После войны.

Автор: Viktory Tremas
Беты (редакторы) : Armourspark
Вселенная: АУ Трансформеры, кроссовер с комиксами IDW
Персонажи: Мегатрон, Старскрим, Шоквейв, Саундвейв, Дрифт, Оптимус Прайм, Проул, Джазз, много кто из автоботов и десептиконов; есть и ОС-персонажи
Рейтинг: R
Жанры: мелодрама
Предупреждения: Слэш, смерть персонажа, OOC, мпрег.
Описание: После завершения войны и возвращения фракций на родную планету, проблемы не закончились, а наоборот, только начинаются: плетутся политические интриги, внутренний враг стремится к власти, а десептиконы и автоботы пытаются привыкнуть к новому, послевоенному миру.

Часть 1

После перемирия фракций и завершения войны остались еще те, кого это не устраивало – большей частью нейтралы, но были среди них и автоботы, и десептиконы. Группировки недовольных были разрозненными, общего командования не существовало, и было лишь вопросом времени, когда полиция переловит их всех.

Однако недовольные новым режимом делали все возможное, чтобы снова развязать войну между кибертронцами, опускаясь даже до убийств, ведь это – самый простой способ выставить виноватыми перед друг другом новоявленных соратников.

После дезактива нескольких автоботов, найденных на территории одного из десептиконских городов, общественность Кибертрона вновь всколыхнулась, и снова, как и перед войной, посыпались обвинения. Мегатрон, как и Прайм, прикладывал все усилия, чтобы избежать конфликтов; к расследованию случившегося были подключены даже оставшиеся мнемохирурги. Под усиленной охраной находились и спарковские воспитательные центры – аналитики не исключали возможности теракта, ведь там проходили обучение и спарки десептиконов.

— И это тот мир, который ты обещал, Прайм? — Мегатрон метался по кабинету, словно пойманный в клетку зверокон.

— Успокойся, — Оптимус Прайм, бывший лидер автоботов, а теперь же – один из соправителей Кибертрона, просматривал последние отчеты разведки. — Ты думал, что после стольких ворн войны все радостно воспримут новость о перемирии и объединении? Сколько твоих бойцов это не приняло? Напомнить тебе мятеж Оверлорда? Или какими усилиями нам удалось нейтрализовать отряд Тарна, когда те посчитали, что все, принявшие перемирие, – предатели фиолетового знака?

— Среди твоих тоже было немало недовольных, — огрызнулся в ответ Мегатрон. — Нам нужно восстанавливать инфраструктуру городов, а не ловить преступников.

— Поверь, мы занимаемся и тем, и другим, — ответил Прайм. — Когда вернется Старскрим?

— Завтра, — ответил Мегатрон. — Ты ведь мог воспользоваться ситуацией и осудить меня как военного преступника, но не поступил так. Почему?

— Все мы в той или иной степени жертвы войны, — ответил красно-синий мех. — И все одинаково виноваты.

Мегатрон ничего не ответил на эти слова, выходя из кабинета. Бывший предводитель фракции десептиконов, а ныне – командующий армией и второй соправитель Кибертрона. Лорд-Протектор - Прайм решил возродить это древнее звание. В одиночку они бы не смогли ничего не добиться, но, объединившись и поняв все свои прежние ошибки, оба получили возможность искупить все, что было на совести каждого.

Прайм устало посмотрел на стопку докладов на столе. И это только за сегодня. Завтра будет точно так же, и послезавтра тоже. Аналитический отдел, отданный под руководство Проула, работает круглосуточно, стараясь найти выход из сложившейся ситуации. Да еще эти шлаковы нейтралы – не все, конечно – подливают масла в огонь.

— Ты все работаешь? — раздался рядом знакомый голос. Джазз всегда умел подкрадываться внезапно, диверсант все-таки.

— Да, — ответил Оптимус. — Еще нужно просмотреть несколько документов и подготовить все для поездки в Калис.

— Знаешь, шеф, если ты и дальше будешь продолжать в том же духе, то долго не протянешь, и Кибертрон целиком и полностью достанется Мегатрону, — Джазз всегда говорил прямолинейно. — Тебе надо хоть немного отдохнуть, Оптимус. Не хочешь слушать меня, так хоть к Рэтчету прислушайся, док все грозится примагнитить тебя к платформе, чтобы отдохнул. И я только за такое решение.

Диверсант аж броню встопорщил, стараясь убедить Оптимуса. Документы и прочее никуда не денутся, на крайний случай есть заместители - те, кто могут помочь. Впрочем, и среди десов находились такие же упрямые мехи, которые упорно шли к поставленной цели: взять хотя бы Саундвейва. Сводный брат Джазза почти целыми днями пропадал с выполнениями поручений Мегатрона и, если бы не партнер, то точно по ночам бы работал, а не перезаряжался.

— Что бы я без тебя делал, Джазз? — чуть улыбнулся Прайм. Сейчас, после перемирия, он уже не носил полумаску, поэтому получалось любоваться улыбкой лидера.

— Заработался бы и в итоге оказался бы в медблоке у Рэтчета, — ответил Джазз. — Док прочитал бы тебе пару лекций, шугая всех посетителей, в том числе и даже новоявленного Лорда-Протектора, и выпустил бы, когда посчитал нужным.

— Вот это точно в стиле Рэтчета. Он на такое запросто пойдет.

— Именно, — Джазз блеснул визором. — Поэтому хоть иногда отдыхай, а то будешь как Саунд, который едва не отключился от усталости на одном из совещаний.

С сожалением окинув взглядом оставшиеся доклады, Джазз был вынужден покинуть кабинет Прайма. Оставшись один, Оптимус снова принялся за дела. Все-таки Джазз прав, не стоит работать на износ, от этого не будет ничего хорошего. Это понимает даже Проул, хотя дел у новоявленного руководителя аналитического отдела едва ли не больше, чем у соправителей Кибертрона.

И ведь точно, что бы он, Оптимус, делал без монохромного диверсанта и своего партнера? Впрочем, Прайм был уверен, что точно такие же мысли есть и у Проула, ибо бывший тактик автоботской армии являлся вторым бондмейтом Оптимуса.

Сначала всем троим пришлось, конечно, нелегко, ибо и у Оптимуса, и у Проула были те еще характеры. Они оба проявили весьма специфический интерес к монохромному диверсанту, а Джазз так и не смог выбрать, его Искру тянуло сразу к двоим мехам - о чем он и поведал, созвав их для разговора. Выслушав диверсанта, Проул первым предложил идею о партнерстве на троих, признав, что не видит в этом ничего такого. Джазз тогда еще поехидничал над праксианским воспитанием, но вот тактик возразить ему не смог – новоявленные партнеры явно решили не тянуть.

Им до сих пор удавалось маскировать свои отношения. Почти от всех - в список этого самого «почти» входили Саундвейв со своим партнером и Рэтчет – уж от медика подобное явно не получится скрыть, о чем Рэтч и поведал же на первом техосмотре. Оптимус не был уверен, что даже Мегатрон знает о них троих. И, как всегда говорит Проул, – «чем меньше знают, тем для них же лучше».

Если бы несогласные с завершением войны получили информацию о наличии у Прайма партнеров, то несомненно, использовали бы это в своих целях разрушить и без того хрупкий послевоенный мир. Во время переговоров, совещаний и планерок ни Проул, ни Джазз, ни тем более Прайм не демонстрировали друг к другу ничего, кроме служебно-рабочего отношения.

Оптимус боялся потерять обоих бондмейтов. Ему все еще казалось, что полученное счастье такое уязвимое, беззащитное. Именно любовь Джазза – а со временем, и Проула – давала лидеру сил идти дальше, невзирая ни на что.

Впрочем, была и еще одна причина. Матрица лидерства могла призвать к себе следующим Праймом лишь того, в ком есть ТНК Праймов. Оптимус не хотел подобной участи кому-нибудь из спарков, которые могут появиться в их союзе.

Проул лично проверял все приготовления к поездке лидеров в Калис. Там должно было состояться весьма важное для новой истории Кибертрона событие. И поэтому велика была вероятность того, что его попытаются сорвать. Мегатрон отправлялся не один, а с первой триадой, Оптимуса же будет сопровождать Джазз. И как только оба партнера вернутся в Айакон, Проул лично проследит за тем, чтобы бондмейт отдохнул.

Связавшись с своими десептиконскими коллегами, бывший тактик передал им все материалы. Старскрим, хоть и был тем еще наглым и самоуверенным сикером, но за время войны поднаторел и в политических интригах. Лучшего варианта чем он и его сикеры, для охраны бывшего лидера десептиконов было не отыскать. К тому же аэрокоммандующему – Старскрим сохранил это звание – абсолютно незачем было снова пытаться свергнуть Мегатрона, все это осталось в прошлом. Сикер великолепно понимал, что, окажись он у власти, вряд ли сможет удержать все, особенно сейчас, когда еще столько надо сделать и решить столько проблем.

Оптимус предлагал для объединенного правительства бывший сенаторский дворец. Мегатрон был резко против такой идеи, и после долгих споров с привлечением к ним и офицерского состава было решено, что новое местообитание построят конструктиконы. Те к этой задаче подошли весьма ответственно, и в кратчайшие сроки был возведены новые Высокие палаты, ставшие символом объединенного кибертронского народа. Большинство предпочли обитать там, хотя были и исключения.

Задумавшись над последними данными разведки, Проул едва не прошел мимо своей кварты. Праксианцу свое поведение не понравилось: он начал терять концентрацию, а это совершенно недопустимо.

— Ты задержался, — в полутьме кварты – верхнее освещение было отключено, лишь горели теплым синеватым светом праксианские кристаллы, расположенные на стенах – сверкнул визор диверсанта. — Даже Оптимус раньше тебя пришел.

Сейчас Проул заметил и второго партнера. Прайм подошел, положив обе ладони на плечи монохромного праксианца, а затем начав поглаживать и разминать тяжи у основания дверц. Проул чуть откинулся назад, прижимаясь к Прайму, и даже мурлыкнул.

— Так гораздо лучше.

— Я проверял последние доклады службы безопасности, — ответил Проул. — Оптимус… Джазз… мне не хочется отпускать вас в Калис.

— Это еще почему? — поинтересовался Джазз, сидя на платформе и глядя на то, как Оптимус постепенно подталкивает Проула к диверсанту.

— Предчувствие плохое, — признался Проул. — Знаю, это нелогично, и наличие предчувствий никак не доказано наукой, но…

— Все будет хорошо, — заверил его Оптимус. — С нами будут Мегз и триада Скрима. Тут останется Саунд, ты же знаешь, на него можно положиться.

— Да и вообще, хватит болтать, мы тут планировали заняться кое-чем другим.

С этими словами бывшего тактика завалили на платформу, две пары манипуляторов принялись ласкать черно-белый корпус, легко находя чувствительные участки. Мало кто знал, что у датсунов уж о-о-очень чувствительны основания дверц. Некоторые полагали, что это проявление дальнего родства с сикерами.

В данный момент Проулу было не до подобных генетических изысканий... или до вообще каких-либо размышлений. Сейчас хотелось вцепиться когтями в черно-белую или красно-синюю броню, притягивая ближе, и просить еще больше наслаждения, которое дарят партнеры...

Тактик почему-то всегда дольше всех отходил от перезагрузки. Как-то раз Джазз поинтересовался у Рэтчета, из-за чего возможно подобное; медик же ответил, что процессору Проула надо больше времени, чтобы привести в порядок все данные и имеющуюся информацию.

— Пусть отдохнет, — Оптимус осторожно провел кончиками пальцев по шеврону праксианца. — Он в последнее время слишком много работает.

— Впрочем, как и ты, — возразил Джазз, пролезая под манипулятор Прайма и удобнее устраиваясь рядом. — В Калисе точно заставлю отдохнуть. И вообще, пусть Мегатрон тоже занимается делом, а то он у нас словно для красоты.

Оптимус рассмеялся - искренне, как не смеялся с самого начала войны. Слишком уж мало тогда было поводов для веселья.

— Ты смотри ему это не скажи, Мегз точно не оценит.

— Это почему? — Джазз наконец устроился на нагрудной броне лидера автоботов так, чтобы ощущать его Искру. — Стащить с него это шлаково дополнение к его шлему - и точно тогда выйдет на первое место в негласном хит-параде самых-самых.

— А кто там сейчас? — внезапно полюбопытствовал Прайм.

— Скажу, что мы втроем есть в первой десятке, — ответил Джазз. — Саунд и Дрифт тоже в этом списке. И даже Рэтчет туда попал, хотя кому-кому, а ему подобная честь не нужна. А вот первое место вакантно, ибо не нашлось такого меха, который устраивал бы всех.

— Даже Старскрим?

— Он снова на втором, — поделился Джазз. — Ты бы видел, как наш Тиран Небес бушевал, когда до него дошел этот списочек. Скрима тогда было впору переименовывать в Бурю Небес. Зато на третьем Хот Род. Помнишь рыжего и наглого?

— Еще как, — ухмыльнулся Оптимус. — Дерзкий и многообещающий малыш.

Джазз ткнул локтем Прайма.

— Это даже ты признаешь, — парировал Оптимус, прижимая к себе диверсанта.

— Признаю, — согласился Джазз. — Этому мехлингу не место среди рекеров, надо забрать у Капа и потихоньку самим заниматься им. Думаю, со временем и подходящей дрессурой Хот Род сможет добиться успехов.

— После Калиса поговорю с Капом. Где лучше пригодится Хот Род?

— Не у аналитиков, это точно, — хихикнул Джазз. — Проулу такой сюрприз не нужен. Разведка, скорее всего. Сдадим кому-нибудь из наших, пусть тренирует.

— Надо найти того, кто стоит за всеми недовольными, — произнес Оптимус. — Я уверен, ими кто-то руководит. Жаль, Мегатрон считает иначе.

— Мегатрону нужны факты, доказательства. Найдем – и тогда армия десептиконов будет действовать. Противников окончания войны мало… но, шлак подери, я так надеялся, что воевать больше не придется!

— Я тоже надеялся на это, Джазз, — тихо сказал Оптимус.

— Это было бы нелогично, — подал голос Проул. — После того, как ты объявил, что Мегатрон и его офицеры не будет осуждены за военные преступления, глупо ожидать того, что оставшиеся на Кибертроне примут десептиконов с распростертыми объятиями.

— А ты посмотри статистику заключения партнерских союзов, — посоветовал Джазз. — И потом не говори, что десов приняли не с распростертыми объятиями.

Проул возражать не стал, удобней устраиваясь рядом с Праймом. Оптимус, улыбнувшись, обнял своих бондмейтов. До утра еще несколько часов, которые можно провести вот так, в обнимку, наслаждаясь тем, что самые дорогие Искре мехи рядом. Но потом придется уходить, возвращаясь к себе.

В своей собственной кварте Оптимус Прайм мог работать, хранить документы, отчеты и прочее, но почти никогда не перезаряжался, предпочитая для этого оставаться на ночь у своих партнеров. И Джазз, и Проул знали об этой его привычке, но никогда не расспрашивали. Если Оптимус захочет - то расскажет сам.

В последнее время навалилось слишком много работы – пожалуй, даже больше, чем когда обе армии только-только вернулись на Кибертрон. Тогда главной целью было восстановление инфраструктуры городов – всего, что было уничтожено за ворны войны. Сейчас приходилось уделять внимание еще и вновь прибывающим нейтралам – они когда-то не захотели выбирать между фракциями, по большей части предпочтя улететь в космос. Нет, конечно, и на Кибертроне существовало несколько нейтральных секторов, у чьих обитателей были равные отношения как с десептиконами, так и с автоботами. И если было известно, чего ожидать от них, то прибывшие на планету нейтралы внушали закономерное опасение, и десептиконская разведка работала круглосуточно.

В Калисе как раз должна была состояться встреча с несколькими лидерами нейтралов для обсуждения некоторых аспектов совместного существования на Кибертроне. Само собой, эта встреча требовала присутствия соправителей и высшего офицерского руководства. Впрочем, еще до этого было решено, что Проул и Саундвейв остаются в Айаконе, продолжая работу над текущими проектами по восстановлению городов, больше всего пострадавших в войне.

…Первым онлайн вернулся Джазз, выбираясь из-под манипулятора Прайма. Проул еще перезаряжался, прижимаясь к лидеру и расправив дверцы.

— Надо идти, — тихо произнес Джазз, укрывая черно-белого праксианца термоодеялом.

— Да, — с сожалением согласился Оптимус. Уж он-то точно знал, что больше отдохнуть не удастся – ни ему, ни Джаззу. Диверсант, как всегда, помчится на встречу с информаторами, а у Оптимуса будет очередная кипа докладов, половину из которых Мегатрон все-таки забирает. Оптимус не сомневался, что лидеру десептиконов приходится читать все это, иначе Старскрим точно не отстанет. Язвительный и ехидный сикер был неплохим стимулом для дальнейшей работы, и Мегатрону иногда казалось, что он готов уж лучше снова сбежать на Арену, чем выслушивать описание своих промахов в исполнении командующего ВВС.

Впрочем, кое-что о своем лидере не было известно даже ему – уж слишком тщательно Мегатрон оберегал все, что касалось его личной жизни. Партнер Мегатрона – они были вместе с давних пор, еще до начала войны – недавно перенес почти полную смену корпуса и теперь почти все время находился под наблюдением медиков. Мегатрон злился, что ничем не может помочь, даже побыть рядом лишний раз.

Оптимус так и не заглянул в свою кварту, сразу направившись в рабочий кабинет. Все, что необходимо для поездки в Калис, уже подготовлено, так что даже нет смысла заходить туда, где по идее и должен обитать лидер автоботов. За просмотром очередного датапада Оптимуса и застал Мегатрон.

Бывший гладиатор и нынешний соправитель Кибертрона выглядел довольно усталым – наверняка уже которую ночь проводит без подзарядки. И если Оптимуса оффлайн гнали партнеры, то у Мегза были свои причины бодрствовать.

— Ты вчера вообще отсюда выметался, Прайм? — с порога поинтересовался Мегатрон. — А то как я уходил – ты все сидел над документами, пришел сейчас – и никаких изменений. Взял пример со своего тактика?

— На первый вопрос ответ «да», на второй – «нет», — ответил Оптимус. — Решил проверить доклады разведки о наших нейтралах. Как прошла ночь?

— Как обычно, — буркнул Мегатрон, беря в манипуляторы протянутый Праймом датапад. — Опять Рэтчета вызвали. Он говорит, что это еще полворна точно продлится. По его словам, это уже чудо Праймусово, что Страйк смог пережить подобное медицинское вмешательство.

— Он всегда был сильным, справится и на этот раз, — сказал Оптимус. — К тому же мы недолго пробудем в Калисе, переговоры начнутся сразу же после приезда.

— Хоть что-то радует - не придется сидеть и ждать, пока эти нейтралы соизволят явиться.

— Это в первую очередь нужно им, — заметил Оптимус. — Логичней предположить, что они будут вовремя.

— Ты заговорил как твой главный аналитик, — заметил Мегатрон. — Слишком много времени проводишь рядом с ним?

— О чем ты? — Оптимус даже не перестал просматривать инфорамку, держа энергополя под контролем.

— Да просто так, — ответил десептиконский предводитель, поняв, что Прайм не настроен на дальнейший диалог.

За все время между ними был лишь один разговор о причинах окончания войны. Словно по обоюдному согласию, ни Мегатрон, ни Оптимус дальше на эту тему не разговаривали; каждый совершил немало ошибок за эти ворны и великолепно понимал – так просто все не исправить. Обе армии к моменту внезапного объявления прекращения войны были основательно истощены, условия ведения войны на чужой планете выматывали кибертронцев, и объявить об окончании войны было единственным выходом. Фракции слишком хорошо понимали, кто бы остался победителем, а кому досталась бы участь побежденных. Неизвестно, что именно побудило Мегатрона начать переговоры с Праймом - приложил ли к этому манипулятор Старскрим, или же Шоквейв рассчитал дальнейшие и весьма неутешительные данные, но переговоры состоялись. Прайм тоже умалчивал об истинных причинах того, почему же он принял предложение о завершении противостояния, ссылаясь на Матрицу Лидерства. Кто знает, может, артефакт и в самом деле решил вмешаться, сообщая волю Праймаса? Поэтому решение лидеров было принято почти единогласно. Проблемы начались уже на самом Кибертроне, и теперь их приходилось решать, причем очень быстро.

Чуть позже в Высоких палатах объявился Старскрим в компании сотриадников. Первая триада кибертронских ВВС должна была сопровождать соправителей в Калис. Старскрим, узнав об этом, ехидно фыркнул, что они не нанимались работать почетным караулом. Мегатрон же в свою очередь намекнул, что в таком случае должность его заместителя явно станет вакантной, раз один некий сикер так уж сильно стремится в простые авиаторы.

После подобной перепалки настроение у обоих десептиконов явно улучшилось, и Мегатрон даже наконец-то согласился на несколько реформ для армии. Проул пришел к лидеру автоботов в сопровождении Джазза и Саундвейва для окончательного отчета перед визитом лидеров в Калис.

— Пока вы будете на переговорах, мы займемся инспекцией недавно восстановленных заводов, — произнес черно-белый праксианец. — Все отчеты будут ждать вас в аналитическом отделе.

— Хорошо, — кивнул Прайм. — Джазз?

— Все готово, шеф. Мираж будет пока присматривать за разведкой, а если что – думаю, Саунд не откажется помочь. Верно? — вопрос адресовался десептиконскому связисту.

— Верно, — словно эхом отозвался Саундвейв, уже просчитывая планирование работы и сопоставляя его с графиком работы партнера. Дрифт сейчас тоже занят, снова мотается с рекерами, а в свободное время обучает нескольких мехов технике боя Круга Света. Связист пару раз бывал на этих тренировках - у Дрифта вполне получалось быть наставником. К тому же пару раз высказывались мысли о дипломатической миссии на Теофанию, и Дрифт точно бы пригодился для налаживания контактов с Нью Кристалл Сити.

Часть 2

Расположенные на северной окраине Айакона заводы постепенно отстраивались, открывались новые рабочие места для кибертронцев всех альтформ, и проблем с наймом рабочих не было. У Проула была запланирована инспекция одного из этих заводов. Следовало осмотреть цеха, где изготовлялось оборудование, поговорить с рабочими. В качестве сопровождающего вызвался Саундвейв: Дрифт сегодня по старой памяти решил отправиться к рекерам.

Проул со всей праксианской тщательностью обошел почти все углы завода, разговаривал с рабочими, среди которых были не только автоботы, но и десептиконы, даже мелькнул вдалеке кто-то из гештальта стантиконов. Саундвейв был рядом, будучи наблюдателем от десептиконов, также оценивая, запоминая и делая предварительные наброски будущего доклада.

Черно-белый праксианец остановился на одном из этажей заводского помещения, которое реставрировали после войны – пролом в полу до сих пор был не восстановлен. Мастер – кибертронец с альтформой танка и десептиконской инсигнией – объяснял, какие именно ремонтные работы идут в первую очередь.

Стрелок-снайпер прицелился. Следовало немного выждать, искомую цель сейчас закрывает тот танк-десептикон. Вот Проул чуть отошел, повернувшись спиной...

Идеальный момент. Без бывшего тактика позиции автоботов ослабнут, и в его дезактиве запросто можно обвинить десептиконов - ведь, кроме праксианца, в комиссии больше ни одного алознакового.

Снайпер не учел только одного – телепатию Саундвейва. Связист, с самого начала ощущая непонятную опасность, услышал мысли наемника за мгновение до того, как он выстрелил. Кассетикон, не долго думая, сбил Проула с ног, но они оба были слишком близко от пролома заводского пола. Последнее, что запомнилось Проулу – боль от удара обо что-то и темнота оффлайна.

…Онлайн ознаменовался весьма противоречивыми сигналами внутренних систем, на капоте находилась какая-то тяжесть. Проул не торопился активировать оптику, устраивая самодиагностику. Повреждение плеча – устранено медиками. Пострадавшая проводка – самовосстановление 49%. Бывший тактик наконец включил окуляры, оглядываясь по сторонам. Впрочем, всего одного взгляда на нагрудную броню, где устроилась Рэведж, хватило, чтобы понять, где именно находится Проул.

Кварта Саундвейва. Причем не его обитель в Высоких палатах, где он просто бывал и хранил ненужные вещи, а обычная айаконская кварта, где связист жил с Дрифтом. Впрочем, мечник тоже дома, слышится его голос из соседнего отсека.

Ссадив с себя кассету, Проул осторожно сел на платформе, придерживая левым манипулятором пострадавшее плечо. Проанализировав состояние гироскопов, праксианец все-таки поднялся с платформы и направился в отсек, где были хозяева кварты.

Саундвейв сидел на стуле, Дрифт, вооружившись нанитным гелем, наносил его на небольшие, но глубокие царапины на спине кассетикона. Судя по всему, мечник был недоволен, но Саундвейв не спорил с ним, а просто сидел, притушив оптику.

— И куда смотрит эта шаркова охрана? — тихо шипел Дрифт. — Шлак, вечером им такой разнос устрою, живо вспомнят, что такое разъяренный десептикон!

— Дрифт, — Саундвейв прикоснулся кончиками пальцев к фейсплейту мечника. Бывший рекер потерся щекой об ладонь, заурчав, словно киберкот.

— Я просто боюсь за тебя, — произнес Дрифт.

Телепат первым почувствовал, что за ними наблюдают. Посмотрев на стоящего на пороге Проула, Саундвейв поинтересовался:

— Как состояние?

— Бывало и лучше, — ответил Проул. — Что случилось?

— На тебя устроили покушение. Снайпер чуть было не оснастил твой шлем дырой от пули, — пояснил Дрифт. — Саунд вовремя среагировал, иначе быть бы тебе дезактивом.

— Кто стрелял? Его поймали? — продолжал расспросы Проул.

— Удалось быстро поймать и обезвредить стрелявшего, — проинформировал связист. — Сейчас он у ребят Ред Алерта. Десептикон, во время войны был снайпером. Работник этого завода.

— Почему именно снайперская винтовка, а не более замысловатое покушение? — риторически поинтересовался Проул.

Ему ответил Дрифт.

— А он и не рассчитывал, что сможет уйти. Уж не знаю, с чего этот мех решил отправить тебя на встречу с Праймасом, но, похоже, его обработали методиками К-класса.

— Разберемся, — решительно произнес бывший тактик. — Новости о покушении известны?

— Отрицательно, удалось удержать все в тайне. Но это ненадолго.

Проул волновался за Прайма и Джазза. Они наверняка почувствовали по связи его эмоции и в отсутствие каких-либо новостей из Айакона беспокоятся за него. Кто-нибудь из них наверняка предложит вернуться обратно, но переговоры с нейтралами нельзя срывать; праксианец потянулся по связи Искр, стараясь успокоить партнеров, дать понять, что с ним ничего не случилось.

— Мы решили, что тащить тебя в госпиталь было бы некстати, — произнес Дрифт, закончив наносить нанитный гель на броню связиста. — Поэтому Саунд притащил тебя сюда, почти сразу же. Хотели вызвать Рэтчета, но он оказался занят особым десептиконским пациентом. Пришлось обойтись помощью ВайтЛоу.

Проул только кивнул. ВайтЛоу, фем-джет и воспитанница Рэтчета, обучалась на медицинском факультете; преподаватели благосклонно отзывались о студентке. Кроме располагающей к такому выбору профессии прошивки, у ВайтЛоу явно было унаследованное от альфы-создателя отношение к медицине и ее составляющим. Фемка болтать не станет, в этом Проул был уверен.

— Нужно вернуться в Высокие палаты. Необходимо узнать, кто стоит за покушением и кому вообще это все понадобилось.

— Мне тоже следует продолжить прерванную работу. Лорду Мегатрону в любом случае понадобится отчет о происходящем, — Саундвейв поднялся со стула.
Дрифт коротко зашипел из-за упрямства партнера, но явно не собирался отпускать его одного.

***

Прибытие в Калис было спокойным – никаких инцидентов, как опасался Прайм, не случилось. Однако чувство тревоги не отпускало, все усиливаясь. И не только у Оптимуса: Джазз тоже беспокоился, это ощущалось по связи Искр. Дождавшись, пока Мегатрон отвлечется на спор со Старскримом, Джазз тихо произнес:

— В Айаконе что-то случилось. Я проверял новостные каналы – ничего. Саунд и Дрифт тоже молчат, как и Проул. Я боюсь, что с ним что-то могло случиться.

Оптимус понимал, что именно хотел сказать Джазз, и сам опасался за второго бондмейта.

— Попробуем связаться с твоим братом чуть позже, — ответил Прайм, пытаясь по связи Искр дотянуться до Проула. Тактик отозвался, мягко успокаивая партнеров.

— Что-то не так? — поинтересовался подошедший к лидеру автоботов Старскрим.

— Всего лишь небольшие политические разногласия, — произнес красно-синий автобот. — Кто-то возомнил себя не моим сопровождающим, а самим Праймасом.

Джазз фыркнул, подыгрывая партнеру. Уж кто-то, а Скрим точно не должен знать о партнерстве лидера и диверсанта.

— Вечно у тебя проблемы с подчиненными, Прайм, — ухмыльнулся сикер. — Бери пример с Мегатрона.

— Действовать через страх – не мой метод, — напомнил Прайм.

— Ах да, ты ведь у нас образец всепрощения, — Скрим не удержался от того, чтобы съехидничать.

— Представители сената Калиса встретят нас, — доложил Тандеркрэкер. — Переговоры состоятся в здании бывшего центрального госпиталя города.

— А почему не в самом сенате? — вопрос прозвучал не совсем риторически.

— Думаю, именно это нам и предстоит выяснить.

— Это может быть ловушкой, — Мегатрон не скрывал своего недоверия и к нейтралам, и к сенату города.

— Разберемся на месте, — произнес Джазз. — Есть несколько…знакомых, они явно не откажутся поделиться информацией.

Делегацию из Айакона встречали охранники сената. Мегатрон смерил их взглядом, но промолчал, идя рядом с Праймом. Джазз еще раньше предупредил Оптимуса, что направится к своим информаторам: диверсанту почему-то упорно не нравилась ситуация в городе.

Сикеры о чем-то тихо переговаривались по внутренней связи. Тандер и Скрим не бывали здесь даже во время войны, зато Скайварп какое-то время и жил тут вместе с семьей, пока они не перебрались в Вос. Черно-фиолетовый сикер неплохо знал месторасположение основных зданий Калиса. Многое было разрушено, как знаменитая когда-то Академии – это здание было пострадало в результате последней бомбежки города, и ремонтные работы пока не добрались до восстановления Академии – в первую очередь было решено отдать приоритет системам инфраструктуры.

— Здесь все так изменилось, — Варп огляделся по сторонам.

— Неудивительно, после войны-то, — ответил Старскрим. — Командовал наступлением на эту часть Кибертрона Турмоил, все вопросы к нему.

— Скрим, не включай режим занудного преподавателя. Тебе это не идет, — ухмыльнулся Варп.

Черно-фиолетовый сикер исчез в вспышке телепорта.

— Куда это он?

«Скайварп! Прекрати свои шуточки и возвращайся!» — Скрим по связи пытался дозваться до сотриадника.

«Я ненадолго, можете не беспокоиться, к началу переговоров вернусь, — ответил телепортер. — Там сперва ничего интересного не будет. И Мегатрон ничего не заметит».

Старскрим снова выругался в адрес сотриадника. От этих переговоров многое зависит, и Мегатрон будет в ярости, если что-то пойдет не так. Оставалось надеяться, что Скайварп все-таки проявит благоразумие и вернется.

— Успокойся, Скрим, — примирительно произнес Тандер. — Ты ведь знаешь, какой Варп по характеру. Налетается и вернется.

— Надеюсь на это, — проворчал красно-белый сикер. — Лично я не хочу в очередной раз выслушивать обвинения Мегатрона в мой адрес.

— Ничего, тебе же надо оттачивать на ком-то свое словесное мастерство, — пошутил Тандер. — Тем более что ты планируешь вернуться в научную Академию. А ведь там придется иметь дело со студентами.

— Справлюсь, можешь не переживать, — фыркнул авиакоммандер.

Заместитель Мегатрона в разговорах с сотриданиками уже не раз упоминал о том, что как только удастся навести порядок на Кибертроне, он снова вернется к науке.

Незаметно вернувшийся Джазз занял свое место рядом с командиром автоботов. По дороге сюда диверсант заметил слежку и сейчас предупредил Оптимуса.

«Нейтралы не доверяют сенату. Они считают, что сенаторы играют скорее на своей стороне, чем на нашей. Поэтому не жди того, что все пройдет мирно», — по коммлинку доложил Джазз.

«Хорошо. Ты еще что-то узнал?» — спросил Прайм.

«Смотря с какой стороны посмотреть, — ответил Джазз. — Главный у нейтралов некий Трейтор, он до войны работал в полиции Каона. Если Мегз с ним знаком, то, может, у нас получится убедить их в том, что мы не хотим новой войны».

Еще одну войну они не выдержат. Даже если выступят объединенной армией. И автоботы, и десептиконы – все они слишком измотаны сражениями, длящимися не одну тысячу ворн. Нейтралы это великолепно понимают и будут действовать в своих интересах.

Оптимус разговаривал с двумя сенаторами, обсуждая восстановление города и проблемы, связанные с принятием десептиконов. В Калисе фиолетовознаковых не особо жаловали, но откровенной враждебности не было. Теперь же приходилось брать в расчет и вернувшихся нейтралов.

Мегатрон сразу заметил, что не хватает Скайварпа. В последнее время – не иначе как получив разнос от Старскрима – черно-фиолетовый сикер вел себя слишком хорошо, заставляя ожидать, когда же он выкинет очередную шуточку. Похоже, и дождались. Скрим при виде взгляда лидера, не обещающего ничего хорошего, передернул крыльями; он-то был тут ни при чем и сам был готов с радостью навалять триаднику.

Как и говорил Джазз, нейтралами руководил бывший каонский полицейский, Трейтор. Как он за все это время прошел путь от простого меха до руководящей должности – неизвестно, но факт есть факт: этот мех объединил несколько разрозненных групп в одну и еще заключил взаимовыгодный договор с отрядом наемников. Однако по сведениям, которые Джазз сумел раздобыть, нейтралы с доверием относились к своему лидеру.

Мегатрон пару раз сталкивался с Трейтором, когда тот работал в полиции. Мех был среди тех, кого по указу Сената отправили в самое пекло без надежды выжить. Однако полицейский сумел выбраться.

Руководитель нейтралов уже ждал лидеров фракций.

— Перейдем сразу к делу, — произнес Трейтор после короткого приветствия прибывших лидеров.

— Согласен, — произнес Мегатрон: он втайне подозревал, что Оптимус начнет говорить пафосную приветственную речь на пару часов, пытаясь убедить лидера нейтралов. Прайм же в этот раз явно не был разговорчив, первое время все больше прислушиваясь к словам Мегатрона и Трейтора.

***

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании