Tie-up.

Автор: Doomstalker
Пейринг: писалось для пейринга Бластер/Саундвейв, но повылазило еще кое-что
Вселенная: ТФ; Поколение G1, время – до Movie.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Предупреждение: slash, ООС
Саммари: Еще одна вариация на тему «От любви до ненависти один шаг». С объяснением как и почемуХ)
Комментарии: 1) автора долго мучил вопрос, почему Бластер не обладал своими кассетами вплоть до Муви. Возможно, в дебрях комиксного канона есть объяснение, но пока автор до него не докопался, и предоставляет свое.
2) Связь между кассетниками и кассетами была хорошо описана в русском ТФ-фандоме еще Skjelle в «B&B» . В каноне, в принципе, есть подтверждение данному факту, если, конечно, не толковать это так, что носитель и его подопечные просто хорошо изучили друг друга.
3) Автор, кстати, не разбирается ни в технике, ни в электронике, ни в физике, и потому сам в шоке от той ереси, которую здесь понаписал.
4) И у автора поднялся-таки манипулятор переводить знаменитые «Till all are one» и «All hail Megatron».

*Tie-up: 1) связанность, путы 2) разг. связь, союз.
Tie up: 1) привязать; 2) ограничить свободу действий; to be tie up: а) разг. жениться б) быть связанным; в) совпадать, сходиться; г) объединиться, соединять усилия

Часть 1.

- Нет.
- Бластер, послушай…
- Нет, - категорично отрезал кассетник и, будто в подтверждение своих слов, сложил манипуляторы на деке.
- Это приказ, - Оптимус Прайм блеснул голубыми (непривычно тусклыми, будто энергии на подпитку не хватает) окулярами, и откинулся на высокую спинку светло-оранжевого кресла. Пальцы командующего были крепко сцеплены в замок, антенны чуть подрагивали, а маска (обычно не позволяющая уловить эмоции) сейчас ясно говорила о недовольстве.
- Я не пойду на это.
- Бластер… - тон лидера автоботов неожиданно смягчился, будто огромный трансформер действительно вошел в положение своего подчиненного, но тот прекрасно понимал, что Прайм просто сменил тактику: – Я понимаю, что тебе сложно…
Вот тут Бластер отчетливо скрипнул дентопластинами, но зато удержался, и не фыркнул – все-таки это был слишком демонстративный шаг, указывающий на явное непочтение к командиру… Коего магнитофон, так или иначе, уважал – наверное, никто во всей Вселенной не был достоин уважения более, чем Оптимус Прайм. Да и разве виноват лидер в том, что не понимает… вернее, даже теоретически не может понять то, о чем просит?
- Нет.
- Бластер, - тускло-голубые окуляры, казалось, глядели сквозь металл, мелкие детали, сплетение кабелей и проводов прямо в Искру, – они погибнут.
- Оптимус, они – десептиконы, - а вот теперь в голосе строптивого красного автобота слышалось уже плохо скрываемое раздражение. - Разве наша цель – не их полное уничтожение?
Бластер испытующе воззрился на собеседника – заданный им вопрос, к слову, мучил большинство автоботов, и, рано или поздно, в любом отсеке начинались разговоры на больную для всех тему. В конце концов, у представителей красного знака было столько возможностей, чтобы покончить с противниками – и ни одна из них так и не была реализована. Ни одна.
Нет, конечно, Оптимус никогда не колебался перед выстрелом, да и каких-либо сомнений по поводу судьбы десептиконов на поле боя у него не возникало – это знали все… Но странное дело – чем больше Прайм знакомился с земной культурой, тем чаще подчиненные могли видеть лидера, задумчиво просматривающего старые хроники – будто он пытался отыскать в них что-то давно потерянное и забытое, но никак не мог.
А эта странная фраза, на которую носитель Матрицы наткнулся где-то на просторах электронной сети и попросил Телетрон-1 распечатать?
Кассетник незаметно покосился влево.
Ага, все еще висит.
«Я думаю, что человеческую жизнь всегда стоит спасти, каков бы ни был человек». Дж.Б.Шоу.
Ну, на взгляд магнитофона, может, человеческую жизнь спасти и стоило, но уж никак не десептиконскую.
- Возможно, есть другой путь, - непривычно тихий голос прервал размышления, и Бластер с некоторым удивлением взглянул на командира, осознавая, что потерял нить разговора. Впрочем, восстановление в памяти последних минут беседы заняло всего пару мгновений, но удивление никуда не исчезло: - Наша команда изобретателей как раз начала разрабатывать устройство, с помощью которого возможно перепрограммирование… - Прайм упреждающе поднял манипулятор, предвидя реакцию связиста: - Рэтчет говорит, что они учли провалившуюся попытку с Девастатором, и на сей раз успех практически гарантирован… если, конечно, ты согласишься, Бластер – без твоей помощи они столько не проживут.
- И как ты себе это представляешь, а, Оптимус? – черные пальцы кассетника сжались, а синие окуляры гневно сверкнули. – Таскать их с собой повсюду, поддерживая жизнь и давая просто замечательную возможность для шпионажа и выведывания наших планов? А потом спасенные сбегут, и у Мегатрона появится огромное количество архивов с секретной информацией… Нашей секретной информацией, Оптимус… Так?
Лидер автоботов отрицательно покачал головой, игнорируя издевку взвинченного сверх меры магнитофона:
- Нет, Рэтчет об этом позаботился – они в оффлайне, а шпионить и разрабатывать план побега в таком состоянии, согласись, весьма затруднительно, - антенны вновь слегка шевельнулись, будто показывая, что Прайм пытается пошутить. - Риска нет никакого – это подтвердил и Ред Алерт.
Ред Алерт?
Бластер недоверчиво пригасил оптику, обдумывая полученные сведения – чтобы главный параноик базы (и, по совместительству, ответственный за безопасность), да вдруг дал такое вот заключение и смирился с присутствием десептиконов на подведомственной ему территории?.. Нонсенс… или… Или в несчастном опять что-то закоротило…
Красно-синий трансформер, тем временем, достал что-то из выдвижного ящика, положил на стол и демонстративно пододвинул к подчиненному. И вот тут… вот тут за все время непростого разговора Бластер дрогнул. Причем дрогнул и на физическом уровне: неожиданно засбоили некоторые программы, как-то странно сжалась Искра, а в еле слышное «нет», произнесенное из-за упрямства, добавилось статики и помех.
- Это ненадолго, - продолжал увещевать Прайм, видя, что оборона связиста начала таять, словно лед под воздействием соляного раствора. – Пока Рэтчет, Уилджек и Персептор со всем не разберутся…
- Ненадолго… - словно загипнотизированный повторил Бластер, не в силах отвести взгляд странно мерцающих окуляров от объекта на столе.
Автобот с трансформой грузовика кивнул, прекрасно понимая, что навряд ли старый боевой товарищ может увидеть этот жест, и пододвинул предмет разговора к связисту еще ближе… совсем чуть-чуть… Но именно это и сломило сопротивление окончательно – подчиненный протянул манипулятор и коснулся темного металла, матово поблескивающего в неярком свете ламп.
- Хорошо, Оптимус, - дека открылась словно сама собой, и Бластер, наконец, решительно взглянул в лицо, скрытое маской. – Я выполню твой приказ.
Черные пальцы машинально начали поглаживали Рэвэдж в альт-форме, словно пытаясь успокоить и утешить. Впрочем, Бластер тут же осознал свою оплошность и, смутившись, замер.
Избранник Матрицы, тактично сделав вид, что ничего не заметил, достал остальных подопечных Саундвейва – всех в альт-форме и пребывающих в оффлайне – и вручил связисту. Принимая нежеланные объекты заботы, Бластер лишь тихонько вздохнул: похоже, что после длительного перерыва он снова все-таки обзавелся кассетами…
* * *
Сидя в своем отсеке и прислушиваясь к уже основательно подзабытым ощущениям, связист был уже отнюдь не так зол, как несколько часов назад в кабинете у Прайма. Хотя, конечно, ситуация была весьма… хм… скажем так, неприятной и болезненной.
В разговорах с красным автоботом остальные соратники по знаку предпочитали не затрагивать тему кассет вообще. Только раз за все то время, пока они находились на Земле, Бластер услышал вопрос о кассетах – его задал Спайк, ведомый вполне закономерным любопытством. Наверное, многих людей интересовало, почему автоботы не используют контрразведку против шпионов десептиконов, но спросить осмелился лишь Спайк. Правда, ответа от самого связиста он так и не получил – тот отшутился, и умело увел разговор в сторону, а после уже и сам человек данную тему не поднимал. Наверное, остальные объяснили белковому, в чем дело – и за это Бластер был им очень благодарен.
В конце концов, все было просто и банально – кассетник потерял свою последнюю кассету еще на Кибертроне, задолго до того, как «Арк» отправился на Землю. Конечно, Ред Алерт, едва ему доложили об этом, тут же начал настаивать на необходимости создания новых кассет, но связист рявкнул в ответ, что тогда эти кассеты будут подопечными кого-нибудь другого, но уж точно не его, Бластера… К слову, на сторону убитого горем трансформера встали не только сочувствующие рядовые автоботы, но и сам Оптимус Прайм, так что безопасник был просто вынужден отступить... Ибо потеря кассеты для любого кассетника – это не просто потеря боевого товарища, нет…
Просматривая как-то раз земные телепередачи, Бластер наткнулся на репортаж о сиамских близнецах. Слушая диктора, связист лишь горько усмехался – кассеты и кассетники были своеобразным кибертронским аналогом данной земной мутации. Связь между ними превосходила во много раз связь, устанавливающуюся между партнерами или родственниками. Данная связь не просто затрагивала Искры – она, казалось, протягивала между ними крепкий стальной канат, позволяющий не просто улавливать настроение и эмоции связного партнера, но и буквально «читать мысли». Для самих связистов это выражалось в постоянном электромагнитном ментальном шуме, ничуть не мешающем нормальному функционированию. Более того – тишина, которая возникала после гибели последнего подопечного, действовала угнетающе, и ее не могли заглушить ни время, ни даже рок-н-ролл, врубаемый Бластером в приступах отчаяния на полную мощность.
Да и, к тому же, была другая проблема: связь, как и между обычными партнерами, устанавливалась на энергетическом уровне, посредством постоянного обмена излишками энергии. Это было непросто привычным делом – необходимым как для кассет (без такой вот постоянной подпитки их системы начинали сбоить и это могло привести к полному отключению), так и для их носителей… А потому, когда погиб Хэрриер*, автоботу с трансформой магнитофона ничего не оставалось, кроме как сблизиться с Траксом и Джазом: лишь регулярный инетрфейс обеспечивал избавление от накопившихся излишков…
…Которые сейчас вовсю поглощали кассетники Саундвейва.
Бластер раздраженно выругался и, ударив кулаком по платформе, с шумом прогнал воздух по вентсистемам.
Да уж… Совершенно зря он вспомнил о данном обстоятельстве (как говорят люди – последний гвоздь в крышку гроба) – в этом свете ситуация была непросто неприятной, но еще и очень… щекотливой.
Дело в том, что сами кассетники старались никогда без крайней необходимости не считывать информацию непосредственно с чужих кассет. То, что сам Бластер делал это пару раз с Лазербиком и Рэвэдж, объяснялось очень просто – у него не было нужного оборудования, чтобы извлечь интересующие его сведения, кои, естественно, требовались немедленно. Потому и пришлось «прослушать» их по старинке.
Прослушать чужую кассету… обменяться с ней собственной энергией, оставив отпечаток энергетического поля и Искры… чтобы все это потом ощутил ее носитель… и самому почувствовать энергию другого кассетника…
Слишком лично, слишком…
Когда-то давно, наверное, еще до первой войны, так поступали влюбленные друг в друга связисты – во всяком случае, слухи об этом ходили. Остальные трансформеры считали этот способ выражения доверия и привязанности жутко романтичным, наверное, потому, что такой способ обмена энергией им был недоступен.
Что до самого Бластера, то он ко всему этому не сильно прислушивался, пока сам не вляпался по свои короткие красные антенны. Что самое обидное – из-за Саундвейва… вернее, из-за Лазербика – его, шпионящего в разрушенных кварталах, умудрился обнаружить и подстрелить Персептор (остальные автоботы, помнится, долго задумчиво присматривались к тихоне-ученому, оказавшемуся, ко всему прочему, отличным снайпером). Проул, тогда возглавлявший отряд, потребовал, чтобы Бластер «считал» информацию в полевых условиях. Не подчиниться связисту и в процессор не пришло – он вставил кассету и принялся за взлом пустяковой системы безопасности.
Сиюминутное действие отняло совсем немного энергии, но программа обмена включилась автоматически, и связист смог во всех подробностях на собственном корпусе испытать «романтику информационных уз». Это действительно отдаленно напоминало интерфейс, но, в тоже время, было куда как… интимнее, если такое вообще возможно.
Уже после Бластер получал данные и с кассет автоботов, но таких ощущений не испытывал ни разу – наверное, тут сказало свое слово то, что Лазербик был десептиконом, а эти типы просто помешаны на вопросах доминирования, потому их энергетические поля и ведут себя куда как… агрессивнее, пытаясь подавить поле партнера. И, хотя связист не признался бы в этом даже самому себе, в глубине Искры ему это понравилось – чувствовать отголосок чужого поля… поля Саундвейва.
Помнится, почти сразу после обработки информации (как потом выяснилось – абсолютно бесполезной), автоботу пришлось заняться срочным самоудовлетворением, настолько возбуждающей оказалась обычная на взгляд большинства процедура.
Сильнее, пожалуй, его поразил только случай, когда его кассете Лайтеру**, побывавшему в плену у десептиконов, удалось вернуться на базу с жизненно важной информацией. Бластер, едва начав «считывать» кассету, тут же понял, что до него это сделал его личный враг – отголоски энергетического поля Сайундвейва словно напрямую соприкоснулись с Искрой связиста, и на мгновение у того возник громкий, раздражающий шум статики в аудиосенсорах.
Что самое отвратительное – до этого Бластер никого не подпускал к своей Искре, а тут… Нет, конечно, не слияние, но, видит Праймус, несчастного чуть было не вырвало отработанным энергоном, когда он осознал, что круг замкнулся, и в старые добрые… довоенные времена их с десептиконским связистом уже могли бы согласно всем правилам объявить парой…
…Так что сейчас, обмениваясь энергией с вражескими кассетами и вспоминая толику весьма сложных опосредованных взаимоотношений с Саундвейвом, красный автобот осознал, что начинает ненавидеть своего старого противника еще сильнее… Если, конечно, можно ненавидеть еще сильнее того, кто собственноручно (ведь навряд ли телепат проявил милосердие после извлечения данных) уничтожил три чужие кассеты… трех подопечных одного автоботского связиста…

* * *
Только спустя неделю совместного проживания с кассетами до процессора Бластера начало доходить, что Оптимус, говоря «ненадолго», имел в виду не: «мы постараемся побыстрее», а, скорее: «как только – так сразу».
Окончательно поняв это, связист пару раз попытался начать разговор с Праймом на интересующую его тему, но, вот незадача, именно в эти моменты десептиконам взбрело в шлемы нападать на всякие электростанции/железнодорожные пути/другие хрупкие сооружения, понастроенные зачем-то в огромном количестве этими людишками.
Нет, однажды красный автобот таки прижал своего командира к стене в одном из коридоров, но получил лишь очень туманное: «Пока никаких результатов нет, но, я уверен, Уилджек, Персептор и Рэтчет стараются изо всех сил».
Так что, отчаявшись добиться ответа от Прайма, Бластер рискнул заглянуть в лабораторию к Персептору (ибо сунуться к Уилджеку было опасно для здоровья, а Рэтчет терпеть не мог, когда его отвлекали по пустякам), и весьма интеллигентно поинтересовался, что слышно насчет будущего перепрограммирования кассет.
- Перепрограммирование? – ученый отвлекся от изучения данных по какому-то опыту (как надеялся кассетник – связанному с его вопросом) и удивленно посмотрел на соратника по знаку, словно не понимая, о чем идет речь. Впрочем, увидев выражение лицевой платины связиста, он тут же улыбнулся: - Идет полным ходом... Думаю, закончим через пару дней… – улыбка исследователя тут же увяла, едва он заметил, что Бластер уже крутит в манипуляторах запасной тубус: - Положи обратно… - тон получился по-проуловски строгим, но всего на пару секунд. - И опробуем сначала на кассетах, а потом уже и на их носителе…
- Что?! – тубус, уже почти возвращенный на прежнее место, выскользнул из пальцев и с оглушительным грохотом упал на металлический пол. Что-то звонко тренькнуло, и ответственный за коммуникации отстраненно понял – тубус явно использовался как хранилище мелких и хрупких деталей… кои сейчас, увы, можно было наверняка считать безвозвратно утерянными. – Саундвейв вышел из стазиса?!
- А… нет… - Персептор от расстройства несколько раз машинально выдвинул и сложил лучевую пушку (заставив Бластера, забыв про гнев, на всякий случай отступить на шаг – уж кто-кто, а он-то отлично был знаком с тем, насколько опасным оружием может быть эта безобидная с виду штуковина), но выражать чувства иначе не стал. Правда, увидев, что собеседник расслабился, тут же будто невзначай добавил: - Но выйдет… Стараниями Рэтчета обязательно выйдет…
- А я думал – там все безнадежно… - протянул с безразличным видом связист, ощущая, как чуть чаще запульсировали сразу шесть Искр – его собственная и пять, принадлежащих кассетам. Это было настолько неожиданным и весьма выбивающим из обычной колеи, что ладонь даже невольно прижалась к деке, тщетно пытаясь сдержать этот порыв.
Автобот с трансформой микроскопа лишь покачал головой и снова повернулся к монитору:
- Да нет… Корпус, у него, конечно, был разворочен, - черные пальцы запорхали по клавишам, внося изменения в данные, - но в остальном там все не так уж плохо. Искра не задета, процессор тоже, нейросети регенерируют вовсю… Так что лежит наш десептикон в оффе у Рэтчета, дожидается своего часа.
Бластер отчетливо скрипнул дентопластинами.
- С вами – дождется…
- А? – ученый снова обернулся, но связист лишь махнул манипулятором: мол, не важно. Персептор недоуменно померцал линзами, однако переспросить не успел – компьютер возмущенно запипикал о какой-то ошибке, и исследователь тут же забыл о своем посетителе. Тот же не преминул воспользоваться случаем и поспешил покинуть отсек, твердо вознамерившись поговорить с Праймом…
Больше всего хотелось громко, изощренно и весьма грязно ругаться, пойти к Рэтчету и потребовать отправить этого фиолетового ублюдка на переплавку или… что ж, связиста бы вполне устроило и вырывание процессора десептохлама собственноручно. Но… хм, мало того, что это противоречило всем идеалам и устоям Алого знака, так еще и… Нет, все-таки одно дело – убить на поле боя, а совсем другое – добивать беспомощного трансформера, которого уже вытащили из стазиса. Так откровенно цинично поступают лишь десептиконы…
Но это не значит, что не стоит попытаться образумить командира…
И немедленно.

Напишу еще раз -

Напишу еще раз - бесподобный фанф... я все жду проды или новых работ автора :)

ипааать!

ипааать! класс!!! и даже без коннекторов *а именно БЕЗ КОННЕКТА, намеки органичнее смотрятся)* - щикарнооо!!!)

:))) спасибо что

:))) спасибо что про Бумбоксов...люблю про них... написано здоровски! :))))

отличный фик!

отличный фик! спасибо, что порадовали!

Класс!

Фик супер! Прямо прздник сегодня после прочтения! Очень-очень понравилось! Так все описано - прямо канон!
Очень хочется продолжения в том же духе.

здоровский фик!

здоровский фик! просто слов нет, очень понравилось! Спасибо!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании