконов. — Никто вас здесь не тронет, раз дали слово Протектора.
— Что с нами сделают? — тихо спросил Линк. — Будут держать, как рабов, да? Для добывания энергона?

Спасибо за то,

Спасибо за то, что все остались живы.

Я никогда не

Я никогда не люблю убивать персонажей.
Viktory Tremas

Огромнейшее

Огромнейшее спасибо за чудесный фанфик! И в особенности - за счастливое его окончание!

Спасибо )) Рада,

Спасибо ))
Рада, что вам понравилась эта история
Viktory Tremas

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании