После войны.

Часть 7

Хот Роду первому пришла в процессор идея, как можно помочь Джаззу выбраться из обвинений. Рыжий автобот тогда не был на том совещании, где Трион обвинял диверсанта в покушении, об этом ему детально рассказал Дрифт. Сам Трион явно не стал бы рыскать в поисках доказательств, скорее всего, это кто-то из его окружения. И этот кто-то подставил Джазза. Найдут его – смогут доказать, что все было сделано специально, чтобы вывести из строя диверсанта.

— Допустим, ты прав, — произнес Дрифт, которому рыжий автобот только что изложил свои мысли. — Но ты упускаешь из вида две вещи.

— Это какие? — поинтересовался Хот Род.

— Незаконно и опасно.

— Опасно будет, если мы сунемся туда, не имея четкого плана, — сказал Персептор, также присутствующий при разговоре. Дрифт подозревал, что парочка уже продумала по крайней мере часть замысла. Перси, хоть и вернулся в науку, но все равно остался рекером, любящим авантюризм. Да и Дрифт редко когда отказывался от подобных возможностей. Тем более сейчас, ведь Джазз все-таки не чужой.

— Все пока заняты переговорами с нейтралами. На нас явно не станут обращать внимания.

— Ломиться в архив, пока там Трион, глупо.

У Триона действительно была привычка обитать в центральном архиве Айакона. Еще до войны он основал там свое убежище, а глупец Сентинел радовался, что он сидит там, среди старых датападов и инопланетных рукописей, и не лезет в политику.

— Нужно разузнать его распорядок, — произнес Хот Род. — Или отвлечь.

— Отвлечь его нечем, — возразил Дрифт. — Раз он даже на переговоры не явится, это мне Саунд рассказал.

— А что еще твой партнер может рассказать о Трионе? То, чего нет в общественных базах данных?

— Саунд не может его прочесть, — ответил мечник. — Страйк понятно почему не читаем, но вряд ли над Трионом проводили нечто подобное. Скорее всего, у него в сознании находится какой-то блок.

— Это нам вряд ли поможет, — провентилировал Хот Род. — Мы же собираемся не самого Триона к стенке прижать.

— Можно попробовать с начальника охраны, — Персептор просматривал на датападе список работников архива. — Хм…

— Что такое?

— Я и не знал, что там работает Бластер, причем заместителем начальника охраны. Мы-то думали, что он улетел с Кибертрона после событий на Гаррус-9.

— И лучше бы нам с ним не встречаться, — заметил Дрифт.

— А что случилось? — с любопытством спросил Хот Род.

— Долгая история. Бластер меня не жалует с тех пор, как узнал, что я был партнером Саундвейва. Саунда он тоже терпеть не может, — ответил мечник, не особо вдаваясь в подробности.

— Вот голографическая модель архива, — Перси вывел объемную голограмму. — Здесь – этаж, на котором располагается кабинет Триона и ряд примыкающих комнат, кроме самого Триона, тут никого больше нет. Охрана всегда находится у дверей кабинета. Этаж ниже разделяется на два крыла – в одном из них начало самого архива.

Дрифт и Хот Род внимательно смотрели на виртуальную карту помещений, где были отмечены ключевые места.

— Начальник охраны обитает вот здесь. Осталось только разузнать, когда он на месте, и отвлечь всех. Жаль, что миражевский партнер не может помочь нам.

— Можно отвлечь внимание охраны каким-нибудь шумным посетителем, — предложил Персептор. — Кто у нас может подойти для такой миссии?

— Мощный, хорошо вооруженный, умеющий доказывать свое, — Хот Род перечислил основные качества требуемого кандидата. — Капа попросим?

— Он, конечно, юникроновски упрямый и может уцепиться в споре за любое слово, но что мы попросим его искать?

— Данные к рекерским заданиям у него и так есть, — заметил Перси.

— А если попросим Сиксшота? — вдруг предложил Хот Род. — Что такого? Мощный, внушительный, начнет спорить – сразу всю охрану позовут.

Персептор и Дрифт переглянулись. Ну еще бы, явление Сиксшота точно взбудоражит весь архив. Он хоть до сих пор и не снял инсигнию, но уже довольно давно обитал среди нейтралов, почти не появляясь в последние ворны войны.

— В общем, Сиксшота я беру на себя, — произнес Хот Род.

С Сиксшотом все-таки удалось договориться вопреки сомнениям, что он согласится участвовать в подобной авантюре. Дрифт все-таки расспросил рыжего автобота, как ему такое удалось, на что Хот Род только усмехнулся и сообщил, что неплохо знаком с партнером шестирежимника. Ну, а грозный Сиксшот очень любит своего ненаглядного и поддастся на любые уговоры мотоциклета.

Как и было решено, пока все были заняты на переговорах, троица наведалась в архив, причем в разное время, чтобы не вызывать подозрений. Когда явился Сиксшот в полном боевом облачении, то внимание не только персонала и охраны, но и остальных посетителей было обеспечено. Поизучав некоторое время документы, лежащие в открытом доступе, Сикс поманил к себе одного из архивистов и принялся что-то у него выспрашивать. Мех отвечал на вопросы, Сиксшот доказывал свое, требуя предоставить ему нужные датапады, и лить отработкой на все эти правила секретности. Охрана и так поглядывала в сторону шестирежимника, но когда он перешел к разговору на повышенных тонах, к нему тут же подошел старший архивист в сопровождении начальника охраны, покинувшего свой кабинет – не каждый день сюда приходят злющие шестифазники, способные в одиночку раскатать небольшую планетку! Пользуясь этим, Хот Род и Персептор проскользнули к лестнице, ведущей на второй этаж. Дрифт добрался последним, следя за тем, чтобы их никто не увидел – расположение камер слежения тоже удалось установить.

Поднявшись на второй этаж, Хот Род направился к искомому кабинету.

— Подожди, — Перси остановил рыжего гонщика. — Кодовый замок.

— Но ты ведь справишься с этим?

— Вполне.

Дрифт великолепно знал, что эти двое уже сошлись, став парой; мечник бывал свидетелем тех моментов, когда Перси и Хот Род флиртовали друг с другом, но когда дело касалось чего-то важного, вот как сейчас, то они оба были сосредоточены на своей работе. Снайпер молниеносно подсоединил несколько приборов к дверному замку, быстро набирая несколько комбинаций символов.

— Нам еще повезло, что здесь не практикуют систему распознавания энергополей, — произнес ученый. — Хотя я не удивлюсь, что подобная защита находится в трионовском кабинете.

Дверь поддалась, пропуская автоботов внутрь помещения.

— Обыскиваем все, — произнес Дрифт. — Тут еще могут быть тайники. Перси, что скажешь?

— Сейчас закончу сканирование кабинета, — отозвался снайпер.

Хот Род пока методично проверял лежащие на столе документы. Вся троица действовала быстро - неизвестно, сколько времени сможет дать им Сиксшот; шестирежимник был проинструктирован тянуть время как можно дольше, отвлекая всех.

Персептор одновременно с голографическим моделированием отсканированного помещения занимался еще и рабочим терминалом, коды на нем стояли на удивление простые. Дрифт обыскивал полки с рядами датападов, великолепно понимая, что будет, если их план провалится, и какой скандал может разразиться из-за этого.

Среди инфорамок, датападов и инфокристаллов попадалось много чего разного. Какая, оказывается, многофункциональная охрана у Триона-то! Тут и слежка за некоторыми из новосоставленного сената, и разведданные по ситуации на границах дальних рубежей, что уж говорить о досье почти на каждого отличившегося из офицерского состава фракций! Шлак, тут точно нужно разбираться или самому Прайму, или Мегатрону.

Дрифт насторожился, когда нашел детальные планы того самого реконструированного завода, где на Проула устроили покушение.

— Перси, взгляни, — Дрифт протянул другу датапад.

— Тут даже отметки есть, — Персептор указал на несколько точек, отмеченных на планах. — И дата проставляется автоматически, ее не подделать.

— Ребята, вот тут просмотрите, — Хот Род притащил с десяток инфочипов, обнаруженных в тайнике, сделанном в виде голографической рамки.

Судя по всему, рыжий автобот нашел весьма ценное свидетельство незаконных махинаций начальника охраны: уже одно это обеспечивало Сатрону неплохой тюремный срок. Тут и обнаружилось крайне интересное холовидео, где Сатрон разговаривал с напавшим на Проула и был в компании еще одного меха, в котором Дрифт и Персептор с удивлением опознали Бластера.

— Думаю, вот этот инфочип стоит забрать, — произнес Дрифт. — И датапад с планом, пусть Оптимус разбирается со всем этим после переговоров.

— Тогда уходим, — Перси спешно заметал следы взлома, Хот Род так же, как были, раскладывал просмотренные датапады, в этом ему помогал мечник. Теперь им осталось выбраться из кабинета, вернуться в основной зал и уйти.

Но этому не суждено было сбыться – едва трое автоботов вышли из помещения, дорогу им преградил кибертронец, на броне которого рядом с автоботской инсигнией соседствовал знак принадлежности к архиву.

— Так-так-так… Рекеры уже опустились до банального взлома и воровства? — поинтересовался Бластер. — Я сильно разочарован в тебе, Персептор. Хотя, учитывая, что ты связался с этой десептиконской тварью, то закономерно было бы предположить подобное.

— Бластер, все совсем не так, — Перси ничуть не хотелось устраивать конфликт с давним знакомым.

— А как? — ухмыльнулся красный кассетикон. — Чем вы можете объяснить взлом в кабинет Сатрона? Просто любопытством?

— Ты ведь тоже в этом замешан, — выпалил Хот Род. — И поэтому покрываешь своего приятеля!

— Какой догадливый, — Бластер нехорошо прищурился, доставая лазерган. — Но раз тут эта тварь… Дрифт, мы с тобой не закончили то небольшое… разногласие между нами.

— Уходите, Сикс поможет вам выбраться, — произнес бывший десептикон. — Я разберусь с этим предателем.

— Но… — рыжему гонщику не хотелось оставлять мечника без какой-либо помощи.

— Это мой бой, и его нужно закончить, — Дрифт обнажил оба клинка.

Персептор кивнул; он знал, из-за чего Бластер так взъелся на Дрифта: красный кассетикон в свое время нарвался на конфликт с Саундвейвом и с тех пор ненавидел все, что было связано с Саундом. А когда мечник спас от издевательств Бластера пленного Лазербика, автобот-кассетикон догадался, что соратник по рекерской команде был раньше очень близко знаком с десептиконским связистом, иначе бы Лазербик не подпустил бы к себе мечника.

Хот Род и Персептор спешно возвращались в холл Архива, связываясь с Сиксшотом – тому пора было прекращать свой концерт.

… Тракса сразу же принялись допрашивать. Казалось, что автобот никак не может понять, в чем его обвиняют.

— Послушайте, это какая-то ошибка, — Тракс старался убедить в своих словах. — Да, я знал, что буду в охране сегодня. Но Праймасом клянусь, что нет мне никакого смысла убивать этого нейтрала!

Мегатрон и Прайм спорили тихо, но яростно – если десептикон предлагал воспользоваться навыками Вортекса, способного разговорить любого, то Прайм, конечно же, не веря в вину одного из своих автоботов, хоть тот прямо на лидерской оптике и пытался пристрелить нейтрала, упрямо доказывал, что не все так просто.

Файервинд пока остался в Высоких палатах под охраной рекеров. Джазз на всякий случай остался с ними и вполголоса переговаривался с Капом. Странно, но Дрифта и Персептора нигде не было, как и Хот Рода. Саунд тоже не знал, что замыслил его благоверный, но был встревожен из-за этого. Мечник явно во что-то ввязался, по связи Искр ощущались его эмоции, но дальше Саунд не полез, считая, что если что-нибудь произойдет – Дрифт сам свяжется с ним.

Уступив Прайму, Мегатрон все-таки согласился, чтобы Саундвейв считал мысли Тракса - от телепата нет никакой защиты. Тракс спокойно смотрел на подошедшего Саундвейва: сейчас уже многое изменилось, и не стоит ворошить прошлое, когда десептиконов считали лишь врагами.

— Странно… — кассетикон мысленно потянулся к Траксу. — Ничего нет.

— В смысле? — недоуменно произнес Проул. — Ты разве не можешь просканировать его?

Саунд, не отрываясь, смотрел в оптику сидящего перед ним автобота - и вдруг резко отшатнулся, ощущая поток мыслей и эмоций... С Дрифтом что-то случилось.

Клинки мелькают в руках, сталкиваются с оружием противника – Бластер? – уходя в защиту. Бластеру досталось гораздо сильнее, он, похоже, переоценил свои силы и решил, что в состоянии в одиночку справиться с рыцарем Круга Света. Красный кассетикон знает о происходящем, знает о том, кто стоит за покушением и обвинением Джазза.

— Сдавайся, — произносит мечник.

— Иди к Юникрону, Дэдлок, — скалится Бластер.

Вновь клинки и алебарда сталкиваются друг с другом. Осознание того, что иного выбора нет, приходит мгновенно, и пальцы тянутся к Великому мечу...

Саундвейв хрипло завыл: он еще никогда настолько сильно не ощущал партнера и сейчас воспринимал все, что с ним происходит, словно с собой.

Загнанный в угол и раненый Бластер упрямо тянется к разрубленной на части алебарде, но его кассетной деки касается сияющее лезвие Великого меча.

— Твоя взяла, Дэдлок… — хрипло шепчет Бластер.

— Кто стоит за этим? Кому служишь ты и Сатрон?

— Трепан… это… это все его затея…

Контакт прервался, и Саундвейв не сразу понял, что находится в Высоких палатах, а не в коридоре городского Архива.

— Ты чего? — кассетикона подхватили и помогли подняться.

— Трепан… — повторил он. — Это он во всем виноват. Тракс – лишь жертва для исполнения цели.

— Уверен? — Прайм, как и остальные присутствующие, слышал слова связиста.

— Да. Они все там, в городском архиве, — Саунд медленно приходил в себя. — Бластер и начальник трионовской охраны.

Проул по рабочей линии комлинка связался с полицией.

— Туда уже отправлен отряд. Дрифт там один?

— Не знаю, — кассетикон притушил оптику.

— В медблок, к Рэтчету. И его, и Тракса. Хайд, дотащишь их?

— Запросто.

Саундвейв пытался запротестовать, но быстро сдался. В медблоке, как оказалось, уже были и другие пациенты – Рэтчет сейчас занимался лидером наемников, Страйк и Джазз находились рядом, причем бывший сенатор явно задумался над чем-то. При виде Саунда Джазз рванул к брату, помогая ему дойти до небольшой кушетки, куда обычно Рэтч сваливал инструменты.

— Все нормально, — заверил диверсанта кассетикон.

Рэтчет, бегло оглядев новоприбывших, лишь хмыкнул: от состояния «нормально» оба были очень далеки. Файервинд напрягся при виде Тракса, рефлекторно потянувшись к отсутствующему оружию.

— Тише, — предупреждающе произнес Айронхайд. — Тракс не виноват.

— Не виноват? — уточнил нейтрал. — А стрелял в меня от радости, да?

Траксу хотелось ехидно прокомментировать слова наемника, но процессор плохо работал, сложно было вообще думать.

— С ним поработал мнемохирург, — Страйк даже не спрашивал.

— Да, — отозвался Саундвейв. — Он и трионовский начальник охраны вместе с Бластером затеяли все это.

— Бластер? Так это был он? Шлак, никто же подумать не мог на него!

— Месть… — едва слышно произнес Рэтчет.

Медик быстро догадался, что могло двигать автоботским кассетиконом. Его просто-напросто купили обещанием отомстить, использовали для своих целей. И Рэтчет мог быть ничем не хуже его, если бы все-таки поставил желание отомстить Мегатрону превыше всего остального.

Закончив заниматься повреждением нейтрала, медбот занялся Траксом: его состояние вызывало больше опасений, чем у Саундвейва. Связисту сейчас нужно было только отлежаться и убедиться, что с его бондмейтом все в порядке.

***

— Их еще много? — поинтересовался Персептор.

— Неизвестно, — отозвался Сиксшот. — Жаль, что нельзя разобраться с ними, как в старые времена. Дрифт, ты там вообще живой?

— А ты сомневаешься? — парировал мечник.

— Нет, но такими темпами скоро придется сомневаться, — Сикс кивнул за стену и забаррикадированный коридор.

… Когда шестирежимник прорвался через охрану на второй этаж, то троица авантюристов уже отстреливалась от трионовских охранников. Точнее сказать, отстреливались Персептор и Хот Род, Дрифт следил за Бластером, чтобы тот не устроил что-нибудь. Наличие Сиксшота сразу повысило шансы авантюристов продержаться еще какое-то время. На вопрос, сколько им еще быть тут, Дрифт загадочно ухмыльнулся, ответив, что Саундвейв уже знает и должен предпринять меры.

Несколько кибертронцев с полицейской символикой едва не попали под выстрелы, но быстро обезвредили охрану. Сатрон попытался возмутиться, что полиция не имеет права на арест служащих городского архива, подчиняющихся только Альфа Триону. На это один из полицейских продемонстрировал датапад с приказом от самого Оптимуса Прайма.

— Все? — уточнил Хот Род, отправленный остальными на разведку, показывая свой идентификационный чип.

— По приказу Прайма трионовская охрана арестована, — произнес один из полицейских, тот самый, что показывал Сатрону приказ об аресте. — Остальное уже не наша задача.

— На втором этаже заместитель Сатрона, мы смогли его задержать своими силами, — ответил рыжий гонщик.

«Перси, забирай пленника и остальных, тут полиция. Шлак подери, как они так быстро узнали? Мы не успели сообщить, а потом Бластер заглушил связь».

Бластера вывели, заковав в стазис-наручники. Сиксшот, убедившись, что от него ничего не требуется, покинул архив.

— Поговори с Праймом, — произнес Дрифт. — Пусть они там распутывают всю паутину интриг.

— Хорошо, — кивнул Хот Род. — Ты к Саунду?

— Да, — ответил мечник. Он потратил много сил не только на использование Великого меча в схватке с Бластером, но и на псионическую связь с бондмейтом.

… Впервые за очень долгое время Оптимус Прайм целиком и полностью поддержал решение Мегатрона: виновных следовало найти и наказать. Допрашиваемый Бластер уже сдал своих подельников – Сатрона, несколько меха из охраны, информаторов и Трепана. При каждом упоминании мнемохирурга Мегатрон мрачнел все больше: у него были давние счеты к нему, и можно было не сомневаться, что Трепану припомнят все.

— В архиве уже идет обыск, — произнес Прайм. — Триона там нет, иначе бы он уже явился сюда.

— И хорошо, что не лезет под манипулятор, — ответил Мегатрон. — Не нравится мне, что заговорщики устроились практически под его защитой.

— Трион мог и не знать, — заметил Оптимус.

— Не выгораживай его, Трион не меньшая тварь, чем прежний Сенат, — Мегатрон сжал кулаки. — Доволен, что теперь с твоего диверсанта снимут обвинения?

— Мегатрон, не надо, — Прайм все еще слишком сильно реагировал на все подколки соправителя.

Лидер десептиконов ухмыльнулся, однако ответить не успел – в кабинет лидеров осторожно заглянул рыжий автобот с явно гоночной альтформой. Мегатрон тут же вспомнил его – Хот Род, очень многообещающий новичок, взятый на дрессуру разведчиками.

— Хот Род? — Оптимус повернулся к гонщику.

— Я принес вот это, — Хот Род протянул Прайму датапад и несколько инфочипов. — Это мы нашли в кабинете Сатрона, доказательства его причастности к покушению на Проула.

Прайм быстро просмотрел датапад и передал его Мегатрону.

— И чей же был план? — поинтересовался Мегатрон, забирая датапад. Его можно изучить чуть позже, сейчас главное – дождаться вестей, что Трепан пойман.

— Мой, — Хот Род выдержал взгляд лидеров фракции. — Персептор и Дрифт поддержали, а потом я уговорил помочь Сиксшота.

— Неплохо, — оценил десептикон.

— Спасибо тебе, — произнес Оптимус. — Твоя помощь в раскрытии заговора неоценима.

Хот Род кивнул, и, попрощавшись, быстро ушел из кабинета, торопясь к Персептору.

***

Трепан беспокоился, от Бластера не было новостей об исходе переговоров. У кассетикона была своя сеть информаторов, и если бы Траксу удалось совершить покушение – уже было бы известно. Мнемохирурга всегда злила именно неизвестность своим непостоянством. Невозможно что-либо планировать и предпринимать, ничего не зная.

Мнемохирург отвлекся от своей работы – все равно толку сейчас от очередного подопытного не будет никакого. Если Тракс не завалил задание, то вот этот мех будет следующим звеном в цепи событий – и автоботы заплатят за все…

Он даже не успел снова подойти к подопытному образцу, когда дверь в лабораторию вышибли. В помещение вломились с десяток кибертронцев, точнее – десептиконы, уж очень красноречиво указывала на это их инсигния. Трепан глухо рыкнул, мысленно ругая себя за то, что не поддался на уговоры Бластера и не приобрел оружия, понадеявшись на то, что о лаборатории никто, кроме него, шефа и Сатрона не знает.

Трепана скрутили сразу трое десов, выворачивая манипуляторы и нацепляя стазис-наручники. Мнемохирург вырывался, но силы были изначально не равны.

— Вот ты и попался, — ухмыльнулся Скайварп, командующий десептиконским отрядом. — Сбежать не получится, можешь не стараться. К тебе очень много вопросов не только у Прайма, но и у Мегатрона.

Имя лидера десептиконов заставило сжаться Искру мнемохирурга. Мегатрон злопамятен и никогда не простит ту попытку его перепрошивки, как и того, что тогда сделали с Шоквейвом.

«Он у нас, возвращаемся», — по коммлинку доложил сикер.

Мегатрон планировал лично присутствовать на допросе Трепана. В прошлый раз эта тварь ускользнула, спрятавшись, затаившись, но теперь его ждало возмездие за все. Вортекс, которому даже не дали как следует допросить Бластера, надеялся, что хоть с двумя другими объектами получится продемонстрировать перед лидером свои навыки.

— Когда его приведут, сперва вырви его когти, — произнес Мегатрон. — Только следи, он может выбить тебе оптику.

Вортекс кивнул, ему тоже ничуть не хотелось пострадать из-за этой мелочи, когда-то сумевшей командовать даже шестифазником.

«Саундвейв, во время допроса прочитаешь сознание Трепана. Я хочу, чтобы ты полностью вскрыл его память», — Мегатрон сразу задумал использовать телепата, чтобы вытащить тайны Трепана.

«Будет исполнено», — отозвался кассетикон.

Саунд все еще был в медблоке, самым лучшим для восстановления являлось то, что рядом был Дрифт.

— Рискованная авантюра, — Саунд пригладил одно из крыльев шлема мечника.

— Но ведь сработало, — ответил Дрифт. — Мы выяснили, кто стоит за покушением на Проула и обвинением Джазза. И удалось разобраться с Бластером.

— Он сам виноват, ненависть сжигает его Искру. Он считал Проула виновным в гибели Спрингера, — связисту удалось считать эмоции Бластера.

— Пусть его участь решает суд.

Мечник устроился на коленях Саундвейва, положив ладони на кассетную деку. Не нужно было слов, они оба знали, что сейчас нужно – слияние Искр, которые и так рвались друг к другу. Мечник забирал все тревоги и страхи партнера, делился своими эмоциями, мысли и чувства становились общими.

— Тебе еще нужно работать, — произнес Дрифт, когда слияние завершилось.

— Приказ Мегатрона. У Трепана слишком сильные блоки для простого сканирования.

— А ты сможешь считать его? — обеспокоенно спросил Дрифт.

— Смогу, — заверил его Саундвейв, осторожно целуя.

… Когда связист вошел в комнату, в которой решено было проводить допрос, то там уже были оба лидера, Проул, Вортекс и сам допрашиваемый. Трепан продолжал молчать, даже после того, как Вортекс медленно, один за одним, вырывал иглы-когти. Прайму явно было непривычно присутствовать на десептиконских допросах, Проул же, в отличие от Оптимуса, смотрел спокойно, контролируя себя.

— Мне приступать? — поинтересовался кассетикон.

— Нет, подожди немного, — остановил его Мегатрон. — Я хочу, чтобы уважаемый мнемохирург увидел кое-кого.

Трепан с ненавистью в золотистой оптике взглянул на лидера десептиконов. И так понятно, живым его Мегатрон отсюда не выпустит, будет мстить за все. Шлак подери, не удалось убрать и эту автоботскую тварь, отправившего рекеров на Гаррус-9. Саундвейва мнемохирург знал: похоже, что Мегатрон решил любыми методами вытащить из него сведения о том, кто все это устроил. Пускай попробуют, их будет ждать разочарование - Трепан всегда был перестраховщиком, а тут, словно интуитивно ощущая, он стер в своей памяти личность шефа. Тот был предупрежден насчет подобного.

Раздались еще шаги, но Трепан не стал смотреть, кто еще явился, чтобы лично пронаблюдать за пытками. Мнемохирург старался не шевелить руками, любое движение болью отдавалось в истерзанных пальцах.

— Здравствуй, Трепан, — раздался рядом знакомый голос. Голос одного сенатора, которого Сентинел отдал Институту, поняв, что тот стал слишком опасен. Мнемохирург поднял шлем, глядя на того, кто в прошлом был известен как сенатор Шоквейв.

— Восстановили корпус? — спросил он.

— И не только, — бывший Шоквейв отошел к Мегатрону. — Как выяснилось на собственном опыте, твой учитель не был таким гением в перепрошивке. «Теневые игры» вполне реально перебороть и восстановить деятельность процессора.

Трепан не успел ничего возразить в ответ: в это мгновение, подчиняясь кивку Мегатрона, Саундвейв нанес телепатический удар, проникая в сознание мнемохирурга.

Наивно было ожидать, что Трепан сдастся при столь бесцеремонном вторжении. Мнемохирург пытался защититься, но Саундвейв не собирался отступать, проламывая его защиту, добираясь до памяти, стремясь перехватить контроль, подчинить себе. Трепан еще какое-то время отчаянно боролся, а затем просто перестал сопротивляться, позволяя сканировать его мысли и воспоминания. Что толку от борьбы, если исход уже предрешен и ни к чему все это?

Саундвейв просматривал все воспоминания мнемохирурга, пытаясь найти в них того, кто еще участвовал в заговоре. Некоторые моменты наверняка были стерты, и оставалось довольствоваться чем есть. Кассетикон проникал все дальше в память допрашиваемого, по давней привычке просматривая все, что могло пригодиться. Добравшись до воспоминаний о перепрошивке и наказании Страйка, Саундвейв хрипло выругался, разрывая ментальный контакт. Связист отступил назад, едва не налетев на Вортекса.

— Мегатрон… — позвал Саунд, и когда лидер десептиконов подошел, кассетикон просто передал мыслеобраз того, что видел в памяти Трепана.

Саундвейв отключил оптику, сосредотачиваясь на реальном мире. Рядом раздался голос Дрифта, мечник и до допросной добрался, и теперь спорил, доказывая, что Саундвейву нужен отдых. Мегатрон, находясь под впечатлением от увиденного в памяти мнемохирурга, даже не возражал. Спор закончился в пользу Дрифта, и экс-десептикон, фыркнув в ответ на колкость Вортекса, помог связисту уйти из комнаты.

— Упрямый, — произнес Саунд. — И как тебя на Теофании столько времени выдержали?

— Ну, не без этого, — ухмыльнулся Дрифт. — А что касается Круга Света… Поверь, мы с Вингом взаимно помотали друг другу нейросеть, но смогли найти общий язык, и тогда доставалось уже Эксу. Как он радовался, когда я решил вернуться на Кибертрон!

Добравшись до кварты, мечник устроил бондмейта на платформе, явно настроенный никуда больше не отпускать его, пусть хоть сам Праймас явится и будет требовать помощи телепата.

…Трепана отвели в тюремную камеру, Вортекс пока занялся другими участниками заговора, но это уже было не так интересно. Мегатрона пока занимало совсем другое – рассказать Страйку, что он узнал и как объяснить все это нейтральскому наемнику. Оптимус, видя его состояние, не стал лезть к соправителю, а сразу направился в свой рабочий кабинет, где его уже ждали бондмейты.

Джазз расположился в праймовском кресле, а Проул только закончил с кем-то разговаривать по рабочей линии коммлинка.

— Полицейские обнаружили и задержали кассеты Бластера. Они тоже участвовали во всех событиях.

— Так вот кого видел Скайварп, когда искал администраторскую в госпитале Калиса, — сразу понял Оптимус. — Мы ведь все тогда посчитали, что это был просто совпадение.

— Тем более, что официально Бластер распустил своих кассет, — напомнил Джазз. — Как все прошло?

— Саунд считал память Трепана, и теперь мы знаем, зачем они все это устроили, — ответил Оптимус, подходя к своим бондмейтам.

Проул заинтересованно шевельнул дверцей.

— И?

— Месть, — праксианца погладили по дверце, добираясь до чувствительного основания. — Всем им ты мешал спокойно жить.

— Гаррус-9? — Проул даже не спрашивал, а утверждал. — Если бы я не отправил туда рекеров, то и Спрингер был бы жив, и с Оверлордом ничего не случилось.

— Даже Мегатрон не опускался до подобных обвинений, хотя повод у него гораздо весомей, — напомнил диверсант. — Оверлорд был его спарком.

— Да? — вот такого факта Проул не знал.

— Ага, — подтвердил Джазз. — Сам слышал разговор Мегатрона.

Проул вздернул вверх дверцы, анализируя новую информацию, за что тут же поплатился – пальцы Джазза снова коснулись чувствительного основания.

— Джазз, не соблазняй Проула прямо на рабочем месте, — попросил Оптимус.

— Самому хочется? — диверсант подтолкнул праксианца ко второму бондмейту.

— Нам нужно работать, — возразил Проул. — А вот ночью вы оба в моем полном распоряжении.

В следующие несколько дней было уже не до отдыха. Трион все-таки явился и сразу начал протестовать против обвинений, предъявляемых к его охране. Но когда главе Совета лично показали неопровержимые свидетельства, Трион все-таки умолк, признавая, что и его ввели в заблуждение те, кому он доверял свой онлайн, и что впредь кандидаты в охрану будут проходить куда более строгий отбор.

Мегатрон, которому передали разговор с Трионом, только хмыкнул: наконец-то старый интриган признал хоть одну свою ошибку. Пусть теперь сидит в своем архиве и не лезет - время, когда он мог влиять на что-то, прошло давным-давно.

С нейтралами окончательно удалось договориться и даже утрясти инцидент с покушением на Файервинда. Наемник ознакомился со всеми материалами дела, сообщив, что кибертронцы могут поступать с их преступниками так, как того требует закон. Тракс же, полностью оправившись от мнемохирургического воздействия, все-таки перевелся из охраны Высоких палат, мотивируя это тем, что в полиции все-таки гораздо спокойней и нет таких интриг. Зато Хот Род окончательно обосновался в качестве стажера, по-прежнему упрашивая Дрифта научить обращаться с мечами. Дрифт пока уклонялся от подобной участи и уже подумывал о том, чтобы запросить помощи с Теофании. Помнится, некий желтооптиковый джет с бело-красной броней проявлял любопытство, насколько сильно изменился Кибертрон за эти ворны, вот пусть и узнает, а там и к тренировкам можно привлечь; пока же пусть Перси и дальше продолжит направлять Хот Рода на более… интересные дела. Саунд был в курсе мыслей бондмейта, считая рыжего гонщика еще слишком неопытным для подобного рода тренировок.

После планового утреннего совещания Джазз и Оптимус разговорились о том, что всех обвиняемых, кроме, пожалуй, Сатрона и пары охранников, просто-напросто использовали, пообещав дать возможность отомстить. Объект их мести, Проул, отсутствовал сегодня: праксианцу удалось добраться до личных архивов Новы Прайма, обнаруженных в Каоне лишь недавно. Нова был известен еще и тем, что в начале своей праймовской деятельности отчаянно боролся с законом о том, что Прайм может вступать в союз только с выбранным кандидатом.

— Бластер получил приговор и отправлен на Гаррус-9, Сатрон деактивирован, остальные отправлены в другую тюрьму, с нейтралами удалось договориться, и все нормализовалось, — подвел итог Джазз. — А вот случай с Трепаном…

— Он сам погасил свою Искру, Рэтчет уже написал отчет о его самодезактиве. Что ж… Праймас ему судья, — ответил Оптимус.

— Значит, все закончилось?

— Думаю, да. Теперь осталось вытащить Проула из архивов Новы.

— Между прочим, он ищет, как нам обойти закон. Зная то, как наш праксианец вцепляется, думаю, он нашел что-то стоящее.

… Но Мегатрона в данный момент занимали совсем другие мысли, не только беспокойство за партнера. Он ничуть не верил, что с поимкой заговорщиков все их проблемы закончатся. У лидера десептиконов не было причины не доверять своей интуиции, подсказывающей – главная битва еще впереди. Враг еще не найден, не обезврежен, и рано успокаиваться, нужно искать источник неприятностей на самом Кибертроне; нейтралы тут совсем ни при чем, их так же используют, как и остальных. К тому же, как говорили на одной планете, где довелось побывать – «Хочешь мира – готовься к войне».

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании