Имиджмейкер. Главы 13-16.

— Проул... — от дверной панели раздался тихий стук. Комм-передатчик задействован не был.

Так "заходил" только Ред Алерт. Праксианец обречённо провентилировал и шагнув к двери, вручную открыл панель.

Внутрь кварты тут же протиснулся безопасник, но остановился прямо на пороге, как-то подозрительно взволнованно переминаясь с ноги на ногу.

— Что случилось, Ред? — спросил тактик, глядя в преданные, полные грусти синие окуляры.

— У нас есть потери из новеньких.

— Большие?

— Два деактива, один в стазисе, — Ред Алерт отвернулся, пряча взгляд. Если его не знать, можно было подумать, что он сам лично угрохал молодчиков и теперь просто стеснялся в этом признаться. — Эти боты были зачислены к нам два орна назад. Первое дежурство должно было начаться только завтра. Но... сам понимаешь.

— Да-да, — немного рассеянно кивнул Проул. — Раз в базу внесли, значит мы за них в ответе. Так что случилось?

— А вот это совсем непонятное, — сразу же оживился Ред Алерт. — Они только выпустились. По разнарядке никуда не попали... потому Трион их в качестве "подарка" отправил к нам. Судя по характеристикам от преподавателей, нарушений за период учёбы у них скопилось предостаточно. Но все трое имели высокопоставленных Создателей, поэтому просто так выгнать было сильно нежелательно. По отчётам патрульных и опросам свидетелей, которые мне охотно переслали из службы Главного Управления Правопорядка Айакона, выходит, что компания вчера сильно наэнергонилась в местном баре, отмечая начало новой взрослой жизни, а также направление в отряд к самому Правящему Прайму. До происшествия неразлучное трио успело побуянить и в самом заведении. В итоге охране всё-таки удалось выставить охламонов на улицу. Но молодые боты расходиться не пожелали, а продолжили развлекаться прямо возле клуба. Пара звонков, и им на место подвезли всё что они только пожелали. В принципе, всерьёз они никого не задирали, так, грубо шутили, к феммам приставали, энергокубы били. Всё как обычно.

Проул молча слушал, иногда кивал, соглашаясь.

— А затем на этой улице уровнем ниже остановился баркас для частных извозов, из него вышел старый трансформер. Все свидетельские показания сходятся в одном: один его вид говорил о поразительной древности и явном проявлении консерватизма. Потёртая броня, отсутствие лакокрасочного покрытия, устаревшие механизмы. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что этот мех не полировался со дня своего последнего сражения. Но при этом современные апгрейды всё ж таки имелись.

— Они напали на этого трансформера? — с недобрым блеском в окулярах спросил Проул.

— Нет-нет... не напали. Они вылили ему на шлем коктейль, — Ред Алерт дёрнул плечом, обозначая своё негодование по поводу распущенности и вседозволенности нынешней молодёжи. — Решили, видимо, что достойный ответ не получат.

— Но они его получили, так? — уже догадался о развитии последующих событий праксианец. — Кто-то вступился за старого меха?

— В том-то и дело, что за него никто не вступился. Тамошнее место не пользуется популярностью у добропорядочного населения; туда сбредаются только те, кому скучно и кто желает найти на собственный бампер побольше приключений. А то и фейсплейт кому-то начистить. Но этот трансформер прекрасно заступился за себя сам: выщелкнул из правого манипулятора секретную модель лазерной винтовки, которой оснащались спецподразделения во Вторую Кибертронскую, и расстрелял обидчиков. Можно сказать в упор расстрелял, хотя и находился уровнем ниже. Он даже не потрудился к ним подняться.

— И только раз промазал в таком невыгодном расположении при атаке? — удивился Проул.

— Он ни одного раза не промазал, — искривившиеся на миг губы Ред Алерта странно дрогнули, будто начальник безопасности пытался сдержать улыбку. — Он абсолютно точно попал все три раза. Двое ушли в деактив мгновенно. Думаю, они даже не поняли, от чего погибли. Третий выжил только потому, что накануне один из Альф подарил ему нагрудную пластину из сверхпрочного сплава, покрытую гравировкой. Щегольнуть малец не успел, но вот актив она ему спасла.

— А старый мех?

— Скрылся с места преступления. Найти не удалось. Ни одна камера слежения передвижение похожего на описание свидетелей трансформера в ближайших районах не зафиксировала, — Ред Алерт смотрел на Проула немного растерянно. — Если бы свидетелей не было так много, я бы заподозрил, что полиции пытаются прогнать всякую муть, выгораживая кого-то своего. Но в данной ситуации это было бы сильно затруднительно, так как показания давали даже стритрейсеры из враждующих группировок. Сговор в данном случае абсолютно исключён. Но тогда я не могу понять одного... как ему удалось уйти незамеченным?

— Старая гвардия, — не без уважения произнёс праксианец. — Их такой нелепостью как камеры слежения не возьмёшь.

— Так ты попробуешь отследить объект? — осторожно уточнил безопасник, с затаённой надеждой глядя на знаменитый алый шеврон на гордом белоснежном шлеме.

— Я попробую узнать, — с нажимом поправил его Проул. — Но советую тебе сразу закрыть это дело за его полной бесперспективностью. Мы ничего не докажем. А если даже и поймаем его, и сможем убедить суд, что в тот самый орн и джоор возле злополучного клуба был именно он, то ты сам увидишь, как свидетели начнут путаться в показаниях, а то и полностью отказываться от них.

Ред Алерт заметно сник.

— Это значит, сказать их Создателям мне будет совершенно нечего? Они все требуют расследования, усиленных мер по поимке преступника, привлечения всего следовательского состава полиции и личный контроль со стороны Прайма над этим делом.

Проул невозмутимо дослушал до конца и положил манипулятор на плечо старого товарища.

— Почему же нечего? Скажи им, Ред, что нужно было лучше воспитывать своих бэт.

***

Проул остановился возле ничем не примечательной заправки. Небольшая, расположенная на второй линии от оживлённой магистрали, в тени многоуровневой офисной "свечи" — идеальное место для тех, кто желает затеряться в городе. Отдых для обычных работяг или приезжих, у кого нет достаточно кредиток. Но при этом место, сохранившее все положенные черты приличного заведения: энергон приятный, без дешёвых присадок, чем грешат злачные места нижних уровней.

Праксианец знал, что тот, кому он назначил встречу несколько джооров назад, уже ждёт его за столиком в самом дальнем зале. Бывший полицейский не опоздал, но его собеседник наверняка подстраховался, прибыв пораньше, проверяя, не установлена ли слежка.

Старший офицер Правящего Прайма, трансформировавшись, вошёл в бар. Кивнув бармену, он прошёл в арендованный небольшой зал для приватных бесед. Закрытые энергетическим тонким пологом ниши надёжно скрывали того, кто сидел внутри отсека в терпеливом ожидании. Шагнув внутрь, бело-чёрный трансформер вежливо склонил в предписанном жесте почтения свой шлем. Сидящий за небольшим столиком мех в ответ сделал то же самое, тем самым намекнув на неофициальный тон предстоящей беседы.

— Тактический советник Проул, — голос высокого, статного автобота с ярко-синей оптикой и в белоснежной броне даже в приглушённых тональностях приковывал внимание к своему обладателю. Сейчас на этом известном всему Кибертрону трансформере не было ни одного знака отличия: всего лишь холёного вида житель столицы, явно занимающий не последнюю ступень в иерархической лестнице служащих Айакона.

— Физфайер, — вернул долг вежливости праксианец, присаживаясь напротив дворцового церемониймейстера. — Прошу простить мне мою дерзость, что позволил вас отвлечь...

— Бросьте, — прекрасная лицевая скривилась в лёгком раздражении. — Мы оба знаем, что вы бы не вызвали меня сюда, не будь ситуация настолько серьёзной. Так что давайте опустим пустые любезности и перейдём сразу к делу. Что именно вас интересует?

— Великая Матрица, — не стал юлить Проул. — Есть вещи, которые лично мне не понятны и которые Прайм мне также не может объяснить, — праксианец намеренно умолчал о том, что своего Лидера он даже и не думал спрашивать. В этом вопросе он должен был разобраться самостоятельно.

— Понятно, — белые плечи на несколько кликов поникли, но вскоре ярко-синие окуляры вновь смотрели прямо, спокойно и с неподражаемым достоинством. — Наш нынешний Прайм слишком молод и слишком неопытен. Он пока не в состоянии общаться с Матрицей Лидерства самостоятельно, это и хорошо, и плохо.

— Скорее плохо, — решился вставить слово Проул. — Ибо Матрица первой решила пообщаться.

Физфайер тут же впился настороженным взглядом в окуляры тактического советника Правителя. Старшему офицеру стоило огромного труда выдержать этот взгляд и не дрогнуть.

— Когда? — лаконично осведомился церемониймейстер.

— Вчера, — так же коротко и в тон ему ответил Проул.

— Кто в курсе этого происшествия?

Вот как? Именно происшествия... Процессоры мерно загудели, обрабатывая возможные варианты столь пикантной новости.

— Джазз, Айронхайд, Рэтчет, я и, соответственно, сам Прайм.

— Личный телохранитель — это понятно. Личный медик, если учитывать его прошлое, — вполне допустимо, — неторопливо размышлял придворный, остановив взгляд на своём энергофоре. — Но этот тип... личный имиджмейкер Правителя... я бы не доверял ему столь явно. Его прошлое туманно, хотя парень умеет пользоваться своим процессором и выживать, этого у него не отнять.

— Он бондмейт Прайма, — голос Проула звучал ровно, хотя собственная искра сжалась от боли несмотря на отключение большинства эмоциональных контуров.

— Вот оно как, — удивлённо протянул белый трансформер. — Тогда это в корне меняет дело, разумеется. Это ценное приобретение для нашего Лидера.

Праксианец никак не стал комментировать данное заявление. Оспаривать было бы глупо, а согласиться... всё ещё было больно. Шлаково больно.

— Тогда что именно вас интересует, молодой мех? — внимание придворного вновь было сосредоточено на собеседнике.

Чувствуя себя крайне глупо, Проул всё-таки задал свой первый, важный для него самого, вопрос:

— Как это работает?

— Вы хотите знать как это работало раньше или как это работает сейчас? — праксианец в полном изумлении смотрел на весёлые искорки в синих окулярах этого удивительного бота. — Если вас интересует настоящее, то боюсь, я вам не помощник, — лёгкая извиняющаяся улыбка. — Но если вас интересует как это должно было работать, то я смогу быть полезен.

Проул молча кивнул, подтверждая этим незамысловатым жестом, что ему интересно исключительно всё.

— Что ж, ваш вопрос вполне обоснован. Информация по Великой Искре была закрыта очень давно... Очень! Во времена ещё моей молодости были полностью закодированы данные пакеты файлов, а потом и уничтожены. Куда уж вам, птенцам этого злосчастного времени, знать, откуда тянутся корни. Изначально Матрица была сконструирована первыми Праймами как подспорье их преемникам, как бездонный колодец принятых, а также так никогда и не принятых решений. Уж участвовал ли Праймас в создании этой удивительной вещи или это всего лишь красивая легенда, я не знаю. Но склоняюсь к тому, что могло быть и такое. Ведь первые Праймы всё-таки могли обращаться к нему напрямую через артефакт. Вполне могло быть, что Матрица была не только архивом особо секретной информации, но и особого вида коммутатором между Праймасом и его Избранниками. Какое-то время — довольно долгое, смею заметить, — так и было. Праймы записывали туда свои идеи, мысли, решения, какие-то события, что освещались ими изнутри, а не как записывали их тамошние архивариусы. Но затем всё изменилось.

— Она стала самостоятельной? — догадался Проул, внимательно наблюдая за тенью печали, что скользнула по светлому фейсплейту одного из самых старых трансформеров на всём Кибертроне.

— О, да... Она приобрела свою волю, — медленно кивнул в ответ Физфайер, отрешённо глядя куда-то в сторону. — Было ли это по воле Праймаса или нет, думаю, никто никогда не узнает. Матрица стала давать советы, стала руководить теми, кто не мог дать ей отпор. Она училась, запоминала, анализировала и совершенствовалась. С каждым Праймом она приобретала новый опыт. Не сразу учёные догадались, что она снимает с каждого Избранника "слепок". Снимает и помещает внутрь себя, добавляя к своей бесценной и обширной коллекции. Вместе со "слепком" она также приобретала чужие навыки, мысли, понимание ключевых эмоций. Она научилась взаимодействовать.

— Паразитировать, вы хотели сказать? — Проул и сам подивился своей наглости. Даже ему стало не по себе от собственного ровного, абсолютно пустого голоса.

— Можно и так сказать, — согласился церемониймейстер. Теперь он не скрываясь буравил праксианца взглядом, будто просвечивая его рентгеновскими лучами. — Она существовала за счёт Избранника, питалась за счёт него, но за это направляла, давала советы, поддерживала и... вершила свою собственную историю. Не всем нравились её методы улаживания проблем и то, как она выстраивала светлое будущее. Были конфликты, разумеется, и много. Благодаря им, а также одержанным в итоге победам, Матрица научилась устранять конкурентов и изымать из цепочки правящей элиты неблагонадёжные элементы.

— То есть, грубо говоря, она научилась убивать?

— Именно так, молодой мех. Именно так. Сами понимаете, Матрица превратилась в серьёзного соперника. Никогда не устающая, вечная, лишённая слабостей и недостатков, неподвластная чужому давлению, боли или страху — она легко захватывала власть, но, главное, она легко её удерживала. Правда, случались и на её пути проколы. Не все Праймы слепо следовали её указкам. Многие вели с артефактом целые баталии. Так она научилась подчинять, плести интриги, выжидать. Только дважды она проиграла. Первый раз она утратила власть, когда партнёр Прайма бросил ей вызов, установив бондмейт-связь с Правителем и за счёт силы своей искры лишив все её взывания к Избраннику их былой мощи и убедительности. Фактически он лишил её способности управлять Праймом. Но мы не вечны. От несчастного случая не застрахован никто. И как у артефакта были непримиримые враги, так у него были и надёжные союзники. Эдакие фанатично преданные своей странной вере чудаки. Но именно они устранили бондмейта взбунтовавшегося Прайма, а Прайма, как я понимаю, в дальнейшем устранила сама Матрица. После этого она стала тщательно отслеживать личную жизнь Правителей, а также то, чтобы у них больше никогда не было искровых партнёров. Ну, а если без этого совсем никак, то оставляла подле Избранника только тех, кто не обладал сильными искрой или волей.

— Как звали того Прайма? — праксианец ощутил горечь от мысли, что артефакт не считает никого из них, находящихся сейчас рядом с Оптимусом, настоящим противником. Матрица спокойно позволила Джаззу слить искры с Лидером, а затем почти разрешила это сделать и ему самому.

— Нова, — столько нежности было в голосе старого придворного, что Проул испытал короткий приступ невольной дрожи. — Нова Прайм. Самый справедливый, самый бескорыстный и очень чуткий к своему народу Лидер.

— А как звали его партнёра?

— Никто не знает, — извиняющимся тоном ответил Физфайер. — У этого бота было много официальных имён и ещё больше прозвищ. Но было ли среди них то самое — родовое, знал только сам Нова.

— Кем же он был? — удивительное дело, но офицера и правда стало интересовать прошлое того безымянного трансформера, что сумел провести столь безжалостный, холодный разум.

— До встречи с Новой он был сексботом, — церемониймейстер только понимающе усмехнулся, видя недоверие в линзах главного тактического советника автоботов. — Уж как они познакомились с Правителем — история умалчивает. Только это была самая красивая и самая верная друг другу пара. Когда же он стал полноправным партнёром Правящего Прайма, то бывший интер переквалифицировался в охранника, заняв должность личного телохранителя своего бондмейта.

Какое-то время трансформеры молчали, будто отдавали этими кликами тишины дань уважения давно ушедшим. Затем Проул не выдержал.

— А второй раз? Кто победил Матрицу второй раз?

Физфайер кинул на него удивлённый взгляд.

— Альфа Трион. Второй раз она потерпела поражение именно от него. И, должен сказать, потерпела сокрушительное поражение. Он умудрялся ликвидировать её до того самого момента, пока ей не попался наш нынешний Прайм. До сих пор не могу понять, как Трион смог проглядеть его.

— Он не проглядел, просто у артефакта не осталось выбора, — Проул устало откинулся на спинку сиденья, угрюмо исследуя взглядом потёртую временем столешницу. — Оптимус признался, что именно из-за его полной профнепригодности Матрица первая и обратилась к нему. Ей просто надоело ждать.

Так как ответа не последовало, праксианец поднял оптику и наткнулся на грустную и такую добрую улыбку старого меха, будто тот был его гранд-дани и теперь от всей искры радовался его появлению.

— Молодой мех, если трансформер, как вы выразились — профнепригоден, — то Матрица просто не сможет его выбрать, — мягко заметил церемониймейстер. — Ведь не думаете же вы, что подобной силы артефакт действительно можно поместить в любую камеры искры? Матрицу нельзя принудить, но её нельзя и уничтожить.

— Праймас?

— Именно!

— Тогда не понимаю, в чём помощь от такого помощника? — Проул в раздражении саданул кулаком по столу. Жалобно звякнули кубы с энергоном.

Физфайер аккуратно накрыл раскрытой ладонью сжатый кулак праксианца. Такой лёгкий и одновременно такой интимный жест поддержки...

— Сдаётся мне, что далеко не в помощь был создан этот артефакт, — увидев непонимание монохромного меха, придворный автобот охотно пояснил. — А в испытание!

Частички сложной головоломки стали собираться в общую, уже уловимую взгляду картину. Но от этого становилось действительно жутко.

— Физфайер, как именно Альфа Трион смог победить Матрицу?

— Глава Сената вынул её из грудного отсека своего бондмейта, — старый мех смотрел печально и сочувственно.

— Он... он деактивировал своего... партнёра?! — процессор засбоил от невозможности обработать и логически принять данную информацию.

Церемониймейстер ничего не ответил: слова были излишни.

***

— О, — только и выдал вокалайзер заинтересованного Старскрима, что, опустив подбородок на плечо Саундвейва уставился в мерцающие голографические экраны рабочей консоли.

Связист немного повернул шлем, чтобы видеть опасно горящую алую оптику сикера, лёгкий отблеск на его гладкой щеке. Ищущий тут же хитро скосил на него взгляд.

— Я могу по-разному проявлять свою благодарность и признательность, — чувственно промурлыкал истребитель. — Но к тебе, Саунд, у меня отдельное отношение.

Связист как и всегда ничего не ответил, но лениво разливающееся внутри тепло от обычных слов было приятно. Старскрим всегда чувствовал, как сказать или что сделать, чтобы крылатый кон ощущал себя необходимым и нужным.

— Скинь мне координаты, хочу туда... прогуляться, — недобро осклабился истребитель, вновь уставившись в экран и жадно поглощая предоставленную ему строго секретную информацию.

Когда передача данных была завершена, Ищущий склонился к одной из антенн Саундвейва и невесомо коснулся её губами. Но даже от такой малости чёрно-фиолетовый корпус ощутимо вздрогнул. Сикер хмыкнул, похлопал связиста по спине и, выходя из рабочего отсека, кинул через плечо:

— Держи канал. Если что, кину крик о помощи.

***

— Доклад через джоор. Лично мне. А пока все свободны! — низкий рык Мегатрона раскатился эхом по вмиг опустевшим коридорам базы.

Саундвейв знал, что бывший гладиатор, уже окончательно покинувший к этому времени арены Каона как идейный вдохновитель современности, направляется именно к нему в отсек связи. Он коротко качнул шлемом, и Рэведж с Френзи, что составляли ему компанию на дежурстве, мгновенно испарились. Сзади послышались тяжёлые шаги, затем лёгкий шелест закрываемой дверной панели и тихий щелчок заблокированного магнитного замка.

— Я получил твой сигнал, — Мегатрон остановился позади сидящего крылатого кона и, облокотившись о спинку кресла, наклонился ниже. Саундвейв регистрировал датчиками тепло, исходившее от мощного серого корпуса. — Надо понимать, что ты наконец-то нашёл?

Связист качнул шлемом, подтверждая догадку своего Лидера, и вывел на экраны необходимую десептикону информацию.

— Цена приемлемая? — осведомился Мегатрон враз севшим голосом.

Появившиеся на голографе цифры заставили его зло рокотнуть вентиляцией.

— Дороговато...

Вместо ответа Саундвейв прогнал видеоролик, но не рекламный, а снятый посланным на спинар Лазербиком. Мегатрон молча рассматривал великолепные виды небольшого астероида, расположенного на третьем кольце их системы, почти рядом с торговыми путями и двумя крупными космопортами, что находились на соседних планетоидах. Кружащий вокруг группы планет и яркой, полыхающей синей сверхновой звезды, астероид мог похвалиться не только весьма живописным внешним видом и самостоятельной гравитацией, но и группой построек, что были разбросаны по нему в художественном беспорядке.

Очень понравилось

Очень понравилось, с нетерпением ждём продолжения)))

Спасибо)

Спасибо) Продолжение будет, но не скоро.

Скорее))

Скорее пишите продолжение. Оч интересный расказик. Ну прям очень - очень. Жду продолжения

Спасибо) С

Спасибо) С продолжением немножко придётся подождать. Но история не брошена, не переживайте))

А получиться ли

А получиться ли у Блицвинга добиться расположения Саундвейва?))) Автор, а вы позволите Оптимусу и Джазу выжить, а то их столько раз убивали... Они достойны счастья хоть в одной параллельной вселенной.

Вот на счёт

Вот на счёт Блица и Саунда пока сама не знаю))) Мне оба нравятсЯ, и оба шарки бесконечно упрямые) При этом один говорит "дай", а второй отвечает "фигу"))))
Клятвенно обещаю, что ни Джазз, ни Оптимус у меня не погибнут!))) Только не эти двое)))

Спасибо, автор.

Спасибо, автор. Будет ли продолжение? Что будет у Оптимуса и Джаза? У Старскрима и Скайфаера?

:)

Конечно, продолжение будет!
А что будет у героев дальше, всё расскажу в следующих главах!
Рада, что понравилось))

*кончилзакурил*

*кончилзакурил*
Автор, вы не перестаете удивлять. Этот непростой сюжет, эти интриги, новая порция глав буквально сделала мне весь день. Впервые встречаю описание Матрицы такой... Самостоятельной, расчетливой, даже коварной. Но решение точно свежее. Вопросы вроде "Как сложатся отношения у Скрима и Скайфаера?", "Кто же эти маленькие спарки?" и т.д., заставляют терпеливо ждать продолжения.
Удачи вам и вдохновения)

Никогда не

Никогда не верила в то, что подобной силы артефакт был всего лишь коммуникатором с божеством для Праймов. Не просто так он в себе хранил мудрость предыдущих правителей, их решения и мысли. И то, что Матрица была разумной, выбирая "этого хочу", "этого не хочу", тоже наводило на определённые мысли. Особенно то, что не все Праймы под её чутким руководством были прям милашками. Оптимус скорее исключение. И комиксы, мультфильмы позволили задуматься, что это потому, что он не всегда её слушал. Или не хотел слушать. И после переделки в Прайма всегда терзался тем что сделал, сомневался. А вроде как не должен был.
Старскрим и Скайфаер - как Ромео и Джульетта :) А жёлтенький и синенький - дааа, задачка))) Придётся героям решать не только её)

Спасибо за отзыв!

Ох, автор.

Ох, автор. Произведение чудесное, я не хочу торопить, но вопрос "когда продолжение?" сам просится наружу. Уж больно интересно узнать, что дальше. Надеюсь, вдохновение всегда будет с вами :3

лето))

Прошу прощения, лето, другие проекты по фанфикам, отдых - подождать придётся) Скоро не обещаю, но всё будет)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании