Зона комфорта.

Четвёртая сюита

Не зря в стакан налита водка,
Не зря на нас забила вся страна,
Священные слова — Да на*уй надо! —
Мы помним со времён Бородина.
(с) автор неизвестен

1.

Обойти прогалину с расположившимся на ней "противником" оказалось намного легче, чем предполагалось изначально. Головной дозор вышел на пределы прямой видимости и залёг на склоне за уныло обсыпающимися остатками древней постройки. Проулу пришлось снова ползти к своим бойцам, окончательно при этом прощаясь с полировкой.

Ух, там им было не жить… Огромный тепловой элемент по самому центру площадки и несколько разборных подзарядных устройств, выставленных полукругом. В середине охраняемого периметра здоровенные трансформеры в пропылённой насквозь и исцарапанной камуфлированной броне восседали на разложенном изолетике, погружённые в солдатский быт: мелкую починку, составление отчётов, заправку, греясь при этом в тепловом поле. Стволы и ракетницы у каждого за спиной поражали воображение колоссальными размерами. Даже до до места, где залегли опальные автоботы, долетали шум громких голосов и грубоватый смех.

Наверняка готовятся к отдыху. Так, а что же "дозоров-фишек" не выставлено от лагеря на положенном расстоянии? Ну, правильно, это пока ещё автоботская территория. Да и мощные пеленговочные системы мгновенно "отсеют" чужие маркеры. Эта территория наверняка вся утыкана маячками: десептиконов легко обнаружат на подъезде. Вокруг всё своё — родное, так что и похалявить при таких условиях не возбраняется.

Проул сверился с картой: рядом с пунктирной линией перехода, расположенного сбоку от лагеря поисковиков, находился овраг. Отсюда не разобрать насколько глубокий. Да и не важно. Если он там есть, то его уже достаточно, чтобы пересидеть и переждать группу рэкеров, которые будут скрытно двигаться как раз в сторону лагеря местных поисковиков. Наверняка Спрингер при этом решит, что все разведпризнаки и так очевидны, и совершит налёт, думая, что это Проуловская группа так громко и неосмотрительно орёт, в полной эйфории от того, что удалось так далеко оторваться. Вот и надо сделать, чтобы Спрингеру не показалось нужным разбираться, кто именно находится перед его парнями. Пусть сразу вступает в "бой", а отряд Проула уж как-нибудь бочком, бочком геройски выскочит позади и… тихонько смоется в нужном направлении.

Именно на этом моменте Проула посетило наглое... очень наглое решение. Он подманил единственного летающего трансформера в отряде.

— Боец, как у тебя с артистичностью?

Невысокий, округлых форм автобот только застенчиво пожал плечами и робко улыбнулся.

Спуститься к лагерю отдыхающего отряда Космос умудрился только спустя пару бриймов. Его молд всё-таки не подходил для бесшумного перемещения меж валунов и острых осколков. Молодой меха осторожно вступил в круг света, отбрасываемого тепловым элементом.

— Доброго цикла, — вежливо поздоровался с оквинтевшими автоботами-силовиками Космос, — далеко ли до космопорта?

Учитывая, что космопорта в этой глуши отродясь не было, как и вообще ничего стоящего после того, как ещё в самом начале Гражданской Войны тут к шарктиконам всё по сторонам разметало, то удивление силовиков было понятным. Да и весь несерьёзный внешний облик Космоса, его огромные голубые окуляры, распахнутые по-наивному восторженно, добавляли масла в сложный хайгрейд. Поисковики только недоумённо переглянулись между собой.

— Ты чего, "саттелит", от своих отбился? — немного напряжённо пошутил наиболее габаритный боец. Его товарищи понимающе заулыбались.

Самый же молодой колёсный, узрев в облике Космоса нечто "знакомое", радостно поприветствовал "странника".

— Салют небесным!

На что невысокий автобот только загадочно улыбнулся и вперился голодным взглядом в одиноко стоящий на сооружённом из подручных средств столе энергокуб с ярко-розовой жидкостью.

— Ух ты, сверхзаряженный! — радостно взвизгнул Космос, профессионально свистнув со стола пузатый сосуд и немедленно к нему присосавшись. Оглядев оторопевших от такой наглости зрителей, он смущённо шаркнул ножкой. — Ну ладно, тогда я пошёл, — достав что-то из субкармана, он бросил это на гостеприимно гудящий тепловой элемент. И резво стартанул по наклонной в небо в сторону ближайшей сопки.

Оборудование поисковиков опасно затрещало, загудело и, наконец, перегорев, громыхнуло так, что даже у Проула аудиодатчики заложило.

— Стой, падла! — орали в один голос поскакавшие со всех мест автоботы.

— Группа, к бою! — рычал командир.

— Заряженное верни! — молодой колёсный с тоской провожал взглядом инверсионный след, издевательски тянущийся за нелепым спутником.

— Шлак, да он уже на космодроме! — орали наиболее оптимистично настроенные.

— Сейчас мы его скрутим, никуда не денется! — бушевал заместитель командира.

Как оказалось, боевой опыт — это не просто красивые слова. Группа мгновенно активировала встроенное и не очень вооружение и, наращивая скорость, друг за другом рванула по тропинке за неопознанным летающим объектом. Пофыркивающего снопом искр в темнеющем небе Космоса можно было еще довольно сносно разглядеть в сгущающейся темноте.

— Врёшь, не уйдёшь! — ревели силовики.

Внезапно флегматично летящая по небу фигурка окончательно исчезла из поля зрения, как будто её никогда и не было. Преследователи начали сбиваться в кучу, затравленно оглядываясь по сторонам. А затем крики особо обозлённых трансформеров перекрыл грохот нескольких длинных плазмоганных очередей. Бойцы поисковой группы инстинктивно рассыпались по сторонам, кто-то не удержался на ногах и кубарем покатился вниз по склону. Место для засады было выбрано идеально. Группу на пологом склоне было видно как в чистом поле.

Попадавшие кто куда мог автоботы опасливо озирались округлившимися окулярами.

— Командир, нас обнулили, это просто квинтец! — закричал кто-то из канавы. — Они нас прямиком в засаду затащили! Были бы десюки, половине отряда настал бы полный каюк!

— Тьфу, труха ржавая, — от искры сплюнул самый главный. — Всем на закрытую волну, проверить уцелевших, работать парами.

Поисковая группа начала быстро рассредотачиваться и разворачиваться в боевой порядок. Всех душила яростная и азартная злость. Про отдых и сверхзарядку никто уже не помнил. Тут работали другие принципы. Расслабились на задании — сами виноваты. Неизвестный стрелок дал еще две короткие очереди. Командир скомандовал осторожно двигаться вперёд «парами». Группа слаженно двинулась: один прикрывает, второй — перебегает.

Когда Хаффер, сидевший на "фишке", начал тонами(*) подавать условленный сигнал, ламборджини силком оторвали Брауна от плазмогана.

— Браун, валим! Оставь рэкерам хоть кого-нибудь, — тащили они волоком боевикона, увлёкшегося стрельбой. Тот сучил ногами и хрипел что-то типа: "Врагу живым не дамся... господа офицеры, удержите правый фланг любой ценой..." и "…вот что, ребята, плазмогана я вам не дам". Космос, к тому времени уже ползший параллельным курсом с близнецами, предложил Брауну в обмен на оружие сверхзарядку, так нагло похищенную им у поисковой группы.

Проула же начало колотить от волнения: успеют свои уйти с квадрата прямой видимости или не успеют? Успех зависел от считанных долей клика. Успели.

Как только "огневая" и "заманивающая" подгруппы занырнули в обнаруженный им накануне овраг, среди сопок показались едва различимые фигуры. Рэкеры даже не бежали, они парили над поверхностью. На такое зрелище стоило посмотреть! Отряд крушителей двигался в походном порядке бегом: тихо, быстро, слаженно. Ничего у них не бряцало и не звякало. Не было слышно ни хрипов, ни стонов, ни шороха. Они напали бесшумно, словно призраки. Без какой-либо дополнительной команды элита автоботской армии разворачивалась в боевой порядок — правый фланг выстроенной линии начал резко загибаться и уходить вперёд. Интересно, сколько надо отрабатывать все эти манёвры, чтобы никакой координации со стороны уже не требовалось? Каждый в отряде заранее знает своё место и свою скорость, всё отработано до полного автоматизма. Спрингер, скорее всего, по первым звукам стрельбы определил расстояние и заранее дал указания, когда и где перестраиваться. Вот что значит боевая подготовка на постоянной основе и в самых горячих точках! Молодцы, рэкеры.

Проул тоскливым взглядом проводил крушителей, понимая как никогда, что будь на месте поисковиков его собственный отряд, им бы не поздоровилось. Раскатали бы в лепёшку. Отобрали бы у Брауна его плазмоган, у технаря — походный набор, а Блюстрику просто от Искры накатили бы люлей на будущее.

С трудом оторвавшись от красивого зрелища, он пересчитал своих: вроде все на месте. Космос, талантливо сыгравший роль "живца", уже навешивал на плечо Блюстрику отнятый у Брауна плазмоган и выслушивал дифирамбы в свой адрес. Остальные тоже были готовы двигаться дальше. Меланхоличный Хаффер, всё это время напряжённо вслушивавшийся в звуки стрельбы, вдруг улыбнулся и зловеще произнёс:

— А я же говорил, я предупреждал.

Проул кинул нечитаемый взгляд на техника, но промолчал. Выбор Рэтчета начинал ему казаться не таким уж и случайным.

Несколько последующих джооров тактик вёл отряд самыми низинами без особых приключений. По его прикидкам, они уже значительно углубились на вражескую территорию, так что возможности повстречаться с десептиконским патрулём или одиночками, отбившимися на перегонах от отрядов, резко возросли. Приходилось действовать осторожно. Но нельзя было и терять связь с завербованным Рэтчетом на базе агентом. Выставив наблюдателей по периметру, Проул с ламбами полез на ближайшую возвышенность. За ними увязался Космос, которому было попросту нечем заняться. Воздушные рейды ему строго настрого запретили, так как никакой конспирации от вчерашнего гражданского ожидать не приходилось, из-за чего невысокий автобот активно страдал от безделья и осознания собственной бесполезности.

— Вы там кого подставили? — вместо приветствия сразу же приступил к допросу возбуждённый Бластер, как только заработала связь. — А то тут начбез после совещания бегал, ногами топал, разорялся, что пехота отличилась, а мы все редкостные тупицы!

Близнецы сразу же довольно ощерились, Космос польщёно потупился, а Проул еле сдержал кривую усмешку.

— Да так, — бросил он как можно более равнодушно, — отход себе расчищали. А то тащить на хвосте остальные отряды было как-то не с манипулятора, сам понимаешь.

Бластер с клик поражённо молчал, а потом довольно заржал.

— Слушай, я-то думал, что ты унылый оплавок закадровый, как и все прочие с вашего ведомства, а ты ничего такой оказался… Свой чувак!

И хотя на подобное заявление следовало ответить презрительным молчанием, Проул неожиданно понял, что грубоватая похвала ему необыкновенно приятна. Ведь это его прямая заслуга не просто как штабного стратега, но и как полевого командира, сумевшего сориентироваться на месте и в самые кратчайшие сроки. Интересно, что скажет Джазз, когда узнает?..

— Прошу отбросить лирику, мне необходимо точно знать, планируется ли противником массированный воздушный удар в ближайший цикл по этому квадрату? Наши шевеления наверняка не остались незамеченными.

— Уж в этом будь уверен, — хмыкнул связист. И вдруг опомнился. — Праул, вы там что, окончательно заигрались в самый главный штурмовой отряд в истории Империи? Свою ручную спутниковую тарелку запустить на орбиту вам уже не статусу?

Сбитый с толку полискар встретился взглядом с такими же удивлёнными близнецами.

— Это он обо мне, — вдруг тихо напомнил о себе застеснявшийся Космос. — Если я поднимусь хотя бы на уровни верхних воздушных эшелонов, то смогу отпеленговать перемещения десептиконской авиации.

— Ну, а я тут про что говорю?! — тут же возмутился на том конце кассетник. — Уж кому-кому, а вам и карты в манипуляторы.

Вот и приехали. Проул сконфуженно потёр шеврон. Хотя Бластер оставался истинным чудовищем в бытовом плане — сущий разложенец, — но его мозговой модуль иногда выдавал гениальные по своей простоте решения.

— Бластер, ты умница! Мы тебя любим! — заорал неожиданно по включённому отрядному передатчику Браун.

— А я его не люблю, — тут же встрял в разговор Блюстрик, — он вечно авансовые отчёты с запозданием сдаёт.

— Зато мы нашего связиста просто обожаем! — немедленно отметились и близнецы, которые перманентно обожали всех. А потом так же перманентно ненавидели.

— И не просите, и не целуйте, — высокопарно попрощался главный голос автоботской агентуры.

Космос с мольбой уставился на Проула.

— Разрешите взлёт?

Тот притушил окуляры: всё равно они уже успели знатно наследить, хуже-то не будет.

— Разрешаю…

Больше добавить он ничего не успел. Его вместе с ламбами накрыло волной раскалённого воздуха: всё-таки стартовал этот самый "ручной спутник" как нещадно поломанное грузовое корыто из давно позабытого прошлого. Но всего клик спустя Космос пропал с сетки навигации: юркую космическую тарелку не регистрировали даже точные сенсоры Проула. Набирал Космос высоту плавно и абсолютно незаметно. Если не знать, кого и где именно искать, то и внимания не обратишь на одинокое размытое пятно на фоне звёздного неба. Подумаешь, что облачность повышенная. Не будешь же, право слово, каждую тучу сканировать на наличие противника?

— Ну? — приземление Космоса группа встречала в полном составе. — Видел сикеров?

— Никак нет, — испуганно вытаращился тот на возвышающегося над ним тактика. — Никаких следов десептиконской авиации и полная тишина на всех каналах.

— А что, у летунов ещё и волны передач особые? — вяло удивился Браун.

— А как же! — тут же возбуждённо подпрыгнул Космос. — А также свои позывные, жаргон и аббревиатуры. Если не знать специфики лётчиков, то и половины переговоров расшифровать не удастся.

Проул отошёл от бойцов, оставив тех разбираться самостоятельно, чем таким особенным выделяется авиация. Ему требовалось всё хорошенько обдумать. То, что его маленький воздушный разведчик не засёк никаких переговоров между десептиконскими судами, могло означать только одно: пленных автоботов перевозить не собирались. А также не планировалась никакая дополнительная защита для того поста, где содержались пленники. Конечно, выше озвученные условия задачи действовали только при оговорке, что и Мираж и Джазз ещё оставались актив. Либо десептиконы попросту не знают, кого именно взяли в плен, что крайне сомнительно, раз они забрались ради них в автоботский лагерь; либо пленники уже давно аннигилированы. Нобиля могли уничтожить только за то, что тот когда-то аж заседал в Сенате; а гонщика — за несговорчивый характер. Зная Джазза, Проул здорово подозревал, что диверсант мог попытаться хакнуть или вообще уничтожить тюремщиков или кого из дознавателей.

Хоть бы он не высовывался…

— Праул… Командир!

Тактик обернулся. Позади обнаружился Блюстрик. И если раньше молодой меха не выносил глядеть прямо в окуляры начальства, да и вообще предпочитал лишний раз ни с кем не пересекаться взглядами, то сейчас смотрел прямо и спокойно. Вот теперь Проул отчётливо разглядел в Блюстрике своё наследие. Истинный уроженец Праксуса: гордый, несгибаемый и целеустремлённый. Видимо, незапланированная вылазка на всех оказывала самое благотворное влияние.

— Он актив, — после недолгого молчания убеждённо заявил Блюстрик.

Проул почувствовал, как холодок запоздалого озарения прокатывается по эндоскелету, отчего немеют кончики пальцев, а в аудиодатчиках начинается ничем необъяснимый шум. Глупо было надеяться, что его собственная бэта не сумеет сложить в единую картину намёки, пусть и самые незначительные, на чужие отношения. Это всё шлаков Джазз! Именно ему всегда не терпелось, всегда требовалось подтверждение ответной страсти. Проул замер. Неужели в этом и крылась его главная ошибка? И партнёра попросту оскорбляли его показная независимость и нарочитая отстранённость? Но ведь это наносное, дабы уберечь свой хрупкий внутренний мир от постороннего вмешательства! Всё было так удобно, так складно… Но для кого?

Вместо того чтобы болезненно застонать, не в силах иначе выразить внутренние терзания из-за внезапно открывшейся правды, Проул лишь склонил шлем набок.

— Почему именно ты так считаешь?

— Потому что, как сообщил Космос, на спецволне десептиконской авиации полное радиомолчание.

— И каковы же твои выводы относительно данной информации?

На покровительственный тон Блюстрик только предупреждающе сузил линзы. Ого, да крошка-бэта заявляет всему миру о том, что отращивает острые коготки? Вовремя, ничего не скажешь.

— Транспортировки не предполагается, — сухо прокомментировал очевидное снайпер и начинающий аналитик в одном фейсплейте. — Десептиконы не вызвали с центральной базы транспортник, сопровождение или охрану. Следовательно, местные пока не в курсе, кто именно угодил к ним в манипуляторы. Младшим офицерским составом, захваченным в плен, не принято делиться с главком: никаких бонусов за такое не предусматривается, а вот лишнее внимание к отряду гарантировано. А если ещё учитывать обязательную проверку от штаба, которая полагается при оформлении пленных на Чаар или прямиком к Мегатрону на флагман, то здешние бойцы лишатся налаженных торговых связей. Даже если и временно, то это всё равно никому не нужно. Словесная похвала против материальной выгоды — слабая мотивация.

На этом месте Проул был вынужден полностью согласиться с чужими выкладками, как и отметить для себя исключительно правильную концепцию, использованную его молодым помощником для построения логической схемы.

— Возможный деактив пленников также отпадает. По крайней мере в столь сжатые сроки. Полагаю, что захват объектов стоит рассматривать не как заранее спланированную операцию, а как вариативную случайность. Я внимательно изучил поведение поисковой группы автоботов из местного отряда прикрытия и готов поверить в то, что должной охраны на территории базы выставлено не было. Скорее всего, десептиконы пытались выведать информацию, а Джазз и Мираж просто попали не в то время и не в то место. Тот факт, что они были захвачены без малейшего сопротивления, указывает на оффлайн обоих, что возможно только после одновременного возвращения с боевого задания. Следовательно, десептиконы должны понимать, что им в манипуляторы угодил кто-то из разведчиков, ибо с лёгкой альтформой не принимают в силовики, но на крупный чин не рассчитывают по причине полной заштатности отряда и, по сути, никакущих мер безопасности. Если вспомнить, с какой усиленной охраной появляются вне территории центральной базы Старскрим или Мегатрон, а также любой мало-мальски приближённый к основной верхушке командования, то обычные коны будут ожидать подобных действий и от автоботских командиров. А раз охраны не выставлено, значит и должность самая затрапезная. А из-за мелких сошек и начальство дёргать не следует.

— Тогда почему не аннигилировать пленников? — Проулу отчаянно хотелось верить в доводы Блюстрика, абстрагироваться наконец от собственного выматывающего страха и взглянуть на ситуацию не предвзято. — Это решило бы многие проблемы.

— Какие? — дерзко возразил Блюстрик. — Никто из-за двух пленных армию на штурм не потащит! Да и нецелесообразно это. Кого-то повесомее попытались бы обменять или выкупить, а так… Ну, постреляют более ожесточённо на границах в ближайшие циклы, а потом всё опять успокоится. До следующего раза.

Несмотря на неприятную циничность прозвучавших слов, Проул не мог не признать, что доводы юного праксианца звучат более чем разумно. Блю прав: пытать пленников, выжимая из них всю информацию по капле, самый приемлемый вариант в сложившихся обстоятельствах. Не получится сломать, так всегда можно кинуть строптивцев в качестве игрушек изголодавшейся команде. Сразу не сломают, — такие подачки ой как редки! — сначала вдосталь наиграются. Тем более, на этот раз пленники подобрались просто на загляденье: один другого краше!

Страх сменился болезненным уколом ревности. Проул тут же обругал себя последними словами. Тоже мне, чистоплюй нашёлся! Лучше получить осквернённого и даже изломанного партнёра, но зато живого, чем нетронутого, но деактивированного. Рэтчет соберёт обратно даже мешанину из деталей, главное, чтобы Искра тлела; Ранг найдёт необходимые слова; а у него самого появится шикарная возможность для перемирия… Когда ухаживаешь за раненым, открывается столько вариантов для сближения! На этом моменте пришлось жёстко себя одёрнуть. Даже думать о подобном подло! Неужели он готов допустить хотя бы мысль о надругательстве только из-за призрачной надежды заполучить вожделенный корпус уже в своё непосредственное владение? И да, и нет. Проул поспешно отвернулся от Блюстрика, справедливо опасаясь, что внутренние сомнения отразятся на его лицевой.

— Командир… Праул…

Голос Блю неуловимо изменился. Теперь в нём сквозили участие и мягкое сопереживание.

— Я не ошибся. Верьте!

Всё, что оставалось Проулу, это кивнуть. Он не услышал, скорее почувствовал, как его наконец-то оставили одного.

— Джазз… — беззвучно прошептал он. — Где же ты?..

2.

Опять переход. На этот раз Проул почему-то устал больше всего. Он никогда не представлял себе, что на передовой может быть так сложно, уныло и как-то… однообразно. Из кабинета логистики всё виделось совсем иначе. Ему всегда казалось, что автоботы работают слаженной командой, направляя все усилия на успех миссий, помогают друг другу, а на практике оказалось всё в точности наоборот — ему ещё и мешали. На "фишках" бойцы уходили в оффлайн, постоянно жрали леденцы, которые щедро отсыпал всем желающим запасливый Космос, травили анекдоты и не спешили признавать его неоспоримый авторитет. Спасибо хоть о субординации не забывали.

Перебирая ногами, тактик меланхолично пялился на прикрепленную на спине одного из братьев внешнюю радиостанцию повышенной мощности и гадал, что же им ещё предстоит преодолеть на пути к заветной цели. Он чувствовал себя с каждым мгновением всё более неподходящим для силовых операций. А самым обидным оказался тот удручающий факт, что он, как выяснилось, просто не умел чувствовать момент. Он мог с лёгкостью просчитать, разложить на мельчайшие составляющие любое действие противника, обратить во благо малейшее донесение, принесённое пронырливым разведчиком, сопоставив с обширной имеющейся в его распоряжении информационной базой, но совершенно не умел вживаться в реальность. И у него был напрочь атрофирован блок в мозговом модуле, отвечающий за предчувствия. Это Джазза буквально подбрасывало на месте, стоило произойти чему-то серьёзному, пусть даже и на другом конце планеты. Это он умел вынюхивать неприятности из кисловатого пыльного воздуха планет. Ему было без разницы, киберформированный мир или органический; он с одинаковым успехом приспосабливался под любые условия. Джазз…

Наведя поисковые маркеры на шагающего впереди Сайдсвайпа и выставив автопилот, Проул отключил оптику, перебросив все свободные мощности на внутренний экран. И мгновенно перед его взором явился Мейстер с его вечной волшебной улыбкой, от которой замирала в сладостном предчувствии Искра, а манипуляторы сами собой тянулись вперёд. Призрачный автоботский разведчик понимающе склонил шлем, отчего его локаторы встали торчком, как у заинтересованного киберкота. Одинокий отблеск чужой фары лизнул узкий визор, шутливо приласкав серебристую щеку.

Тепло узнавания разлилось по корпусу Проула; всё внутри него трепетало при одном взгляде на этого фантастически красивого меха. Как лунный лучик посреди равнодушной темноты, Джазз манил и притягивал, заставляя ощущать себя живым, разом пробуждая дремлющие где-то в глубине сознания хищнические инстинкты. На монохромного гонщика хотелось охотиться, загонять его, ловить. Чтобы поймав, утонуть в его объятиях, полностью отдавшись нежной страсти. Мейстер с ленивой грацией переступил с ноги на ногу, словно бросая этим безмолвный вызов. Проул еле сдержался, чтобы не окликнуть партнёра по имени, настолько реалистичным казалось его присутствие. Он готов был поклясться, что регистрировал знакомое тепло внешними сенсорами, ощущал мягко разливающийся вокруг сладковатый аромат смазки…

— Командир.

Изображение Джазза мигнуло и без следа растворилось в пробежавших по экрану помехах. Клокочущий рык горького разочарования так и не вырвался наружу, заблокированный в последний момент чудовищной силой воли. Но всё внутри вибрировало от пережитого негодования.

— Слушаю, — Проул активировал оптику. Сайдсвайп замер в трёх шагах от него, заинтересованно к чему-то прислушиваясь.

Красный ламборджини ничего не сказал, только мотнул головой в направлении головного дозора.

Проул поравнялся с младшей бэтой Мейстера, впервые начиная отмечать ранее ускользавшее от его линз слабо уловимое, но несомненное сходство. Та же упрямая линия рта, тот же волевой подбородок и тот же прямой, пронизывающий взор мятежно сверкающих окуляров (не носи начальник отдела спецопераций стеклопласта, наверняка бы сиял такими же). Он задержал изучающий взгляд на ясных, даже немного прозрачных синих линзах Сайдсвайпа. Он никогда не видел оптики Джазза, но теперь не сомневался, в кого именно у скоростных гонщиков такая удивительная, пронизанная светом глубина.

Тут на периферии зрения мелькнуло золотое пятно: это возвращался Санстрикер. Молодой автобот улыбался. И что-то настолько до боли знакомое мелькнуло в плутоватом изгибе пусть чужих, но таких похожих губ, что Проул не удержался и улыбнулся в ответ. Жёлтый ламбо тут же споткнулся, запутавшись в ногах, вытаращился на него во все окуляры и чуть не упал. Опомнившись, тактик вернул собственной лицевой строгое выражение. Но Санстрикер так и замер, будто парализованный, а на его фейсплейте застыла маска самой искренней растерянности. Тут уже на Проула с подозрением покосился и Сайдсвайп.

Неловкую ситуацию разбавил прибежавший следом за жёлтым ламборджини взволнованный Блюстрик.

— Противник-в-прямой-зоне-видимости!

Проул вздохнул: и в кого его спарк получился таким торопыгой?

Расправив плечи, он пошёл за Блюстриком, демонстрируя всем своим неприступным видом, что если у кого-то произошёл несанкционированный сбой в видеосистеме, так то не его проблемы. Близнецы привычно следовали по пятам, но при этом опасливо держали дистанцию. Неожиданно Проул понял: не обязательно быть прославленным десептиконским связистом, дабы уверенно заявить, что у них в пылу шумной дискуссии вскоре шлемофоны поплавятся. Правда, абстрагироваться от переполненных подозрений братьев оказалось в итоге намного проще, чем от собственных сомнений в целесообразности похода в целом и собственных знаний и умений, позволивших ему возглавить данную операцию, в частности.

Браун прогнозируемо обнаружился в самой грязной канаве.

— Командир, — начал доклад боевикон. — Лежу, значит, я тут, смотрю, а по низине колонна грузовозов идёт. Ну, такие, к которым потом дополнительно монтировали вооружение, потому что от активации из средств самообороны у них только выхлопные трубы.

— Слабобронированные малотоннажники, что ли?

— Ну да, они самые! Я лежу, наблюдаю за ними дальше: вижу — остановились. Один с дороги свернул вниз куда-то и запарковался прямо посреди камней — только одну антенну и видно. Потом, примерно лит(*) через сто, они опять остановились и ещё одного в засаду отправили. Скоро мимо нас проезжать будут.

Проул кивнул. Вообще-то логичное решение — обложить потенциального противника со всех сторон. Даже сомневаться не приходилось: устроенное накануне светопреставление с рэкерами и поисковым отрядом не прошло незамеченным, и местный командир решил перестраховаться. По всей видимости, десептиконы выставили засады вокруг родной базы, дабы не позволить вконец охамевшим автоботам подобраться ближе. Одного только коны не учли, что на штурм вражеского лагеря вся группа не пойдёт, как это было всегда принято; на ответственную миссию Проул выделил только себя. Он, конечно, не проходил спецобучения и не готовился к подобным взаимодействиям с противником, да вот только довериться никому другому не имел морального права.

Сделав остальной группе знак сохранять боеготовность, Проул залёг рядом с Брауном. Думать о насущном мешала безрадостная мысль, что возьмут их тут за бамперы сразу же после обнаружения как миленьких. Не чужие, так свои. И будет потом Ред Алерт верещать дурным голосом, да Ультра Магнус нудить о нарушении доброй тысячи правил. Хотя, здесь как раз не угадаешь. Сам Проул не раз был свидетелем, когда за лучший результат могли и наорать, а за худший — поощрить. Главное для протокола что: чтобы всё было сделано, как предписывают наставления и уставы! А вот тут крыть ему было особо нечем. Сам же объявил перед уходом "красную тревогу" и сам же попёрся в логово противника, да ещё потащил за собой отряд автоботов-смертников. Преступная халатность — это в лучшем случае; а что там могут приписать в худшем — даже думать не хотелось.

Правда, гадать он не привык, а потому, оставив безрадостные мысли о будущем, перенёс всё внимание на неглубокое ущелье. Если перевести оптику в режим дальнозоркости, то становилась прекрасно различимой колонна из пяти грузовозов, не очень уверенно петляющих меж валунов. Вот на приличной скорости десептиконы проехали мимо, поднимая тучи органической пыли. Проул настороженно наблюдал за манёврами тяжёлых, усиленными кое-где броневыми накладками, машин. Неожиданно его осенило.

— Космос!

Невысокий автобот подполз достаточно быстро.

— Да? — удивительно, но линзы Космоса горели самым настоящим азартом.

— Навестись на вражескую частоту сможешь? — Проул указал взглядом на колонну противника, неказисто выполняющую очередной разворот.

Их маленький связист от усердия аж весь скривился, смешно прикусив кончик глоссы, пытаясь пробиться через чужие кодировки и отсеивая ненужные волны из эфира. Через полбрийма Космос начал трансляцию из внешних динамиков. Как раз в этот знаменательный момент один из десептиконов рывком вкопался передним бампером в грунт, а из-под его днища разлетелись в разные стороны яркие искры и повалил белёсый дым. Двое бойцов в альтформе, шедшие впереди, не останавливаясь, продолжили маршрут дальше, а двое других, позади, притормозили.

— Бриндс, я заглох… Первый, у меня тут...

— Да какого шлака, третий, у тебя опять что-то случилось?! — раздался чей-то разгневанный бас. — Драстер, рабочий класс фрагов, я тя урою!

— Первый, я не могу завестись... — совершенно несчастным тоном сообщил неизвестный Драстер.

— Воздухом заводись! Медблок надо вовремя посещать! Обороты опять заранее не выставил, придурок, а теперь ноешь тут мне.

— Командир, у меня глухо... — вздохнул спустя клик тщетных усилий проштрафившийся боец, как показалось Проулу, весьма искренне.

— Я из-за вас, дебилов, с Праймасом поздравкаюсь куда раньше, чем мне по положению предписано! — бушевал взводный. — Отключай стопор, щас тебя в бампер стукнут! Если не заведёшься, останешься здесь. И мне налить, как ты будешь крутиться; но если узнаю, что кому засветился, в изоляторе сгною! Сканируй местность, убожество, место для тебя как раз подходящее… Замыкающий — на связь...

— Командир, замыкающий на связи, — на сей раз говоривший звучал неприкрыто подхалимски.

— Попробуйте там стукнуть в жопу третьего. Если не заведётся, берите на жёсткую сцепку и стаскивайте в кювет! И догоняйте нас вместе с четвёртым, мы ждём.

— Принял, — жизнерадостно и как-то зло хохотнул замыкающий.

— Быстрее, быстрее! — тут же поторопил всех звеньевой.

Рядом хмыкнул Браун, охотно комментируя разворачивающуюся внизу трагедию:

— Ага, один из десюков заглох, а это значит, что даже при малейшем разгоне его мотор желаемых мощностей уже не выдаст! Нагонялся, пешеход… Сейчас его попытаются завести с толкача. Если не получится, бросят здесь и поедут дальше выставлять бойцов на точках. А он тут в робоформе дежурить будет.

— А потом? — Проул с интересом наблюдал за тем, как двое малотоннажников "таранили" третьего, пытаясь заставить того разогнать мотор. Но ни к чему конструктивному эта бестолковая толкотня так и не привела: видать несчастного Драстера заклинило намертво. Так что оставшиеся на ходу, не обращая больше внимания на истерично мигающего им всей своей иллюминацией поломанного соратника, грубо столкнули его в кювет и умчались, поднимая веера грязных брызг.

Проул еле сдержался, дабы не сплюнуть с досады. Для его отряда образовалась лишняя проблема. Обойти этого "третьего" — значило гарантированно наткнуться на других десептиконов, причём вполне себе исправных. Зато здесь при любой попытке пересечь ущелье они будут видны как на ладони, и мимо скрытого в кювете грузовоза не просочатся по-любому. Слава Создателю, кона тут оставили одного, а в случае чего, нейтрализовать бестолкового малотоннажника не такая уж трудная задача. Надо быстренько собрать своих, распределить в подгруппы захвата и обеспечения. Пока Проул думал, высматривая на горизонте удаляющиеся грузовые машины, его толкнул в бок непонятно как оказавшийся рядом Блюстрик:

— Он сюда идёт. Вверх, гад, лезет.

Проул ругнулся про себя. Долговязый десептикон и правда, бросив вверенный ему пост и налив отработанным на приказ начальства, лез наверх осматривать окрестности. Самое паршивое, что курсом этот дурень топал аккурат на расположившихся на самой вершине сопки близнецов, наверняка сейчас развернувших радиостанцию: встроенного оборудования для полноценного сканирования эфира на этой планете катастрофически не хватало. Того и гляди, наткнётся на них и поднимет тревогу. Опасаясь за сорванную из-за такой глупости операцию, Проул отполз с Блюстриком чуть повыше, и бросился к месту стоянки. Сайдсвайп и Санстрикер как раз что-то увлечённо пеленговали, не обращая никакого внимания на окружающих.

— Командир, еще пять кликов и закончим, — первым заметил тактика жёлтый ламбо. — Мы почти отследили координаты их центра связи.

— Шлак, парни, не сейчас! Этот болт вот-вот сюда дойдёт и спалит нас всех по-любому, — сделал квадратную оптику Блюстрик. — Сворачивайтесь, давайте!

— Не сливай масло, мелочь. Чего нам какой-то там грузовик, мы, вон, крушителей сделали? Валим его и всё, — нарисовался из-за уступа Браун.

Охохох

Видеть ваши работы на этом сайте - как маленький праздник! Спасибо за очередную замечательную историю, местами забавную, а местами и очень даже грустную.
На некоторых моментах спасения диверсантов из "логова Большого Козла" хохотала просто в голос, вот уж действительно, набрал себе Проул команду мечты)
Под конец фанфика заставили знатно понервничать, не люблю, когда хорошие персонажи страдают. Так что отдельное спасибо за ХЭ. И удачи в творчестве, будем ждать новых работ :-)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании