«Последняя Искра». Главы 1-24.

Авторы: Firestar~_~ , Viktory Tremas
Вселенная: AU, пост бэй-муви 2007-2011
Персонажи: Прайм, Баррикейд, Рэтчет, Сайдсвайп, Мираж, Бамблби, Тандеркракер, ОС-трансформер, ОС (люди), Джольт, бэта.
Рейтинг NC-17
Жанр: драма, экшен, романтика
Предупреждение: ООС, слэш, осторожно! присутствуют белковые

ЧАСТЬ 1.

ПРОЛОГ

…Саванна. Солнце жарит и жарит, ветер приносит песок, понемногу заносящий сухой обжигающей – днем, и леденящей – ночью пеленой все, что осталось от лагеря. Тент давно сорвало, вышка передатчика повалена все тем же ветром. Вот уже много недель никто не возвращается сюда. Ничей голос не нарушает тишины. Лишь зебры бродят меж развалин, да птицы, снующие по проржавевшим балкам, деловито щебечут и чистят перья. Однако здесь еще теплится жизнь. Хрупкий, слабый росток, пытающийся бороться из последних силенок.
…— «Как вы, мои милые, мои драгоценные?» — Протоколы памяти воскрешают далекий голос. Он звучит так, словно тот, кто-то, все еще здесь, рядом. А вот чьи-то манипуляторы, они вынимают тельце из контейнера, прижимая к груди. Открывается небольшой слот, из него выползает гибкий шланг со штуцером на конце - и спарк хватает это подобие «соски», принимаясь жадно чмокать. Теплый энергон течет по трубочке, прямо в широко раскрытый ротик - эта жидкость такая сладкая! А тот, кто держит его, - поглаживает тонкие пластиночки брони, успокаивая. Наш малыш пока что не видит его лица, ведь он так занят – надо успеть поесть, он всегда голоден, а еды мало. Скоро трубочка опустеет, и вновь будет контейнер, и скользкие тельца братиков и сестричек, и их жадный, голодный писк…
«Старскрим!» – Звучит другой голос. Он более грубый и низкий, от него хочется трепетать… но он не родной. Это просто голос – другого. Крохотные окулярчики мигают, пытаясь рассмотреть хоть что-то. Но все, что он видит, - это песок и фрагменты брони того, кто его держит.
— Старскрим! Немедленно иди сюда!
— Да, мой господин… Только докормлю свою бэту…
«Старскрим».. так зовут это загадочное и самое-самое прекрасное на свете существо. «Старскрим». А еще у него есть другое имя – «дани». Это имя ему нравится куда больше. «Дани»… его дани. От него пахнет так приятно, он самый-самый лучший. Лучше нет никого…
— Мой маленький Старвэйв... Прости. Ты должен был родиться в другое время… – Дани гладит его, и прижимает к груди, и так не хочется, чтобы он отпускал его. Но энергон кончается, он вычмокивает последние капельки. А кушать хочется, это ужасно, и он пищит, отчаянно, цепляясь коготками за броню.
— Ну же, не плачь. Придет тот орн, когда нам не надо будет голодать, а энергона будет много-много…
И он затихает. Дани последний раз гладит его, и возвращает в контейнер. Другие малыши принимаются обнюхивать его – «счастливчик!» - и царапать, пытаясь найти и слизнуть хоть капельку нектара жизни. А дани уходит, потому что тот, другой, зовет его.
— Старскрим, пора.
— Слушаюсь, Повелитель.
………………………………..
…Воет ветер. Шуршит песок… Дани все нет и нет… малыш пищит, ему страшно. Вот наступает ночь, и мороз обрушивается на землю. Спарки сбиваются в кучку, пытаясь обогреть друг-друга. Раньше дани всегда грел их, вынимая из контейнера и пряча на своей груди. Но его нет, а холод так жесток! Он кусает броню, обжигает протоформу, от него хочется скулить… Плачут малыши, свернувшись калачиками, сплетя лапки. Так проходит первая ночь. За ней наступает вторая… И третья… Есть хочется все сильней, а силы уходят. Самые слабенькие сдаются первыми. Понемногу пищащих комочков становится все меньше и меньше… Он не понимает, что происходит - просто его братики и сестрички засыпают, один за другим, их броня становится блеклой и серой, они перестают двигаться и издавать звуки. Тепло их Искорок гаснет, уступая жаре и морозу.
«Жить!» — требует его собственная Искра.
«Энергооон!» — Требует крохотный процессор.
— Дааааниии… — Слабенький писк…
Шуршит песок, воют шакалы.
Маленький спарк лежит, обессилев. Нет энергии. В контейнере царит тишина. Никто не обнимает его, никто не зовет. Спят малыши вечным сном, посеребренные безразличной луной. Каким-то чутьем он понял, что остался один. Он уже предчувствует собственный сон. Лапки холодеют, оптика едва светится. Пытаясь спастись от мороза, он пытается как-то разгрести застывшие тельца, зарыться под них. Но он слишком слаб. Крохотные зачаточки крыльев за спиной обморожены и болят. Какое-то огромное животное, тяжело ступая, подошло к контейнеру, принюхиваясь. Корпус обдало теплом, малыш вздрогнул и заскулил, пытаясь дотянуться до источника тепла. Лапка царапнула что-то мягкое и податливое. Таинственное животное утробно фыркнуло – и сердито толкнуло контейнер. Металл заскрипел, подаваясь. Емкость накренилась – и упала на бок. Недвижные тельца личинок посыпались на землю, а вместе с ними – и он. Таинственный зверь поднял лапу – и наступил на них. Металл нежных корпусов с хрустом ломался. Громадный слон-одиночка мерно втаптывал мертвых детенышей в песок. Нашему крохотному герою повезло – он находился сверху кучки, и при падении откатился в сторону ото всех, инстинктивно забившись под обрывки тента. А зверь все ухал и ухал, тяжело топая, а ночь все тянулась. Становилось все холодней. Прорезиненный материал укутал спарка как в кокон, позволяя сохранить остатки тепла. Зверь ушел, наступила тишина.
Но как же страшно!!
— Дани… кушать! Даааанииии….
Луна неспешно двигается по черному черствому небу, - бледный, злой диск чужого спутника чужой планеты.

ГЛАВА 1.

— Смотри, слоны! Вон, да вон же, справа! Видишь? Группа, кажется, три самки и два детеныша? А вон там, в стороне, — огромный, это слон-вожак.
— Мне всегда казалось, что в группе слонов роль вожака играет самка. - Сьюзан перегнулась через борт джипа, пытаясь одновременно настроить бинокль и откинуть лезущие в лицо пряди непослушных волос. Получалось плохо - сильный ветер сводил усилия к нулю. Вдобавок абориген-проводник, исполняющий заодно роль водителя, явно предпочитал нормальной колее бездорожье, отчего машину нещадно трясло. Сьюзан мысленно проклинала эту затею - провести медовый месяц не где-нибудь в райском тихом уголке, а в самом сердце Намибии, среди пустыни, москитов и зверья. Вместо нормальной гостиницы - бунгало; вместо постели - нечто, напоминающее тростниковые матрасы; о ванне же и мечтать не приходилось. Зато Нэд пребывал в полном восторге.
Он вообще мало внимания уделял бытовым вопросам - ученый от бога, страстный любитель двух противоположных вещей - электронных технологий и природы, он вечно витал где-то в облаках. Когда зашла речь о свадебном путешествии, Нэд не раздумывал ни минуты. "Что? Путешествие? О, отлично! Дэн давно звал меня к себе в Намибию, давай махнем! Завтра же будут билеты! Ты только представь: дикая, нетронутая природа... Животные... Ты же знаешь, Дэн занимается вопросами зоопсихологии, консультирует и сотрудничает со многими зоопарками мира. Только представь, какую экскурсию он нам организует! Море впечатлений, гарантирую"
Нэд не обманул. Впечатлений действительно было море. Особенно сейчас, когда они четвертый час тряслись в насквозь пропыленном джипе по национальному парку, оказавшемуся чистой воды пустыней, высматривая издалека слонов и прочую живность. Нэд увлеченно (если не сказать восторженно) болтает с Дэном - высоким, смешливым парнем с по-детски наивным лицом, оказавшимся его одногруппником, в то время как сама Сьюзан сидит на заднем сиденье, и пытается в который раз справиться с распроклятым биноклем. Солнце печет, нос давно обгорел и противно ныл. Ах! Сейчас бы домой, поваляться в постельке, разобрать скопившиеся материалы, подготовить доклад... Так много дел!! А тут - слоны.
— Нэд, милый, нельзя гнать помедленнее?
— А? Что? Солнышко, нельзя - смотри, уж четыре часа, а мы еще и до места не добрались.
— До места? — Сьюзан чуть не задохнулась от возмущения. Столько времени - а они, оказывается, еще не доехали!
Фыркнув, она вновь приникла к биноклю. Быть может, удастся все же увидеть что-нибудь интересное?
— Хм... Дэн, а что это вон там за конструкции? Здесь был какой-то лагерь или гостиница?
— Где? — ученый среагировал мгновенно, обернувшись к Сьюзан.
— Вооон там, смотри! Какие-то развалины. — Девушка указала в сторону от дороги. Нэд с Дэном синхронно приникла к биноклям.
— Странно. Не припомню чтобы здесь было что-то подобное. Браконьеры? Да нет, непохоже... Эй, поворачиваем, туда. — Дэн одернул чернокожего водителя, направляя машину в сторону развалин. Джип чихнул, и, поднимая клубы пыли, понесся в сторону таинственного объекта.
Спустя двадцать минут все трое изумленно оглядывались, стоя посередине... Лагеря? Ржавый остов какой-то вышки, наваленные кучей железные балки, обрывки брезента... Все порядком припорошено песком, и затоптано живностью.
— Черт... Что это такое? — Дэн бродил средь развалин, озадаченно цокая языком. Была у него такая привычка.
— Похоже, здесь давно никого не было. — Нэд обошел кучу ржавья, и удивленно вскрикнул:
— Дэн! Ты только взгляни!!
— Что там? — Ученый и Сьюзан поспешили на зов и застыли в изумлении. На земле, смешанные с песком и камнями, раздавленные чем-то тяжелым, лежали маленькие тельца каких-то... существ? Длиной не более семидесяти сантиметров каждый, они лежали в беспорядке, раскинув лапки. Они явно были сделаны из металла, и тускло блестели в свете солнца. Рядом валялись опрокинутые бочки из-под каких-то химикатов.
— Бог мой... Это же детеныши! — Первым опомнился Нэд, нагибаясь над безжизненными тельцами и осматривая их. — Они мертвы.
— Слон. — Буркнул Дэн, приподнимая мордочку одного из существ.
— Что?
— Слон. Очевидно, они содержались в бочках. — Дэн толкнул ботинком одну из трухлявых емкостей. — Видишь следы? Видимо здесь побывали слоны. У них не было шансов.
— Да. Черт. Дэн, ты думаешь о том же, что и я?
— Безусловно. Так вот как они размножаются...
— Помнишь Элис?
— Еще бы не помнить... Судя по конструкции, эти малыши - из того же семейства.
— Да, похоже на то... — Нэд задумчиво приподнял маленький шлемик, заглянул в погасшую навек оптику. — Хм... Мне кажется, они погибли раньше, у них странный вид.
— Возможно… Знать бы, где взрослые.
— Полагаю, малыши медленно умирали от голода. Оглянись! Никаких следов кроме звериных. Сюда давно уже никто не приходил.
— Неужели бросили потомство?
— Думаю, не по своей воле. Вспомни ту бойню…
— Десептиконы?
— Посмотри вокруг! Те, кто оборудовал здесь лагерь, явно не хотели выдавать свое присутствие.
— Скорее напоминает лагерь клошаров. — Подала голос молчавшая до сих пор Сьюзан. Девушка стояла в отдалении, не решаясь подойти ближе, потирая ладонями предплечья.
— Что?
— Клошары. Нищие... Смотри! Здесь же негде ни укрыться, нет ничего... Вон брезент - видимо это был какой-то навес над малышами. И все! Те, кто обитали здесь, явно не страдали от избытка комфорта.
— Надо все осмотреть. — Нэд обошел тельца, стараясь не наступить на них. — Возможно, не все погибли.
— А с этими что делать? — Сьюзан поморщилась. Ей стало страшно. Было что-то неестественно ужасное в этом месте.
— Их надо похоронить. — Откликнулся Дэн, направляясь к машине, за проводником и за лопатой. Негр, ворча, выбирался из кабины.
— Давай, друг, не спи. Помоги-ка.
Нэд же невесть зачем подошел к брезенту, откидывая края полотнища. Струйки песка потекли на землю. В следующий миг чья-то лапка слабо царапнула по руке, послышалось шипение. Нэд вздрогнул.
— Эй, это что за дела? А ну-ка... — опустившись на колени, он заглянул под брезент... Там, из темноты, на него смотрели два красненьких уголька. Кто-то был там, кто-то очень маленький. Свет солнца проникал сквозь дыры в брезенте, отражаясь от металлических пластинок. Нэд попробовал протянуть вперед руку. Существо попыталось забиться дальше, и, раскрыв "клювик" рта, зашипело как кипящий чайничек. Однако от ученого не ускользнуло то, с каким трудом малыш двигался.
— Ну же, маленький, не бойся. Как же ты выжил здесь? Иди сюда, все хорошо... — Бормотал Нэд, вновь протягивал руки, пытаясь взять малыша. Тот что-то сердито пропищал. Видимо, он был очень напуган.
— Что там, милый? — Сьюзан присела рядом с мужем, также заглядывая под брезент. — Ой! Что... Это?
— Не знаю. Малыш, такой же, как те...
— Осторожней! Он может быть опасен!
— Не думаю. Смотри, он совсем слабенький, и очень напуган.
Но Сьюзан схватила его за руку, останавливая.
— Нэд, опомнись! Что ты задумал???
— Погоди, Солнышко. Ну, иди же сюда, маленький, хороший... Сколько же ты сидел здесь? Храбрый малыш...
Существо застрекотало, и недоверчиво потянулось мордочкой к ладони.
— Вот, умница. Я не сделаю тебе больно. Иди сюда!
Тот вновь выдал "трель" и... обмяк "тряпочкой", очевидно, лишившись последних сил. Это решило все. Нэд распластался на животе, "выуживая" малыша из-под укрытия, и прижимая к груди.
— Сью, ты только взгляни, какой махонький... И он не похож на остальных. Видишь? Вот эти лопасти за его спиной... Кажется, это будут крылья?
— Брось его немедленно!!! Что ты будешь с ним делать? Мы же ничего о них не знаем!
— Вот именно. Разве это не шанс изучить их? К тому же, смотри...
Малыш вновь очнулся, и, попискивая, прижался к нему всем тельцем, обхватив лапками. Мордочка его тыкалась в рубашку ученого, словно пытаясь отыскать что-то. Странным образом крошечное создание напоминало птицу: широкая грудка, зачатки крыльев, лапки, согнутые подобно пернатым... Стальные коготки забавно цеплялись за ткань. Такой слабенький, беззащитный... Круглый шлемик, ротик, напоминающий клюв - но только напоминающий...
— Дани... Дани! — стрекот детеныша странным образом складывался в слова. Нэд улыбнулся.
— Сью, смотри: он говорит! Это невероятно!
Но девушка отчего-то не умилялась.
— Да, невероятно. Опомнись, родной! Он хочет есть! Чем и как ты собираешься его кормить?? Мы абсолютно не знаем, что это и как оно развивается. Я все понимаю, и твой интерес... Но что ты предлагаешь?
Нэд хитро улыбнулся:
— Ты, кажется, хотела завести малыша?
— Нэд!!! Да как ты можешь??? Я хотела... Нашего малыша!
— Теперь он - наш.
— Или она? Очнись! Неужели ты забыл то, что случилось тогда? Это десептикон! Не важно, маленький или нет - рано или поздно он станет большим! И он будет опасен! — возражала Сьюзан.
— Ты предлагаешь его бросить умирать? Как умерли вот эти?? — Нэд посмотрел на нее.
— Я предлагаю хоть ненадолго забыть о науке и наконец подумать о нас!!! Это свадебное путешествие, а не благотворительная миссия!
Малыш на руках Нэда обернулся на голос и испуганно задрожал.
— Сью. Не кричи. Ты его пугаешь. — Ученый ласково погладил теплую броню малыша. — Только представь, чего он натерпелся!!
— Я? Я пугаю????
— Что кричим? — Дэн возник позади Сью. — О, все-таки один выжил! Как интересно... Потрясающий экземпляр! Тебе повезло - кажется, это будущий летун... Хм. Он голоден.
— Вижу. Знать бы, что они едят.
— Подожди, старина. Я тут побродил и нашел интересные образцы... Ну-ка, давай посмотрим - быть может, что-то да относится к их рациону?
— О боже... — Сью села на песок.
— Так. Давай проверим. Ну-ка, крошка, смотри - вот это не кажется тебе вкусным? — Дэн подцепил из сумки на поясе какой-то фиолетовый кристаллик. Небольшой, всего грамм тридцать, - он мгновенно исчез в ротике малька.
— Ага. Я не ошибся. Теперь дело за малым - сделать анализ этого вещества, и можно жить!
Малыш оторвал от рубашки Нэда пуговицу и сунул в рот, чтобы тут же с негодованием выплюнуть.
— Знать бы еще, удастся ли это вещество получить...
— получим! Есть у меня ребята знакомые, толковые. А пока надо поискать - возможно, здесь есть еще кристаллы...
— Ох, Нэд. Во что мы ввязываемся?..
... Спустя полтора часа, похоронив погибших личинок и собрав оставшиеся кристаллы (всего не более восьмидесяти штук), ученые вместе с проводником наконец забирались в джип и двинулись в обратный путь. Нэд бережно принимал к себе крохотное - но довольно увесистое, надо сказать, существо. Последний, скушавший еще два кристаллика, так крепко вцепился в него лапками, что оторвать его от себя, кажется, не было никакой возможности. Ученый осторожно поглаживал гладкую броню существа, почесывая смешные выросты на спинке создания, отчего тот тихонько тарахтел, как довольный котенок. Теперь его можно было как следует рассмотреть. Сьюзен казалось, что он состоит целиком из металла, странно живого. Чешуйки брони прилегали друг к другу так плотно, а по ним струились ниточки голубых микросхем. Грудка у него была непропорционально широкой, а пальчики - на редкость цепкими. Мордашка же была абсолютно не похожей ни на что: с одной стороны, были и глазки, и ротик, и даже что-то, напоминавшее носик. А с другой, лицо лишь отдаленно напоминало человеческое. Глазки светились рубиновым светом, окаймленные подобием "век" - подвижных дуг, принимавших самое различное выражение. Шлем был круглым, с гладкими овальными выступами по бокам.
— Как же тебя зовут? — вслух проговорил Нэд, продолжая почесывать махонькие крылышки.
Словно в ответ, малек оторвал мордашку от груди и взглянул своей дивной оптикой Нэду в глаза.
— Старвэйв... — не то чириканье, не то скрип сложились в слова.
…Всю дорогу до города Старвейв пребывал в подзарядке, - а, говоря человеческим языком, спал без задних лапок. Двух кристалликов энергона для истощенных систем хватило, чтобы наконец-то спокойно отключиться, восстанавливая силы. По правде сказать, он очень устал. Так устал, что даже эти странные, ни на что похожие существа, что окружали его, не могли помешать ему отдохнуть. Странно, - первый страх, что он пережил, когда увидел их, отступил куда-то. И, хотя Искра его все еще призывала дани, что-то подсказывало ему, - опасность более не угрожает. Чьи-то мягкие манипуляторы обнимали его, топливная система переваривала энергон, а голоса звучали убаюкивающее. Ему снился дани. Словно он снова был с ним, и улыбался, его когти почесывали крохотные крылышки.

«Не бойся» — Говорил ему дани. — «Все будет хорошо, мой маленький. Ты обязательно будешь летать».
Дани был так близко, и такой настоящий, что Старвейв поверил, что так и есть, что он – с ним, и это он, он пришел, наконец...
Но дани покачал головой.
«Нет, малыш, я далеко теперь! Очень, очень далеко – но я все равно рядом. Я буду с тобой, пока ты не станешь взрослым»
Старвейв потянулся к нему - но его лапки прошли сквозь воздух.
Дани исчез. Дани был не настоящий…
— Сквиииииииирк… — Разочарование было таким сильным, что малыш проснулся – и заплакал, грустно чирикая. — Сквииирк.. Сквиииииррк…
Рубашка Нэда мгновенно промокла насквозь. Из форсунок под оптикой существа брызгала струйками какая-то прозрачная жидкость. Отчетливо запахло спиртом.
— Сью, с ума сойти... ты только взгляни: да он же плачет!!
— Невероятно! Но почему? Ему больно? — Девушка склонилась к маленькому сикеру. Что-то внутри нее сжалось.
— Не знаю! Мне показалось, он спал, и вдруг – вот…
— Может, ему приснилось что-то страшное? — предположила Сью. — Ну, что ты, не плачь, вся хорошо… Нэд, дай его мне?
Девушка бережно взяла его у мужа, и принялась тихонько покачивать.
— Смотри, малыш, мы уже почти приехали, скоро будем дома… ну, не совсем дома, наш дом далеко, до него еще лететь и лететь, но тут мы сможем отдохнуть. Что же могло так расстроить тебя? Маленький, хороший…
Сью сама не заметила, как в ее речи появились нежные нотки. Да, это странное создание пугало ее. Оно - а, точнее, все-таки "он", если исходить из имени - выглядело необычно, вело себя странно, и не было похоже ни на что, ни на одного живого детеныша из зоосферы земли... И все-таки оно было всего лишь именно детенышем. И, похоже, остро нуждалось в помощи... Теперь Сью поняла, что имел в виду Нэд. Ну, разве оставишь такого? Это же настоящий птенец - разве что металлический. Вон как пищит и стрекочет, уже и ей своим спиртом всю блузку залил, бестолковый... А ведь он, похоже, действительно плачет. Ну и как его утешить?
Сью хотела что-то сказать, но не успела - малыш кажется, приметил в ее наплечной сумке кружку-термос. Пару раз всхлипнув, он подцепил ручку кружки цепкими коготками - почище любого карманника! - и выдернул ее, засунув наконечник в ротик, и сосредоточенно зачмокал с таким блаженным видом, что Сью невольно улыбнулась. Нет, это все-таки что-то невозможное!
"никому тебя не отдам"— шепнула девушка, почесывая бочка шлемика. Ее пальцы оставили светлые разводы на металле.
— Эй! Да ты весь грязный! Нэд, взгляни только. Ну, и как нам быть? Его хоть мыть можно? А если заржавеет?
— Автошампунь тебе в помощь. — Отозвался с переднего сиденья Дэн. — Не думаю, что эти создания боятся воды. Мелкий - он, конечно, более хрупкий. А вот одному его дальнему родственнику, насколько я слышал, и долгий отдых в глубинах океана не повредил.
— И все-таки... Дэн, как ты думаешь, почему их бросили?
— Их родители погибли. Это наиболее вероятно.
От этих сухих и неожиданно равнодушных слов Сьюзан поежилась.
Машину тряхнуло.
Малыш выронил кружку и вновь захныкал.
По и без того мокрой блузке что-то потекло.
— О, черт! Это еще что такое? - Сью подняла сикерлета на руках, и скептически поморщилась.
— Ну, он же как-никак поел, а обмен веществ у всех малышей - быстрый. — Хохотнул Нэд, принимая у нее детеныша. Тот чирикнул что-то, словно извиняясь, и беспомощно поджал "птичьи" лапки, пытаясь скрыть мокрое перепачканное отработанным топливом брюшко. — Да ладно, не переживай, малыш! Ты не виноват, все хорошо. Зато теперь твоя будущая "мама" приняла боевое крещение.
— Это уж точно. И, сдается мне, теперь нам всем надо будет срочно помыться!
Словно в подтверждение ее слов сикерлет на секунду замер... И настал черед Нэда принимать "боевое крещение".
...
Спустя полчаса, когда вещи были распакованы, а грязная одежда отправилась в корзину, вся троица дружно грелась в ванне. Правда, роль "ванны" играло нечто, напоминающее корыто, стоящее под обрешеченным навесом - но сейчас для двух усталых ученых и одного маленького сикерлета это было совсем не важно. После долгой дороги каждый радовался отдыху.
Стемнело, гомонили цикады и всякая мелочь, жара понемногу начала отступать. Скоро похолодает, а пока приятно, и можно понежиться вволю.
Висящий под крышей керосиновый фонарь отбрасывал блики на стены. Мошкара постукивала жесткими крылышками о стекло. Толстенькие гекконы шныряли меж прутьев решетки, охотясь за зазевавшимися мотыльками.
Нэд лениво облокотился о борта импровизированной "ванны", позволяя малышу устроиться у себя на животе. Сью сидела напротив, закутавшись в пену, с улыбкой наблюдая за мужем. Старвэйв - теперь они точно знали его имя - похоже, наконец, все же поверил в то, что ему ничто не угрожает, и теперь весело барахтался в воде, чирикая и брызгаясь. Крылышки на его спине, скорее похожие на лепестки, смешно топорщились, оптика блестела. Манипуляторы его казались непропорционально длинными, что не мешало ему ловко двигаться. Сейчас он барахтался по грудь в воде, "оседлав" Нэда, а тот, казалось, совершенно растаял. Этот малыш был таким смешным!
— Старвэйв... Ну-ка, иди сюда, мой хороший, дай тебе крылышки потру. — Сью протянула руки. Сикерлет с радостным чириканьем плюхнулся ей в объятия, и звонко чихнул. Девушка пере хватила его "под мышки", одновременно вытирая что-то, на поминающее слюнки с мордашки.
— Нэд, передай нам губку.
— Лови!
— А теперь давай будем отмываться. — Сью серьезно принялась оттирать губкой нежную броню малыша. Тот вдохновленно затарахтел на все лады, доверчиво жмурясь. Сью слушала это тарахтение, и сама таяла...
— Дорогой?
— Ауньки? — Отозвался тот, потягиваясь.
— Знаешь, похоже, я была не права.
— Ммм?
— Он такой хороший... Давай все же попробуем?
Нэд кивнул, одобрительно.
— Я рад, что ты поняла.
— Сью. — Чирикнул сикерлет, жмуря оптику и подставляя правое крылышко. — Сью. Сью!!
— Тут, тут я! — девушка пощекотала ноготком подбородочек малыша. — Ты уж прости, что я глупости говорила. Просто... Так вышло. Мы тебя никому не отдадим, маленький. Никому-никому.
— Сью!
— Вот именно. Так, а теперь левое крылышко. Вот, так лучше! Да ты у нас маленький красавчик! Интересно, твои родители... Какими они были?
Сикеренок опустил голову, оптика потускнела.
— Дани, дани... — Чирикнул он тихо.
— Дани - это мама?
— Дани Старскрим. Старскрим. — спарк повторил бесконечно дорогое ему имя. Дани был далеко, теперь рядом с ним эти существа. Он больше не голоден, ему тепло и хорошо. Но так, как с дани, не будет. Никогда...
Нэд понял, что сейчас будет новый град слез, и выбирался из ванны, доставая широкое полотенце:
— А ну-ка, иди сюда! Не думаю, что твой дани был бы рад видеть твои слезки. Не надо, не плачь; мой маленький, хороший. — Он закутал Старвэйва в полотенце, так, что снаружи остался только носик.
…Все было хорошо.
Пока не наступила ночь.
Нэда разбудил ветер. Они спали втроем на одной постели – если постелью можно было назвать пару расстеленных на полу соломенных матрасов. Вообще-то это было в порядке вещей – им, объездившим полмира в экспедициях, было не привыкать к спартанской обстановке. Сью, правда, тосковала по дому и некоторому комфорту, но это было скорее привычкой. Вот и вчера, ложась спать, она посетовала на то, что отдала бы миллион за мягкую кровать - но Нэд уверил ее, что до отъезда осталось совсем немного – не более чем пара дней. А, быть может, и раньше, если Дэн поможет им обменять билеты на более ранний рейс. На что Сью ответила, что это было бы замечательно. Вот только как им провести малыша через границу? Нэд ответил, что Дэн обещал и об этом позаботиться. В конце концов, у него достаточно связей. Сью уснула, успокоенная ответом. Старвэйв также ушел на перезарядку, свернувшись клубочком между ними, прижавшись к нему теплым бочком. Вот странно – Нэд всегда думал, что эти создания должны быть холодными. Металл все-таки… оказалось, он ошибался. Температура корпуса малыша была лишь немного ниже, чем его собственная, а пластины брони – почти мягкими. Возможно, причина была в том, что он еще слишком мал?
И все же на душе было тревожно. Ученый ворочался полночи, рассеянно глядя в темноту. За стеной бунгало поднимался ветер. Близился сезон дождей, и погода стремительно менялась. Шквалистые порывы сотрясали хлипкое, в сравнении с каменными крепостями мегаполиса, строение. Нэд поправил антимоскитный полог и натянул одеяло. Все-таки, хорошо, что они успели забрать малыша до того, как погода переменилась. Буря, а затем проливной дождь не оставили бы ему и шанса.
Наконец, сон мягко толкнул ученого в пустоту… впрочем, ненадолго.
Сперва Нэд не понял, что именно разбудило его. Под черепом словно стучали молотки – верный признак перемены давления. Ветер завывал все яростней, по крыше забарабанила первая дробь. Где-то в ночи затрещало дерево, устав сопротивляться порывам.
Знать бы, сколько сейчас времени? Надо бы нашарить часы, где-то здесь были. Под подушку он их сунул, что ли?..
Рука ученого ненароком задела металлический бочек… и тут же отпрянула. Броня… она здорово раскалилась. Ну точно электрическая плита! Откинув одеяло, Нэд провел ладонью по корпусу малыша. Тот не отзывался, лишь было слышно, как напряженно шумит его вент-система.
— Эй! Старвэйв! Ты слышишь меня, маленький?
Но тот лишь жалобно пискнул в ответ. Оптика его была совсем тусклой, а вот корпус становился все горячей и горячей. Что-то было не так, очень не так…
— Сью! Проснись! — Нэд потряс жену за плечо.
— А? Что такое? — Девушка обернулась, потирая глаза. — Ночь на дворе…
— Старвэйву плохо.
— Что? — Она тут же села, и коснулась сикерлета. — Ой! Он совсем горячий! Что с ним?
— Да откуда мне знать?
— Возможно, он заболел? Хотя кто их знает, болеют ли они вообще…Я же все меряю на людей! Нэдди, что же делать?
— Так, для начала – принеси холодной воды. Только быстро! — произнес Нэд. — Попробую охладить его, пока у него процессор… или микросхемы… ну в общем, пока у него что-либо не поплавилось. А я пока позвоню Дэну.
— Дэн, Дэн! Только и слышу от тебя!
— А у меня есть выбор? Кому мне еще звонить??? — возразил Нэд.
— Ладно, делай, как знаешь…
— Дай мне телефон.
— Под подушкой. Где и часы. — Сью кивнула в сторону их «постели».
— Ах черт… точно, спасибо. Алло! Дэн! Да, знаю я, что ночь! Да не ворчи, тут это… вот… Мелкому плохо. Да фиг его знает! Горячий, и пыхтит как паровоз… Что? Да откуда не знать! Вечером все нормально было. Нет, не плачет, лежит, как сломанная кукла. Нет, не шевелится, пищит иногда. Сейчас буду его водой обтирать, не знаю, кажется, что-то серьезное. Будь он обычным ребенком, я бы знал, что делать. А тут… Понятия не имею, как он устроен и где у них что! Не надо сравнивать его с «Доджем», тут черт-те знает что… Ага. Ел, да, один кристаллик перед сном. Нет, не тошнило… Черт! Ты как в воду глядел. Его вырвало. Гадостью какой-то, кажется, масло… Прямо на подушку. Не знаю. Жду!
— Ну, что? — Сью вернулась, неся полный тазик холодной воды, одновременно отбиваясь от насекомых. — Москиты, сволочи…
— Да откуда мне знать? Его стошнило. Если так можно это назвать… Давай воду. Вот так… Подними его. И зажги этот чертов фонарь!
Чиркнула зажигалка. Комната озарилась слабым светом. Язычок пламени в фонаре тускло мерцал, разгораясь.
— Черт. Точно, масло.
— Сквиии..
— Потерпи, маленький. Вот так. — Супруги опустили малыша в тазик, поливая корпус водой. Старвэйв выглядел на редкость скверно. Ему было жарко, датчики сигнализировали о перегреве. Перед оптикой плыло. Он вновь видел себя в той пустыне, слышал голоса братиков и сестер. Они вновь теребили его лапками, словно пытаясь растормошить. А еще были голоса. Успевшие стать знакомыми. Голоса звали его, что-то говорили ему. Они были полны тревоги. Что с ним? Почему ему так странно и плохо? В ротике так противно, топливная система бунтует, сигнализируя о нарушениях .в процессе переработки топлива… Хочется в офф, хочется отключиться. Песок такой горячий… Вокруг песок… И тот страшный зверь, он хочет растоптать его, он ухает и гудит, его колонноподобные ноги бьют о землю, - и почва дрожит, с6одрогаясь. Нужно бежать! Лететь! Прочь! Скорее! Но он не может лететь, он маленький, а зверь все ближе, вот-вот наступит на него, его силуэт заслоняет звезды… Звезды… Дани говорил что там – их дом… Где-то там, так далеко, среди этих светящихся точек… Они вращаются, их так много, искры, горят, песок, жарко, дани, зачем ты ушел? Отнеси меня к звездам…
— Черт, ну и буря! — Дверь отворилась, и в комнату ворвался Дэн. Серо-зеленый прорезиненный плащ топорщился, волосы торчали ежиком, под глазами виднелись синяки. — Льет как из ведра, дорогу размыло, хорошо, вы рядом, а так бы – не добраться. Ну, что тут стряслось?
— Сам погляди. — Нэд указал на распластавшегося в тазике сикерлета. Тот не подавал признаков жизни, - ну чисто «тряпочка».
— Ага. Так я и думал… Его топливная система еще совсем незрелая, и не может справиться с такой тяжелой едой.
— Да? Откуда такие предположения? — поинтересовался Нэд, глядя на друга.
— Не важно. Простое сопоставление факторов. — Отмахнулся тот, нагибаясь к Старвэйву и доставая какую-то емкость из висящей через плечо сумки. — Есть во что налить?
— Нэд, передай ему. — Произнесла Сью, протянув мужу походную кружку.
— Вот, держи.
— Очень хорошо. — Открыв бутыль, оказавшуюся увесистым термосом, тот налил в металлическую термо-кружку какой-то странный фосфорицирующий не то розовым, не то фиолетовым цветом напиток, и плотно закрыв крышку, протянул Сью. — Держи. Напои его.
— Что это??
— Энергон. Слабозаряженный, питательный. Думаю, это то, что ему требуется.
— Я конечно, попробую, но… — Девушка перехватила кружку и вложила носик поилки в рот Старвэйва. — Давай, маленький, пей…
Тот не отозвался.
— Так не пойдет. Он слишком слаб. Вот так… — Дэн одной рукой бережно перехватил сикерлета за подбородок, нажав куда-то, отчего «клювик» ротика открылся. Другой же рукой наклонил кружку, позволяя жидкости свободно капать на махонький серебристый язычок.
— А он не… подавится?
— Нет. На глоссе находится множество рецепторов. Сейчас подпрограммы активируются. Смотри!
И правда, спустя минуту после того, как первые капли попали в рот, Старвэйв словно очнулся. Сделав несколько движений, он проглотил первые капли… И, чирикнув, попытался потянуться к источнику энергии.
— Вот теперь дело пойдет на лад! — Улыбнулся Дэн. — Только держи его правильно, вот так. Теперь дай ему кружку. Я налил половину, этого достаточно, больше не надо, иначе его опять стошнит. Из-за длительной голодовки у него слабые системы, а кристаллический энергон – все же не совсем то, что нужно такому малышу. Это, скорее, был жест отчаяния. Вы же не станете грудничка кормить салом?
Словно в подтверждение его слов, Старвэйв присосался к кружке, делая все более уверенные глотки.
— Ты уверен, что теперь ему будет лучше? — С сомнением переспросила Сью. — Он все еще очень горячий!
— Несомненно. Но не сразу. Продолжай обтирать его, а потом – спать. Кормить по требованию.
— Хм… — Нэд нахмурился. Что-то показалось ему странным. — Дэн, ответь-ка на один вопрос. И откуда ты знаешь это? И энергон… Где ты достал его?
— Дружище, я ж тебе говорил: знакомые, вчера с ними связался, они прислали… скажем так, несколько образцов. Видишь ли, они работают с одной организацией, непосредственно занимающейся с этими созданиями. К счастью, один из филиалов не так далеко от нас. Они и предупредили, что может быть такая реакция, — ответил Дэн.
— М-да? Оригинально. — Хмыкнул Нэд. — Что еще они тебе рассказали?
— В двух словах: этот малыш – юный сикер. Сикеры - это разновидность расы трансформеров… В отличие от большинства, они в основном передвигаются по воздуху, принимая альтформы самолетов разных марок. Твой – еще пока совсем личинка.
— И как быстро они растут? — Обеспокоилась Сью, продолжая кормить Старвэйва.
— Могу тебя успокоить: сикеры взрослеют раньше, нежели большинство других видов. А, учитывая то, в каких условиях он был создан… сказать определенно не могу. Знаю лишь, что они очень сообразительные. В чем-то более чем люди. В общем, так, мой вам совет: не «светитесь» с ним особенно. Ему это не к чему. Нэд, мы с тобой знакомы еще со школы. Ты мой друг, и я обязан тебя предупредить. Старвэйв – будущий десептикон.
- Он - тот, кем захочет стать сам. - Буркнула Сью, гладя Старвэйва. - Что за привычка - вешать ярлыки..
- Да, конечно... Но я лишь предупредил. От осинки не родятся апельсинки. Он - десептикон от рождения. Рано или поздно, он БУДЕТ следовать заложенным в него программам.
- Да что ты такое говоришь! - Сью начала злиться. - Ты только взгляни на него!
- Типичное женское мышление. Маленькие все милые. ты на его оптику взгляни.
- Что ты хочешь этим?
Но Дэн лишь махнул рукой.

Пожаааааалуйста *О*

С нетерпением жду продолжения^^я плакаль

**

Спасибо за прекрасный фанф!!!
Вы очень талантливы в написании таких произведений..:)
Спасибо за продолжение (25-40),будет что почитать на выходных..)))
Удачи вам и всего самого наилучшего!..:3

Спасибо Вам

Спасибо Вам всем за теплые слова!!! Я стараюсь чтобы было инетресно, фанфик пишется дальше *^^* Спасибо огромное за поддержку!!!

**

Буду с нетерпением ждать продолжения....С:...
Всегда пожалуйста..и спасибо ещё раз за фанф!..:3

автор а прода

автор а прода скоро я скора плакать буду!Т_Т

бегаю кругами с

бегаю кругами с табличкой проду!!!!!!!!!!!!

потрясающе)

потрясающе)

Спасибо! *^^*

Спасибо! *^^* Скоро будут новые главы))

как приятно

как приятно читается, легко и безумно интересно. мне очень нравится, автор!

Спасибо Вам

Спасибо Вам огромное! очень-очень рада что нря!!!

Ха!

то-то я чувствую... вы что-то недоговаривали ;)

Спасибо

Спасибо огромное! *^_____^* Здесь будет полный вариант фанфика, без купюр *^_^*

с наилучшими пожеланиями!

как я рада видеть Вас и сдесь :))) Вас фанф - просто супер! никогда не устану это повторять!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Use <!--pagebreak--> to create page breaks.

Подробнее о форматировании