После войны.

Часть 10

Высокие палаты охранялись очень тщательно, и не только автоботами, но и десептиконами; незамеченным явиться туда было невозможно, но явиться без приглашения – вполне.

Невысокая, изящная фем в розовой броне никому из дежуривших автоботов не была известна; когда сотни ворн находишься в армии, то волей-неволей почти все попадаются на оптику, кроме этой фемки, пусть даже у нее и была автоботская инсигния.

— Я повторяю еще раз, пропустите меня к Оптимусу Прайму! — воскликнула фемка.

— Мммм… — протянул один из охранников, Вайлдрайдер, оглядывая незваную гостью. — Зачем тебе Прайм, малышка?

— Не смей меня так называть! — Элита уже начала рычать от ярости. Шлак подери, Трион должен был предупредить, что тут охрана не разумней обычного дроида!

— Вас нет в списке просивших аудиенцию, — пояснил Дрэдвинг. — Поэтому взять и пропустить мы не можем. Другое дело, если бы вы жили или работали тут.

— Скоро буду, — фемка сверкнула оптикой. — Я – будущая бондмейт Оптимуса Прайма!

Новость не произвела того эффекта, на который рассчитывала Элита. Мехи переглянулись, и Вайлдрайдер произнес:

— Ладно, сейчас спросим у Прайма, что тут за бондмейты являются и требуют его посреди рабочего дня.

Шум, устроенный у охраны, привлек внимание Тандера и Скайварпа. Обычно летуны редко бывали в Высоких палатах, но Тандер, как заместитель Старскрима, лично понадобился Мегатрону, а Варп увязался с сотриадником за компанию. Фиолетово-черный сикер подтолкнул локтем друга, указывая на голосившую фемку. Тандер ответил такой же ухмылкой. Нет, авиаторы ничего такого не задумывали, просто захотелось подшутить.

— И кто тут у нас такой шумный? — вкрадчиво поинтересовался Скайварп, телепортировавшись за спину розовой фем.

— Хм… Арси, ты ли это? — прищурив оптику, Тандер оглядел фемку. — Хотя нет, слишком миролюбива и обмазана полировкой.

— Повежливее с фем, вы не на войне, — взгляд Элиты метался между двумя летунами: оба выше ее и гораздо массивнее, а, судя по их шуточкам, к фем они не предрасположены.

— Милочка, война все еще продолжается, если вы не в курсе, — уточнил Тандер. — Не знаю, из какой консервации вы явились, но у нас пока военное положение объявлено в сорока пяти процентах колоний.

Элита слегка растерялась, столь неприятный прием выбил ее из колеи. Фем рассчитывала, что сразу же предстанет перед будущим партнером и огласит ему волю Триона, после чего Прайму не останется ничего делать, как согласиться на то, что Элита будет жить с ним. Чтобы привыкли друг к другу – как сказал Трион.

…Оптимус Прайм шел по этажу аналитиков, когда на комм поступил вызов от охранников. Они втроем – он, Джазз и Проул – решили, что с праксианца надо снять часть работы в аналитическом отделе, и для этого из Праксуса был срочно отозван Смоукскрин. Смоук должен был прибыть завтра утром, а пока Проул подготавливал дела для передачи ему, а Джазз был рядом – надо же внушить всем, что что-то происходит между ними.

Конечно, Оптимус думал о спарках: когда они разберутся с проблемами – как Кибертрона, так и своими – то тогда можно будет подумать о потомстве. И почему-то в роли носителя всегда представлялся Джазз, а не Проул. Но то, что случилось – это было и радостью, и тревогой. Проул стал уязвимее, как и будущие спарки. Если кто узнает о том, что глава аналитического отдела состоит в отношениях с лидером автоботов – то же самое касалось и Джазза – то тогда им всем троим несдобровать, а малышей могут забрать, едва они активируются: еще бы, спарки Прайма, будущие кандидаты на роль обладателя артефакта предков! Или же, не дай Праймас, их могут решить устранить.

Пусть все думают, что Джазз приложился Искрой к положению Проула. Конечно, эта легенда запросто может рухнуть, если у кого-нибудь из спарков будет красно-синяя броня или очень характерные антеннки на шлеме, но Оптимус старался не думать о плохом, зная, что Проул может уловить его настрой, а как предупреждал Рэтчет – никакого стресса для носителя.

Визит Элиты окончательно испортил хорошее настроение, обеспеченное утренним интерфейсом. Мысленно гадая, что понадобилось фемке, Оптимус спустился вниз.

Элита ругалась с сикерами, которым перепалка с фемкой доставляла удовольствие. Охранники тоже развлекались, но при виде лидера автоботов тут же натянули на фейс серьезное выражение.

— Оптимус! — Элита наконец заметила Прайма. — Эти… эти типы не пустили меня!

— Успокойтесь, прошу вас, — вежливо произнес Оптимус, ощущая неодобрение Матрицы лидерства. Артефакт, похоже, с первого взгляда невзлюбил розовую фем. — Пройдемте в мой кабинет.

Элита шла рядом с Праймом с видом королевы, оглядывающей свои владения. Встречные мехи удивленно смотрели на нее, здоровались с Праймом, перекидывались с ним словами. Элита про себя размышляла о том, какие перестановки позволит ей Оптимус и как отнесется идее к набору фемского отряда.

В кабинете первым делом бросился в оптику заваленный датападами стол, за которым находилось два кресла. Второе, по всей видимости, принадлежало Мегатрону, но предводитель десептиконов отсутствовал – это даже к лучшему.

— Я слушаю вас, Элита, — Прайм предложил фемке присесть в одно из кресел, стоящих у стены.

— Меня отправил сюда Альфа Трион, — ответила Элита, не отрывая взгляда от Оптимуса. — Раз мы все равно станем партнерами, то нам лучше узнать друг друга заранее, познакомиться, привыкнуть…

Прайм в который раз пожалел, что с завершением конфликта между фракциями отказался от боевой маски – она бы сейчас очень пригодилась бы! Проблема с Элитой никуда пока не девалась, но Оптимус думал, что хоть немного времени у них пока есть. Однако этот шлак Трион – хе, Мегз был бы доволен таким определением – решил все ускорить. Элита была тут совершенно лишняя, особенно сейчас, когда Проул заискрен, и Оптимус даже не предполагал реакцию своих бондмейтов на фем.

— Мудрое решение с его стороны, — Оптимусу хотелось сказать совсем иное. — У нас найдется несколько гостевых кварт, вы можете выбрать любую из них.

— Благодарю, — Элиту бы устроила кварта самого Оптимуса, но он не додумался до такого простого варианта.

— Позвольте проводить вас. А когда вы устроитесь, то можно будет устроить экскурсию по Высоким палатам – с непривычки тут можно заблудиться.

— Я совсем не против, — соблазнительно улыбнулась Элита.

Оптимус вел фемку по коридору, ведущему на этаж, где располагались кварты для гостей Высоких палат. По дороге Прайм рассказывал гостье историю этого здания, возведенного лишь совсем недавно, после возвращения фракций на родную планету.

Элита внимательно слушала, не забывая оглядываться по сторонам – Трион учил ее всегда держать в процессоре план местности для удачного отступления или же атаки.

— Пр-р-райм! — чей-то голос заставил их остановиться и повернуться к идущему к ним Мегатрону.

Предводителя десептиконов Элита видела вживую впервые, до этого были лишь холографии и записи давних выступлений тогда еще гладиатора Мегатрона.

— Ты забыл, что мы должны быть на открытии шоссе? — поинтересовался десептикон у Прайма, мельком взглянув на фемку. — А вместо этого ты изображаешь из себя экскурсовода для любопытных особ.

Элита промолчала: с Мегатроном связываться опасно, это не какой-то там зарвавшийся охранник, которого легко можно приструнить. Розовая фем разглядывала лидера второй фракции, изображая смущение и мысленно гадая, поддастся ли он ее чарам? Трион что-то там говорил про бывшего сенатора, с которым у лидера десов отношения, но если честно – то какой мех может сравниться с такой фем, как она?

— Прощу прощения, но мне нужно идти, — извинился Оптимус. — Перед вами – три гостевые кварты, выбирайте любую из них.

— Благодарю за гостеприимство, — прощебетала фем, отправляясь изучать кварты.

Лишь когда оба меха отошли, Оптимус тихо произнес:

— Мегз, ты и представить себе не можешь, от чего сейчас меня спас.

— От участи хуже дезактива? — хмыкнул Мегатрон. — Тебя что, не устраивает на платформе Джазз, раз на фем потянуло?

— Очень даже устраивает, — фыркнул Прайм. — Элиту навязывает мне Трион в качестве партнерши. Но я не могу, занята моя Искра.

— Но сообщить им об этом ты не можешь, — Мегз не спрашивал, а утверждал. — Еще одна война, а? Только на сей раз – политическая?

— С меня хватило политических разборок тогда, с сенатом, — произнес Оптимус. — И я не хочу повторения. Шлак подери, Элиту даже Матрица лидерства не одобряет!

— Вот это новости, — искренне удивился Мегатрон: он знал, что с момента объединения фракций артефакт замолчал. — Может, получится это использовать в качестве аргумента? Против диверсанта-то Матрица не протестовала?

— Нет, — ответил Прайм, снова умолчав о Проуле. Мегатрон даже не подозревал о наличии второго бондмейта, полагая, что Оптимус довольствуется одним партнером.

И, кажется, Мегатрон подал хорошую идею, нужно только все тщательно обдумать и действовать.
Часть 11
Санстрикер возвращался в Айакон. Тогда, с момента прибытия фракций на планету, Санни сразу же исчез, не предупредив никого. Его, конечно, искали, тревожась за желтого ламбо, потерявшего вторую половинку своей Искры, но потом отстали, смирившись с происходящим. Бесцельно мотаясь из города в город, не находя себе места, Санстрикер в итоге обосновался в Гелексе. Ушедший из армии штурмовик перебивался случайными заработками; впрочем, кредитки тут же тратились на сверхзарядку в многочисленных полулегальных барах города. Забытье от выпивки хоть как-то помогало, не давая Искре болеть и метаться, и кошмары не снились, а затем, после бессонной ночи начинался новый день, и все замыкалось в какой-то круг, из которого не было выхода.

За все это время его нашел только Бластер. Бывший рекер пытался уговорить его на участие в какой-то авантюре, но желтый ламбо сразу отказался: ему хотелось только одного – чтобы все оставили в покое.

Ламбо и сам не знал, зачем решил вернуться в Айакон, где все только сильнее напоминало о потере Сайди. В этом городе они росли вместе, учились, любили друг друга, вместе вступили в армию Прайма – и вот теперь Санстрикер один. Навсегда. Прежние знакомые, конечно, будут рады его видеть, но каждая встреча лишь сильнее разбередит рану на Искре.

Айакон значительно изменился с тех пор, как Санни видел его в последний раз, еще в военное время. Появились отстроенные здания взамен разрушенных, и, казалось, ничто больше не напоминает о войне. По улицам спокойно ходили обладатели фиолетовой инсигнии, на них – точнее, на откровенно боевых моделей – косились, но никто что-то не спешил доставать оружие. Слишком хорошо, слишком мирно.

Желтый ламбо выделялся из толпы кибертронцев, но Санни не обращал внимания на чужие взгляды. Он бесцельно шатался по улицам, не желая пока связываться по коммлинку с кем-нибудь из прежних друзей, оповещая их о своем прибытии. Наверняка почти все они в Высоких палатах, а идти туда, где столь велик был шанс наткнуться на Проула, не хотелось.

Хоть что-то не изменилось – бар, куда раньше любили заглядывать оба близнеца, остался на прежнем месте, и, судя по всему, процветал. Хозяин заведения, мех с альтформой грузоподъемника, обзавелся автоботской инсигнией и сразу узнал Санни:

— Давненько тебя не было тут видно.

В ответ Санстрикер пожал плечами, с неохотой отвечая:

— Носило по разным городам. У тебя выпивка все такая же приличная?

— Обижаешь! — фыркнул автобот. Раньше Санстрикер всегда был вместе с близнецом, и то, что Сайда не было поблизости, указывало либо на их ссору, либо… Что ж, во время войны никто не застрахован от потерь.

— Сверхзарядки, два куба, — Санни полез за кредитками.

Его заказ выполнили, хотя обычно с утра никто сверхзаряженным энергоном не заливается. Сцапав кубы, Санстрикер ушел за дальний столик, не заметив заинтересованных взглядов в свою сторону.

Санни молча пил топливо, стараясь не думать о том, что раньше они с братом всегда на пару часов зависали в этом баре. Выпивка глушила щемящую боль при воспоминаниях о брате, позволяя отдалить от себя каждодневный кошмар.

— Познакомимся поближе, желтенький? — к ламбо с двух сторон подсели десептиконы.

Санстрикер тут же напрягся, сжав пальцы на кубе с топливом. Быстрый взгляд вправо-влево, оценка возможностей противника – спасибо наставникам, вбитая ими боевая подготовка так просто не забывается.

— Нет, — ламборджини не желал ссоры, пусть даже с этими десептиконскими тварями.

— А может… — манипулятор одного из десов скользнул по бедру бывшего штурмовика. — Передумаешь?

Санстрикер всегда бил быстро и резко. Дес еще не успел закончить предложение, когда получил кулаком по фейсу. Досталось и другому фиолетовознаковому. Впрочем, те тоже умели драться, тем более что имели численное превосходство над наглым желтым авти.

Неизвестно, кто вызвал полицию, но отреагировали они быстро, явившись к тому моменту, когда драка была еще в самом разгаре: десептиконы старались загнать Санни в угол, бывший штурмовик удерживал их на расстоянии, вооружившись оторванным декоративным элементом. Кто был зачинщиком, полицейские на месте разбираться не стали, отправив всех троих в участок.

Если честно, то Санстрикеру было уже не впервой оказываться за решеткой. Разве что в этот раз он задержится тут дольше – идентификационный чип был потерян, и вряд ли быстро получится установить его личность.

Желтый ламбо сидел в отдельной камере: его запихнули подальше от десептиконов, справедливо опасаясь, что он и там устроит с ними драку.

…Офицер полиции Баррикейд, а в прошлом – специалист по допросам и разведчик, неторопливо просматривал сегодняшние дела. Десептикон лишь сегодня вышел из заслуженного отпуска, на день раньше, чтобы подменить товарища, и поэтому разбирался с документацией вместо дежурства. Внимание Кейда привлекло сегодняшнее задержание устроивших драку. Айакон – спокойный город, криминогенная обстановка тут была низкой, вполне возможно – из-за концентрации здесь начальства обеих фракций. И вот теперь приходиться сидеть и разбираться с – Кейд сверился с данными – бывшим штурмовиком автоботской армии, устроившим драку в баре.

Кейд спустился вниз, в тюремный блок участка, где находились задержанные и подозреваемые. В военное время тюремный блок использовался для удержания пленных десептиконской фракции. Санни находился в одной из последних камер, в одиночке. Автобот с ногами сидел на скамье, обхватив колени манипуляторами, и просто ждал начала допроса.

— Санстрикер? — раздался чей-то голос.

Желтый ламбо вскинул шлем – напротив решеток стоял мех, чья черно-белая броня была украшена полицейским знаком, мирно соседствующим с десептиконской инсигнией.

— Откуда вы меня знаете? — Санни прищурил оптику, разглядывая десептикона.

— У всех авти на внутренней стороне нагрудной брони выгравирован идентификационный номер, а базы данных сейчас едины, — пояснил Кейд, в свою очередь рассматривая автобота: оптика довольно тусклая, броня в царапинах, вмятинах и шлак знает в чем еще. Просто невероятно, что один из авти мог так опуститься.

— И что дальше? — казалось, Санстрикер потерял интерес к разговору.

— Твои… сотоварищи узнали, что ты тут, и скоро будут, — пояснил Кейд. Он за свою военную карьеру еще не видел настолько безразличных ко всему алознаковых – автобот лишь кивнул, ничего не говоря.

Полицейский запросил всю известную информацию о Санстрикере и наконец в личном деле экс-штурмовика нашел зацепку – в одном из сражений Санстрикер потерял брата-близнеца. Теперь стало ясно, по какой причине желтый авти был так безразличен ко всему, включая себя самого.

Кейд потянулся к замку, доставая ключ-карту. Секунда – и дверь открылась.

— Выходи, — произнес десептикон, глядя на Санстрикера: ну хоть сейчас в его линзах мелькнуло удивление, видимо, ему еще не встречались подобные экземпляры десептиконов.

Экс-штурмовик вышел из камеры и послушно замер, ожидая полицейского.

— Идем, — Кейд чуть подтолкнул его, — побудешь в моем кабинете, пока не приедет один из ваших.

Поведение десептикона настораживало Санстрикера, он все еще не мог спокойно воспринимать обладателей фиолетовой инсигнии. Жаль, что нет доступа к базам данных, можно было бы узнать, что это за мех и почему его Искра показалась такой… знакомой, хотя Санни мог поклясться – они с братом никогда не сталкивались с ним.

Приведя авти в свой кабинет, Кейд кивнул на несколько стульев, а сам вернулся к работе с отчетами. Сегодняшний день явно выдался весьма неплохим, десептикон даже не жалел о том, что не на дежурстве. Кейд время от времени поглядывал на Санстрикера: бывший штурмовик был спокоен и явно не рвался оторвать шлем любому представителю десептиконской фракции, хотя остальные двое участников драки доказывали обратное.

— Что на самом деле случилось в баре? — спросил Кейд.

— Драка, — последовал короткий ответ.

— Ну, не дружеская попойка, это верно, — хмыкнул полицейский. — Очевидцы говорят, что ты просто накинулся на этих двух.

— Была причина, — Санни ничуть не горел желанием выкладывать все этому десептикону, пусть даже он не казался чужим. Наоборот, это еще больше заставляло топорщить броню.

— Видимо, опыт уже есть, — Кейд потянулся к рабочему терминалу, вбивая запрос.

Воцарилось молчание; Санстрикер не знал, кто из сотоварищей по фракции явится за ним. Только не Проул, иначе он не выдержит и прямо тут, в полицейском участке, попытается убить праксианца. Впрочем, остальных тоже не особо хотелось видеть: сразу начнутся расспросы о том, где он пропадал столько времени. Не дай Праймас, еще начнут советовать обратиться к Рангу.

Санни так увлекся столь мрачными мыслями, что не заметил, как десептикон отложил датапады, отвлекаясь на сообщение коммлинка.

— За тобой пришли, — Баррикейд нарушил тишину.

Честно сказать, желтый ламбо даже и не думал, что за ним явится Айронхайд. Раньше – еще когда был жив Сайдс – Хайд не раз становился жертвой расшалившейся фантазии близнецов; впрочем, доставалось не только ему, но и всем остальным. Красно-желтый дуэт однажды даже самого Прайма подловить умудрился.

— Привет, Санни. Решил заглянуть в гости? — улыбнувшись, спросил Хайд.

— Что-то вроде того, — неопределенно ответил Санстрикер: он и сам не знал, почему его вдруг так сильно потянуло сюда.

— Ладно, поехали, а то тут не место для разговоров.

Айронхайд перебросился парой слов с полицейским, и они вместе с желтым ламбо покинули участок.

— Довольно необычный способ объявить о своем возвращении, — заметил Хайд. — Я даже сперва не поверил, что это тебя поймали.

— Почему? Я и раньше не был особо примерным, — возразил Санстрикер.

— В любом случае, я рад тебя видеть. Остальные тоже будут рады, по тебе многие соскучились.

— Что… что нового? — поинтересовался Санни. — Как дела у остальных?

— Все более-менее пришло в норму, — Хайд предпочел не трансформироваться, а немного пройтись. Нет, надо было вытащить с собой и Рэтчета, док быстрее бы вправил проц Санстрикеру. — У разведки пополнение в фейсе рекерского новичка, который весьма успешно окрутил Персептора, выяснилась принадлежность создателей Саунда и Джазза к Кругу Света. Мегатрон смирился с автоботскими нравами, хотя иногда по-прежнему пытается командовать – впрочем, Страйк с успехом командует им самим.

— Страйк? — переспросил экс-штурмовик.

— Ты его знаешь. Он раньше был сенатором, потом попался Институту, и в итоге получился лучший десептиконский научник, который известен всем.

— Уже догадываюсь, — ответил Санни.

— Недавно удалось подписать договор с нейтралами и заодно прихлопнуть тех, кто пытался это все сорвать, заодно и убрав с пути и Проула.

— Удалось?

— Нет, — судя по блеску оптики желтого ламбо, его бы вполне устроил дезактив Проула. — В числе заговорщиков был Бластер.

— А, так вот зачем он приходил, — произнес Санстрикер. — Он, правда, про Проула не упоминал, но говорил о том, что шеф может помочь отомстить.

— Кем бы ни был этот «шеф», он только манипулировал и Бластером, и Трепаном. Ты оказался сильнее их.

— Не преувеличивай, — фыркнул Санстрикер. — Я уже окончательно пал.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании