Имиджмейкер. Главы 13-16.

— Он соврал, — Старскрим не спрашивал, провожая спину джета долгим взглядом, а просто констатировал факт. — Почему не вызвал меня? — этот вопрос был адресован уже связисту.

— Справка: постороннего вмешательства не требовалось.

— Постороннего? — с незнакомыми и очень неприятными нотками в голосе переспросил сикер, приподняв надлинзовый щиток. — Будем считать, что я тебя понял. А сейчас мне нужна информация по происшествию на третьем нижнем уровне гражданского сектора. Наш информатор был уничтожен в собственном личном отсеке, а я ждал от него в ближайшую ротацию доклад. Вместе с ним были выведены из строя сожитель и бэты.

— Уточнение: выжившие есть? — Саундвейв убрал тентакли под задумчивым, оценивающим взглядом истребителя в суб-карманы, принимая более соответствующую своему положению и занимаемой должности позицию.

— Спарки. Временный партнёр в стазисе. Никаких прогнозов на счёт него медики не давали. Но меня волнует информатор, а не те, с кем он делил отсек. Полиция даже предварительное заключение давать отказалась. Точнее, то, что они предоставили, больше похоже на сказку для глупых бэт. Мне нужна правда. И чем скорее, тем лучше.

— Рэведж: вызвать остальных, — Саундвейв повернул шлем в сторону звероформера.

Маленький разведчик отсалютовал командиру и тут же послал пеленг-сигнал всей остальной команде. Сикер же, резко развернувшись, стремительно покинул отсек связи.

***

Красивыми строгими тройками, образовав ровный клин, на посадку заходили истребители. Рэмджет всё-таки привёл свою триаду, признав, согласно обычаям Древнего Воса, первенство Старскрима. И с ним, к огромному удивлению Ищущего, прилетела та самая фем-сикер, Слипстрим, со своими сотриадниками. Она лишь лукаво блеснула в его сторону очаровательной оптикой, когда представляла своих партнёров по звену: серо-красного Ред Винга и бронзового Даркслая. Последней прибывшей триадой были суровый Серпентор, выправка которого выдавала в нём призванного военного, такой же молчаливый монотонно-серый Крок, надежный словно сверхброня, и непривычно небольшой, очень аккуратных, даже изящных линий чёрно-серый Нессел. Последний оказался плюс ко всему талантливым молодым учёным. Как это юное дарование попало в звено грозных боевых истребителей, оставалось загадкой. Сам Нессел только улыбался на подобные вопросы, но никогда не давал однозначного ответа, умело отшучиваясь.

— Неплохо, Старскрим. Очень неплохо, — Мегатрон бросил заинтересованный взгляд на своего партнёра и заместителя, от всей искры удивляясь тому, что в данный клик имел возможность лицезреть.

Гладиатор смотрел на гордых восовцев, что славились несгибаемым нравом, а также почти болезненной тягой к свободе, и не мог поверить в тот неоспоримый факт, что эти во всех смыслах яркие трансформеры снизошли до открытого неповиновения собственным властям и конфронтации с Айаконом. Видимо, за своими попытками обыграть правящую верхушку Кибертрона и остаться в тени он упустил что-то по настоящему важное. Не может быть, чтобы те, у кого всё было, по сравнению с обездоленными нищими десептиконских окраин, так спокойно и без лишних вопросов поставили на кон своё будущее. Если пока за ним самим и его командой шли те, кому терять уже было попросту нечего, то сейчас перед ним стояла настоящая элита Великой Империи. И не какие-то там захудалые сикерёныши, которых отсеивали ещё на первых пробных испытаниях и отсылали прочь, чтобы окуляры не мозолили, а перспективные молодые истребители с блестящим образованием за плечами и достойными рабочими местами. Взять хотя бы маленького учёного. Если верить тому досье, что по внутренней связи ему только что скинул Саундвейв, в их серво попала настоящая драгоценность: один из ведущих специалистов по аэродинамике, снискавший славу не только у себя в городе, но и за его границами. И это несмотря на достаточно юный возраст! Но что ещё более невероятно, все они, стоящие сейчас перед Лидером десептиконовского освободительного движения, пришли вслед именно за его бондмейтом.

Старскрим тоже удивлял. Никаких эмоций на фейсплейте, строгий, сосредоточенный взгляд. Можно было бы подумать, что партнёр где-то там, не здесь, если не знать, как он сильно ждал этого орна, как добивался его приближения. Усталость? Да, наверное. Мегатрон испытал толику нежности, глядя на уверенного в себе, даже немного отстранённого сикера. Так непохоже для него, так торжественно сейчас и строго. Нужно дать ему немного отдыха. Для него это слишком быстро, слишком много. Нельзя забывать, что Старскрим особенный, не такой как все.

*Саундвейв, ты можешь взять на себя размещение новоприбывших на базе? Хочу дать Старскриму пару орнов отдыха*, — серый десептикон отправил на закрытой частоте вопрос своему второму помощнику.

Связист вздрогнул. Ему хотелось кричать, орать этому слепцу, что нельзя сейчас отпускать от себя соузника, нельзя давать отдых. Наоборот, завалить работой, отчётами, делами так, чтобы в оффлайн стоя уходил. Но ответ он отправил совсем противоположный по смыслу своим размышлениям и страхам.

*Разумеется. Я лично за всем прослежу*.

Про себя же он поклялся самому себе и заодно ничего не подозревающему гладиатору, что даже не скрывал сейчас свою радость от такого неожиданного и важного прибавления, что проследит лично помимо прочего и за Старскримом. В конце концов, именно для этого друзья и существуют. А Старскрим давно стал другом, даже если сам считал иначе.

***

Лениво откинувшись спиной на удобную подпорку глубокого кресла, Трэкс просматривал в перерыве между прилётами лайнеров файлы по лётным тренировкам боевых сикеров. Он уже наладил связи с парнями с той стороны общих терминалов, где идёт непосредственный контакт с истребителями, рибывающими на специальные взлётно-посадочные полосы, куда ему — гражданскому — официально хода не было. Автобот даже умудрился пару раз там побывать, конечно, в обход системы, заслужив внимание и искренние изумление у Ищущих своей непонятной модификацией. Пользуясь напропалую потрясающим обаянием и смазливой внешностью, форсер всё-таки выпросил у одного летуна обучающие материалы, оставшиеся у того после Академии. И хотя сикеры посмеивались над ним, Трэкса это нисколько не волновало. Ибо он мечтал хорошо летать, используя по максимуму всё то, чем Праймас его столь щедро одарил. Не просто же так появилась такая аномалия как он?

Его напарник по дежурствам, гражданский неповоротливый бело-жёлтый джет с красными вставками, сейчас смотрел по личному датападу развлекательную программу, рассчитанную разве что на дронов. Но Сильверболту нравилось. Он любил говорить, что такая глупость его расслабляет и позволяет снять напряжение.

Неожиданно от дверной панели раздался стук, что означало только одно: посетитель пришёл неофициально и не желает палиться перед службой охраны, используя электронные системы. Обычно так заглядывал проведать товарища только Бамблби, ненавязчиво подобным способом обозначая своё присутствие и давая возможность отказаться от непрошенного посетителя, не открыв дверь или проигнорировав столь странный вызов.

— О, Би пришёл! — отвлёкся от датапада Сильв, явно придя к таким же выводам, что и Трэкс. — Я открою, сиди уж, теоретик.

Джет радостно метнулся ко входу, впуская в их тесную рубку несмело улыбающегося жёлто-чёрного юнглинга. В манипуляторах юного гонщика было три кубика среднезаряженного с кристаллами.

— Ого! — тут же потёрла ладони в предвкушении белая летучка, споро пододвигая к автоботу табурет. — Да ты с презентом! Не знай я так хорошо характера Трэкса, я бы подумал, что ты решил приударить за этим недосикером!

Трэкс только усмехнулся, откладывая такие важные для него данные на потом. Общество Би всегда было приятно, да и отвлечься тоже не помешает. К тому же у него уже была информация, которую можно было смело передать через доверенного бойца Прайма для анализа главному тактику. Не бог весть что, конечно, но сейчас не до капризов! И только нейтрал уже собрался отшутиться, дружески указав наглому джету его место, как взгляд сам по себе остановился на крайне смущённом юнглинге, что сидел поникший, опустив окуляры, неловко водя пальцами по граням энергокубика.

Растерявшись на мгновение, Трэкс молча протянул серво и положил ладонь на вздрогнувший манипулятор юного меха. Жёлтый поднял голову. "Би?" — одними линзами спросил крылатый гонщик. "Прости", — так же безмолвно ответил ему Бамблби, неловко улыбнувшись.

— О, так это правда, что ли? — возликовал Сильверболт, в восторге уставившись на беззащитно прижатые к жёлтому шлему антенны. — Быть того не может! Малой, ты с проца слетел?

Шлак... Несмотря на лёгкий нрав и добрую искру, сплетником джет был ещё тем. Как и все в космопорте, следовало признать. Любая новость разносилась мгновенно, подобно урагану. И теперь служащий персонал радостно обсудит несчастного мелкого со всех сторон, скрупулёзно перебрав все его технические характеристики и вынеся в итоге неутешительный и унизительный для парня приговор. А обладающие особой чуткостью ещё и прямо в фейсплейт ему это вывалят.

Трэкс оглядел просто счастливого Сильва, что предвкушал настоящий фурор от свежей новости, которую он разнесёт первым всем жаждущим, потом на поникшего и смотрящего так пришибленно Би, и неожиданно решился. Дотянувшись до ножки табурета, гонщик с жутким скрипом споро пододвинул немудрёную мебель и без труда втащил ошарашенного жёлтого меха себе на колени. Пользуясь кликом полного замешательства обоих трансформеров, форсер собственнически провёл горячими ладонями по чужой броне, уделив особое внимание дрогнувшим пластинам плоского живота молодого бота и гладким бёдрам. А затем властно привлёк его к себе, мгновенно завладев податливыми губами.

Сзади подавилась взлетевшими оборотами система вентиляции джета: Трэкс целовал далеко не дружески, а с удивившем даже его самого напором. Сначала Бамблби отвечал чисто автоматически, но пыл партнёра завёл и юного бота, заставив того тесно прижаться в ответ к более мощному корпусу, обхватив манипуляторами шею форсера. Через какое-то время молодой мех перестал стесняться, напрочь позабыв, где они и что рядом есть свидетели столь яростно демонстрируемой страсти, и стал просяще, тихо постанывая, тереться бронёй о броню.

— Э, парни, ладно вам, — наконец неуверенно произнёс Сильверболт, постучав для верности по плечу напарника. — Оторвитесь друг от друга хоть на немножко. Я уже понял, что у вас там страсть, любовь, тайные встречи. Короче, сплошная романтика... Чо скрывались-то всё это время, я ж не дрон какой-нибудь, неужели не понял бы?

Трэкс почти насильно отлепил от себя вцепившегося в него Бамблби, уже успевшего просунуть пальцы внутрь, сквозь приоткрывшуюся местами сине-белую броню. Юнглинг отвернулся, но при этом его губы странным образом подрагивали, будто всё норовили сложиться в широченную улыбку, а владелец им этого не позволял. Не отрывая жаркого, многообещающего взгляда от жёлтого сокровища, что с самым невинном видом продолжало сидеть у него на коленях, нейтрал кинул поразительно притихшему джету:

— Это я не хотел. Сплетен боялся. Он же мелкий совсем ещё...

Ответом были яростный взгляд синей оптики и вставшие торчком жёлтые антенки. Трэкс не удержался и приласкал их, чем вызвал недостойное мурлыканье чужого движка.

— Вот видишь, я же говорил! — тихо засмеялся форсер, не без труда удерживая начавшего вырываться смущённого юнглинга. — Тише, тише, ты. У меня ещё два джоора до окончания смены. Стоп! Ты куда это? — придержал за бедро жёлтого Трэкс, с удивлением вглядываясь в вопросительную оптику напротив. — Нет уж, теперь ты с моих манипуляторов только на платформу прыгнешь! А пока сиди, а то умыкнут ещё такого фонящего.

Сильв громко хохотнул, Бамблби в инфракрасном спектре вспыхнул так, словно в плавильной печи побывал.

— Ты его совсем засмущал, — попенял напарнику джет, незаметно подмигивая синей линзой вконец сконфуженному молодому меху.

— О, это не надолго! — уверил сразу двоих трансформеров крылатый гонщик, самодовольно усмехнувшись. — У меня в ближайших планах громкая презентация на двоих таких забористых штучек, что скоро красавчик быстро разучится смущаться по ничего не значащим поводам.

Бамблби смотрел с нескрываемым любопытством и даже некоторой долей нетерпения. А вот джет страдать не стал, со всей дури огрев по шлему напарника своим датападом, что от столь неаккуратного обращения мгновенно треснул.

— Ещё два джоора работы, шлак тебя побери! Заткнись уже, нам ещё оплавков с Флорана-3 сажать. И ещё двоим дружеский пендель для скорости давать.

— Пендель? — тут же заинтересовался незнакомым словом Би. — Что это?

Сильверболт надрывно заржал, уткнувшись фейсплейтом прямо в рабочую панель. Трэкс легонько встряхнул юнглинга слабым зарядом, что пустил по своим пальцам, прикасаясь ими к ноге молодого меха.

— Это своеобразный пинок под задний бампер, после которого объект обычно прочищает свои логические цепи и начинает двигаться с более подобающей для него скоростью.

— Ооо...

— Би, я тебя Праймасом заклинаю, не мешай больше! — молитвенно воздел серво к смеющемуся молодому трансформеру джет, игриво подвывая. — Иначе внеочередное дежурство и взыскания нам обеспечены! А ты, — и белый палец обвинительно уткнулся в сине-белую грудную броню под ироничный взгляд её обладателя. — Немедленно ссадил с себя этого мелкого провокатора! Наобжимаетесь вдосталь после смены, а сейчас включи свой проц. Иначе нам несдобровать.

— Никуда отсюда! — наказал Трэкс, неохотно выпуская пригревшийся корпус из своих объятий, и указал на рядом стоящий табурет.

Би только кивнул, молча, переводя заинтересованный взгляд на экран огромного голографа, на котором как будто по невидимой команде замигал сигнал предупреждения.

— Доброе утро, Симфур, — жизнерадостно донеслось из динамиков. — Говорит борт G52KJ.

— Доброе утро, — невозмутимо откликнулся Сильверболт, неоднозначно переглянувшись с Трэксом под обескураженным взглядом Бамблби. — Только, к вашему сведению, это говорит космопорт Айакона.

— Я захожу на посадку в Симфур, — уже не так уверенно и жизнерадостно сообщил пилот снижающегося лайнера.

— Но здесь действительно Айакон, — с искренним сочувствием откликнулся джет.

— Айакон? Вы точно уверены?

— Да. По крайней мере, заступал на дежурство я именно в нём.

— Но почему? Нам нужно в Симфур!

— Нет проблем, — оживился Сильверболт, что-то просматривая в записях журнала. — Тогда прекращайте немедленно заход на посадку, набирайте высоту и летите влево. Следующее, что увидите, будет как раз Симфур.

— Спасибо!

— Удачного полёта, — вежливо попрощался джет, внося какие-то данные в высветившуюся на экране таблицу.

В рубке повисло молчание. Сильверболт правил сетку координат в общей базе, Трэкс что-то быстро пролистывал в инструкциях. Бамблби медленно переводил озадаченный взгляд с одного диспетчера космопорта на другого.

— Что? — заметил изумление юнглинга Сильв.

— А это... ну, то что было только что... это нормально? — неуверенный тон жёлтого меха сказал куда больше, чем он планировал.

— О, ты даже не представляешь себе, насколько это нормально, — понимающе усмехнулся Сильверболт, мигнув линзами младшему трансформеру. — Здесь и не такое бывает. Чтобы работать в этой выгребной яме, нужно иметь просто мегапродвинутый процессор и неубиваемые нейроцепи. Так что мы с Трэксом, по всему выходит, просто супер-боты!

Тихий ответный смешок заставил джета и крылатого гонщика только иронично переглянуться. Мал ещё, чтобы понимать такие тонкости.

— Кстати, Трэкс, что у тебя за ржа творится на тридцать пятой? — Сильв ткнул пальцем прямо в обзорный экран. Форсер пригляделся к открывающейся картинке и с чувством выругался.

— Тридцать пятая стоянка, вас вызывает вышка! Что за шлак вы там устроили? — проорал он в активированный комлинк.

— Вышка, говорит тридцать пятая, что вас смущает? — лениво ожил динамик через клик.

— У меня к вам только один вопрос, собственно. Вы лайнер В-класса 320 или 340?

- Разумеется 340, у нас это даже на обшивке здоровыми буквами указано, — возмутились по общей связи.

— Тогда, может, будете любезны, запустите перед стартом остальные два двигателя? — мрачно поинтересовался Трэкс, как и Сильверболт прилипнув к смотровому окну. Клик спустя Бамблби присоединился к старшим товарищам. — Может быть, вы и готовы рискнуть для истории, но я точно не желаю попасть в хроники как полный придурок, кто разрешил старт судну с вашей грузоподъёмностью, забитому к тому же под завязку, всего на двух турбинах! Если вы немедленно не запустите все двигатели, я запрещу вам взлёт и вызову службу безопасности!

Из динамиков послышалась отборная брань, но у стоящего вдалеке огромного пассажирского лайнера через какое-то время показалось под мощными плоскостями крыльев четыре ярко-оранжевых дрожащих пятна, как и должно было быть.

— Идиоты! — от всей искры почти выплюнул перегретым паром Сильверболт. — Они экономят топливо, а мы должны подставлять свои шеи! Цены за проезд никто не опускает, а грызутся за каждый кредит! Интересно, пассажиры в курсе, что их актив зависит от щедрости Праймаса на этот орн и просто колеса фортуны?

Раздражённо дёрнув массивными белыми крыльями за спиной, джет углубился в написание отчёта. И глядя на его суровую лицевую, даже Бамблби понял, куда и что именно строчит старший диспетчер главного космопорта Кибертрона. Пока зло порыкивающий кулерами крылатый трансформер изливал скопившиеся возмущение, лениво переругиваясь с охраной взлётно-посадочных полос, Трэкс незаметно сунул в манипуляторы Бамблби стопку датападов, невесомо постучав по одному из них пальцем. Юнглинг намёк понял и быстро подсоединился к инфо-порту миниатюрного устройства. Перекачав полностью все папки, он мгновенно перекинул добытые сведения лично Оптимусу. Трэксу не нужно было знать, что у жёлто-чёрного меха есть доступ к секретному каналу Прайма, но так было и быстрее и безопаснее. И времени зря терять не приходилось.

Оперативно отформатировав датапад, невысокий автобот отложил его в сторону. Теперь можно было расслабиться — задание было выполнено. Он с интересом начал просмотр других носителей информации, которые использовались не только как маскировка, но и были весьма важными для Трэкса. Разобравшись, что именно изучает крылатый гонщик в перерывах между работой, Бамблби посмотрел на того с невольным восхищением. Трэкс ответил лёгким кивком головы и твёрдым взглядом.

***

Соник пришёл в себя в клинике, оплетённый проводами, подключённый к огромной, гудящей словно генератор установке. В таких помещениях он не был ни разу: небольшое, утыканное какими-то датчиками, сенсорами и непонятными штуковинами. Провода не убраны в стены, не закрыты, как везде, а свисают со стен, а то и с потолка, неаккуратно закрученными жгутами. Воздух, если верить включившейся системе диагностики окружающей среды, какой-то сыроватый, хотя тёплый, комфортный, и пропитанный насквозь неощутимой, но зато явственно видимой белой взвесью.

"Реанимация!" — неожиданно полностью подключились логические цепи, мгновенно обработав и сопоставив картинку перед окулярами, закрытые в архивы памяти пакеты с данными о медицинских процедурах, а также тактильные ощущения. Шлак, почему он здесь? Что произошло? Он ничего не помнил и не понимал...

С лёгким шелестом скользнула в стороны дверная панель, впуская внутрь врача в сопровождении двух ассистентов.

— Очень рад, что вы наконец-то пришли в себя, — десептикон с медицинским знаком на грудной броне не улыбался, не старался внушать одним своим видом так раздражающий в подобных ситуациях позитив, он просто информировал. И это было хорошо. — Ваш друг несколько раз приходил, спрашивал о вас.

— Друг? — Соник с удивлением посмотрел на медкона.

— Он не назвал своего имени, — врач, тем временем подсоединившись напрямую через медразъёмы шахтёра, считывал показатели. Судя по сухому кивку, увиденное вполне его устроило. — Невысокий, броня чёрно-стального цвета.

— Рейв... — неожиданно блокировка с архивов памяти слетела, и трансформер замер. Он вспомнил, вспомнил всё. А чего не смог вспомнить, то быстро синтезировал из обрывков имеющейся информации. — Бэты?

— Полностью актив, — тут же заверили его, осторожно придержав плечо, когда шахтёр дёрнулся в попытке приподняться. — Они в спаркариуме, персонал предупреждён. Их функционалу ничего не угрожает. Ваш партнёр...

— Я знаю, — глухо произнёс Соник, отвернувшись. — Не надо.

Врач ничего не ответил. Закончив необходимые манипуляции, он так же спокойно сообщил:

— Все системы в норме. Полностью работоспособность будет восстановлена через пару джооров. Сейчас мы переведём вас в реабилитационную палату, в поддерживающих системах надобности больше нет.

Сине-белый трансформер только кивнул.

Сколько Соник провалялся в палате, полностью предоставленный себе и невесёлым мыслям, он не знал. Только в какой-то момент раздался лёгкий шорох от входа, но в палату вошёл не санитар, а тот, кого хотелось деактивировать медленно и крайне болезненно.

Увидев, как яростно ощетинился шахтёр, Рейв поднял серво в примиряющем жесте.

— Прежде чем обвинить меня и что-то окончательно решить, я хочу, чтобы ты очень внимательно изучил эти данные. Я сильно рисковал, доставая их. А ты будешь не менее рисковать, зная подобную информацию. Но здесь я ничем не могу тебе помочь. Ни тебе, ни спаркам.

С этими словами невысокий чёрно-серый десептикон медленно приблизился к платформе, стараясь не провоцировать лежащего на ней трансформера, и аккуратно положил пару датападов недалеко от сине-белого манипулятора. А затем так же тихо вышел.

Соник с брийм прожигал яростным взглядом закрывшуюся дверную панель, удивляясь про себя, почему та ещё не расплавилась от сжигающей его изнутри ненависти. Но потом всё-таки перевёл недоверчивый взгляд на инфорамки, что его приятель (а приятель ли?) принёс ему для ознакомления. Любопытство и гнев пересилили. В конце концов он имеет право знать, за что ему нанесли столь подлый удар в спину?

Если сначала фейсплейт шахтёра при прочтении выражал только злую иронию, то потом озадаченность сменилась мрачностью и стойкой ожесточённостью. Когда Соник закончил, его только что не мутило. Конечно, он всё это перепроверит, но почему-то в глубине искры он был уверен, что Рейв не соврал. Да и незачем было городить такую фантасмагорию только ради того, чтобы впечатлить самого обычного рядового десептикона. Даже начальство не обращало на Соника никакого внимания. Таких как он — тысячи! Но тогда почему он, почему именно с ним произошёл весь этот кошмар?! Всё это время сине-белый мех был уверен, что использует Снэпа как прикрытие, а в итоге удобной ширмой был он сам! И какой удобной, шлак, ширмой. Полностью послушной, таскающей исправно кредиты на спарков. Чужих спарков. Чьи они, если Снэп не имел к ним никакого отношения? И сколько их таких уже было, выступая отличным рассеивателем внимания для окружающих? Как же всё это мерзко, недостойно...

***

— Если ты говоришь, что Мегатрон — это одна сила, Совет — вторая, а вы — третья, то кто же тогда те, кто засылают таких как Снэп по ключевым точкам? Сенат? — Соник и Рейв сидели в энергарии отсека, что ранее шахтёр делил со своим партнёром. Хотя, о каком партнёрстве может идти речь после такого?.. Менять жилище Соник на отрез отказался, тем более что здесь всё уже было схвачено и знакомо.

— О, нет. Сенат и Совет — это одно и тоже, — криво улыбнулся Рейв, задумчиво покачивая в манипуляторе энергокуб. — Элиту волнует только поддержание старого режима, где одним достаётся всё, другим — ничего. Тем более, судя по тому, что я узнал, Снэп действовал скорее в интересах Мегатрона и его команды. По крайней мере он им не мешал. Так что, смею предположить четвёртую силу. И самую опасную на данный момент, так как ни её лидеров, ни её мощи, ни сфер влияния, ни даже целей никто не знает.

— А вы? Какие цели преследуете вы? — Соник в упор уставился на Рейва, прожигая тяжёлым взглядом полупрозрачный стеклопласт визора.

— Мы? — невысокий серо-чёрный мех всесторонне обдумал поставленный перед собою вопрос. — Знаешь, я бы хотел тебе соврать, что мы хотим равенства, отстоять права обиженных, возродить старые традиции: когда быть рабочим, быть военным — это было почётно. Может быть, ещё можно было бы приплести ко всему этому уровень социальных услуг, финансового благополучия. Но я не хочу врать. И так уже этой лжи слишком много. Скоро сам себе перестанешь доверять.

Рейв молчал, Соник тоже. Оба понимали полную бессмысленность этих метаний.

— Так что всё очень просто, приятель, — Рейв пожал плечами с таким видом, будто извинялся. — Мы просто пытаемся выжить. Удержаться на плаву, пока те, кто сверху, разрывают Кибертрон на части. Каждый тянет в свою сторону. И каждый стремится урвать кусок побольше и повкуснее. Что будет дальше — никого не заботит. Большинство свалит с этой планетки не мигнув окуляром, как только запахнет неприятностями по-настоящему. И я тоже свалю. Знаешь, что самое страшное? Что я даже не оглянусь.

— Думаешь, будет война? — Соник мрачно уставился в стол, с предельным вниманием изучая иссечённую царапинами поверхность.

— Любой, у кого проц не промыт гнилой пропагандой и работает хотя бы в половину, это понимает. Хотя, как по мне, так война уже идёт вовсю. Просто до некоторых идиотов это слишком долго доходит, — Рейв отставил куб в сторону и посмотрел прямо в оптику Соника. — Знаешь, назвать мирным то место, где спокойно под всеобщее молчаливое одобрение стирается в пыль целый гражданский город, у меня глосса не повернётся. А ты глянь: везде тишина! Спроси любого — в ответ будет непонимание и чистый, наивный взгляд дрона! Что? Какой такой Праксус?! Ничего не знаем... Соник, очнись! Эта планета агонизирует! Она обречена. Как и вся эта насквозь проржавевшая Империя.

Сонику хотелось заставить замолчать этого невысокого дерзкого кона, крикнуть ему, что он говорит богохульства, что это прямая измена всему, чему их учили (не важно, автобот ты или десептикон), но он понимал, насколько прав Рейв. Распад не только начался, он уже шёл полным ходом. Не остановить, не спасти, не сберечь. Фундамент огромного небоскрёба разъеден, раскачан. И то что он рухнет, погребая под обломками своих жителей, это просто вопрос времени.

Рейв встал. Соник медленно поднялся вслед.

— Я останусь, — решил шахтёр, гадая в глубине искры, не совершил ли он только что самую огромную ошибку в своём функционировании. — На рожон лезть не буду, но пригляжусь. А с тебя должок! В случае чего, плевать я хотел на чьи-то там интересы и выживание; мелких эвакуируешь сразу же. Надеюсь, проблем хотя бы с этим не будет?

— Уж такую малость мы можем, — широко улыбнулся Рейв. Нас хоть не много и судьбы мира мы не вершим, но связи имеются. — Не боись, одного не бросим. Но и сейчас срываться с места тебе никак нельзя. Раз уж умудрился так вляпаться, играй до конца. Усыпи бдительность этих тварей, иначе и ты и спарки не актив.

— Бывай, — грубо буркнул на прощание шахтёр, блокируя за Рейвом магнитный замок. Серо-чёрный изящный кон только легко улыбнулся в ответ, прежде чем исчезнуть за углом коридора.

Соник тяжело дотопал до спаркской, дверь в которую была приоткрыта. Маленькие трансформеры подзаряжались теперь только на одной платформе, боясь потерять друг друга, сбитые с толку, молчаливые, напоминающие скорее тени, чем непоседливых бэт. Взрослому и повидавшему многое за свою жизнь меху было жаль мелких. Да, ему тоже пришлось пройти через многое, но весёлое спаркство у него было. Он знал любовь Создателей, весёлые игры со сверстниками, надёжность родных стен. У этих малышей не было ничего. Ничего и никого. Где их нашли, таких маленьких, полностью беззащитных и так подходящих для очередной операции? Осиротели ли они естественным путём, или их вырвали из сервоприводов Альф, а может, и загасили для верности последних, — теперь было не важно. Переписанные, с неустойчивой психикой, боязливые и нервные — спарки инстинктивно чувствовали безразличие того, кто называл себя их дани. Теперь Соник понимал, почему так редко видел малышей: они избегали Снэпа, неосознанно не доверяя его ласковому тону и фальшивым улыбкам. Их искры молчали при приближении чужого для них меха. Потому всё то время, которое бэты были вынуждены проводить в их общей кварте, маленькие трансформеры находились у себя в отсеке. Они не были тихими и воспитанными, они были просто напуганными, брошенными и глубоко несчастными.

— Синенький и жёлтенький, — прошептал Соник, впервые изучая тонкую броню малышей, что жили бок о бок с ним целый ворн, отмечая тонкие антенки, аккуратные пальчики, плавный изгиб корпусов. — Не боитесь, мелкие, не брошу. Раз уж так случилось, что мы теперь вместе, значит, кому-то это нужно. Значит, я теперь за вас в ответе. Что ж, придётся выучить ваши имена... вряд ли различие по цветовой гамме будет правильным вариантом общения.

Очень понравилось

Очень понравилось, с нетерпением ждём продолжения)))

Спасибо)

Спасибо) Продолжение будет, но не скоро.

Скорее))

Скорее пишите продолжение. Оч интересный расказик. Ну прям очень - очень. Жду продолжения

Спасибо) С

Спасибо) С продолжением немножко придётся подождать. Но история не брошена, не переживайте))

А получиться ли

А получиться ли у Блицвинга добиться расположения Саундвейва?))) Автор, а вы позволите Оптимусу и Джазу выжить, а то их столько раз убивали... Они достойны счастья хоть в одной параллельной вселенной.

Вот на счёт

Вот на счёт Блица и Саунда пока сама не знаю))) Мне оба нравятсЯ, и оба шарки бесконечно упрямые) При этом один говорит "дай", а второй отвечает "фигу"))))
Клятвенно обещаю, что ни Джазз, ни Оптимус у меня не погибнут!))) Только не эти двое)))

Спасибо, автор.

Спасибо, автор. Будет ли продолжение? Что будет у Оптимуса и Джаза? У Старскрима и Скайфаера?

:)

Конечно, продолжение будет!
А что будет у героев дальше, всё расскажу в следующих главах!
Рада, что понравилось))

*кончилзакурил*

*кончилзакурил*
Автор, вы не перестаете удивлять. Этот непростой сюжет, эти интриги, новая порция глав буквально сделала мне весь день. Впервые встречаю описание Матрицы такой... Самостоятельной, расчетливой, даже коварной. Но решение точно свежее. Вопросы вроде "Как сложатся отношения у Скрима и Скайфаера?", "Кто же эти маленькие спарки?" и т.д., заставляют терпеливо ждать продолжения.
Удачи вам и вдохновения)

Никогда не

Никогда не верила в то, что подобной силы артефакт был всего лишь коммуникатором с божеством для Праймов. Не просто так он в себе хранил мудрость предыдущих правителей, их решения и мысли. И то, что Матрица была разумной, выбирая "этого хочу", "этого не хочу", тоже наводило на определённые мысли. Особенно то, что не все Праймы под её чутким руководством были прям милашками. Оптимус скорее исключение. И комиксы, мультфильмы позволили задуматься, что это потому, что он не всегда её слушал. Или не хотел слушать. И после переделки в Прайма всегда терзался тем что сделал, сомневался. А вроде как не должен был.
Старскрим и Скайфаер - как Ромео и Джульетта :) А жёлтенький и синенький - дааа, задачка))) Придётся героям решать не только её)

Спасибо за отзыв!

Ох, автор.

Ох, автор. Произведение чудесное, я не хочу торопить, но вопрос "когда продолжение?" сам просится наружу. Уж больно интересно узнать, что дальше. Надеюсь, вдохновение всегда будет с вами :3

лето))

Прошу прощения, лето, другие проекты по фанфикам, отдых - подождать придётся) Скоро не обещаю, но всё будет)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании