После войны.

Часть 5

Прайму удалось благополучно пережить разговор с Вестенджером и убедить его в правдивости своих чувств к Джаззу. Дрифту повезло куда больше; впрочем, он и не собирался скрывать некоторых деталей своего прошлого. Можно было не сомневаться – Вестенджер в курсе многих событий десептиконской жизни мечника, а среди десов пацифистов не водилось. В конце концов, Саунд ведь тоже десептикон, чему тут удивляться, что он нашел партнера из сознаковцев.

Проул же явно получил больше одобрений в качестве партнера Джазза. И опять, отнюдь не последнюю роль в этом сыграло то, что с Праймом заключить законный союз было невозможно. Предшественники Оптимуса поначалу тоже сопротивлялись этому, но затем быстро смирились с предназначенным. А Проул – он, хоть и офицер автоботской армии, занимающий далеко не последнюю должность на новом, послевоенном Кибертроне, но никто не будет против его союза с Джаззом. Хотя, если честно, учитывая, насколько они оба – и Прайм, и Проул – упрямы, то можно было предположить, что они все-таки сумеют найти выход из этой ситуации.

Через пару дней альфам Джазза и Саунда было пора возвращаться обратно в Полигекс – работу никто не отменял. Похоже, даже десептиконы обрадовались их отъезду, некоторых фиолетовознаковых уж очень впечатлила тренировка, в которой участвовал Вестенджер. Зато стало понятно, в кого автоботский диверсант такой упрямый – Флайдер ничуть не уступал своему спарку и одинаково относился к нему, и к Саундвейву.

— Я весьма рад знакомству с твоей семьей, Джазз, — произнес Оптимус после отлета гостей.

— А ты боялся, — ухмыльнулся диверсант. — Видишь, они приняли тебя и Проула.

— Но все-таки меня они были рады видеть гораздо меньше, — заметил Прайм.

— Мне так не показалось, — ответил Джазз. — Пойдем, а то Проул, как всегда, заработается над последним проектом и забудет обо всем. И вообще, надо отдать этот проект под руководство Мегатрона, его же десы там фигурируют.

— Мегз старается успеть везде, — Прайм шел рядом с Джаззом, направляясь к тому крылу Высоких палат, где обосновались аналитики. — Плюс еще и новые переговоры с нейтралами. Но на сей раз они хоть согласились устроить встречу здесь.

— Это радует. Нейтралы показались мне вполне вменяемыми ребятами, впрочем, как и их начальство. Надеюсь, в этот раз все обойдется без инцидентов.

— Я тоже на это надеюсь, Джазз.

…Через несколько дней Высокие палаты посетил сам Альфа Трион. Глава Совета, всегда имеющий решающее право голоса, удачно пережил всю войну и теперь вновь занял свою извечную должность, когда решили снова воссоздать Совет и сенат как управляющие структуры Кибертрона. Каждый из сенаторов отвечал за какой-либо сектор или город, представляя полный отчет о своей деятельности Совету и Прайму. Совет, в свою очередь, имел чуть больше полномочий, но полностью подчинялся соправителям Кибертрона. Подобная идея не особенно нравилась Мегатрону, напоминая о прежних временах, когда простые кибертронцы были лишь марионетками для имеющих власть. Сейчас все было иначе — среди сенаторов и членов Совета были и те, кто прошел всю войну и понимал, что теперь нет места для конфликтов между фракциями.

Трион обычно редко показывался где-либо еще, кроме заседаний Совета, проходивших одновременно со сбором сената, поэтому видеть его здесь было несколько непривычно. Охрана предупредила Прайма и Мегатрона о незапланированном визите главы Совета.

— Что-то случилось? — Оптимус не мог предположить иного варианта, из-за чего Трион сам пришел сюда.

— Слава Праймасу, все в порядке, — ответил Трион. — Я узнал, что недавно было совершено покушение на Проула, и готов предложить свою помощь в этом деле. Нельзя допустить повторного нападения, его целью может быть не только Проул, но и другие высокопоставленные представители фракций.

— Мы и сами справились, — в разговор вступил Мегатрон. Он никак не мог понять, из-за чего Альфа Трион так ему не нравится, а своей интуиции лидер десептиконов доверял.

— Сейчас ваша цель - решение конфликта с нейтралами, — Трион повернулся к Мегатрону. — На ней нужно сосредоточиться, а все остальное пусть делают другие. Позволю напомнить, Совет также отвечает за безопасность – как Прайма, так и его офицерского состава.

— Мне это известно, — Мегатрон чуть прищурил оптику, глядя на древнего меха перед собой. — Что скажешь, Оптимус?

Трион был известен своей дотошностью в делах. Если он и служба безопасности Совета узнают об отношениях Прайма с своими офицерами – то тогда проблемы будут у всех. Но, с другой стороны, Трион в чем-то прав: большая часть сил направлена на восстановление инфраструктуры Кибертрона, его городов, и имеющимися силами будет сложно отбить нападение нейтралов, если это произойдет. Возможно, у службы безопасности быстрее получится найти мнемохирурга, поработавшего с процессором десептикона, пытавшегося деактивировать Проула.

— Нам сейчас не помешает любая помощь, — произнес Прайм. — Я попрошу Проула передать всю имеющуюся информацию.

— Рад был помочь Прайму, — Трион чуть склонил шлем в церемониальном поклоне. — Один из моих охранников сейчас заберет все материалы у Проула.

— Спасибо. Твоя помощь сейчас неоценима.

— Благодарю за доверие, Оптимус. Жаль, что не могу сказать то же самое о тебе, Мегатрон.

Трион покинул рабочий кабинет соправителей Кибертрона. Оптимус быстро связался с Проулом, подтвердив, что Трион взялся помочь и ему нужно передать все материалы по делу о покушении. Проул же с явной неохотой подчинился словам Прайма. К Триону у него было свое отношение, не самое лучшее – праксианец подозревал, что именно Трион стоял за несколькими политическими махинациями, но подтверждения этому не удалось обнаружить, а лезть в дела политиков и власть имеющих – себе дороже. Отдав датапады и несколько инфокристаллов с записями трионовскому охраннику, Проул кратко пересказал все Джаззу, занятому сейчас на другом конце города, и вернулся к работе. С Оптимусом они поговорят обо всем вечером, когда можно будет не опасаться невольных свидетелей.

Мегатрона совершенно не устраивало то, что Трион посмел вмешаться в их дела. Лидер десептиконов не собирался позволить кому-либо контролировать себя или своих солдат. Это Прайм такой доверчивый, на чем и попадается каждый раз – что доверял тогда Сенату, что поверил людям, когда война шла на Земле… Ну ничего, Мегатрон не страдает подобной доверчивостью, даже к столь древним и всезнающим личностям, и в случае чего Оптимусу напомнят, к чему приводит излишнее доверие.

Была и еще одна причина не любить главу Совета – он ведь наверняка был в курсе того решения Сентинела, посчитавшего, что сенатор Шоквейв представляет опасность для всех остальных из Сената. Трион знал, но предпочел никого не предупредить, отсиживаясь в своем архиве.

— Альфа Трион был здесь не просто так, — пришел к выводу Страйк, когда Мегатрон рассказал партнеру о визите в Высокие палаты главы Совета.

— Решил сам явиться за информацией? — предположил Мегатрон. — Не доверяет своим многочисленным агентам?

— Всегда было сложно понять мотивы поступков Триона, — заметил Страйк. — Он всегда действовал тайком, ставя в известность лишь тогда, когда добивался желаемого результата.

— С одной стороны, хочется верить, что он просто пришел помочь. Но с другой… что-то тут не так. И жаль, что Оптимус не может этого понять, его даже Матрица не предупреждает.

— Матрица Лидерства не всесильна, — напомнил Страйк, позволяя лидеру десептиконов обнять себя. — Нам следует просчитать все варианты событий и быть готовыми.

— Похоже, я очень вовремя, — голос Рэтчета заставил Мегатрона отстраниться от партнера.

— Даже не представляешь, насколько не вовремя, — спокойно уточнил Страйк, хотя Мегатрон ощутил, как метнулись его энергополя.

— Мне кажется, или ты снова научился иронизировать? — поинтересовался Рэтчет у своего пациента.

— Я затрудняюсь с ответом на данный вопрос, — ответил Страйк.

— Об этом побеседуешь с Рангом, я здесь для другого. Как левый манипулятор? Фантомные боли продолжаются?

— За последние сутки – отрицательно, общая чувствительность составляет семьдесят один процент.

Мегатрон отошел в сторону, чтобы не мешать медботу. Лидер десептиконов уже несколько дней обдумывал один вариант и сейчас хотел бы поговорить об этом с Рэтчетом, узнать, что он скажет или сможет посоветовать. Они со Страйком уже обсуждали эту идею и пришли к сходным выводам. И если Мегатроном двигало беспокойство за партнера, Страйк реально оценивал себя как наиболее уязвимого из всех обитателей Высоких палат.

Дождавшись, когда автоботский медик закончит «мучить жертву» и оставит Страйка в покое, Мегатрон произнес:

— Идем, поговорим, Рэтчет.

Рэтчет согласно кивнул. Медик не скрывал того, что не особо жаловал лидера десептиконов, не в последнюю очередь из-за Тарна и его команды. Мегатрону это было великолепно известно; оба меха держали нейтралитет по отношению друг к другу, пока у них была общая цель.

— Итак, о чем же великий лидер десептиконов хотел побеседовать? — поинтересовался Рэтчет, не ставший ждать того, что Мегатрон сразу же выскажет то, из-за чего он все это затеял.

— Если случится нападение, то Страйк сможет защитить себя? — задал вопрос Мегатрон.

Да, конечно. Было бы глупо ожидать, что десептикон будет говорить о чем-то еще, партнер для Мегатрона – дороже всего, и неудивительно, что лидер фиолетовознаковых готов на все ради него.

— Нет, — честно ответил Рэтчет. — Встроенного вооружения в его корпусе нет, трансформация… тут тоже не все так просто. И базовый режим уязвим.

— Он тоже знает это, — произнес Мегатрон. — Мы уже обсуждали этот момент, но хочу, чтобы и ты был в курсе – Страйку нужен телохранитель.

— А не слишком ли? — Рэтчет взглянул на Мегатрона.

— Учитывая покушение на Проула – в самый раз, — ответил десептикон. — Я не хочу еще раз… потерять Страйка. Уверен, если захотят вывести из строя меня – будут атаковать его.

— Вынужден согласиться с такими доводами, — признал Рэтчет. — У тебя есть кандидатуры на примете?

— Пока нет. Но не хотелось бы, чтобы эти кандидатуры были общеизвестны.

— Тогда вариант с Хромией или Хайдом сразу отпадает, — задумался Рэтчет. — Впрочем, уверен, можно найти кого-нибудь еще.

— Я сообщу, чтобы и ты был в курсе, — с этими словами Мегатрон ушел.

Оставшись в одиночестве, Рэтчет направился в медблок. Сейчас там никого не было, стажеры из Академии, должно быть, уже ушли. Тем лучше, никто не помешает подумать над происходящим. Рэтчет и сам понимал, в какой непростой ситуации окажется, соглашаясь стать медиком Страйка. Основную роль тут сыграло физическое восстановление десептиконского научника, полностью сменившего корпус. Что касается высшей процессорной деятельности – это уже вопросы к другим специалистам, Рэтчет отвечал только за физическое состояние бывшего сенатора.

Нельзя сказать, что к самому Страйку медбот относился отрицательно. Во время их довольно короткого знакомства тогда еще сенатор показался Рэтчету вполне неплохим мехом. Уже потом, во время войны, они почти нигде не пересекались, но медик был в курсе того, что сделали со Страйком по приказу сената.

А вот Мегатрон… это ведь по его приказу был создан Патруль Правосудия, карающий отступников фиолетового знака. Впрочем, Тарн и его банда не гнушались убийствами и просто так, ради развлечений. После объявления о завершении войны Патруль Правосудия удалось остановить, но очень большой ценой. Но это уже не могло вернуть тех, кого они отправили в дезактив, не могло вернуть единственного, кого в своей жизни любил Рэтчет.

И сейчас был такой подходящий момент, чтобы отомстить Мегатрону. Отобрать у него самое дорогое, заставить почувствовать, как это – даже не жить, просто существовать, без цели, без смысла, с каждым днем погружаясь все глубже в бездну отчаяния и собственной вины.

Но все-таки у Рэтчета было ради кого жить. Упрямый джет тогда не сказал о фем-спарке ни слова, Рэтчет узнал об этом уже после его дезактива. Нельзя сказать, что медик в одиночку не справлялся с воспитанием фем, но…

Оборвав все возможные и невозможные мысли о мести Мегатрону, Рэтчет направился в собственную кварту. Лоу уже должна вернуться с занятий, у студентов шли последние лекции перед практикой в различных медицинских учреждениях городов Кибертрона. И, насколько знал Рэтчет, ВайтЛоу еще не выбрала место практики - почему бы не записать ее в качестве собственной ассистенки, а заодно и в качестве присматривающего за Страйком? Еще один медик не помешает, да и материал для практики получится интересным. В случае же нападения – не дай Праймас – Лоу сможет поднять шум, к тому же фемочка весьма ловко научилась управляться с двумя пилами, скрытыми в обычное время в манипуляторах.

— Лоу? — Рэтчет вошел в отсек своей фем-спарк.

— Да? — ВайтЛоу оторвалась от голографической модели трансформерского эндоскелета, отложив датапад с пометками.

— Хочу предложить тебе практику в качестве моей ассистенки, — произнес Рэтчет. — Материалы все предоставлю, можешь ими пользоваться в отчете, только сама понимаешь - никаких имен.

— По твоему основному пациенту? — уточнила фем-джет. — Альфа, я же не мнемохирург.

— Этого и не нужно, от нас потребуется только вести физическое состояние пациента. Процессором и всем прочим занимаются другие, — пояснил Рэтчет. — Ну, как тебе?

— Вполне интересно, — признала Лоу. — Такого еще нигде не попадалось, даже в Академии.

— Я тогда принесу часть имеющихся датападов. И еще…

— Так и знала, что где-то есть подвох, — хмыкнула фем-джет.

— Возможно, тебе придется защищать нашего пациента, — сказал Рэтчет. — Мегатрон не исключает возможности нападения.

— Даже так? Справимся, куда деваться, — философски заметила Лоу.

Фем с энтузиазмом зарылась в принесенные альфой датапады, что-то отмечая и записывая. На следующий день Рэтчет представил ее Мегатрону в качестве своей ассистенки и присматривающей за Страйком. Лидер десептиконов сперва скептично фыркнул – пусть даже и с альтмодом джета и прошивкой медика, но фем есть фем. В ответ Лоу точно так же фыркнула, выражая свое отношение к подобной характеристике в свой адрес.

— Даже фыркает, как ты, — заметил Мегатрон, взглянув на Рэтчета. — Хорошо, пусть помогает тебе в работе. При малейших изменениях – тут же сообщать лично мне, независимо от того, занят я или нет.

Все-таки, с одной стороны, хорошо, что Страйк теперь под двойным медицинским присмотром. С другой – Лоу, в отличие от Рэтчета, мстить за альфу-создателя явно не намерена, ибо почти не помнит его. Мегатрон отлично понимал, что рискует, но без этого невозможно было столь быстрое физическое восстановление Страйка. Что ж, придется к списку своих задач прибавить еще и эту...

— Где Оптимус? — поинтересовался Рэтчет.

— Занят чем-то со своими автоботами, — ответил Мегатрон. — В сегодняшних планах была инспекция в Научную Академию.

— И опять Старскрим будет верещать, что ему мешают работать, — хмыкнул Рэтчет.

— Но он хоть занят делом и не лезет в политику – ему, кроме работы в Академии, и дрессировки летунов хватает, — Мегатрон очень ценил тот факт, что надоедливый сикер целиком и полностью ввязался в новое научное исследование и не трепал нейросеть.

…Оптимус и в самом деле собирался в Академию. Давно хотелось там побывать и наконец-то более детально выяснить, что именно затеял Старскрим. По словам Скайварпа, командир ВВС переклассифицировался из Тирана Небес в Тирана пробирок и реактивов и даже не реагировал на шуточки своих сотриадников.

Прайм разложил последние датапады, сортируя их на свои и те, которые адресованы Мегатрону; в рабочий кабинет лидер фиолетовознаковых явится гораздо позже.

— Ты уже готов к поездке? — поинтересовался проскользнувший в кабинет Джазз. Сам диверсант в инспекции научной Академии не участвовал, занимаясь вместе с Проулом подготовкой к новому раунду переговоров с нейтралами.

— Да, осталось только добраться туда, — чуть улыбнулся Прайм.

— Заодно тогда и Персептора вытащишь, а то Хот Род явно недоволен его отсутствием.

Оптимус притянул к себе партнера, притушив оптику на пару мгновений и позволяя самому себе забыть о всех проблемах – как нынешних, так и грядущих.

— Это тебе Дрифт пожаловался на Хот Рода? — поинтересовался Оптимус.

— Не-а, — возразил Джазз, чуть ли не закапываясь под красно-синюю броню. — Сам видел. А наш экс-десептикон занят с Саундом – демонстрирует заигрывания, принятые в Круге Света.

Однако и Джазз сейчас явно заигрывал с партнером – об этом говорил весь его вид. За столько ворн Прайм успел хорошо узнать каждого из своих бондмейтов и сейчас быстро понял все намерения диверсанта.

— Джа-а-азз, мы ведь не в кварте, — Оптимус сделал попытку урезонить бондмейта, который уже прижимался и потирался об броню Прайма.

— Мы тут одни, это раз. Два – можно закрыть двери, — диверсант сверкнул визором. Здесь, в рабочем кабинете соправителей Кибертрона, у них еще не получалось заняться коннектом. Что ж, все бывает когда-то в первый раз.

Джазз чуть подтолкнул Оптимуса, заставляя его вернуться в кресло. Оптимус уже и сам ощущал по партнерской связи нетерпение бондмейта и втащил его на свои колени.

— Дверь, — напомнил Джазз. — Заблокируй магнитный замок.

Идея быть застуканным кем-то, кроме тех, кто уже в курсе их с Праймом взаимоотношений, диверсанту совершенно не нравилась. Ничем хорошим это не кончится – подобных мыслей Джазз набрался от скептичного Проула. Бывший тактик автоботской армии не зря довольно долго лазил по личным архивам предыдущих Праймов, тщательно изучая все, что касалось лидерского партнерства и пытаясь найти способ провернуть все законно, не подставляя под удар ни Оптимуса, ни себя.

Прайм и сам соскучился по бондмейту: в последнее время у всех троих было слишком много дел, и сил хватало только чтобы доползти до кварты Проула и рухнуть на платформу. Все-таки Джазз всегда прав, говоря о том, что необходимо устраивать отдых от работы. Вот и сейчас вид ластящегося и выгибающегося от прикосновений черно-белого меха заставлял думать о более приятных вещах. Джазз также был осведомлен о том, где на праймовском корпусе расположены наиболее чувствительные участки, и сейчас вовсю использовал это знание. От прикосновений пальцев к антеннкам шлема диверсант коротко застонал. Следующий стон был заглушен нетерпеливым поцелуем.

Иногда Джаззу совершенно не нравилась излишняя осторожность Оптимуса. Но не сейчас – сейчас диверсант получал удовольствие от легких, дразнящих касаний, только сильнее будоражащих нейросеть и заставляющих хотеть, просить соединения.

В этот раз Оптимус первым не выдержал, открывая Искру. Джазз, целиком и полностью отдающийся партнеру, действуя на подпрограммах, потянулся к Искре бондмейта, уже даже не отдавая себе отчета в том, что собственная нагрудная броня расходится в стороны, освобождая Искру. Слияния с Джаззом для Прайма всегда были такими – жаркое, почти обжигающее наслаждение, приносящее переплетенные в одно целое ощущения и мысли. Удовольствие, как мгновенная вспышка, охватило всю нейросеть, отключая в перезагрузочный оффлайн.

Очнувшись первым, Прайм осторожно отсоединился от диверсанта. Да, ну и разошлись они – фон от коннекта и слияния стоял такой, что должен был ощущаться еще в коридоре. Впрочем, это не особенная проблема – всегда можно одолжить из медблока кое-какое оборудование.

— Шла-а-ак, как же кайфово… — пришедший онлайн Джазз потянулся всем корпусом. — Еще повторим? И с Проулом – у него давно есть пара-тройка мыслей на твой счет.

— Хорошо, — Оптимус обнял партнера, отвечая на его поцелуй. — Ночь вся наша.

— Ты все-таки поедешь нервировать Старскрима? — поинтересовался Джазз.

— Нужно проверить, что он там замышляет.

— Вытащил научный проект, который так и не закончил Скай, — проинформировал лидера диверсант. — Вот и носится с ним, как с величайшим сокровищем. К нему даже триадники лезть опасаются.

— Мегатрон явно скучает по их словесным баталиям, — заметил Оптимус. — Я туда еду не только из-за Скрима, нужно личное присутствие для одобрения нескольких проектов. Кстати, а откуда ты узнал о том, чем там занят Старскрим?

— Персептор поделился, — сообщил Джазз. — Он иногда бывает там, вот и рассказал, чем наш мятежный авиатор занят.

— А ты вовремя навострил аудиодатчики, так? — Прайм провел пальцами по антеннкам диверсанта.

— Можно и так сказать, — Джазз, похоже, никуда не собирался уходить и удобнее устроился. Но, к сожалению, поездку в Академию было не отменить, лидера автоботов там уже ждали. — Устроили небольшой перерыв - и теперь снова за работу?

— Да, — подтвердил Оптимус. — Нам всем еще многое предстоит сделать для восстановления Кибертрона.

— Судя по данным, не все так уж и плохо, — произнес диверсант. — Ладно, ты занимаешься Академией и доводишь Старскрима, я навожу порядок тут.

— Порядок, какой обычно в твоей кварте? — улыбнулся Оптимус, великолепно зная, какой творческий беспорядок иногда бывает в жилище диверсанта.

— О, это неплохая идея, — оживился Джазз. — И Мегатрон явно оценит!

Оставив Джазза разбираться с последствиями фона после их бурного времяпровождения, Прайм ушел из рабочего кабинета, предварительно уточнив, где сейчас находится Мегатрон. Лидер десептиконской фракции ожидаемо обнаружился в медблоке. Злить Рэтчета или выводить его из себя никому не рекомендовалось, и Мегатрон уже успел это узнать. Если честно, то Оптимус понимал и стремления Мегза вернуть своего партнера в норму, и Рэтчета, не особо скрывающего мысль о возмездии, но Прайм верил в то, что медик все-таки не станет так мстить Мегатрону.

Самому же лидеру фиолетовознаковых не удалось уйти от своих обязанностей - Проул подловил его возле медблока и с весьма ехидным выражением фейса вручил план мероприятий, на которых соправитель Кибертрона должен появиться в ближайшее время, тем более, что большинство пунктов из этого плана относилось к десептиконам. Оставив Мегатрона, явно недовольного тем, что на него навешивают административную работу, Проул удалился в аналитический отдел. Уточнив у Джазза, отбыл ли Оптимус на инспекцию Академии, бывший автоботский тактик довольно ухмыльнулся и в разговоре по коммлинку со вторым бондмейтом окончательно определился с планами на Прайма и грядующую ночь.

Грандиозность этих планов Оптимус смог прочувствовать лично, когда вечером, после инспекции Академии, вернулся в Высокие палаты. Его уже ждали в кварте бывшего тактика – в последнее время бондмейты предпочитали обитать именно там, отдав обиталище Джазза на разграбление кассетам связиста.

— Ты сегодня очнулся последним, — сообщил Джазз, едва Оптимус активировал оптику. Сам диверсант разлегся на корпусе бондмейта. После слияния на всех троих диверсант первым вернулся онлайн.

— Видимо, так понравилось, — произнес Проул. Праксианец сегодня не сдерживал свою натуру, позволив себе перестать быть правильным и спокойным.

— Признайтесь – вы оба сговорились насчет меня, — улыбнулся Прайм, притягивая ближе своих партнеров.

— Сговорились, — кивнул праксианец. — И ведь весьма подействовало.

— Почаще бы так, — Джазз потянул манипулятор к расправленным дверкам Проула.

Оптимус снова притушил оптику, позволяя себе еще немного времени насладиться этими мгновениями. Быть рядом с любимыми, не думая ни о чем, кроме них, ощущать так близко их Искры…

— Ты снова задумался о чем-то, — заметил Проул, проводя кончиками пальцев по фейсплейту Прайма.

— Меня тревожит что-то, — наконец признался Оптимус.

Лидера автоботов в последнее время не отпускало ощущение чего-то приближающегося, чего-то плохого. Но это шло не от Матрицы: артефакт Праймов молчал с тех пор, как фракции заключили мир. Предчувствия были исключительно Оптимуса.

— Что-то конкретное? — спросил Джазз. — Переговоры с нейтралами?

— Нет, — насчет того, как и каким образом придется договариваться с нейтралами, Прайм был спокоен. — Я не знаю, что произойдет, но оно мне не нравится. У меня… да если честно, не только у меня такое чувство, что кто-то со стороны играет со всеми нами.

— И что все эти события – покушение на меня, сорванные переговоры, твое предчувствие – как-то взаимосвязаны? — поинтересовался Проул.

— Да, — кивнул Прайм. — Хотя ты ведь не веришь в интуицию и совпадения.

— Я верю в то, что все возможно объяснить с логической точки зрения, — парировал праксианец.

— И если Проул прав, то тогда за всем стоит кто-то один?

— Верно. Боюсь, что-то случится еще до переговоров или во время них.

Проул и Джазз переглянулись. Будь эти предчувствия со стороны Матрицы – то можно было бы все объяснить влиянием Праймаса, его предупреждением. Но что должно произойти сейчас?

Ответов пока не было.

***

Трион снова не предупредил никого о своем визите в Высокие палаты. Тогда, получив информацию по делу о покушении на Проула, глава Совета засел в своем архиве и даже не присутствовал на совещании, посвященном грядущим переговорам с нейтралами. Прайм как раз проводил небольшое собрание с автоботами, обсуждая события на Земле и последствия всего этого. При виде Триона, как и всегда, окруженного охранниками, беспокойство, охватившее Искру Прайма, почему-то усилилось, словно предупреждая о чем-то нехорошем. К сожалению, в этот момент Мегатрона здесь не было, лидер фиолетовознаковых был где-то на десептиконской половине Высоких палат.

— Альфа Трион, что-то случилось? — спросил Оптимус, понимая, что просто так Трион сюда не заглянет. Или ему нужно что-то, или это что-то случилось.

— К сожалению, да, — произнес глава Совета, подходя чуть ближе и оглядывая собравшихся. — Тебя предали, и предатель – один из твоих друзей.

— Кто? И почему ты пришел к таким выводам?

Трион протянул Прайму несколько инфорамок:

— Мы провели свое расследование покушения на Проула. И выяснили, кто стоит за нападением. Это Джазз.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании