«Последняя Искра». Главы 25-40.

Авторы: Firestar~_~ , Viktory Tremas
Вселенная: AU, пост бэй-муви 2007-2011
Персонажи: Прайм, Баррикейд, Рэтчет, Сайдсвайп, Мираж, Бамблби, Тандеркракер, ОС-трансформер, ОС (люди), Джольт, бэта.
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма, экшен, романтика
Предупреждение: ООС, слэш, осторожно! присутствуют белковые

Сон – волшебная вещь. Порой не понять, реальность ли это – или быль, призрак, или же ворота в иной, неведомы нам мир?..
Тандеркрэкер спал. Так сказали бы люди, привыкшие именовать «сном» подзарядку. Но ведь они были правы? Как еще назвать то удивительное состояние, когда все системы отдыхают, напитываясь энергией, в то время как сознание бродит где-то, среди миражей и видений…
..В этом сне все было иначе. Не было того непрекращающегося кошмара. Что снился ему раз за разом, выматывая и не даруя покоя. Холодная снежкинка упала на кончик носа сикера, - нереально большие, пушистые хлопья застывших кристалликов льда сыпали из пустоты. Тандер смотрел на небо, на медленно падавший снег. Не было ни земли, ни солнца, - ничего, лишь этот снегопад, и чувство какой-то легкости. Он был не один – кто-то был рядом, кто-то бесконечно любимый и родной. Порыв ветра закружил снег, снежинки заметались, сбиваясь в единый силуэт. И вот уже перед ним не серая пелена – а его половинка, столь же реальная, как и когда-то, а серое небытие – обернулось Хрустальным залом Восского дворца, словно и не было бесконечных ворн, канувших в небытие…
- Варпи? – Прошептал сикер, выжидающе, с затаенной надеждой на ответ глядя на призрака. Но тот ничего не произнес, лишь тепло улыбнулся и протянул ему манипулятор, приглашая на танец. Тандер выдохнул – и коснулся раскрытой ладони, позволяя партнеру привлечь себя к нему.
- ТиСи. – шепот коснулся аудиодатчиков. Нежный, доверительный. – Хороший, славный мой ТиСи…
Хрустальные колонны отражали струившийся откуда-то свет, обращая сам воздух в сияние. Снег все также кружился – и падал на блестящий прозрачный пол, под которым была – высота…
- Почему ты не позволил мне уйти, тогда? – Тандер упрямо ткнулся лицом в плечо любимого, в то время как тот вел его в нежном, бережном танце. – Почему?..
- Ты глупый, упрямый, и всегда им был. – Ответил тот, перехватывая сикера за тонкую талию. – Ты до сих пор считаешь, что твой дезактив порадовал бы меня?..
- Но тогда мы были бы вместе.
- А кто сказал, что мы – не будем? – Ладонь скользит по лицевой пластине, по тонким скулам, по щеке, пальцем задержавшись на губах.
Музыка льется откуда-то из под купола – музыка грустная - и теплая одновременно. Сикеры кружатся, паря на дожигателях над самым полом; ноги их не касаются хрусталя, лишь буранчики снега взметаются от движений. Скайварп чуть выше ТиСи, его партнер – словно робкая, хрупкая тень его самого, лишь броня не фиолетовая, а холодного, голубого с красными марками цвета. Прекрасный, грациозный танец.
Тандер тянется – и обнимает Скайварпа за шею; губы дрожат, пластины изогнулись в каком-то умоляющем выражении.
- Но… как, Варпи? Как?... Ведь там… там.. я… больше… не…
- Это ничего не значит. – Ладонь Скайварпа поглаживает острый выступ подбородка ТиСи. – Ты не виноват, Искра моя. И ты не изменился, нет.
- Но..
- Глупый. – Оптика Варпа вспыхнула. – Ты должен принять себя – таким. Ты обязан. Это лишь оболочка, а Искра… Искра-то не изменилась, да и не могла.
- Но это ты говоришь, для тебя – возможно. Ты всегда любил и опекал меня… Ты – один!.. Но там… Варпи, мне так страшно!!! Я там лишний! Кому я нужен… такой?? Ну, кому??? Они ненавидят меня… Говорят, что меня надо уничтожить, что я всем мешаю, что… О, Варпи!!! Я ведь ничего не помню!!! Ты помнишь – нас? Какими мы были? А наш первый полет вдвоем? Ты вел меня тогда… Там… этого уже не будет… О… Нет Воса, нет нашего дома, нет ничего… нет меня, прежнего… Есть кто-то другой, это не я, не я!!!! Я не хочу просыпаться, Варпи, не хочу!!! Не отпускай меня!!!!
- Бедный мой. – Скайварп прижал Тандера к себе, в защищающем жесте. – Искорка моя. Прости. Я забрал твои воспоминания. Они тебе не нужны. Это были не мы, просто запомни это. Твой врач знает это. И Орион – знает. Пока не понимает… но – знает.
- Но Варпи! Быть может, если бы я знал – мне было бы не так страшно???
- Не думай об этом. Ты ученый, ТиСи. И нежная, прекрасная Птица.
- Не надо лжи, Варп. Я знаю, что они говорят правду. Мы были врагами… Я, правда, не понимаю, зачем, почему, но так – было… И я больше не Птица. Не называй меня так. Я – был Птицей. Мне больше не полететь, и даже не пойти... никогда… Я слышал, Рэтчет говорил… что для меня все кончено… он думал, что я в стазисе, - но я слышал, все-все… – ТиСи уткнулся лицевой пластиной в грудь Варпа, и расплакался. – Я хочу к тебе, Варпи. Так хочу… Все небо было моим, наши полеты… А теперь… я не только враг им – хоть и не понимаю, почему, в чем моя вина?? – но еще и обуза… Груз, ненужный, лишний…
- Нет, ТиСи. Ты не смеешь так говорить. Не имеешь права. Ты должен жить. Ради себя. Ради меня. Ради нашей будущей встречи. И запомни: даже лишившаяся крыльев Птица Птицей и остается. Твоя красота – в тебе, в твоей силе. Сумей выкарабкаться! Докажи им, что ничто не может тебя растоптать, гордого потомка Воса! Да, прошлого ты не знаешь – недавнего, злого. Но ты – знаешь то, чего не знают они; К тому же, на этом свете есть кое-кто, кому ты будешь очень нужен, и для кого твои советы по летному мастерству станут бесценными. Маленькая, юная Искра, для которой ты станешь надеждой на то, что все можно изменить.
- Да кто же?? – Тандер удивленно взглянул на Скайварпа, в его оптике светилось непонимание. – Других сикеров больше не осталось…
- Быть может, и так, - а, быть может, и эдак. Кто знает? Знай одно – ты сильнее, чем кажешься. И ты не один. Оглянись! Рядом с тобой есть тот, кто желает тебе добра. Кто помогает тебе. Он, правда, и сам пока не разобрался в себе, - но ему нужна твоя помощь. Помоги, дай ему поверить в себя. От этого зависит многое. Взаимопомощь – волшебная вещь, запомни это.
- Варпи, о чем ты?..
- Другие его зовут Оптимус. Но это не его имя. Зови его Орион. Хоть мысленно. Помоги ему проснуться. И тогда все изменится.
Призрак Скайварпа подернулся дымкой, теплые ладони погладили ТиСи.
- Нет, Варпи, не уходи!!! Не оставляй меня!!!!
- Помни: ты сильнее, чем кажешься сам себе. Борись! И тогда мы, возможно, встретимся – не здесь, а наяву.
- Ваааарп!!!
…Сон растаял, исчез, растворился, сменившись сперва – темнотой, потом – серо-стальным холодным потолком палаты.
Тандер вздохнул, и поморщился – вент-система работала с трудом; каждое движение отдавалось глухой болью в грудном отделе. Ватная тяжесть в манипуляторах, и глухая пустота – внизу… Вот они, ноги; и поясница.. И лопасти крыльев – за спиной. Только они словно существуют отдельно от него, сами по себе. Как ловко он прыгал когда-то на этих ногах, когда был хатчлингом. А как приятно было, когда ветер обдувал фюзеляж, когда F-22 голубой стрелой несся меж облаков, выписывая изящные фигуры… Как все было просто – и хорошо…
Было.
Тандер закрыл оптику мембранами затворов и отвернулся, пряча лицо от настойчивых лучей зимнего солнца, игриво скользящих по стальным щечным пластинам и шлему. Ладони его покоились на мягкой материи термо-одеяла, которым кто-то укрыл его. Зачем? Почему? Оставили бы его так, как есть; раз все равно «все кончено»…
- Доброе утро! – Чей-то голос, ставший почти знакомым, оторвал Тандера от раздумий. – Ну, что-то ты совсем грустный сегодня. Это не дело. Опять сон неважный приснился? Так дело не пойдет. Если ты будешь постоянно накручивать себя – то вряд ли мы чего-то добьемся.
…Голос звучит настойчиво, он - то жесткий и строгий, то мягкий; иногда в нем звучат нотки чего-то, похожего на страх. Этот голос – все время рядом. Но почему? Что он добивается от него?..
- Ну-ка,хватит хмуриться. Взгляни только, как сегодня хорошо! Светло и почти не морозно. И солнце какое. Мы совсем засиделись, как ты считаешь? – Тот словно ждет от него ответа. Орион, - вот как его зовут. Странно, он его совсем не помнит в прошлом. Впрочем… Нет, все-таки кажется помнит. Где-то он слышал его имя раньше. «Орион. Орион Мирный»… Так, кажется? Но если так, то – зачем он здесь? Почему?.. – А ведь я прав. Рэтч вчера сказал, что ты чувствуешь себя лучше; так почему бы нам не совершить сегодня небольшую прогулку?
Тандер чуть пошевелил головой, обернувшись на голос.
«Прогулку? Он что, издевается???»
Лицо – в обрамлении синих бронированных пластин – совсем рядом; довольно приятное лицо. Для колесного. Он улыбается, а голубая оптика светит и тепло и холодно одновременно. Странная оптика…
- Да, прости, забыл сказать. У меня для тебя кое-что есть. Подарком назвать не могу, - все-таки это немного из другой серии. Но, тем не менее, – оно должно нам с тобой помочь. Не сидеть же нам вечно в этих стенах? Так что, если ты не против, - сейчас позавтракаем, позанимаемся немного, - и на воздух.
«Ах вот оно что! Он хочет вывезти меня отсюда, на время. Видимо речь идет о чем-то, что может помочь этому. Да уж, подарок…» - Тандер мысленно вздохнул.
Есть не хотелось, совершенно. Впрочем, как и всегда. Еда вызывала в нем отвращение; энергон казался то приторно-сладким, то, наоборот, горьким; топливная система с огромным трудом принимала его, и даже мысль о том, чтобы сделать глоток, казалась чем-то омерзительным.
Ничего не хотелось.
Но голос внутри – где-то там, куда не добраться, - упрямо прошептал, заставляя его очнуться:
«Ты должен бороться. Заставить себя выкарабкаться. Помоги ему – и он поможет тебе. Докажи, что ты сильный».
« Я – сильный. Наверное. Да. Варпи… так хотел. Значит, нужно»
…Пересилив себя, Тандер взглянул на Оптимуса.
И – кивнул. Слабо, едва заметно.
Один раз.
«Я постараюсь, Варпи. Ради тебя – я постараюсь».
…………………………………………………………… ……………………………
… Оптимус заметил кивок. И внутренне улыбнулся.
Наконец, наконец – хоть что-то, хоть какой-то проблеск.
День определенно обещал быть хорошим.

……………………………………………………………………………
..Когда ждешь дня рождения – время тянется так медленно, что совершенно нет сил ждать. Но зато когда, наконец, праздник настает – то пролетает так быстро, что и глазом моргнуть не успеваешь. Обидно, да?
Кэлли проснулась в невообразимую рань. Спать ну ни капельки не хотелось. Еще бы – ведь сегодня День Рождения! Ее собственный День Рождения!!! А значит – будут и подарки, и веселая возня с друзьями, и Тооорт. Воот такой, большой-пребольшой, с кремовыми розочками и орешками. Как давно у нее не было такого праздника! Бабушка Рози не могла ей устроить это маленькое торжество, только родные папа с мамой отмечали этот замечательный день. Правда их нет, но они ведь тоже радуются вместе с ней сейчас – мама Сью сказала, что наши близкие и родные, даже когда уходят, - все равно остаются с нами. Вот так! А вообще тетя Сью оказалась замечательной мамой, как и папа Нэд. Действительно замечательной! Правда, их внимание приходится все время делить с Вэйви, но ему тоже тяжело, тоже нет этих.. как их… ну, опи с дани, и вообще он такой странный, но хороший, хоть и вредный иногда. Жаль, мама запретила говорить ему про праздник, иначе он обидится, и это будет плохо. С ним было бы веселее, и вообще классно – он же все-таки инопланетянин, да еще и робот к тому же!
Но мама была строга и принципиальна. Мама сказала, что если Вэйви пойдет с ней – то все кончится неважно, потому что это будет баловство, и неизвестно к чему все приведет. Разве Кэлли могла ослушаться? Хоть и хотелось ей до колкости в пальчиках, чтобы братик ее поздравил, и чтобы они были вместе – ну, а если ребята и будут смеяться, - что с того?
- Доброе утро, солнышко! – Дверь в спальню приоткрылась, показались физиономии родителей. Мама была еще в пижаме, папа – в домашнем костюме, который он, видимо, только что одел. – С Днем Рождения, малышка!!!
Спустя пять минут Кэлли, зацелованная-затисканная, вовсю шуршала подарочной упаковкой, раскрывая коробки с сюрпризами. Сью смотрела на нее с теплом, чуть склонив голову.
- И все-таки, какая она у нас хорошая, славная доченька.
- А то! – Многозначительно ответил Нэд. Все было хорошо, вот только внутри росло беспокойство. Что-то было неправильно. Как отреагирует Вэйви, если узнает, что его «забыли» пригласить на праздник?..
…………….
- Ну как, ты готова? – Сью придирчиво оглядела фигурку девочки, одетой в новое малиновое платье с белой кружевной подбивкой, дополненное белыми же колготками и нарядными красными бантами.
- Да, мам. А мы все приготовили?
- Конечно, но надо бы поторопиться. Тетя Мэг звонила, говорит, гости уже собираются.
- Уииии! – Кэлли сложила ладошки от нетерперия. – А Майкл? Он уже пришел??
- Нет, зато Соня и Марти уже ждут тебя. И с подарками!
- Пойдем скорее! Ну пойдееем!!
- Сейчас, милая. Подожди немножко. – Сью оставила малышку, и, миновав гостиную, заглянула к Вэйви. Тот с самым невинным видом валялся на кровати, тыкая пульт телевизора. Сью подозрительно взглянула на него, заработав в ответ не менее подозрительный взгляд. – Хм.. Вэйв, солнышко? Побудешь немножко один?
- Естественно. Я привык. – Фыркнул тот, и отвернулся. Сью нахмурилась.
- Вэйви. В чем дело?
- Да не, мам, ни в чем. Все ОК. Нет, правда. – Сикерлет сел, сложив птичьи лапки «крендельком».
- Ну… смотри. Я уйду ненадолго, отведу Кэлли к соседке, на время, и вернусь. Папа будет работать, его лучше не беспокоить. Ты поиграй немножко, хорошо?
- Да, конечно. – Как-то серо, без выражения ответил «наследник Восского престола», как-то очень заинтересовавшись содержанием непонятной новостной передачи.
- Ладно, я скоро.
Сью ушла. Когда дверь закрылась, Вэйв состроил вредную физиономию, и высунул длинную глоссочку, демонстрируя полную гамму эмоций. «Ага, знаю я, что вы там задумали. За глупого меня держите, да? Как бы не так! Все ваши мысли как на ладошке, неужели, мам, ты забыла? Думаете, как бы без меня обойтись. Я пугало для вас, конечно, вот и нечего было врать. А то «сыночек, сыночек!» Не хотите меня видеть? А я сам приду! Вот! Приду – и все! Посмотрим, что тогда скажете!»
…Все-таки Вэйви был еще совсем ребенком, ну, и думал он вполне соответственно своему возрасту. Мысль о том, что мама с папой желают ему добра, - слабенькая, ад мелькнула в его процессоре. Но была с негодованием отметена обидой и той особенной, острой детской злостью, возникшей из-за непонимания. Знал бы маленький проказник, во что все его предприятие выльется, - ни за что не стал вы задумывать подобное. Но Вэйв хоть и нес в себе половину ТНК Саундвэйва, - наполовину все же был Старскримом, и эта половинка была самолюбива, горда, капризна, требовательна – и порядком эгоистична. И сейчас эта Скримовская натура явно брала верх над рассудочностью Саунда, требуя Отмщения, и немедленно. А уж каким образом – дело десятое. «Не медли, действуй быстро, а там что-нибудь придумаю!!» - думал малек, и Искра его наполнялась решимостью.
...Дождавшись, когда голоса Кэлли и Сью стихнут, а большая входная дверь захлопнется с характерным грохотом и скрипом замка, Вэйви подошел к окну. Открыть раму? Да не вопрос! Вот только спальня – на втором этаже, и надо бы спуститься вниз. Перегнувшись через подрамник, Вэйв поглядел на припорошенную снегом землю. Сразу вспомнился прошлый опыт «полетов во сне и наяву». Кусты ежевики и боярышника тянули к небу унизанные внушительными колючками безлистые ветви. Колючкт-то Вэйви были не страшны, но вот высота… Как же быть? Хмм.. а что, если попробовать как тогда, с Кэлли? Знать бы еще, как у него это вообще получилось…
Зажмурившись, Вэйв встал на оконную раму, вцепившись в пластик коготками. Перед этим он приметил прогалину между кустами, куда папа сгреб снег и свалил его пушистой кучей. Неплохая точка для приземления. Вздохнул вент-сисетмой, попытался изо всех силенок представить возделенный сугроб – и… словно нырнул в пустоту. На краткий миг нестерпимый холод обжег корпус, и чувство НЕБЫТИЯ, пустоты, абсолютного вакуума – полоснуло по Искре, - чтобы тут же рассеяться, обернувшись холодом – но другим. Несчастный сикерлет очнулся аккурат внутри сугроба, засыпанный до макушки снегами, и, с негодованием пища, принялся выбираться наружу. Холодная масса летела в стороны под длинными манипуляторами птенца. Вот странно: сугроб оказался гораздо глубже, чем ему казалось до этого. Папа не мог накидать столько снега!!!
Когда же наконец ему удалось выбраться, - для начала по грудь, - Вэйв протер оптику, очистив чувствительные линзы от кристалликов снега, - и замер в недоумении.
Дома не было.
Ни знакомого вяза, ни конюшен, ни дороги.
Ничего не было и впомине!!!
Вокруг простирались могучие стволы деревьев – елей и сосен, а по бокам рос вечнозеленый кустарник, бородатыми кипами высившись вокруг. Воздух был тих, лишь какая-то птица недовольно клекотала где-то среди макушек лесных великанов.
- Ма?... – Как-то неуверенно пропищал Птенец, оглядываясь в панике. – МА!!!!
..Ни звука, ни ответа.
Снег забился в стыки брони, лапки начинали ныть от холода. Вэйв окончательно выбрался из снежного плена, и кое-как переставляя лапки, сделал несколько шагов в сторону, оглядываясь по сторонам. Страх охватил Искру бедного малыша тисками. Он явно перестарался! Или что-то в представленном им перед межпространственным прыжком образе было не так? Неужели он все-все перепутал???????
- МАМААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Отчаянный плач разнесся далеко окрест. С деревьев сорвались шапки снега, и рухнули вниз, засыпав хатчлинга с головы до пят.
«Я потерялся. Потерялся!!!! А Кэлли там, наверное, веселится…» - Плечики малыша беспомощно тряслись.
Вздохнув, и дрожжа от мороза, Старвэйв побрел куда глаза глядят, перебираясь через засыпанный снегом валежник. Броня покрылась инеем, омыватель тек по щекам. Дом, все, что было хорошего – и было им нежно любимо, - осталось в прошлом. Все исчезло…
Он один был в этом виноват.
Маленький, глупый, растерянный…

………………………………………

…Как холодно! Холод замораживает смазку в суставах, лапки гнутся с трудом, процессор работает все медленней, как и двигатель. Воколайзер надорвался от крика, вокруг – один и тот же снег, белая хрусткая каша. Маленький хатчлинг барахтается, пытаясь выбраться из очередного снежного заноса. Искорка в груди трепещет от страха, и смятения. Ну, подумаешь, не взяли его на праздник, ерунда какая. Ну почему, почему он не остался дома? Мог бы книгу почитать, или поделать что-нибудь. Там тепло и хорошо, любимые вещи, кровать, одеяло, такое теплое… И, самое главное, там- Мама. Любимая, хорошая-хорошая, ничуть не хуже данички… И папа… И Кэлли… его семья, которая любит его, вот таким… А теперь все пропало! Вокруг сугробы, темно, деревья, деревья… Где он? Как ему быть??? Куда идти? Да и сможет ли он вообще идти??? Системы сообщают о приближающемся стазисе, уровень энергии стремительно падает – еще бы, ведь надо согреть свое тельце, хоть как-то поддержать функциональность… Не лучше ли просто свернуться калачиком, здесь, в этом вот сугробе? Быть может, так будет теплее? Закрыть лапками мордочку, зажмурить оптику, и представить, что он – дома, а рядом мамочка, она читает ему сказку, гладит крылышки… Мама….
Вэйви зевнул во весь клювик, снег благодарно принял его заиндевевший корпус, ласково укрывая снежинками. Пушистая невысокая елушка укрыла его ветвями, пряча от посторонних глаз серебристо-белый комок металла. И правда, стало словно теплее, перед оптикой поплыли цветные круги. Как спокойно, хорошо, мама обнимает его, он уснет, и будет видеть хорошие сны…
…Процессор Старвэйва вышел в буферный режим. Системы боролись из последних сил. Еще немного – и энергия иссякнет, поддавшись холоду, мороз полностью овладеет маленьким корпусом, стужа погасит тепло Искры, навсегда унося жизнь Маленького Непутевого Принца Воса. В последний момент системы активировали навигационный маячок, - сигнал о том, что здесь еще есть жизнь.
Пара белок, настороженно стрекоча, спрыгнули на снег, - и тут же метнулись прочь. Кто-то огромный шел сквозь чащу, на удивление легко, почти беззвучно ступая. Свет фар прорезал полутьму, щелто-красными бликами скользя но сугробам и заносам.
- Где же этот сигнал? Хм…
Хррруп-хррруп-хррруп. Под немалым весом белая крупа скрипела и хрустела на все лады. Наконец шаги остановились, свет сконцентрировался на одной точке, являвшей собой заснеженный холмик, неотличимый от остальных наносов.
- Вот оно что. Как же ты тут очутился? Да еще и десептикон.
Широкая ладонь аккуратно смела ледяной покров в сторону, обнажая беспомощный корпус. Вэйви не почувствовал ничего, когда чьи-то манипуляторы подняли его с земли. Теплое дыхание обдало тельце. Оптика незнакомца горела искристым голубым светом, отражавшимся от темно-красного шеврона на шлеме. Пухлые губы дрогнули в улыбке, - и коснулись макушки сикерлета, словно проверяя что-то. Взгляд оптики отметил нить глифов на хрупком металле шлема и крыльев, - глифов на древнем восском диалекте.
- Жив, глупыш. Хм. Надо же. Юный принц – и в такой глуши. Такая маленькая звездочка... Удивительно.– Голос бота звучал глухо. Сикерлет лежал на его ладонях тряпочкой, манипуляторы беспомощно поникли, оптика – была закрыта мембранами, ротик чуть приоткрыт.
Незнакомец вздохнул, раскрыл грудной отсек, уложил малыша во внутреннюю камеру – и зашагал прочь, туда, откуда слышался редкий шум дороги. Великан-лось, почуяв присутствие чего-то огромного и величественного, кинулся прочь, взметая снег лопатами копыт. Вскоре все стихло, лес вновь окутала темнота. Лишь редкие снежинки сыпали с неба, заметая следы недавнего пребывания чего-то, что не принадлежало природе этой планеты.

………………………………………………………………………………………………………

..зачем он поехал тогда? Зачем? Какого шарка?..
Сайдсвайп открыл оптику – и закрыл.
Воспоминания о той поездке в качестве экскорта до сих пор отдавались во всем корпусе. Ему повезло, что на тот момент он еще мог трансформироваться… Хоть и с трудом. Теперь – все. Швы трансформации закрылись, он больше не сможет…
Мысленно застонав, Сайд свернулся калачиком на платформе, притянув ноги к груди, как когда-то давно, в далеком бэтстве. Одеяло комком лежало на полу, манипуляторы стискивали подушку. Где-то внутри, в камере Искры, что-то тянуло, и жгло. Эта тяжесть не давала ему выйти на подзарядку, не давала расслабиться, все время напоминая… О чем? О чьих-то сильных манипуляторах, обнимавших его? О губах, - нежных и требовательных, об оптике, алой, которую не забыть… О ком-то, кто – ближе и не бывает, но так далеко, и кого он – он сам!!! – может подвести под неизбежный дезактив, если хоть одна искра узнает о том, что он, его бывший враг - и бонди, единственный, – все еще онлайн… Но как, как это сделать??? Как сохранить в тайне плод их любви, искорку, что сейчас – в нем, а скоро, очень скоро – появится на свет? Как???
Немыслимо..
Вставать не хотелось, ничего не хотелось.
Сайдс зарылся лицевой пластиной в подушку. Броня на грудном отделе заметно утолщилась, снижая гибкость корпуса; топливопровод требовал очистки – постоянно напоминая о себе. Нужно бы встать, да навестить санитарный отсек… Но Сайдс не мог себя заставить. Измученный нехваткой энергии и отсутствием отдыха, равно как и общим перенапряжением, процессор сбоил, выдавая ошибку за ошибкой. Сайдса мутило, одновременно накатывал страх – тяжелый, колючий. Будь он не один – еще можно было бы вытерпеть, пережить. Протоколы носительства активировались стремительно, требуя защиты потомства и носителя. Защиты не было. Была лишь эта проклятая платформа, отсек, подушка, одиночество – и опасность. Опасность – повсюду, она исходила от недавних союзников, от тех, кто всегда прежде помогал ему; от тех, на кого положился в бою; от медиков, от хьюманов,Ю от камер видеонаблюдения, - ото всего. И все лишь потому, что он осмелился предать свою фракцию; предать своей любовью, своим Предназначением, позволив себе соединиться в едином свете Искр с врагом… подставив и его, и себя, и то нечто, что мучило его, что наполняло его – изнутри, что – росло, быстро, и жадно, требуя защиты и опеки… которой он не мог дать, не мог…
Как ему справиться? Как – заступить на дежурство? Как? А еще – тренировки, которые он должен вести; и необходимость пройти техосмотр – он и так откладывал диагностику; Рэтч так просто его не оставит в покое, - и, разумеется, мигом поймет, что произошло с мечником. А еще – любопытная оптика остальных, от которых вряд ли скроется изменения в его фигуре. А бэта? Если все же ему удастся ее сберечь, если не угробит сам, пытаясь имитировать активную деятельность вопреки тревожным сигналам системы; если не перенапряжет собственную нейросеть… Как он сумеет ее выискрить, один? Без медпомощи??? И как – вырастить, спрятать??? Быть может, отдать его Бэрри?... Но сможет ли – он, и без того находящийся в изоляции и условиях жестокого дефицита топлива?? Нет, нет, нет… Ему лучше вообще ничего не говорить, не информировать, пока не активировались его протоколы. Иначе он не выдержит, он не сможет – выдержать, он придет. Сюда. За ним. За ними. И тогда…

замечательный фанфик!!!

я пожалуй присоединюсь к тем, кто ждет продолжения, фик читается на одном дыхании просто не оторваться. Терпеть не могу интерпретацию Бэя, да простят меня ее фаны, но авторы каким то волшебным образом умудрились вдохнуть новую жизнь и раскрасить мир показанный нам в фильмах новыми радужными красками. Огромное спасибо за это!)

Фик продолжен

Фик продолжен не будет, автор ушла из фендома ТФ

Автор от

Автор от любопытства распирает что будет дальше пожалуста ну чуть по быстрее можно писать. А то от любопытства вырвусь. А так фик просто чудо.

Автор ушла из

Автор ушла из фендома и фик не будет продолжен

Когда прода?

Когда прода? Очень, очень жду. Просто вот-вот от любопытства отключусь.

автор,когда

автор,когда прода? Т.Т

Вай^^

Словлю офф в ожидании продолжения *О*еще еще !^^

проду скорее я

проду скорее я скоро с ума сойду что же будет с бедным малышом?требую проду как необъходимость!потрясный фик!проду проду проду!!!!!!!!!!!!

когда прода??=))))

когда прода??=))))

продолжение в

продолжение в процессе)) работаю над приквелом "Под сводами дворца" об истории Воса и первой триады - это часть "Последней Искры", но и прямое продолжение сюжета также пишется *^^*

Трансформеры

Трансформеры форева!!!

однозначно)))

однозначно)))

Авторы вы

Авторы вы супер! :-D

Спасибо))

Спасибо))

Вы супер!

Вы супер! Пишете о*уенно! Других слов не найти!

О! Спасибо

О! Спасибо огромное!!! Рада что вам Пришлось по духу!!!

прекрасно!

Буду ждать продолжения ^_^...

Спасибо!*^^* буду

Спасибо!*^^* буду стараться, чтобы было интересно*^^*

^^

А когда,если не секрет,будет продолжение? С: ..

Понемногу

Понемногу пишется*^^*

Рад рад **.. Буду

Рад рад **..
Буду ждать..х)

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании